25 ноября 2019 г.



caucasianhistory.info

Способность оказывать политическое и террористическое давление одновременно на две крупнейшие мировые державы – царскую Россию и Османскую империю – свидетельствует о том, каких огромных масштабов достиг к этому времени армянский экстремизм и какую угрозу представляла его агрессия странам региона.


Центр истории Кавказа,
Аббас Исламов


Часть 12

Несмотря на то, что в 1903 году внимание духовного и политического руководства армянского национализма было в значительной степени занято религиозным и политическим противостоянием с российским правительством, это ни в коей мере не повлияло на дальнейшее развитие вооруженного террора против турецкого государства.

На фоне столкновений с представителями российских властей в Нахичевани, Гяндже, Карабахе, Тифлисе и Баку, руководство армянских террористических организаций, базировавшееся здесь же на Южном Кавказе, подготавливало и осуществляло вооруженные рейды для проведения кровавых диверсий на территории Османской империи. Способность оказывать политическое и террористическое давление одновременно на две крупнейшие мировые державы – царскую Россию и Османскую империю – свидетельствует о том, каких огромных масштабов достиг к этому времени армянский экстремизм и какую угрозу представляла его агрессия странам региона.

Наряду  с репортажами о затяжном конфликте российского правительства с армянской церковью, американская пресса освещала также и события, связанные с вооруженными вторжениями армянских банд на территорию Турции из пограничных обастей российской империи. В качестве примера можно привести сообщение в газете «The Bee» от 14 мая 1903 года:


«Армянская активность. Константинополль, 13 мая. – Армянские революционные банды вторглись в провинции Баязид и Сасун, Армения, из России».

В таких кратких сообщениях не говорилось о внешнем виде и боевом потенциале банд армянских сепаратистов, которые за десятителие до начала Первой мировой войны уже осуществляли самые настоящие акты интервенции, совершая извне  вооруженные вторжения на территорию Турции. Однако, о том, что представляли из себя эти вооруженные формирования армянских «революционеров», терроризировавших турецкое государство в самом начале ХХ столетия, можно судить по тем изображениям, которые оставили террористы, обожавшие позировать перед фотокамерами во всем богатстве своего вооружения.

Руководство армянских банд, приглашавшее фотографов, чтобы запечатлеть свои отряды для памятных альбомов «Дашнакцутюн» и «Гнчак», оставило архив наглядного свидетельства о том, что атака армянского национализма на мирное население и государственные устои Турции на рубеже XIXXX вв., была хорошо подготовленной военно-политической агрессией. Вооружение и экипировка бандитов не оставляет никаких сомнений – подобное оснащение возможно только при обильном финансировании и налаженном материальном обеспечении. Анализ подобных фотоматериалов однозначно свидетельствует о том, что все бандиты были экипированы в соответствии с твердо установленным стандартом вооружения – все они были вооружены многозарядными винтовками, револьверами и пистолетами, а также холожным оружием (кинжалами).


Бандиты носили на себе обильный запас патронов, как для винтовок, так и для револьверов, а также были вооружены гранатами как армейского образца (производства европейских стран) так и самодельными бомбами. Боевой потенциал армянских бандформирований, совершавших кровавые рейды на турецкой территории, был не только сопоставим с потенциалом регулярных армейскими подразделений России и Турции, но даже превосходил их разнообразием и обилием индивидуального боекомплекта. Установленный стандарт вооружения для тысяч бандитов является также свидетельством наличия централизованного руководства и хорошо развитой структуры управления. Эти наглядные и неопровержимые факты уничтожают мифы о «бедствующем» и «стенающем в нужде» армяно-хайском населении Османской империи, которое якобы из-за «нищеты и лишений» устраивало стихийные восстания.

Несмотря на то, что подобные рейды организовывались зачастую с территории российской империи, российские власти в этот период времени (на фоне конфликта с армянским сообществом России – см. Часть 11) также принимали участие в предотвращении вторжения банд армянских националистов на территорию Турции. Сообщения об этих действиях нередко появлялись на страницах американской печати, как, например, в репортаже, опубликованном в газете «The Evening Statesman» 15 сентября 1903 года:


«Армянские нарушители арестованы. Санкт-Петербург, 15 сентября. – Российские солдаты захватили 40 армян, вооруженных 13 скорострельными винтовками, восемью бомбами и большим количеством динамита, при попытке вторгнуться в Турцию, предположительно, чтобы начать армянское восстание». 

Однако, в 1903 году произошло событие, которое на некоторое время затмило в американской прессе прочие сообщения о враждебной деятельости армянских «революционных организаций» против турецкого государства. Армянский экстремизм привлек внимание не только американских, но и мировых информационных агентств вспышкой насилия в своих собственных рядах, когда одно из наиболее воинственных армянских террористических организаций «Гнчак» принялась за истребление своих лидеров и активистов. В октябре 1903 года, среди бела дня, в Лондоне, где под крылом и покровительством Великобритании обосновалась штаб-квартира этой организации, был убит глава «Гнчак» Сагател Сагуни. Резонансный характер убийства обуславливался во многом тем, что западная пресса, называвшая армянских террористов «революционерами», нередко окружала их деятельность ореолом героизма – но расследование данного кровопролития, совершенного в столице Великобритании, позволило высветить для западного сообщества мрачную и жестокую сущность армянского экстремизма.

Информация о покушении на главу армянских националистов появилась на страницах пратически всех газетных изданий США, раскрывая перед массовым читателем сведения о том, что происшедшее на самом деле было казнью, совершенной по приговору радикального крыла террористов из той же организации «Гнчак». В качестве примера можно привести статью, опубликованную в газете «The Union Times» 30 октября 1903 года:


«ПРЕСТУПЛЕНИЕ ВЫЗВАЛО СЕНСАЦИЮ. Президент армянского революционного общества убит. Покушение совершено в Лондоне. Он входил в свою резиденцию, когда человек перебежал улицу и произвел подряд четыре выстрела, один из которых попал в область сердца. Лондон. 27 октября. – Сагател Сагуни, президент армянского революционного общества в Лондоне, был убит вчера, поздно вечером, в пригороде Нанхед. Преступление вызвало сенсацию, поскольку оно имело все признаки политического характера и ему предшествовали убийства других должностных лиц из ответвлений этой же организации на континенте.
Сагуни, вернувшийся в Англию только вчера после урегулирования дел в Швейцарии со своим сообщником, который недавно был ранен ударом ножа, входил в свою резиденцию, когда какой-то мужчина бросился через дорогу и сделал четыре выстрела подряд, причем последняя пуля попала в область сердца. Убийца, который оказался иностранцем, сбежал. Единственными ключами к личности этого человека, находящимися в распоряжении властей, являются фетровая шляпа и посеребренный револьвер, оба произведенные в Нью-Йорке, которые он обронил во время бегства.
Убитый был горным инженером, который стал богатым на Кавказе и послвятил все свои деньги армянскому делу. Его общество было полностью пассивным и выступало против насилия, и считается, что это отношение вдохновило продвинутую часть армян с жаждой мести, причем последние утверждали, что общество Сагуни посвятило благотворительности фонды, которые было бы лучше применить для насильственных мер по защите  армянских претензий.
Сообщается, что Сагуни переехал в Англию из Нью-Йорка в начале 1902 года. Утверждается, что жизнь Сагуни была под угрозой по причине его участия в разоблачении, сделанного редактором бостонской газеты "Молодая Армения", после незаконного присвоения средств фракцией армянских революционеров. Эти люди, как утверждается, собрали $20 000 в Америке в 1902 году и положили эти деньги себе в карман, вместо того, чтобы продвигать пропаганду эмансипации армян, для которой они были предназначены.
Сагуни часто говорил о решимости передовых армянских революционеров уничтожить вождей пассивной части и по этой причине он всегда носил при себе револьвер и кинжал для самообороны. Выстрелы убийцы прошлым вчером были настолько быстрыми, что Сагуни успел достать свой револьвер только после третьего выстрела и когда он повернулся лицом к нападавшему, был произведен выстрел в область сердца Сагуни и он упал.
Находясь вчера в Дьепе, Франции, по пути в Англию, Сагуни думал, что его преследует человек, облик которого напоминает внешний вид убийцы, который по описанию был ростом около 170 см, примерно 30 лет, имел очень длинные черные волосы и черные усы с длинными спадающими концами. Мужчина был арестован возле Кингз-Родс, железнодорожной станции, по подозрению в том, что он террорист, но позже был освобожден.
Здесь заседал съезд армянских пассивистов, и было высказано предположение, что одна порочная фракция воспользовалсь этим, как благоприятной возможностью для устранения главных лидеров. Убийца был замечен ожидающим Сагуни на протяжении нескольких часов и он, очевидно, получал информацию о перемещениях последнего от двух сообщников. Незадолго до своей смерти Сагуни сказал своему другу, что не знает преследовавшего его человека, но его преследуют уже долгое время.
Друг Сагуни относит убийцу к «альфаристам» из общества «гнчакистов». Он добавил, что эта фракция во главе с человеком по имени Альфар, была изгнана из сообщества после раскола в 1885 году, когда было объявлено, что альфаристы являются оплаченными шпионами турецкого султана. В 1902 году была предпринята попытка примирения между фракциями общества гнчакистов, но большинство пришло к заключению, что всё, чего хотели добиться альфаристы – это взять под контроль общественную газету «Гнчак» с намерением запретить её издание. Вражда стала еще более острой, за которой последовало покушение на редактора Бостонского издания «Гнчак». Бывший редактор издательства «Гнчак» Назарбек был ранен альфаристом ножом на прошлой неделе в Лозанне, Швейцарии. Говорится, однако, что Назарбек не умер, хотя ранее сообщалось о том, что он убит. Местные гнчакисты говорят, что штаб-квартира альфаристов находится в Нью-Йорке».

Спустя всего несколько дней западная преса заполнилась сообщениями о новых покушениях и убийствах совершенных в Лондоне и организованных армянскими террористами против своих же бывших соратников. На этот раз покушение было совершено сразу на трёх активистов «Гнчак», двое из которых были убиты, а третий по чистой случайности остался в живых. Это кровопролитие в столице Британии было примечательно также тем, что убийца покончил с собой, когда понял, что не сможет уйти от преследования. Вот как это событие описыватеся в одной из американских газет, «The St. Paul Globe» от 5 ноября 1903 года:


«ТАЙНА ЛОНДОНСКОГО УБИЙЦЫ РАСКРЫТА. Террорист убил еще двух армян и затем совершил самоубийство. Лондон, 4 ноября. – Вслед за драматическим убийством Сагатела Сагуни, президента армянского революционного общества, в Лондоне, 26 октября, этим днем последовало убийство еще двух делегатов проходившего здесь армянского собрания. Самоубийство террориста, хотя он еще не был идентифицирован, дает хорошие основания предполагать, что он является также убийцей Сагуни.
Убийства были совершены в середине дня, вблизи армянской штаб-квартиры на Пекхем-Рай. Две жертвы были застрелены сзади с близкого расстояния. Убийца выстрелил дважды в третьего члена группы, но промахнулся, и затем попытался убежать. Увидев, что пути к спасению отрезаны, он достал другой револьвер и застрелил себя левой рукой. Это рассматривается как существенный факт, потому что убийца Сагуни тоже был левшой.
Имена убитых армян Аграм Григорян и Сигран Шмичиян, а имя их компаньона, который спасся, Рубен Гябирлиян. Предполагается, что личность террориста может остаться невыясненной, если только он раньше не попадал в руки полиции и тогда шрамы на лице могут помочь с легкостью идентифицировать его.
Член армянского революционного комитета сказал: «Убийца несомненно является армянином, но он не один из наших людей. Он выглядит, как человек из внутренних провинций». Серия преступлений, совершенных в негкогда спокойных пригородах, посеяла ужас среди армян, которые боятся покидать штабквартиру без защиты полиции».

Помимо информации об убийствах и покушениях армянских террористов друг на друга на европейском пространстве, в подобных публикациях неоднократно сообщалось о существовании руководящих центров армянского терроризма в США, в Нью-Йорке и Бостоне. Поэтому вполне закономерно, что кровавая вражда в рядах армянских террористических организаций перекинулась и на американский континент, что также нашло соответствующее отражение в американской прессе. Так, например, в первой декаде июля на страницах газет США появилась информация о покушении на редактора бостонской газеты гнчакистов Питера Курегяна. Одна из таких газет, «The Madison Daily Leader», вышедшая 9 июля 1903 года, сообщала:


«АРМЯНСКИЙ РЕДАКТОР ЗАСТРЕЛЕН. Бостон, 9 июля. – Питер Курегян, редактор армянской газеты в этом городе, был опасно ранен выстрелом своим земляком по имени Самвел Гюлезян, которого Курегян обвиняет в том, что тот является шпионом турецкого государства. Эту стрельбу в целом расценивают, как результат вражды между двумя армянскими фракциями, нежели как инцидент, в котором участвует турецкое государство».

Упомянутый редактор Курегян выжил после покушения, но поскольку крыло альфаристов организации «Гнчак» приговорило его к смерти, попытки были продолжены, предоставляя новые сенсационные материалы для американской печати. При следующем покушении было использовано взрывное устройство, т.е. метод, широко применявшийся армянскими террористами в Турции, но относительно новый по тем временам для США. Поэтому весть о новой попытке убийства Питера Курегяна, в которой была использована «адская машина», стала своего рода сенсацией для американского общества и была широко освещена в печати. Одним из примеров является сообщение, опубликованное в газете «San Francisco Call» 1 ноября 90 года:


«ЖЕНЩИНА ИСПОРТИЛА АРМЯНСКИЙ ЗАГОВОР. Нашла адскую машину в посылке, оставленной для квартиранта. Бостон, 31 октября. – Адская машина, предназначенная для редактора газеты «Молодая Армения», была перехвачена владелицей дома, где проживал редактор, и передана полиции. Упаковка, содержавшая взрывное устройство, была оставлена в доме Курегяна прошлым вечером человеком, который, судя по его описанию, был армянином. Посылка вызвала подозрения у женщины, и она позвала полицейского, который, открыв упаковку, нашел в ней приспособление, состоявшее из медных проводов, часов и графитовых стержней, соединенных с металлическими частями и порохом. Часы были установлены на 9 часов, т.е. на два часа после того времени, когда упаковка была оставлена в доме. Полиция считает, что этот инцидент является следствием покушения на Сагуни в Лондоне.
Газета Курегяна является органом старой гнчакистской партии армянской революционной организации. Редактор наиболее откровенно критиковал «новое» крыло этой партии».

В то время как националисты организации «Гнчак», специализирующиеся на терроре и кровопролитии, нагоняли ужас на европейцев и американцев, расстреливая и вырезая друг друга в Лондоне, Швейцарии и Бостоне, вооруженные банды так называемых «армянских революционеров» продолжали терроризировать население Турции. Публикации в американских газетах свидетельствуют о том, что с первых лет ХХ столетия начинается неуклонное нарастание активности армянского террора. Террор армянских партий войны разросся к началу ХХ века до масштабов, когда Османское правительство, несмотря на огромную военно-административную систему, охватывавшую всю империю, уже не успевало отслеживать и пресекать передвижения вооруженных армянских банд и вынуждено было только реагировать на уже совершенные диверсии. В архивах прессы сохранились репортажи о многочисленных вооруженных вторжениях в Турцию хорошо оснащенных отрядов армянских националистов, которые совершались в том же 1903 году, с сопредельной территории российской империи. Одним из примеров является сообщение в газете «The Butte Inter Mountain», опубликованное 9 ноября 1903 года:


«МАЛАЯ АЗИЯ В БОЕВОЙ ГОТОВНОСТИ. Военное положение объявлено в следствие беспорядков, вызванных армянскими революционерами. Константинополь, 9 ноября – Военное положение было объявлено в районе Хасан Кала, провинции Эрзерум, Малая Азия, и войска были расквартированы во всех селениях этого района вследствие революционных действий со стороны гнчакистов, ветви армянского революционноо общества.
Две банды гнчакистов недавно пересекли русско-турецкую границу с намерением склонить жителей на восстание против турецкого государства, но они были быстро перехвачены войсками. Одна банда была уничтожена, а другая выдавлена обратно на российскую территорию. Турецкий губернатор провинции распорядился вернуть курдам обратно то оружие, которое их недавно заставили сдать».

Напомним также, что в это же время, наряду с событиями, связанными с деятельностью армянских наионалистов, включая внутренние кровавые разборки между различными фракциями террористических организаций, в начале декабря 1903 года в России было впервые официально объявлено о существовании антигосударственного армянского заговора (см. подробнее: Часть 11). Заявление об этом было сделано министром внутренних дел российской империи В. К. Де Плеве на фоне антироссийских мятежей, вспыхнувших в армянских общинах на юге империи, после указа о секуляризации имущества и капиталов армянской церкви. Этот факт широко освещался на страницах американской прессы, например, в газете «The Watertown Republican», изданной 16 декабря 1903 года:


«РОССИЯ ОБНАРУЖИЛА АРМЯНСКИЙ ЗАГОВОР. Указ о церковной собственности привел к формированию революционного заговора на Кавказе. Москва, 15 декабря. – Существование хорошо организованного революционного заговора на Кавказе было официально признано министром внутренних дел Де Плеве. Движение разрастается в связи с правительственным указом о вступлении во владение всей церковной собственностью».

Информация, с которой успели ознакомиться наши читатели до настоящего времени, позволяет составить предтавление о том, какого размаха достигал армянский экстремизм на заре ХХ века под руководством националистических организаций «Дашнакцутюн» и «Гнчак». Но в каких бы разнообразных формах и масштабах он не проявлялся, его цели оставались неизменными – разрушать государственные устои не только Турции, но и других стран региона, подвергая террору народы, среди которых обитали армянские общины.

Продолжение следует.

Комментарии: