10 января 2021 г.

Kavkazplus



Как известно древний независимый Албанский католикосат был 1815 году незаконно и антиканонично присоединен к армянской церковной организации Эчмиадзина, получив лишь статус «митрополии», а после 1830 г. был вообще упразднен.

Албанский католикос Сергий II Гасан-Джалал сопротивлялся всеми доступными способами этому, но ничего не смог поделать. Ведь к тому времени все территории, где жила его паства ( Карабахское, Шекинское, Ширванское, Губинское, Бакинское, Гянджинское, Дербентское ханства) были под полной властью Российской империи. Хотя Эчмиадзин, которому его незаконно подчинили, находился на территории не контролировавшегося Россией до 1827 г. Иреванского Ханства.

Армянские фальсификаторы лживо утверждают, что Албанский католикосат, дескать, «испокон веков» был всего лишь по факту автономной структурой Эчмиадзина, во всем ему подчинялся и был «чисто армянской церковью».

Однако, факты свидетельствуют совсем о другом. До переселения армян на Южный Кавказ, который организовала Российская империя, прихожане независимого Албанского католикосата (даже при последнем католикосе Сергии II) вообще в основном не говорили на армянском наречии. Они говорили по-тюркски, по-удински, по-татски. Армяно-григорианским (монофизитским) у них было лишь вероисповедание, и то время, когда оно стало преобладать в Албанском Католкосате нуждается в дополнительном исследовании и уточнении, поскольку есть данные, что еще в 12-13 веках Албанские католикосы склонялись к православному вероучению.

То, что богослужение в Албанском католикосате было постепенно переведено на древнеармянский язык грабар, который был также не понимаем большинству представителей хайского этноса, ни о чем не говорит. Было понятие «сакральных языков». После того как Албанский католикосат удалось «совратить» в армяно-григорианскую ересь (с точки зрения Православия) языком богослужения стал грабар. Те же приходы Албанской церкви, которые остались православными (в Кахети, например) перешли на богослужение на другой сакральный язык – грузинский.

Вторым признаком того, что Албанский католикосат не подчинялся Эчмиадзинскому католикосату и не считал себя единой с ним церковной структурой является всячески замалчиваемое «двоевластие» в Албанский католикосате в 17-18 веках, а также борьба Эчмиадзина и Гандзасара (резиденция Албанских католикосов) за приходы в России.

В принципе, «двоевластие» в Албанском католикосате возникло не случайно и было связано с интригами и попытками Эчмиадзина распространить свою власть на Албанскую церковь. Причем тех албанских католикосов, которых армянская историография называет «антикаталикосами» по всем дошедшим до нас исторических сведениям следовало признать именно истинными католикосами, отстаивающими самостоятельность Албанской церкви от поползновений Эчмиадзина, который к тому времени уже попал под влияние Ватикана. Именно тогда началось насаждение среди армяно-григориан, конструируемых с помощью Ватикана на острове святого Лазаря в Венеции, мифов о «Великой Армении».

Первым Албанским «антикатоликосом» считается Симеон IV, избранный при согласии шаха Сефи II из династии Сефевидов. Его реальная история не слишком хорошо известна. По армянским данным во второй половине 17 столетия албанский священник Симон из Хоторашена в одном из ущелий гор Муровдага основал монастырь Ерек Манкук. Как Албанского католикоса избрание поддержали некоторые влиятельные христианские фамилии Карабаха, недовольные наследственным контролем над Гандзасаром рода Гасан-Джелалов, так и тем, что Гасан-Джелалы недостаточно противостояли усилению влияния Эчмиадзина

В итоге, в Албанском католикосате появились два католикоса, претендующие на один и тот же титул, которые стали враждовать между собой, причем армянский католикос Эчмиадзина признавал «законным» лишь католикоса из Гандзасара и предал анафеме католикоса из Ерек Манкука. Раскол Албанского католикосата ослабил его церковную организацию и облегчил Эчмиадзину распространение своего влияния на земли древней Кавказкой Албании.

К тому времени империя Сефевидов клонилась к упадку и за ее «наследство» уже разворачивалась борьба между различными геополитическими силами. Понятно, что Албанский католикосат как крупная древняя христианская община была для внешних сил очень ценным «призом». Поэтому Эчмиадзин, который уже был под иезуитским влиянием, начал все более настойчивые попытки подчинения Албанского католикосата.

В тоже время Сефевиды, а позже независимые азербайджанские ханы были больше заинтересованы в том, что их христианские подданные сохраняли полностью независимую от внешнего влияния церковную структуру. Поэтому пока существовала Империя Сефевидов – она больше склонялась к поддержке Албанских католикосов из Ерек Манкука (как Симеона IV, так и ставшего католикосом в 1706 г. Нерсеса V). Хотя одновременно Сефевиды не предпринимали никаких действий против католикосов Гандзасара, предпочитая не вмешиваться во «внутрихристианские разборки».

Между тем, с ослаблением Сефевидов, Гандзасар явно начал против них интриговать. Тот же католикос Есаи Гасан-Джалал начал переписку с Петром Первым «в обход» своего законного государя – Сефевидского шаха Солтан Хуссейна.

Правда Солтан Хуссейн к тому времени терпел неудачи в войне с афганцами. Было очевидно, что империя Сефевидов в любой момент может рухнуть. С этой точки зрения неизвестно как охарактеризовать действия католикоса Ганзасара - он «предал» или «предвидел»?. Но взамен своей «пророссийской позиции» Есаи Гасан-Джалал хотел получить полный контроль над армянскими приходами в Российской империи, на которые также претендовал Эчмиадзин.

Борьба между Гандзасаром и Эчмиадзином за «богатых российских армян» обострилась. Но одновременно с ней, как не парадоксально, происходил рост армянского влияния в Албанском католикосате, который имел специфические «экономические» причины.

Понятно, что Албанские католикосы в переписке с российскими государями называли себя «армянами» в первую очередь потому, чтобы обосновать «законность» своих претензий на богатейшие армяно-григорианские общины в России именно с «этнической» точки зрения. Хотя эти «армяне» в большинстве своем были потомками армяно-кыпчаков, но российские императоры в такие тонкости не вникали.

Делая все, чтобы как можно больше богатых армянских купцов признавало бы над собой «духовное руководство» именно Албанского католикоса, а не Эчмиадзина, католикосы Гандзасара стали позиционировать себя в России именно как «армянские».

По факту, предав Сефевидов и обещая перейти «в российское подданство», Албанский Гандзасарский Католикос Есаи Гасан-Джалал имел целью не столько «освобождение Армении» (как сейчас пишут армянские фальсификаторы). Он больше хотел вывести из под экспансии Эчмиадзина и подчинить себе армян и армяно-кыпчаков, проживавших в России. И ему, в итоге, удалось заручиться в этом поддержкой Петербурга. Как результат армяно-григориане, проживающие в Астрахани и других городах России, перешли в подчинение католикоса Гандзасара.

Резко усилившись и разбогатев за счет средств российских армян, католикосы Ганзасара смогли со временем решить проблему «двоевластия» собственно в Албанском католикосате. Бедные «антикатоликосы» из Ерек Манкука стали терять свое влияние и в итоге смирились с подчинением Гандзасару. Центр сопротивления арменизации в Албанском Католкосате был по факту ликвидирован.

Однако, во второй половине XVIII века происходит усиление влияния Эчмиадзина при российском императорском дворе. Оно совпало с экспансией Российской империи на земли Речи Посполитой и Крымского ханства с переходом массы местных армян (тоже потомков армяно-кыпчаков) в российское подданство. А среди этих армян влияние Гандзасара было минимальным, в отличие от влияния Эчмиадзина. В итоге, по просьбе Эчмиадзинского католикоса Симеона Ереванци российская императрица Екатерина II отдала в подчинение ему, а не католикосу Гандзасара астраханских и остальных российских армян.

У лишившегося «окормления» богатых российских армян Албанского католикосата резко пошатнулось положение – бедные удинские, албано-карабахские и тато-христианские крестьяне не могли ему обеспечивать прежний уровень доходов. Наоборот, резко разбогатевший Эчмиадзин начал «деньгами» располагать к себе российских чиновников и администраторов. Поэтому, дальше поглощение Ганзасара Эчмиадзином стало «делом времени и техники».

По сути, католикосы Гандзасара «позарившись» на богатые армяно-гргорианские общины России, и ради них по факту предав своих давних благодетелей, Сефевидов, «подписали смертный приговор» независимому Албанскому католикосату.

Получив временный контроль над армянами России (многие из которых уже были и под влиянием Эчмиадзина и иезуитов), католикосы Гандзасара тем самым «открыли ворота» для резкого роста в самом Албанском католкосате армянского влияния и явной коррупции. Богатые армяне стали просто «покупать» церковные должности в Албанском католикосате.

Когда же католикосы Гандзасара при Екатерине II потеряли российские армянские приходы – их бывшие «спонсоры» (богатые армянские купцы) постарались, чтобы «новый хозяин» российских армян Эчмиадзин, как можно быстрее заполучил контроль над Албанской Церковью. Даже, несмотря на то, что резиденция католикосов Эчмиадзина до присоединения Иреванского ханства к Российской Империи была вне российского контроля.

Кстати отсюда становится понятным, почему азербайджанское Иреванское ханство было по факту обречено. Ведь внутри его действовала располагающая колоссальными финансовыми ресурсами «пятая колонна», враждебная династии Каджаров и ориентирующаяся на враждебную Каджарам Российскую Империю. То есть вся информация о слабых местах ханства, а также все интриги, направленные на его ослабление (в том числе и подкуп отдельных владетелей) шли через Эчмиадзинский католикосат. «В благодарность» за такую предательскую политику Эчмиадзину был обещан и контроль над Албанским католикосатом, который значительно ослаб после того, как богатые армяне в Астрахани и на территории Российской империи были переданы от Гандзасара Эчмиадзину.

И вот после взятия Иревана Паскевичем, окончательного присоединения Иревана и Эчмиадзина к Российской Империи, незаконно было ликвидировано даже «последнее упоминание» о независимой Албанской церкви. Все это архивы были переданы Эчмиадзину и все, что не вписывалось в армянские националистические мифы уничтожены.

Естественно такое усиление абсолютно независимой от российских императоров и подчиненных влиянию Ватикана армянской церковной организации было совершенно невыгодно Российская империя . И будущий всплеск армянского национализма и терроризма это со всей очевидностью покажет.

Комментарии: