4 июля 2020 г.


Центр истории Кавказа,

 

Николай Бадусов (Kalju Patustaja), руководитель проекта «Новая этимология», 

Санкт-Петербург

 

 

Когда-то в детстве я отдыхал в Крыму в прибрежном посёлке Кача неподалёку от Севастополя. Как и многие «непонятные» названия, Кача «запала» в душу и приятными воспоминаниями, и таинственным именем.

Спустя годы, работая в Италии в 1990-х, встретился, однако, со словом, резанувшим слух созвучием с Кача: caccia [качча] (ит.) – «бег, преследование на охоте». Первая мысль была: наверное, там жили в древности какие-нибудь итальянские купцы, и развлекались охотой. Стоят же в Крыму старинные генуэзские крепости, а один из сортов вина называют являющимся в Италии ругательным словом бастардо («ублюдок»). Только у крымского бастардо значение просто «выведенный когда-то сорт», и ударение на последнее ó, тогда как у итальянского слова – на á в середине.

И так бы и осталась для меня Кача «охотничьей» в названии, и просто тёплым воспоминанием из детства, если бы не начал изучать бывшие народные языки необъятной матушки-России, и приходить к шокирующим сравнениям и пониманию, что границы и государств, и ареалы распространения языков ещё совсем недавно были совсем не такими, какими мы их знаем сейчас.

С крымской Качей относительно просто. Она стоит неподалёку от одноимённой речки, где вокруг большинство ойконимов (названия поселений) происходят от гидронимов (имён рек, ручьёв). Сами гидронимы, как правило, очень устойчивы и остаются неизменными, независимо от неоднократной смены «хозяев». Более того, в названиях рек, на первый взгляд столь разных, обычно заложено значение не более чем просто «водный поток, путь, течение, стремнина». А если присмотреться, то по всему миру названия ещё и устойчиво повторяются, как если бы их давали одни и те же люди, в словаре которых было просто очень много синонимов, с разными оттенками значений, ныне уже мало понятных.

«Загвоздка» начинается, когда пролистываешь приводимые во вроде бы «научных» изданиях уже бытующие объяснения. Так, название бегущей с крымского горного хребта Качи, по одной из версий, оказывается, восходит к имени кыпчакского рода, а по другой – происходит от армянского слова խաչ [хач] – «крест».1

Данные объяснения очень нелогичны. Большое заблуждение, что названия рек могли происходить от названий родов или племён. Наоборот, селившиеся вдоль тех или иных рек люди зачастую брали себе (а точнее, своим поселениям) имя древнего гидронима. Со вторым объяснением ещё хуже – помимо того, что реки не называли «крестовыми», над авторами гипотезы явно довлеет презумпция, что территория северного Причерноморья – родина, либо древнее место расселения племён, классифицированных как «индо-европейские», включая армян.

В тюркских языках «крест» – то же самое слово: хaç (азер.), haç [хач] (тур., туркмен.). Это же слово есть и в крымско-татарском, кумыкском, узбекском, карачай-балкарском языках. И не просто «крест», а хас тамга в форме свастики – древний знак Солнца у бурят, на Алтае, в Туве, в Монголии. Но тюркские языки к «индо-европейским» не отнесены, и, видимо, не рассматриваются авторами как языки, которые могли использоваться здесь с незапамятных времён. Против такой точки зрения уже выступает ряд ученых, в частности, академик Академии наук Узбекистана Ахмадали Аскаров.2

Крым – издревле территория крымских татар, и открывать нужно, прежде всего, тюркские словари. Более того, одноимённые реки имеются в историческом ареале расселения тюрко-язычных племён в Сибири, в частности, река Кача в Красноярском крае, приток Енисея.

Но какое же удивление мне довелось испытать, открыв тюркские словари и обнаружив в них… глаголы-родственники итальянского cacciare [каччаре] – «бежать, преследовать на охоте»:

качыр- (ойрот. алтайск.), қашыр- (каз.) – «гнать, прогнать; обращать в бегство»;

качу (тат.), кач- (ойрот. алтайск.), қаш- (каз.), kaç(mak) [кач(мак)] (тур.), qaç(maq) [кач(мак)] (азер.) – «бежать, мчаться; убегать, обращаться в бегство, сбежать; удирать, удрать; скрываться, скрыться, перен. дезертировать / уклоняться от работы»;

koş(mak) [кош(мак)] (тур.) – «бежать, мчаться, скакать, спешить, торопиться».

Производные от них, в частности:

kaçak [качак] (тур.), качак (тат.), қашақ (каз.) – «беглый, беглец, бежавший»; Ср. казаки – «беглый, свободный люд» (по Карамзину).3

koşu [кощю] (тур.) – «бег, состязание в беге, пробег; скачки»; koşucu [кощюджю] (тур.) – «участник состязания в бегах, бегун»; и т.д.

«Бежать, мчаться» – всё это замечательные характеристики и для речного потока с гор. Как правило, именно такие характеристики и заложены в гидронимах, с теми или иными оттенками.

Также, можно наблюдать полную преемственность данных слов в тюркских языках и с древнейшими письменными языками региона, в частности, с:

[kaš] (шумер.) – «быстро бежать».

 

Имеются и прямые родственные слова для обозначения гидронима Кача:

[kūš] (тобольск. тат.), [koyuš] (чагат.) – «узкий канал, канава»

[kùš] (шумер.) – «канал, канава, сток». 4

Но что же с caccia [качча] (ит.) – «охота (прежде всего верховая)» – и родственными ей cacciare [каччаре] (ит.), caçar [качар] (порт.), cazar [касар] (исп.), kaċċa (мальт.), chacier (арх. фр.), chasse [шасс] (фр.), chase [чейс] (англ.) – «гнаться за кем.-л., преследовать»?

Очевидно ведь, что все вышеперечисленные (шумерское, тюркские, романские и английское) слова родственны? Но нет, оказывается, только не для этимологов школы «индо-европеизма» 19 века и их последователей. В авторитетном Оксфордском этимологического словаре сделана откровенная подтасовка: прописано, что ит. cacciare [каччаре] – «гнаться за кем.-л., преследовать» – якобы является некоей вариацией ит. catturare [каттураре] – «схватить» – и якобы оба «происходят» от латинского captare – «схватить» – и далее от гипотетически выведенного «пра-ИЕ» глагола *kap- «схватить».5

На самом деле, «гнаться за кем.-л., преследовать», и «схватить, поймать» – разные вещи, в том числе есть и чёткие фонетические различия между cacciare и catturare~captare. Также как в тюркских языках есть отдельный, соответствующий лат. captare глагол кап- (ойрот. алтайск.) – «брать, хватать руками, зубами», kap(mak) [кап(мак)] (тур.) – «хватать, схватить, вырвать, утащить, похитить». Но эти различия даже не обсуждаются. Сделана подмена внутри романских языков, и не производятся никакие сравнения с языками, вынесенными за рамки «ИЕ» «языковой семьи», несмотря на имеющиеся в них очевидные «кальки».

Ещё бóльшую «свинью» «индо-европеисты» подложили французскому слову chaussée (шоссе). Лишь бы вывести его из латыни, его лишили родства с глаголом chasse [шасс] (фр.) – «бежать, преследовать» – и сочли «искаженной» вариацией... лат. 'via саlсiātа' – «дорога, мощенная известняком».6 Фонетический переход от [кальциата] в [шоссе] оставили без каких-либо пояснений, как и в подавляющем большинстве таких примеров подмен.

И ещё одного очевидного родственника – haste [хэйст] (англ.) – «торопиться, спешить» – объявили чисто германским, «погулявшим» за пределами германских языков только во французском как haste – «спешка» – и «приписали» к длиннющему гипотетическому несуразному «прото-германскому корню» *haifstiz.7 Забыв при этом упомянуть такое быстрое скаковое животное как häst [хæст] (шв.), hest [хест] (дат., норв.) – «лошадь». Да и, в любом случае, дальше выведенных гипотетических прото-корней у немецких «компаративистов» идти не требуется. Разумеется, оставляя за рамками какого-либо исследования такое очевидно родственное существительное как hız [хыз] (тур.) - «скорость, спешка».

Ставили ли они целью показать, что народы в Западной Европе никогда не соприкасались с татарами и другими тюрко-язычными народами? Даже если и не имели этой цели, они, тем не менее, преуспели в том, что в результате слово «казаки» для романских языков стало «неродственным изгоем». Равно как преуспели они и в обезображивании до неузнаваемости истории слова «шоссе».

Или они просто очень спешили в 19 веке выдать «на-гора» свои словари с гипотетическими «пра-ИЕ» словами со звёдочками*, в обоснование превосходства германской нации? Но вот, уже и две войны проиграли, и последняя отгремела 75 лет как назад, но «звёздные» словари немецких «компаративистов» и поныне – основной материал «изучения» на университетских скамьях...

Когда-то в юности я учил датский язык, и хорошо запомнил пословицу с одним из упомянутых слов: 'Hastværk er lastværk' – «Спешка - последнее дело», по-русски: «Поспешишь - людей насмешишь». На само деле, чтение словарей Фасмера и Оксфордского этимологического словаря – это один сплошной смех. Сквозь слёзы.

 

 

Ссылки:

 

1 https://ru.wikipedia.org/wiki/Кача_ (посёлок)

2 https://anti-fasmer.livejournal.com/163761.html

3 https://ru.wikipedia.org/wiki/Происхождение_казачества

4 Обширные сравнения шумерских слов с тюркской и финно-угорской лексикой сделаны Симо Парпола, профессором ассириологии Хельсинского Университета, в 2-томном Этимологическом Словаре ШУМЕРСКОГО языка, 2016 год Etymological Dictionary of the SUMERIAN Language, by Simo Parpola, 2016

5 https://www.etymonline.com/word/chase

6 https://classes.ru/all-russian/russian-dictionary-Vasmer-term-16599.htm   

7  https://www.etymonline.com/word/haste

 


Комментарии: