24 мая 2019 г.



23-24 мая 2019 года в Баку прошел Второй Международный Форум Кавказоведов на котором приняло участие свыше 230 ученых из разных стран мира. Организатором международного мероприятия выступил Институт Кавказоведения НАН Азербайджана. На форуме с докладами выступили свыше 60 зарубежных ученых и специалистов. По итогам мероприятия выйдет Сборник докладов.

На форуме выступили ученые и исследователи из Турции, России, США, Ирана Казахстана, Узбекистана, Украины, Грузии и др. стран. Мероприятие открыл президент НАНА, академик Акиф Ализаде, затем выступили вице-президент НАНА, академик Иса Габиббейли; академик-секретарь Отделения общественных наук НАНА, академик Наргиз Ахундова; директор Института Кавказоведения, член-корреспондент НАНА Муса Гасымлы и др. 


24 мая с докладом выступил старший научный сотрудник Института права и прав человека НАНА, директор Центра истории Кавказа Ризван Гусейнов. 



Ризван ГУСЕЙНОВ - старший научный работник Института права и прав человека НАН Азербайджана, доцент Отделения Кафедры ЮНЕСКО по компаративным исследованиям духовных традиций, специфики их культур и межрелигиозного диалога на Северном Кавказе.

Упоминания об истории одного из древнейших городов Кавказа – Дербента, встречаются во многих рукописях и архивных документах, однако малая их часть дает полное представление об удивительных фортификационных сооружениях, населении и особенностях этой местности.

Среди многочисленных рукописей, история города Дербента весьма точно изложена в труде XVII века «Джами ад-Дувал» турецкого историка Мюнеджжим-баши (Главный звездочёт – Р.Г.), включающая в себя отдельные главы из более древней арабской хроники XI века «Тарих Баб ал-Абваб». Этот средневековый труд полное имя автора, которого Ахмед Ибн Лютфуллах, приведен в книге известного советского востоковеда В. Ф. Минорского «История Ширвана и Дербенда X-XI веков»1. Вот что пишет В. Ф. Минорский в предисловии к своему труду: «Значение выдержек Тарих Баб ал-Абваб, приведённое в Джами ад-Дувал Мюнеджжим-баши возрастает при сравнении с компиляцией, известной под названием Дарбанд-нама (труд XVII века – Р.Г.), которая долгое время пользовалась известностью, как источник сведений о древностях Дербенда (ал-Баба) и Дагестана. Первый известный экземпляр Дарбанд-нама (исполненный малосведущими переводчиками), был преподнесён Петру I правителем Имам-Кули при занятии города в 1722 г. Первый хороший перевод на французский язык был сделан немецким востоковедом Ю. Клапротом в 1829 г., но гораздо большего внимания заслуживает труд о «Дарбанд-нама», опубликованный на английском языке Российской Академией наук в 1851 году. Автор его, Мирза А. Казем-Бек, был сам уроженцем Дербенда и внуком бывшего визира правителя Фатх-Али-хана… Существующие копии текста написаны или на азербайджано-тюркском языке или персидском. Они значительно отличаются друг от друга, по стилю и композиции… Казем-Бек нашёл некоторые параллели к своему тексту в «Персидском Табари» и в «Персидском Ибн А,саме»… арабский оригинал Ибн А,сама, найденный недавно в Турции, показывает, что персидский переводчик опустил немало эпизодов» [1. 21, 23].

Автор приводит сведения о царях Ширвана и о г. Дербенде: «Цари Ширвана назывались Ширваншахами. Первым из них, который правил Азербайджаном, Арменией, Арраном и Баб ал-абвабом (Дербенд) был Йазид бен Мазйад ал-Шайбани… В 270 г. х./883 р. х. (или 272/885) Халиф издал указ, по которому народу Дербенда жаловался доход от нефтяных источников и солеварен Бакинского района [1. 87]… Чтобы прояснить вопрос о торговле Дербенда приведём выдержку из Истахри: «Баб ал-абваб – приморский город. В середине его находится якорная стоянка для судов. Между этой стоянкой и морем, по обе стороны моря построены две стены, так что вход для судов узок и труден, а у выхода протянута цепь, и, таким образом, суда не могут выйти и войти без приказа. Названные стены построены из каменных глыб (скреплённых) свинцом. Баб ал-абваб стоит на Табаристанском море; он больше Ардебиля. У (жителей) много посевов, но мало плодов, кроме тех, что привозят сюда из разных областей… Из него вывозятся льняные одежды (ткани). Из (всех мест) Аррана, Армении, Азербайджана льняные ткани находятся только здесь. В ал-Бабе (выращивается) также шафран» [1. 168].

В историко-географическом труде X века «Мурудж ад-Дзахаб» (Россыпи золота) знаменитого арабского историка Мас,уди, мы находим единственное в своём роде систематическое описание Кавказа его городов и народов: «Город ал-Баб вал-Авбаб стоит на одном из отрогов (ша,аб) и построил его Кисра Ануширван между горой и Хазарским морем. Он воздвиг ту (известную) стену из самого моря, в которое оно вдаётся на 1 милю (примерно 1/3 фарсаха – Р.Г.); затем она тянется вдоль горы Кабх, по её вершинам, ущельям и долинам на расстоянии сорока фарсахов, прежде чем достигнет крепости, называемой Табарсаран. Через каждые три мили, в зависимости от дороги для которой служили ворота, Ануширван построил ворота. С внутренней стороны у каждых ворот он поселил отдельные племена, чтобы охранять ворота и примыкающую часть стены… Протяжённость горы Кабх вверх (и вниз), в длину и ширину два месяца (пути) и даже больше. Вокруг него живут народы, сосчитать которые может только Создатель [1. 188-189]… Когда Ануширван построил город, известный как ал-Баб, с его стенами, тянущимися на море, на суше и на горах, он поселил там различные народы, с их царями, которым он дал различные степени, отличив каждого царя особым именем… Среди царей, которых Ануширван назначил в этих местах и местностях, граничащих с исламскими землями в районе Барда,а был царь, называемый Ширван, царство которого в соответствии с его именем называлось Ширваншах…  Царём в настоящее время (но лишь один Бог всемогущ) является некий мусульманин по имени Мухаммад бен Йазид, который происходит от Бахрама Гура и сомнений в его родословной нет [1. 190-191]… Народ ал-Баба терпит много ущерба от царства Хайдак (Джидан), народ которого входит в состав земель хазарских царей. Столицей (последних) был город Самандар, лежащий на расстоянии восьми дней пути от ал-Баба. Он и сейчас населён народом из хазар; но, так как в ранние дни ислама он был завоёван Сулайманом (надо: Салманом) б. Раби,а ал-Бахили, управление (мулк) было перенесено оттуда в город Атил (или Итил), на расстоянии семи дней пути от Самандара. Атил, там, где хазарский царь, состоит из трёх частей, на которые его делит великая река (Волга), вытекающая из верхних частей тюркских земель» [1. 192-194].     

Известный турецкий географ и путешественник Эвлия Челеби в своём произведении XVII века «Книга путешествий – «Сеяхатнаме»»2 также даёт очень подробное описание древнего города-крепости Дербент. Э.Челеби отмечает, как его принял Дербентский хан: «Встретившись с ханом крепости, я передал ему послания Эриванского, Гилянского и Бакинского ханов. Для нас он отвел и приготовил великолепный дворец, находящийся у башни Кайтак-хан, на берегу моря, и позаботился о наших нуждах. Хан по имени Шефи- хан был восьмидесятилетним стариком, суетливым, вечно пьяным и изнеженным. Но в то же время он был человеком прозорливым, знатоком поэзии, каллиграфии и хорошим собеседником».

«Крепость построена на высоком холме и имеет пятиугольную форму. Хотя я не слишком много путешествовал, но на таком фундаменте столь прочного укрепления не видел. Способный инженер, понимающий назначение сооружения, построил эту крепость из трех фортов и укрепил ее крепкими трехрядными железными воротами. Один форт – это бастион с обрывом, обращенным на восток. Второй форт выходит в город. В стене, которая обращена к уязвимой стороне, имеется двое ворот. И еще двое крепких ворот открываются в нижнюю часть города. Одни из них называются Мискюрскими, так как они открываются на восток, в сторону нахие Мискюр. Выходящие из этих ворот [путники] со своими лошадьми и арбами направляются в крепость Шемаха. А из других ворот отправляются на юг, в сторону Кыпчакской степи, Крыма и Черкесии. Но в Дагестан на лошади с арбой не проедешь. В московскую крепость Терек, в Казань и в Кыпчакскую степь могут ходить простые арбы. Третий форт крепости расположен у моря, в ней особого благоустройства нет… Лошади и арбы купцов, прибывающих из Баку и Гиляна, в большом количестве стоят в этой отдельной крепости.

В этой стране по морю ходит множество судов, и потому эта мощная крепость очень важна. Вся крепость имеет квадратную форму и окружность в одиннадцать тысяч шестьдесят шагов. В ней семьдесят больших башен, и в каждой из них по одному медресе и по одной мечети для пришлых и [ремесленников] мюджерредов. Для светильников учащихся [медресе] привозят черную нефть из Баку.

Во всех стенах крепости насчитывается семь тысяч шестьдесят бойниц и зубцов. В темные ночи крепость освещают нефтяным маслом, ибо крепость имеет семь непримиримых врагов. Одни из них – это казаки Московии, которые прибывают каждый раз на судах и грабят окрестные нахие, но под самые стены крепости не подходят, потому что на берегу моря она имеет семьдесят пушек бал-емез. Все эти пушки османские, и от чистки и шлифовки они как зеркало отражают лица людей. Другим врагом являются османы и крымские и калмыцкие татары. Враги с юга – черкесы. С кыблы их врагом является дагестанский народ – кумыки. С востока врагом является Грузинская страна Теймураз-хана. Потому-то в этой крепости постоянно сидит стража, и в случае нападения разводится огонь для оповещения населения крепости».

Далее Э.Челеби отмечает: «Камни, заложенные в четырех стенах крепости, громадны, как туловище слона. Пятьдесят человек не смогут поднять и один из них, даже с помощью науки о перемещении тяжестей. Внутри крепости стоит до тысячи двухсот домов, крытых глиной. В южной части, у самой стены, стоит большой дворец – один из первых дворцов, построенных на земле Персии. К этому дворцу примыкает большая мечеть, минарет которой разрушен. Поблизости от этой мечети стоит красивая баня, построенная в стиле османского зодчества; но зодчий неизвестен. Около ворот Кайик-капы, выходящих на восток, расположены соборная мечеть Оздемир-заде Осман-паши, постоялые дворы и лавки. За стенами крепости имеется до тысячи домов, с трех ее сторон много садов и виноградников. Столовой для бедных нет. Много мечетей, ханов, бань и базаров. Население в основном занято [ремеслами] и зарабатывает на жизнь шелководством. Многие из кумыкского народа куют красивые кольчуги. Население – сунниты-шафииты.

Относительно святынь и достопримечательностей Дербента, турецкий автор отмечает: «Святыни Демиркапу (Дербента – Р.Г.). Омейядский халиф Йезид ибн Абд ал-Малик, рожденный от женщины по имени Атика, двинулся с многочисленным войском из Дамаска на иноземцев Демиркапу, развязал большую войну. Более семисот человек из его приближенных были убиты и похоронены за западной стеной Демиркапу, на кладбище в миле от города. На надгробных камнях почерками сулюс и куфи написаны их имена и дата смерти. Здесь имеется до семидесяти могил сподвижников Мухаммеда – авторов хадисов. Рассказывая об этом, аяны города испытывали гордость.

Из других святынь есть Джебель Эрбаин, или Гора сорока, [то есть] сорока гробниц выдающихся людей. И еще святыня Деде Коркут – великого султана. Ширванцы поклоняются этому султану». [2. 120-124].

В XVIII веке в связи с продвижением Российской империи на Кавказе, появился ряд трудов, описывающих регион, в то числе город Дербент. Весьма интересны в этом плане, труды русского офицера С.Д.Бурнашева (1743—1824) являвшегося представителем России при дворе грузинского царя Ираклия II, а также тайным агентом в обязанности, которого входило составление рапортов об Азербайджане, его политической значимости, правителях-ханах и их влиятельности. Важные сведения о Дербенте можно подчерпнуть из его книги «Описание областей Адребижанских в Персии и их политическое состояние, сделанное пребывающим при Его Высочестве царе Карталинском и Кахетинском Ираклии Темуразовиче Полковником и Кавалером Бурнашевым в Тифлисе в 1786»3, где в главе «Разделение владений Адребижанских», написано: «К теперешнему положению тех земель, которыя под именем Адребижан разумеются, начиная с севера, прилежит Грузия, то есть царства Карталинское и Кахетинское;  (хотя и оныя пред сим в числе земель Адребижанских почитались) от востока море Каспийское и провинция Гилян, от полудня область Арака, от запада Турециа» [3. 3].

Далее приводится подробное описание Дербентского ханства: «I. Владение Дербентское, хотя по положению своему и должно причитать к Дагестану; но как город Дербент за 450 лет завоёван Персианами и власть их при Шахе-Надире совершенно утвердилась, а управляющий ныне оным Фет-Али-хан* владеет в Адребижани городами Баку и Сальяном и многими селениями, то и почитается он в числе Ханов Адребижанских» [3. 3-4]. В сноске, данной в конце страницы, Бурнашев указывает: «Фет-Али-хан был урожденный Каракайдацкских Ханов Роду, владелец города Сальян, который предкам его дан от Шахов Персидских во владение».

Остановимся подробнее на кара-кайтагских владетелях, выходцах из Кайтага (Хайдак, Кахтан) – исторической области в Южном Дагестане, несколько севернее Дербента. Территория расселения кайтагцев, соответствующая современному Кайтагскому району Дагестана. Название Кайтаг, по мнению азербайджанского историка XIX века Аббаскули ага Бакиханова является производным от слова «Гаптаг», или, как минимум, оба слова являются одного происхождения. «Таг» (гора) вообще означает Дагестан: владение Шамхала с прибавкою геп (всё) называлось Гептаг, а владение Уцмия – с добавлением слова Кай, означающего на древнеперсидском языке «большой» и «высокий».   
                    
Таким образом, из вышеприведённого повествования Бурнашева следует, что в прежние времена Кайтаг и Дербент, которые ныне относят к Дагестану, входили в состав областей Адребижанских в Персии и были в своё время отвоёваны Персидскими Шахами у Хазарского каганата. Далее С.Бурнашев пишет: «Адербижанских владельцев разделять должно на самовластных и зависимых, а первых на могущих и маломощных. Дербентской или Куба-хан есть из числа могущих, почитают его довольно богатым, сила его собственная состоит в 3000 человек; но к предприятиям важным против своих соседей, призывает он как ближние Адербижанские ханы, как то: Нухинской, Ширванской и Шушинской, владельцев из Дагестана и приводцов бродяг Лезгинцев» [3. 4]

Итак, на основании вышеприведённого русского исторического документа становится ясно, что Фет-Али-хан был сильным и самодостаточным ханом, которому подчинялись  непосредственно Дербенд, Куба, Баку и Сальян и многие другие менее значительные места, в том числе Кайтакский уцмиат, так как он был из рода старинных Кара-кайтакских ханов (здесь кара означает большой – Р.Г.).

Об авторитете Фатали-хана Кубинского свидетельствует его письмо на имя российской императрицы Екатерине II, где он высказывает свое неудовольствие попытками самодержавия усилит влияние Ираклия II на азербайджанских ханов: «…в таком случае да благоволено было бы всевысочайшим ее величества указом повелеть, чтобы он (Ираклий II – Р.Г.) наместника своего из города Гянджи взял, с Иревана (Еревана – Р.Г.) денежных податей не требовал, удовольствовался бы принадлежащих ему Грузией и в Адырбайджанские дела впредь не мешался и разорвал с Ибрагим Джалил (Халил)-ханом свое дружество, не входил бы ни под каким предлогом в дела его».4

В другом важном сборнике документов - в «Актах, собранных Кавказской Археографической Комиссией» (АКАК), от 1807 года в «Отрывке из географического описания ботаника Ландеса»5 дано краткое упоминание о Дербенте: «Город имеет от близлежащих при нём гор хорошую ключевую воду; цитадель имеет для сбережения оной, большой каменный бассейн… Город с двух сторон окружён на 3 версты виноградниками и фруктовыми садами. После смерти владетеля Дербента и прочей большой части Ширванской области – Фетх-Али-хана, правление перешло к его старшему сыну Ахмеду, после смерти которого, владетелем стал Ших-Али-хан, 18-тилетний младший сын Фетх-Али-хана. Дербент или на персидском диалекте «запертые ворота» получил правильное сие имя, потому что город запирает проход возле моря». [5 (II), 779-780]

В ином документе из АКАК под названием «Отношение кн. Тормасова к д. т. с. Гурьеву, от 2-го августа 1810 года»5, приведены сведения о народах, проживающих в Дербенде: «В г. Дербенте жителей считается Мухаммеданского исповедания 3.947 душ Алиевой секты, Армян 56, Евреев 166 душ…». [5 (IV), 37]

Отметим, что еще с доисламского периода Дербент административно входил в Азербайджан в составе Сасанидской империи. На северной стене Дербента в одной из пехлевийских надписей VI века о возведении Дербентской крепости сказано: «Отсюда и вверх сделал Барзниш, hамаркар Адурбадагана», где «hамаркар Адурбадагана» переводится как «сборщик податей Азербайджана».6

Подведя итоги, следует отметить, что город Дербент являлся важным связующим звеном и центром большой политики ведущих держав разного исторического периода. На этой земле испокон веков жили и играли важную роль различные народы. Именно благодаря этому, Дербент сегодня является местом гармоничного сосуществования представителей различных народов и религий, который играют роль ворот в великом духовном обмене между Востоком и Западом.


Ссылки на источники:

  1.  В. Ф. Минорский «История Ширвана и Дербенда X-XI веков». Москва – 1963.
  2.  Эвлия Челеби – «Книга путешествий – сеяхатнаме». Москва, И. Наука – 1983.
  3.  «Описание областей Адребижанских в Персии и их политическое состояние, сделанное пребывающим при Его Высочестве царе Карталинском и Кахетинском Ираклии Темуразовиче Полковником и Кавалером Бурнашевым в Тифлисе в 1786». Курск – 1793.
  4. ЦГАДА. Ф. Персидские дела, д. 15, л. 123, 140.
  5.  Акты, собранные Кавказской Археографической Комиссией (АКАК), Тифлис - 1866-1904
  6.  Е.А. Пахомов. К истолкованию пехлевийских надписей Дербента. Изв. Азерб. научно-иссл. ин-та, т. I, в. 2. Баку, 1926




2 коммент.

Отличная работа! Цитаты - просто великолепные! Браво, Ризван Гусейнов! Благодарим Вас за Ваши бесценные научно-исследовательские работы.

Reply

Благодарю за поддержку, спасибо что читаете

Reply