21 ноября 2018 г.




Исторические сокровища Азербайджана. Часть I

«В поисках Солнца» открыла цепь доселе неизвестных древних крепостей на западе Азербайджана

Центр истории Кавказа,
Аббас Исламов

В рамках проектов международной Рабочей группы «В поисках Солнца» по изучению и популяризации исторического наследия нашей страны, в начале ноября была совершена очередная поездка в горную область западного региона нашей страны. И эта поездка в очередной раз подтвердила, что перед историками и археологами Азербайджана лежит поистине непочатый край работы.

Территория Азербайджана изобилует неизученными памятниками древней истории нашего народа. Выяснение обстоятельств, из-за которых они оказались за пределами академического внимания, имеет немаловажное значение, но настоящая статья не посвящена раскрытию причин, по которым десятки, а то и сотни исторических объектов все ещё остаются неисследованными. Мы хотим представить вниманию читателя информацию лишь о некоторых памятниках из всего лишь одного, небольшого участка Южного Кавказа, находящегося в горах Гедабекского района.

1.        Открытие: обнаружены древние крепостные стены.


Интересное открытие состоялось уже на подъездах к городу Гедабеку, центру одноименного района. На срезе горного склона, который пересекало шоссе, была замечена каменная кладка, которая при внимательном осмотре оказалась частью крепостной стены шириной более 3 метров.



Прежде всего, обращали на себя внимание большие размеры каменных блоков, из которых была сложена эта разрушенная почти до основания древняя стена. Также было установлено, что, поднимаясь вверх по склону, стена соединялась с руинами других строений, с которыми она, очевидно, некогда составляла некую единую конструкцию. В целом же обнаруженное сооружение было не только сильно разрушено, но и большей частью скрыто под толщей земли.


Эрозия камня, плотное покрытие лишайником, полное отсутствие каких-либо следов связующего материала между каменными блоками свидетельствуют о большой древности конструкции, возможно, восходящей к античным временам. Стена была частично разрушена во время строительства дороги, буквально перерезавшей её на нижнем участке склона. Других следов недавнего воздействия искусственного происхождения не наблюдается. Памятник древней истории оставался неизвестным до настоящего времени и никаких археологических работ на данном участке не проводилось, в связи с чем мы можем уверенно заявить о состоявшемся открытии.


Интересно отметить также, что обнаруженная крепостная стена оказалась далеко не единственным древним сооружением на данной территории. В непосредственной близости от неё, на удалении чуть более 10 метров, виднелись руины другой стены, сложенной из таких же крупных блоков и тянувшейся в параллельном направлении.  Рельеф грунта между ними и наличие обломков обработанных камней указывали на то, что на этом участке между двумя стенами под землей находятся руины какого-то довольно масштабного сооружения.


Помимо этого, примерно в двух километрах к востоку и в одном километре к юго-западу (данные Google Earth) находятся руины древних крепостей, каждая из которых занимает площадь примерно в 2-3 гектара. Вполне возможно, что эти, еще неизвестные науке и неисследованные крепости, находящиеся между селениями Бёюк Гарамурад (Böyük Qaramurad) и Гергер (Qərqər), составляли некогда единую оборонительную систему вместе с обнаруженными древними стенами и примыкающими к ним строениями.


Фрагменты стены, выполненные в той же строительной технике, из крупных, грубо обработанных каменных блоков без какого-либо связующего материала между ними (отдаленно напоминающей циклопические кладки времен бронзового века), наблюдались и выше по склону. Но, к сожалению, из-за ограниченности времени не удалось установить на каком протяжении и в каком направлении продолжались руины крепостных стен и примыкающих к ним конструкций. Несомненно, более продолжительное исследование на данной территории может оказаться намного более продуктивным и обогатит нашу историю еще одним ярким открытием.



2.        Древний албанский монастырь.


Как известно, древняя история Азербайджана в значительной степени связана с историей Кавказской Албании, границы которой большей частью находились в пределах нашей страны. Поскольку признано, что с конца IV века христианство уже было государственной религией Албании, изучение древних церковных строений представляет большой интерес для исследователей истории Азербайджана. Албанская Апостольская Автокефальная церковь просуществовала с IV до начала XIX века и оставила на территории Азербайджана и за её пределами сотни строений, одно из которых находилось на нашем маршруте, на высоте более 1000 метров над уровнем моря, на самой границе между Гедабекским и Дашкесанским районами.


Здесь, в труднодоступном горном участке находится древний монастырский комплекс, называемый в народе «Махраса» или же «Пир Гарадаш». Если коснуться этимологии слова «махраса», то оно значит «монах», «отшельник» и корень слова происходит от «махара» (азерб. «пещера»). Есть и другая версия, что «махраса»/«махрасад» значит «лунная обсерватория» («Мах» – Луна, «расад» – обсерватория). А название «Пир Гарадаш» переводится как «Священный черный камень» или «Святыня черного камня».

Интересная информация об этом комплексе дана в книге «Религии Центральной Азии и Азербайджана. Том IV. Христианство», недавно изданной под эгидой ЮНЕСКО со стороны Международного Института Центральноазиатских исследований. Приводим цитату из этой книги:

«Еще одним памятником, находящимся на территории Кедабекского района, является монастырский комплекс Махраса. В этот памятник входит 27-28 хозяйственных построек. Вокруг него имеются оборонительные стены. Здесь была построена из скальных камней и обожженного кирпича восьмибарабанная колокольня. Справа от колокольни находится жилой комплекс из 9 комнат (келий), слева – однокомнатное помещение. На западе от главного церковного здания расположены четырехкомнатные, на востоке – семикомнатные служебные, хозяйственные постройки. На левобережье Шамкир-чая, по скрытой линии от мельницы и реки до комплекса, проложен водный туннель. На северо-востоке от главного церковного здания за периметром от укрепленных стен имеется склеп, называемый «Беш гардаш». Главное церковное здание имело три нефа и нартекс.
Между ними есть существенная разница в строительной технологии. Нартекс внутри и снаружи облицован известняком, а церковь построена в основном из скальных и речных камней, внутренние колонны и потолок – из обожженого кирпича. В церкви справа и слева от алтаря расположены ризницы священников. Поскольку на алтаре были захоронены два церковнослужителя, над их могилами было установлено надгробие из черного камня. Местному населению, посещающему это место, оно известно под названием «пир Гарадаш».Религии Центральной Азии и Азербайджана. Том IV. Христианство». – Самарканд: МИЦАИ, 2018, стр. 263).

По прибытии на место, мы исследовали этот комплекс строений. Большой огороженный двор, различные постройки, среди которых, помимо храма и часовни, находились сооружения, напоминающие келейные помещения, а также развалины мельницы ниже по склону у русла реки указывали на то, что это был древний монастырский комплекс.




По утверждению наших проводников, этот объект посещался прежде людьми, которые производили видео и фото съемку, однако обойдя всю территорию монастыря, мы не обнаружили никаких следов археологических работ. Это еще раз свидетельствует о том, что значительная часть древних памятников нашей истории, в особенности, находящиеся в горных, труднодоступных регионах, все еще остаются неисследованными, сохраняя свои тайны в неизвестности.

Тщательное изучение подобных памятников исключительно важно для восстановления полной и детальной картины древней истории нашей страны и не только потому, что это необходимо для реставрации исторической картины христианского периода Кавказской Албании. Это важно и потому, что история становления раннего христианства (одного из самых ранних) в Кавказском регионе все еще изобилует пустотами, которые официальная история пытается прикрыть незатейливой формулировкой о том, что на границе III и IV столетия одна из ветвей восточного христианства стала государственной религией Албании. Будто это произошло в одночасье...

Но это был трудный и растянутый на десятилетия, в известной степени политический процесс, в результате которого древние верования постепенно уступали позиции новому религиозному мировоззрению, зачастую перевоплощаясь в него и сохраняя в нём не только отголоски собственной философии, но и традиционную символику. И наиболее реалистичным объяснением этому феноменальному событию в истории человечества является то, что новое мировоззрение распространялось вовсе не в пустом, бездуховном и диком пространстве языческого невежества, как это рисуется практически во всех церковных традициях. Новое учение утверждалось и обретало себя на прочном фундаменте уже существующей, богатой, тщательно разработанной и устоявшейся многовековой религиозной практике – тысячелетних традициях тенгрианства.

Общеизвестно, что Иисус Христос не заповедовал своим ученикам и последователям «нести в мир» новое учение вместе с солярными (солнечными) символами, в виде различных крестов, солнечных дисков, многолучевых звезд или свастик. Эта символика не имеет отношения ни к христианской философии (отрицавшей всякий фетишизм и тотемизм), ни к ранним христианским традициям, ни даже к мировоззрению древнего иудаизма, из которого вырастала новая вера. Но именно в процессе проникновения христианства в пространство тысячелетней тенгрианской религиозной культуры произошло слияние раннехристианского учения с образом равностороннего креста – символа Бога-Солнце. Из этого синтеза, впервые начавшегося в самые ранние века новой эры и растянувшегося на столетия, возникали и утверждались новые традиции, новая символика и новая религиозная ритуалистика.

Смещение древних верований, их постепенное сращивание с новым, христианским учением, несомненно, было долгим и нелегким процессом, в истории которого все еще много белых пятен и много неясного. Так, например, когда в «традиционных» воззрениях на историю региона заявляется, что в 370-е годы Урнайр, царь Кавказской Албании, вместе со своими приближенными был крещен парфянином Григорием Просветителем – это абсурдное утверждение свидетельствует лишь о том, что история этого периода все еще покрыта непроницаемым мраком. Ведь подобное никак не могло иметь места – поскольку парфянин Григорий Просветитель уже умер в 320-е годы.  

Как же в действительности происходило распространение самой ранней формы христианства на заре новой эры на южном Кавказе? Почему сильное, многонациональное, независимое Албанское государство с её самобытной культурой и мощной армией стало отказываться от своих многовековых религиозных традиций? Какие движущие факторы управляли этой трансформацией? Справедливо ли утверждение о том, что все народы, населявшие Кавказскую Албанию (26 народов по свидетельству древнегреческих историков) одновременно и единодушно отказались от религии предков и стали христианами? По каким причинам оказалось, что именно на территории Кавказской Албании зарождавшееся христианство встретило благоприятную среду, в которой оно смогло не только найти прибежище, но в скором времени выйти на уровень государственной религии – в то время как в самой Римской Империи, откуда оно пришло, все еще процветало традиционное многобожие, а враждовавшая с Римом за господство в регионе могучая империя Сасанидов была оплотом зороастризма?

Возможно, ответы на эти вопросы могут быть найдены именно здесь, на территории Азербайджана, где сохранились десятки самых ранних и еще неисследованных памятников, которые все еще хранят секреты того волшебного преобразования, когда юное христианство, начиная с IIIIV века чудесным образом обрело устоявшиеся традиции сложного храмового строительства, не существовавшую прежде обрядность и правила культовой службы. Вот почему исследование этого уникального наследия, представленного десятками (если не сотнями) еще не изученных памятников, так важно не только для истории Азербайджана, но и общечеловеческой истории. Их изучение может существенно обогатить наши знания о той эпохальной перемене, которая произошла на территории нашей страны на заре раннего средневековья. Не исключено, что здесь могут быть также обнаружены новые, еще неизвестные науке албанские письмена, в поисках которых исследователи доходили до Синайского полуострова.  

Солярная (солнечная) символика, в целом имевшая широчайшее распространение на евразийском континенте в дохристианский период, повсеместно присутствовала и в местной культуре и традициях. Появление равностороннего креста и прочих символов солнца и солнечного Бога (свастик, дисков с прямыми или изогнутыми лучами) в ранних христианских храмах не может быть связано с тем, что эти знаки являются символом распятия Христа. Ведь крест распятия выглядит совершенно иначе.

Следует отметить, что равносторонний крест, как символ солнца и неба существует с древнейших времен. В статусе сакрального символа этот крест известен со времен древнего Шумера, Египта и Месопотамии и при этом он никогда не ассоциировался с такой жестокой казнью, как распятие. Он во множестве присутствует не только в храмах Кавказской Албании, но и в других, самых ранних христианских храмах, например, пещерных храмах Каппадокии.


Концепция смерти и возрождения (и потому вечного) солнечного Бога в период зимнего солнцестояния находилась в центре религиозного мировоззрения многих культур и цивилизаций прошлого и оставила следы во многих древних строениях и письменах. Одним из таких уникальных памятников древней культуры, дошедших до наших дней, является знаменитая Девичья Башня в Баку, которая также была храмом возрождения Солнца в дни зимнего солнцестояния. Подробнее об этом можно прочитать в материале «ДЕВИЧЬЯ БАШНЯ: ХРАМ ВОСКРЕШЕНИЯ СОЛНЕЧНОГО БОГА»

День возрождения Солнца, праздновавшийся по завершении зимнего солнцестояния всеми народами евразийского континента задолго до христианства, стал после введения григорианского календаря тем самым днем 25 декабря, когда празднуется христианское Рождество. И то, что в нашем случае албанский храм был ориентирован по линии восток-запад, а его окна, обращенные на закат солнца были декорированы древними солярными символами – на наш взгляд, также не случайное явление, а отголосок той древней религиозной культуры, которая растворилась в раннем христианстве. Солярные символы были обнаружены также и внутри храма.


Исследования ученых различных стран подтвердили, что ранние христианские храмы возводились на местах древних храмовых сооружений или святилищ других религий. При осмотре территории монастырского комплекса нами также были замечены признаки присутствия более древнего сооружения, на месте которого, по всей вероятности, и были воздвигнуты строения албанского храма.

В целом при строительстве монастырского комплекса использовались различные материалы и различная строительная техника – например хорошо обожженный и прочный красный кирпич (относительно дорогой строительный материал), связующий раствор на основе извести, обработанный и необработанный камень и щебень. Развитая технология позволяла строителям воздвигать постройки, используя камни и кирпичи небольшого размера, с которыми мог легко управляться один человек. Но было замечено, что, например, каменная ограда монастырского двора, в отдельных местах была построена поверх частично разрушенного основания, сложенного из гранитных валунов необычно большого размера. При этом применявшаяся строительная техника при возведении ограды не требовала наличия в основании подобных строительных блоков, для перемещения и подъема каждого из которых наверняка требовались большие физические усилия нескольких человек. 


Ощущалось явное несоответствие между уровнем строительного искусства тех, кто создавал монастырский комплекс и этими полуразрушенными фрагментами, напоминающими мегалитические сооружения. Они отличались от окружающих построек, как значительно более крупными размерами каменных блоков, так и тем, что были воздвигнуты в совершенно иной строительной манере – без связующего раствора и без тщательной обработки природного камня. Напрашивалась мысль, что это остатки конструкции, принадлежавшей какой-то иной, еще более древней культуре.

На наш взгляд древний албанский храм сохранил также следы еще одного, переломного и драматичного события в истории Албанской церкви. Как известно, в начале XIX века шел процесс завоевания и колонизации всего северного Азербайджана царской Россией, когда и произошли события, внесшие грубые искажения в этнокультурную историю региона. В результате настойчивых прошений армянской григорианской церкви и покровительственного к ней отношения царской России, видевшей в армянском анклаве верного прислужника в осуществлении колониальной политики – Албанская Автокефальная Церковь была упразднена и все её храмы, архивы и паства были переданы в собственность и под руководство армянской церкви Эчмиадзина. Вслед за этим на протяжении почти двух столетий шел процесс арменизации и фальсификации колоссального исторического, материального и духовного наследия Албанской церкви, последствия которого можно проследить и на стенах албанских храмов.

Следует напомнить, что в результате длительного воздействия перепадов температуры, солнечных лучей, движения воздуха, изменений влажности, выпадения атмосферных осадков, происходит неизбежное «старение» поверхности камня, которое принято называть общим термином эрозия. В результате осмотра албанского монастырского комплекса в Гедабеке было отмечено, что в то время, как воздействие природных факторов на протяжении веков привело к заметной, а местами значительной эрозии камня, сглаживанию и частичному разрушению резных декоративных элементов храма – надпись на армянском языке над входным порталом храма не имела никаких следов эрозии.

Учитывая, что глубина врезки букв была всего около 3 мм, то надпись, в том в случае, если бы она была современницей храма, должна была бы выглядеть за прошедшие века сильно сглаженной. Но вырезанные острым инструментом буквы выглядели так, словно были сделаны вчера. По рассказам наших проводников в начале 1950-х годов прошлого столетия, в находящуюся неподалеку азербайджанскую деревню было переселено несколько армянских семей из Армении. Очевидцы рассказывали, что, добираясь до этого давно покинутого и полуразрушенного храма в труднодоступной местности, армяне подолгу оставались там, по всей вероятности, используя помещения храма, как жильё. В те времена никого не интересовало, чем они там были заняты. В промежутке между 1950-80 гг. армянские «ваятели» вырезали новые надписи на камне, которые вставляли в ниши храма, над алтарем, на внешние стены построек, сперва выбивая или же удаляя прежние камни. Если посмотреть на Фото. 13. то можно увидеть, как отличаются старые камни от новодела надписи над входным порталом, сделанной относительно недавно на армянском языке.


Все это можно расценивать как еще один из частных случаев планомерной арменизации наследия древней Албанской церкви. В монастырском комплексе «Махраса» или «Пир Гарадаш» нами обнаружены десятки таких армянских надписей-новоделов, которые в будущем мы планируем перевести и представить, как доказательную базу процесса арменизации и фальсификации албанского наследия.

 Продолжение следует.

Комментарии: