16 апреля 2020 г.


Центр истории Кавказа
Аббас Исламов



ЧАСТЬ 14

В этом намерении убить султана и устроить кровавую бойню в столице Османской империи именно в священный для всех мусульман месяц Рамадан и во время массовой пятничной молитвы, отражался весь цинизм и кровожадный облик армянского терроризма. 

Как уже было отмечено, к началу ХХ столетия армянские партии воинствующего национализма и террористические организации развязали подлинную войну на территории Османской империи. Перед взором западного читателя практически непрерывным потоком проходила информация о жестоком терроре так называемых «армянских революционеров» в Турции, о коварных нападениях на города и деревни, во время которых беспощадно уничтожались сотни мирных жителей. Но временами на этом, уже ставшем привычном, фоне, продолжали поступать сообщения о чудовищных актах армянского террора в России, производившие эффект разорвавшейся бомбы. 

Так, например, в мае 1905 года в российском Закавказье, после множества покушений и убийств российских чиновников и представителей государственной власти, уже совершенных в 1903–1904 годах армянскими террористами организаций «Дашнакцутюн» и «Гнчак» (включая покушение на князя Г.С. Голицина – см. Часть 13),  произошла еще одна кровавая акция армянского терроризма, потрясщая российскую и мировую общественность – жестокое убийство бакинского губернатора, князя М.А. Накашидзе. Этот теракт широко освещался в американской печати, например, в газете «The San-Francisco Call», вышедшей 25 мая 1905 года:


«РУССКИЙ КНЯЗЬ УБИТ. Губернатор Баку и двое других убиты бомбой, брошенной в карету. ПОДОЗРЕВАЮТСЯ АРМЯНЕ. Преступление, как полагают, было делом рук революционного комитета. Ст.-Петербург, 25 мая. – Хотя подробности покушения на князя Накашидзе, губернатора Баку, не были получены, но существует мнение, что преступление являтся работой армянского революционного коммитета в отместку за позицию князя во время межнациональной войны между армянами и татарами прошлым февралем и не приписывается русским террористам, хотя последние в настоящее время очень активны во многих частях империи.  
Князь Накашидзе был популярен среди русского элемента на Кавказе. Он был высокодуховным человеком и несмотря на ненависть со стороны могущественного армянского революционного комитета, он относился с презрением к военной охране и появлялся на улицах без сопровождения. Он отказывался обращать внимание на предупреждения своих друзей».

Как было установлено следствием, террористической группой, состоявшей из членов организации «Дашнакцутюн» и совершившей убийство князя Накашидзе, руководил известный террорист Драстамат Канаян (по кличке Дро), который в эти годы участвовал в организации и осуществлении покушений на многих российских чиновников и государственных деятелей на Кавказе. Этот же Дро продолжил кровавую деятельность на территории Турции и Южного Кавказа, совершая массовые убийства мирного населения, а в годы Второй мировой войны активно сотрудничал с фашистским режимом гитлеровской Германии, в чине генерала, начальника Абвергруппы 114 (подготовка и проведение диверсионных операций), составленной из этнических армян. Сегодня фашистский прислужник Драстамат Канаян (Дро) объявлен национальныйм героем Армении. Ему ставятся памятники, пишутся книги, называются улицы, он ставится в пример армянской молодежи и на государственном уровне создан культ почитания Дро, а также другого террориста и фашистского палача Гарегина (Нжде) Тер-Арутюняна.

Но спустя всего несколько дней после атаки армянских террористов в Баку происходит еще более громкое событие, потрясшее весь цивилизованный мир – покушение на жизнь первого лица в правительстве Османской империи, султана Абдул-Гамида II. Длинная череда бесчисленных актов кровавого террора и насилия «армянских революционеров» (как их преподносила западная пресса), унесшая жизни десятков тысяч ни в чем не повинных мирных жителей турецкого государства никак не удовлетворяла целям и ожиданиям непримиримого экстремизма армянских националистов, стремившихся спровоцировать международный конфликт мирового масштаба. 

Организации экстремистов, получавшие, при активной поддержке ведущих христианских держав, непрерывные потоки материального, финансового и военного снабжения преследовали целью расчленение и разрушение Османской империи. Армянский террор был направлен на все слои турецкого общества и проявлялся повсюду – от бомбовых атак на улицах, рынках, нападений на банки, казармы и госучреждения, до покушения на жизнь первых лиц в правительстве. 

Весть о покушении на султана Абдул-Гамида II, которое было совершено 21 июля 1905, сразу же заполнила передовицы американских газет. Вот как об этом сообщала «The Evening Star», вышедшая 22 июля 1905 года:


«ПОПЫТКА УБИТЬ СУЛТАНА. БРОШЕННАЯ БОМБА НЕ ДОСТИГЛА НАМЕЧЕННОЙ ЖЕРТВЫ. Константинополь, 21 июля, через Софию, Болгария. – Бомба, которая должна была взорвать султана, не достигла своей цели и взорвалась на расстоянии около тридцати ярдов от его величества. Последний находился в это время на ступенях лестницы, ведущей из мечети. Паника мгновенно охватила окружение султана и придворные сановники бросились к нему и просили Абдул-Гамида оставаться в мечети. 
Султан, тем не менее, настаивал на продолжении движения, поднялся в свою карету, с несвоейтвенным ему спокойствием, и взяв вожжи сам направился во дворец Йылдыз под одобрительные возгласы восхищенных чиновников. 
Взрыв был слышен даже в отдаленном квартале Пера. Помимо солдат, находившихся вблизи, было убито несколько лошадей, кареты были разбиты в щепки, а окна павильона, зарезервированного для дипломатического корпуса, были выбиты. В павильоне, кроме других, находился У. Грант Смит, второй секретарь американского представительства, которого сопровождал капитан Смили армии Соединенных Штатов. Никто не пострадал, за исключением некоторых присутствующих, которые получили царапины от разлетавшегося стекла. Силой взрыва была также повреждена башня с часами во дворе мечети. 
Сразу же после отбытия султана отряд кавалеристов бросился вдоль по улице, параллельной мечети, откуда была брошена бомба, в надежде найти автора покушения, который все же пока еще не был обнаружен. Хотя бесчинство произошло в час дня, то факт, что жизнь его величества была подвергнута опасности, оставался неизвестным широкой общественности до позднего вечера, когда он вызвал всеобщее волнение, поскольку это был первый взрыв бомбы подобного характера, когда-либо имевший место в Константинополе. Большинство погибших были солдаты, стоявшие вдоль дороги возле мечети. Власти сильно встревожены и не могут объяснить, как преступник сумел пройти через кордон войск, которые всегда перегораживают дороги, ведущие к мечети, как только султан покидает дворец.

ПОКУШЕНИЕ НА ЖИЗНЬ СУЛТАНА. Министр Лейшман сообщает о положении дел в Государственный Департамент. Министр Лейшман из Константинополя сообщил в Департамент Штата, что вчера, во время проведения церемонии «селамлик», было совершно покушение на жизнь султана. Большая бомба была взорвана в тот момент, когда султан выходил из мечети. Султан избежал ранений и сразу же в обычной манере отправился обратно во дворец. От тридцати до сорока человек было убито или ранено и несколько карет разбито. Организаторы бесчинства все еще не обнаружены».

Но в подобных случаях наибольшее впечатление на американского читателя производили свидетельства соотечественников, оказавшихся в непосредственной близости от места происшествия и своими глазами видевших кровавые последствия бомбовой атаки армянских террористов. В качестве примера можно привести публикацию в газете «The Spokane Press» 29 августа 1905 года:


«БОМБА МОГЛА УБИТЬ АМЕРИКАНСКУЮ ДЕВУШКУ ТАКЖЕ КАК И СУЛТАНА. ЦИНЦИННАТИ, 29 августа. – Трое жителей Цинциннати едва не лишились жизни во время недавнего покушения с динамитом на султана Турции Абдул-Гамида. Это были профессор Томас Нортон с супругой и госпожа Хелен Моррисон, дочь Томаса Моррисона, богатого упаковщика свинины и попечителя Южной железной дороги. 
Они едва избежали смерти, а их карета, лошадь и кучер были разорваны на куски. Они вышли из своей кареты за мгновение до того как динамитная бомба была брошена в султана и были так близки к месту покушения, что одна нога лошади упала прямо на ноги госпожи Моррисон. 
Профессор Нортон с супругой и госпожа Моррисон находятся в Константинополе и были там во время покушения 21 июля. Профессор Нортон возглавлял кафедру химии в Цинциннати и был консулом США в Харпуте, в Турции, но недавно был назначен консулом США в Смирне, в Малой Азии. Новости о чудесном спасении были сообщены в письмах, полученных только что Томасом Моррисоном от своей дочери и в письмах от госпожи Моррисон своим друзьям. 
Динамитная бомба была брошена, как только сутан вошел в мечеть, но взорвалась преждевременно. В результате султан спасся, но 20 или 30 сопровождавших его людей были убиты, было убито множество лошадей и разрушены кареты.  
Большая группа американцев собралась, чтобы присутствовать на процессии монарха. Они все спешились и находились так близко к султану, что если бы бомба достигла своей назначеной цели, они не смогли бы спастись. В письме своему отцу Томасу Моррисону госпожа Моррисон представила яркое словесное описание попытки покушения на жизнь султана Турции и сцен, которые последовали после метания бомбы. 
«Ужасное происшествие случилось посреди пути между дворцом и мечетью, которую султан посещает каждую пятницу для молитвы», пишет она, «и мы были на расстоянии всего в несколько футов от того места, где взорвалась бомба. Я ехала ко дворцу в карете Нортонов, чтобы увидеть процессию, но к счастью вышла из кареты. Султан вместе с придворными прошел мимо того места, где стояла я, когда раздался ужасный грохот и куски лошадей, карет и людей взлетели высоко в воздух. Бомба, предназначенная для султана, взорвалась раньше времени, убив множество служащих и ни в чем не повинных зрителей. Нога лошади, оторванная ниже колена, раздробленная и все ещё кровоточащая, упала у моих ног. Шок был ужасным. Я побежала к тому месту, где оставила свою карету и обнаружила, что лошадей, карету и кучера разнесло на атомы».  

Материалы расследования этого кровавого теракта еще раз подтвердили, что армянский терроризм, локомотивом которого стала национал-политическая партия «Дашнакцутюн», к началу ХХ столетия образовал обширную сеть террористических организаций, которая накрывала Турцию, страны Европы, Россию и Америку. Стало очевидным также, что партия «Дашнакцутюн», как организатор масштабного террора, преследовавшего целью разрушение турецкого государства, наладив тесное сотрудничество с националистическими и анархистскими организациями европейских стран и России, стала фактически основателем нового явления в истории – международного терроризма. При этом ресурсы и возможности террористических организаций этих стран активно использовались в интересах радикального армянского национализма. 

Стало известно, что план покушения на главу турецкой империи был принят на проходившем в 1904 г. в Софии собрании «Дашнакцутюн» и заключался он не только в том, чтобы соврешить бомбовую атаку на султана. В случае успешного покушения на Абдул-Гамида II должна была последовать бомбовая атака на дворец султана (Высокую Порту), мощные взрывы должны были также  произойти на мосту Галата, знаменитой Тюнели (фуникулёр в европейской части Стамбула, открытый в 1875 году), в Османском банке, иностранных посольствах, консульствах, министерствах и других важных государственных объектах. Иными словами террористами «ни в чем не повинного», «беззащитного» и «угнетенного» народа был запланирован не просто одиночный теракт, направленный персонально и только на султана. Планировалась очередная масштабная атака на турецкое государство, в которой убийство Абдул-Гамида II готовилось как стартовое событие обширного кровавого замысла, как сигнал для массированной террористической атаки с разрушительными взрывами в самых людных местах и густонаселенных кварталах турецкой столицы и большими жертвами среди мирного насления. Как и в случае с бомбовой атакой в 1896 году (захват Оттоманского Банка – см. Часть 6), армянский терроризм расчитывал на то, что, залив улицы Стамбула кровью и обратив в руины важнейшие объекты города, ему удастся спровоцировать жесткий ответ со стороны турецких властей – и это, в свою очередь, станет поводом для иностранной интервенции. 

В первые же дни расследования была установлена причастность к покушению на султана находившегося в Стамбуле подданного Бельгии по имени Эдвард Жорис, который был арестован на шестой день после теракта. Именно его показания предоставили впоследствии много сведений, позволивших в конечном итоге составить полную картину подготовки покушения, совершенного 21 июля 1906 года. Оказалось, что Э. Жорис был членом организации фламандских националистов и анархистом по идеологическим убеждениям. До сближения с «Дашнакцутюн» он долгое время состоял в Бельгийской Рабочей Партии (БРП) которая также пропагандировала террор, как один из методов борьбы за права рабочих и начиная с 1874 года уже провела десятки терактов в Европе. Он также был членом организации анархистов в Антверпене. 

Склонность Жориса к террору, а так же его близкие отношения с армянским террористом Врам Киндиряном (названные в следственных материалах «очень интимными»), способствовали сближению фламандского националиста с ячейкой так называемых «армянских революционеров», действовавшей в Европе. Жорис был представлен этой ячейке своим другом Киндиряном незадолго до упомянутого собрания «Дашнакцутюн» в Софии в 1904 году, на котором был одобрен план заговора по подготовке террористической атаки на город Стамбул и главу турецкого правительства. С этого времени началось его сотрудничество с группой армянских террористов, которой было поручено подготовка покушения на султана Абдул-Хамида II и которую возглавил один из основателей партии «Дашнакцутюн», ярый сторонник террора и насилия Христафор Микаелян. 

Ядро группы, в которую входил Жорис, состояло из 11 человек, но в целом в заговоре участвовало около 40 человек, среди который были и женщины – например, жена Эдварда Жориса Анна Нелленс и российская подданная, родом из Тифлиса, террористка София Огаджанян, она же Рубина Арешян, она же Надежда Даталян, она же Рубина Файн, она же Ребекка (бытовало мнение, что она была дочерью Христофора Микаеляна). Вместе с ней, начиная с 1904 года, под видом семейства российских евреев, Христофор Микаелян неоднократно посещал Стамбул по поддельным паспортам, изготовленным в России на имена Самуила и Рубины Файн.  


Роль Эдварда Жориса в готовившемся теракте была довольно весомой, поскольку при его содействии было налажено изготовление «адских машин» (динамитных бомб) нового типа, взрыв которых производился с помощью часового механизма – в отличии от взрывных устройств ударной детонации, применявшихся ранее армянскими террористами. Он принимал участие в организации доставки из Вены в Стамбул специальной кареты с резиновым покрытием колёс (для уменьшения вибрации при перевозке взрывных устройств) и увеличенным багажным отсеком для размещения огромной бомбы. Он признался, что участвовал в организации перевозки из Болгарии и Греции 140 килограммов взрывчатого вещества мелинита, которое привозили в Стамбул небольшими партиями в упаковках по 1 кг болгарские и греческие моряки. В показаниях Э. Жориса отмечалось также, что в течении всего периода подготовки теракта (более года) он и его жена получали оплату от армянских террористов.  

В самом начале марта 1905 года в руководстве группы, готовившей бомбовую атаку на Стамбул, произошли изменения. Пожелавший лично тестировать образцы изготовленных бомб, основатель национал-политической партии «Дашнакцутюн», апологет террора и насилия, руководитель группы террорист Христофор Микаелян прибыл в Болгарию в сопровождении Врама Киндиряна. Мастерская по изготовлению бомб находилась в горной местности в небольшой болгарской деревушке Сабляр, где к их прибытию уже было приготовлено несколько «адских машин», одну из которых Микаелян и Киндирян решили испытать в действии. Точно неизвестно, что именно случилось во время испытания, но 1 марта 1905 года определенно произошла материализация поговорки «не рой яму другому» – бомба взорвалась в руках у террористов, убив и Христофора Микаеляна и Врама Киндиряна. 

Утрата главаря и его ассистента была тяжелым ударом для дашнаков, но поскольку основные моменты в подготове теракта уже были разработаны, а время ежегодного традиционного торжества, во время которого планировалось устроить взрыв, уже было близко – заговор был продолжен под коллективным управлением террористов, входивших в руководящую группу. Дальнейшую работу возглавили Константин Кабулян (он же Сафо, он же Липа Рипс), Рубина (Софи) Арешян и Зарех Хачикян. Личность Зареха заслуживает внимание тем, что он был участником захвата Оттоманского Банка в 1896 году (см. Армянский террор в газетных архивах США – Часть 6). На совести этого армянского метателя бомб в Стамбуле было убийство десятков ни в чем не повинных мирных жителей. Зарех был одним из тех террористов, которых Франция спасла от правосудия, укрыв на своей территории и отказавшись выдать их турецким властям. Уйдя, таким образом, от справедливого наказания, он продолжил террористическую деятельность, участвуя в подготовке новых атак на турецкое государство и мирное население и вновь появился в Турции с поддельными документами. 

Жестокое коварство и бесчеловечность готовившегося покушения заключалось в том, что его предполагалось осущестить во время ежегодного массового мероприятия, который проводился в середине месяца Рамадан, во время пятничной молитвы и носил название «селямлик». Во время этого общенационального торжества султан, завершив пятничную молитву, выходил к народу, привествуя и благославляя его именем Всевышнего. В этот момент и должно было произойти покушение, которое, в случае успеха, послужило бы сигналом для развертывания бомбовой атаки на Стамбул. В этом намерении устроить кровавую бойню в столице Османской империи именно в священный для всех мусульман месяц Рамадан и во время массовой пятничной молитвы, отражался весь цинизм и кровожадный облик армянского терроризма. 


Некоторые технические детали готовившегося теракта подтверждают, что его целью был не только глава турецкого правительства. Создатели «адской машины» расчитывали на то, что взрыв бомбы в гуще многотысячной толпы должен был (помимо смерти султана) привести к массовой гибели людей, о чем свидетельствует тот факт, что взрывное устройство, весившее более 80 (!) кг было начинено 20 килограммами поражающих элементов – гвоздями, болтами, кусками железа. Напомним, что в результате взрыва погибло 26 и было ранено 58 человек, а так же убито 20 лошадей. Большое число лошадей и экипажей на площади перед мечетью в известной степени спасло многие жизни, поскольку лошади и кареты оказались преградой на пути значительной части поражающих элементов бомбы. При этом справедливое Провидение покарало и Хачикяна, которого разорвало взрывом, устроенным им самим. 

Большинство террористов покинуло Турцию в тот же день, когда был совершен теракт, но около 20 непосредственных участников заговора, включая Эдварда Жориса, удалось арестовать. После завершения следствия и судебного процесса они были приговорены к смертной казни. Многочисленные сообщения об этом сразу же появились в американской печати, как, например, в газетах «New-York Tribune» от 27 ноября и «The Gerald-Advance» от 22 декабря 1905 года:


New-York Tribune: «СУД ЗА ПОКУШЕНИЕ НА СУЛТАНА. Константинополь, 26 ноября. – Вчера здесь начался судебный процесс в отношении бельгийского гражданина по имени Жорис и пятнадцати армян по обвинению в соучастии в покушении на жизнь султана 21 июля. Одновременно проходит суд над шестнадцатью другими армянами в связи с недавним обнаружением бомб и взрывчатых веществ». 
  
The Gerald-Advance: «13 ПРИГОВОРЕНЫ К СМЕРТНОЙ КАЗНИ. Турция вершит правосудие в отношении людей, которые могли убить султана. Константинополь, 20 декабря. – Эдвард Жорис, бельгиец, и трое других, обвинявшиеся за соучастие в попытке покушения на жизнь султана прошедшим летом, были вчера приговорены местным судом к смертной казни. Другие сообщники были приговорены к пожизненной каторге, а десять человек, обвиняемых в таком же преступлении, но еще не арестованных, были приговорены к смерти».

Однако, несмотря на неопровержимые доказательства участия бельгийца в подготовке и осуществлении теракта, Бельгия, Британия, Франция и даже США, (признавая тот факт, что он был одним из организаторов покушения на султана Абдулхамида II), открыли интенсивную кампанию политического давления на правительство Турции с требованием освободить Эдварда Жориса и передать его бельгийской стороне. За освобождение анархиста и террориста Жориса парадоксальным образом выступила даже группа государственных деятелей Бельгии, которые в другое время считали его врагом общества. Они обратились с официальной петицией к Элис Рузвельт, старшей дочери Президента США Теодора Рузвельта, с просьбой, чтобы Президент лично присоединился к требованиям освободить преступника, причем сделал это непосредственно от имени Эдварда Жориса. Вот, например, как об этом сообщала американская газета «The Wahpeton times» в сообщении, ропубликованном 25 января 1906 года:


«ОБРАЩЕНИЕ К ГОСПОЖЕ ЭЛИС. Бельгийцы просят её спасти Эдварда Жориса. Антверпен, Бельгия, 23 января. – Комитет известных бельгийцев, созданный с целью добиться освобождения турецким правительством Эдварда Жориса, бельгийца, приговоренного к смертной казни судом в Константинополе по обвинению в покушении на жизнь султана в июле прошлого года, принял вчера решение отправить петицию госпоже Элис Рузвельт с просьбой заинтересовать Президента Рузвельта, с надеждой, что он лично вмешается в это дело от имени Жориса».


Это весьма показательный момент во всей истории с покушением на правителя Османской империи в 1905 году. Рвение западных стран добиться освобождения Э. Жориса никак не объясняется только тем, что он был гражданином Бельгии. Ведь он уже был известен в своей стране как террорист, анархист и активист воинствующего фламандского национализма, (которое доставляло много хлопот бельгийскому правительству), находившийся на учете в картотеке бельгийской полиции. Но почему-то вокруг этой одиозной личности, преступника, буквально пойманного на совершении кровавого преступления в Турции, вдруг была поднята шумная политическая возня. Причина этого явления была именно в том, что речь шла о Турции, в отношении которой использовалась любая провокация, даже организованный против турецкого правительства кровавый теракт – для того, чтобы оказывать на неё политическое давление. Что ожидало бы Жориса, соверши он подобное преступление в США? Наверняка, виселица. Причем там же, на американской земле. Ни о каком освобождении человека, руки которого оказались бы покрыты кровью десятков американских граждан, не могло бы быть и речи. И никакие протесты Бельгии и других европейских стран не спасли бы его от праведного гнева американцев… 

Следствием политического ажиотажа, созданного вокруг имени бельгийского террориста, стало то, что перед Рождеством, 22 декабря 1907 года, указом султана о великодушном помиловании, Эдвард Жорис был отпущен на свободу и вернулся на свою родину. В своих первых интервью относительно условий его содержания Жорис сказал бельгийским журналистам: «со мной обращались как с принцем». Он отметил, что никакого насилия в отношении него не примелялось, его хорошо кормили, содержали в просторном помещении, следили за его здоровьем, добавив при этом – «если бы я был в Бельгии, я был бы в кандалах». Он подтвердил, что все допросы следственной комиссии проводились в присутствии переводчика из бельгийского посольства. Но эти свидетельства  нисколько не помешали западной печати поднять очередную волну лживой пропаганды, в которой появились журналистские «перлы» о том, что Жорис на протяжении двух лет непрерывно подвергался жестоким пыткам, содержался в клетке, что из еды в течение дня он получал только кусок хлеба с водой и что его собирались закопать живьем.

Эти исторические сведения, зафиксированные в американской периодике, раскрывают не только тот очевидный факт, что в начале ХХ века турецкое государство находилось под тяжелейшим давлением армянского терроризма, но и то, насколько стратегия и планы террора, которым руководили армянские национал-политические партии, были ориентированы на поддержку и политические интересы европейских держав. Но на этом фоне внимание американской прессы и общественности привлекла также информация о том, что у некоторых из арестованных в Турции армянских террористов оказалось недавно полученное американское гражданство. При этом преступники, ссылаясь на свое американское гражданство, требовали защиты и покровительства со стороны США. Возмущение американской общественности по этому поводу нашло своё отражение в многочисленных публикациях, например, в газете «New-York Tribune», вышедшей 25 сентября 1905 года:


«АРМЯНСКИЕ ДЕЛА. Нью-Йорк, 25 сентября. – Решительно неприятно узнать о результатах расследования, проведенного Генеральным консулом Диккинсоном в отношении дел двух армян, Вартаняна и Афаряна, которые были недавно арестованы турецкими властями и которые обратились за американской защитой на том основании, что они являются гражданами Америки. Нам сообщили, что Вартанян признался господину Диккинсону, что он был уполномочен революционной организацией убить известного армянина, который был застрелен в Галате месяц назад и что Афарян был его сообщником. То есть он был преступником, совершившим преступление против закона, и он был революционером, участвующим в заговоре против государства, которому он был верен ранее, и стремился делать это под прикрытием государства, в которое он изъявил желание перевести своё гражданство. Если сообщенное признание – это правда, то этот человек является мерзавцем, заслуживающим самое суровое наказание и не достойным убежища под американским флагом. 
Но каково продолжение новостей о Вартаняне и Афаряне! Следует напомнить, что российское государство конфисковало армянскую церковь и имущество школ на том основании, что они были использованы для поддержки революционных происков. Это армяне искренне и, мы рады предположить, правдиво отрицают. Но вот вам армянское свидетельство того, что революционные заговоры существуют не только в турецкой Армении, но что теперь армянские революционеры прибыли даже в Америку, чтобы перекраситься в мнимое американское гражданство и затем, пользуясь его силой и рассчитывая на его защиту, вернуться в Турцию и продолжать свои революционные заговоры и убийства. Это просто отвратительно. Америка никогда не отказывала в сочувствии угнетенным. Она всегда предлагала им убежище и защищала их под своим флагом во всех частях света. Но она не собирается превращать свой флаг в ширму для сокрытия убийств, а свое гражданство – в попустительство для совершения преступлений. 
Если армяне хотят прибывать сюда для освобождения от притеснений в Турции – они могут это сделать, и они будут в безопасности пока находятся здесь; или если они захотят вновь выехать за границу и даже посетить их старое местожительства, они все еще будут иметь американское покровительство до тех пор, пока будут вести себя правильно. Но они не должны ожидать, что американский флаг будет покрывать их во время их революционных заговоров в стране, с которой у нас мирные отношения и они не должны рассчитывать на американское гражданство, как на привилегию для совершения убийств».

Это замечательное мнение журналиста «New-York Tribune», несомненно, отражало восприятие возникшей проблемы большинством американцев, но к сожалению, ему не суждено было принять формы серьезного политического барьера на пути уже разросшегося и вышедшего на широкое международное пространство монстра армянского терроризма. О том, что заговорщики, убийцы и провокаторы продолжали активно использовать в качестве безопасного логова территорию США, где они могли спасаться от турецкого правосудия и разрабатывать планы новых кровавых акций (включая новые покушения на султана), свидетельствует множество публикаций на страницах американской печати начала ХХ века. В качестве примера можно привести сообщение, опубликованное в газете «The Evening Star» 23 февраля 1906 года:


«ПРЕДПОЛАГАЕМЫЙ ЗАГОВОР С ЦЕЛЬЮ УБИЙСТВА СУЛТАНА.  Обнаружение бомб и оружия – американские связи. Специальная телеграмма в «The Star». КОНСТАНТИНОПОЛЬ, 23 февраля. – Полиция сделала несколько важных находок в Скутари (Искутар, район в Стамбуле – А.И.). Они нашли много бомб и оружия и также манифесты, призывающие к покушению на султана. Несколько армян было арестовано и при этом имеются признаки, что заговорщики имеют американские связи». 

Несмотря на уже достигнутые к началу ХХ века масштабы, армянский терроризм продолжал развиваться, потрясая кровавыми акциями не только турецкое государство, но и многие другие страны, включая Америку, газетные архивы которой сохранили бесчисленные свидетельства совершенных преступлений.


Продолжение следует.

Комментарии: