30 марта 2018 г.



«Бакинский Рабочий», 29 марта, 2018

Выказывая явную поддержку неуемным сепаратистским аппетитам Армении, в последнее время заметно активизировались проармянские силы в Конгрессе США.

Спустя несколько дней после «визита» в США лидера карабахских сепаратистов Бако Саакяна и проведенных там встреч с армянскими лоббистами в Конгрессе состоялись слушания, в ходе которых 37 конгрессменов призвали своих партнеров оказать помощь Армении в размере $60 млн долларов и еще $10 млн направить марионеточному режиму «на проведение разминирования и установку камер для регистрации нарушений режима прекращения огня».

В частности, во время слушаний комитета Конгресса США по иностранным делам конгрессмен Брэд Шерман призвал руководителя USAID оказать помощь сепаратистам. «Вы знаете, что Армения, которая находится в блокаде со стороны Турции и Азербайджана, заслуживает нашей поддержки. Вы знаете, что Нагорный Карабах, теперь Республика Арцах, находится рядом с милитаристским соседом и что южный регион Грузии, который называется Самцхе-Джавахети, является регионом, который также заслуживает большей части нашей поддержки. Я уверен, что многие из моих коллег обратились с письмом по этому поводу», — сказал Шерман (цитата по «Арменпресс»).

Неожиданное заявление Шермана об американской поддержке Самцхе-Джавахети озадачило даже армян этого региона, ибо вполне очевидно, что конгрессмен имел в виду именно их. Предполагать это позволяет интервью, которое на эту тему дал армянскому изданию «Первый информационный» руководитель инициативы «Многонациональная Грузия» Арнольд Степанян. Отвечая на вопрос журналиста, Степанян сказал, что не было прецедента, «чтобы США или иная дружественная с Грузией страна проявила бы селективный подход и решила оказать помощь тому или иному району Грузии». «Помощь оказывается Грузии, и это решение согласовывается и обсуждается с властями Грузии. Я не думаю, что Конгресс решит оказать помощь одному из районов Грузии. Это естественно, что помощь будет носить скорее всеобщий характер — будет направлена Грузии в целом, а после этого может быть и будет оказано некоторое содействие конкретно Самцхе-Джавахети.

Я могу сказать, что до сих пор отдельная часть помощи, полученной и со стороны США, и других союзников Грузии всегда направлялась и Самцхе-Джавахети», — указал он. На вопрос о том, адресован ли этот призыв конкретно Грузии, или этот район выбран конкретно из-за армян, Степанян отвечает тоже крайне осторожно: «Армяне в Самцхе-Джавахети составляют около 45%. Кроме Ниноцминды и Ахалкалаки есть еще четыре района. То есть в целом есть шесть районов, в двух из которых армяне составляют большинство, в Ахалцихе — около половины, а во всех остальных — меньшинство. Если речь идет о Самцхе-Джавахети, то там не только эти два района, есть шесть районов.

То есть говорить только об армянах неправильно, не нужно руководствоваться этническим принципом. Я не помню такого примера, чтобы демократическая страна финансировала исходя из этнического принципа. Конкретно об этом районе я уже отметил — там есть не только армяне. Если будет принято решение выделить помощь Грузии, и будет сделано конкретное предложение — какому именно району, то это не будет сделано по этническим принципам.

Я вновь повторяю, делать призыв — это одно, и совсем другое — принять решение. То есть главным здесь является решение. Да, конгрессмены могут обратиться, у них есть на это право, но это всего лишь обращение, инициатива, призыв». И тут журналист задает респонденту более чем «прозрачный» вопрос: «Не усматриваете ли вы опасной тенденции в смысле рассмотрения Арцаха и Самцхе-Джавахети в одной и той же плоскости? Получается, что у нас есть какие-то претензии в отношении территорий Грузии — если армяне Арцаха и тамошние армяне рассматриваются в одной плоскости», на что тот отвечает: «Я не знаком с таким подходом. Но я могу сказать, что проводить параллели между Арцахом и Самцхе-Джавахети непонятно — это разные геополитические реалии, и их не нужно отождествлять. Это непонятно, и я считаю, что это не является официальной позицией США. Реальность такова, что Арцах сейчас считается зоной конфликта, нерешенным конфликтом, а Самцхе-Джавахети даже близко не стоит к такой реальности.

И эта часть мне непонятна, я не понимаю — почему этот призыв сделан именно в такой форме. Я вновь повторяю — это всего лишь призыв, а не решение Конгресса. Будет намного более интересно обсудить решение, а не призыв, если, конечно, это решение будет принято». Но что бы ни говорил Степанян, заявление в Конгрессе прозвучало, став, скорее всего, результатом кропотливых и продолжительных усилий армянства, нацеленных на расширение «зоны охвата» американской финансовой помощи армянам — от Армении и оккупированных ею территорий Азербайджана до исторического грузинского региона. А от организации американской финансовой помощи до серьезных притязаний на Самцхе-Джавахети рукой подать, тем более что истории известны примеры перманентных поползновений армян на эту территорию. Самцхе-Джавахети — один из наиболее крупных и важных с геополитической точки зрения регионов Грузии.

Приграничный с Турцией и Арменией регион территориально поделен на шесть муниципалитетов, армяне составляют большинство только по двум из них — Ниноцминдскому и Ахалкалакскому. Первые поселения армян в Самцхе-Джавахети относятся к XIX веку, спустя определенное время, исподволь проводя на этих землях арменизацию, армяне стали доказывать, что они издревле принадлежали им, и уже в декабре 1918 года Армения начала с Грузией войну из-за якобы «спорных» территорий. У армяно-грузинской войны очень интересная и знаковая предыстория. В первых числах ноября в Ереван прибыл член грузинского парламента Мдивани и предложил провести в Тбилиси мирную конференцию, чтобы согласовать все пограничные вопросы.  Предлагалось начать конференцию 10-го числа и пригласить на нее азербайджанцев. Армянская сторона вроде согласилась, но на конференцию не прибыла, сославшись на то, что не успевает. Конференцию трижды переносили, но Армения все тянула и тянула. 5 декабря Мдивани вернулся в Тбилиси, и в тот же день на границе прозвучали первые выстрелы — война началась. На тот период на армянской границе стоял грузинский отряд численностью в 200 человек под командованием генерала Цулукидзе, который и не подозревал, что к границе подтянута чуть ли не вся армянская армия. Позже из Тбилиси подтянулись вспомогательные грузинские части, и соотношение сил стало не в пользу Армении.

Также Грузия заблокировала любой подвоз продовольствия в Армению с севера и заявила, что Армения — государство нежизнеспособное. Железная дорога, проходившая через подконтрольный независимой Грузии Батуми, была жизненно важна для Армении как единственный транспортный коридор, связывающий ее с Россией.  Именно оттуда Армения получала две трети всего продовольствия. Лишение доступа к жизненно важной транспортной артерии привело к массовому голоду в Армении. Армяно-грузинская война не принесла пользы никому — 11-я Красная армия положила конец самостоятельности всех закавказских государств.

Как выяснилось позже, партия «Дашнакцутюн» в шовинистическом угаре ставила целью «дополнить» карту «великой Армении от моря до моря» Ахалкалакским (где изначально жили турки-ахыска) и Борчалинским (где изначально и ныне живут азербайджанцы) уездами Грузии. Таким образом, в тот исторический период, когда на кону стоял вопрос политического будущего трех народов и надо было вместе добиваться укрепления суверенизации зарождающихся республик, армянские националисты стали предъявлять территориальные притязания к соседям. Такая нездоровая тенденция алчности по сей день сохраняется в армянских кругах, не оставляющих попыток заявлять о территориальных претензиях на грузинские территории, которые якобы являются «историческими землями Армении, где армяне проживали с древнейших времен». Под этим же ложным предлогом армяне совершили агрессию против Азербайджана, развязав в 1988 году нагорно-карабахский конфликт и оккупировав 20 процентов азербайджанской территории.

Любопытный факт: практически параллельно началу сепаратистского движения в Нагорном Карабахе в Ахалкалаки был создан комитет «Джавахк», который в 1989 году был зарегистрирован под названием «Народное движение Джавахка» и сформировал в Ахалкалаки временную власть, существовавшую вплоть до ноября 1991 года, когда лидер движения Самвел Петросян официально был назначен префектом Ахалкалакского района. Три года спустя «Джавахк» при поддержке «Дашнакцутюна» выступил с требованием независимости для местных армян. Будучи хорошо знакомыми с историей армянского сепаратизма, не ошибемся, предположив, что если в данном случае программой-минимум армян является обретение автономии в составе Грузии, то в качестве программы-максимум будут выдвинуты требования о присоединении региона к Армении. В свете этого показательными являются события в селе Кумурдо Ахалкалакского района, где осенью прошлого года впервые произошли спровоцированные армянскими радикалами из «Джавахка» открытые столкновения вокруг установления армянского хачкара во дворе грузинской церкви Х века.

Сепаратистские устремления армянских националистических сил в Грузии как нельзя лучше характеризуют и их тесные связи с представителями самопровозглашенных «республик» на территории Грузии — Абхазии и Южной Осетии. Руководитель «Джавахка» Агаси Арабян, правда, завуалированно, но предлагал «прорубить коридор» из Самцхе-Джавахети в Южную Осетию. Что стоит за этим предложением, можно понять, вспомнив май 1992 года, когда был оккупирован Лачинский район Азербайджана, и тем самым захвачен коридор, соединяющий Нагорно-Карабахский регион Азербайджана с Арменией.

По этой дороге, которую армяне назвали «гуманитарным коридором», в Нагорный Карабах завозилось огромное количество оружия, боеприпасов и военной силы. Мы попросили прокомментировать ситуацию директора Центра истории Кавказа, старшего научного сотрудника Института права и прав человека Национальной Академии наук Азербайджана Ризвана Гусейнова:

— Надо начать с того, что ситуация, с которой столкнулись как Азербайджан, так и Грузия, уходит корнями в начало XIX века, когда началось массовое заселение армян из Турции, Ирана и Ближнего Востока, в первую очередь на территории, приграничные с Османской империей и Каджарским Ираном. Царская Россия связывала с этим укрепление своих границ, поскольку в ее глазах азербайджанский и грузинский народы считались «неблагонадежными».

Поэтому практически по всей границе Грузии, нынешней Армении, вплоть до нашего Низменного Карабаха, в большом количестве были заселены армяне. Это — одна из первых причин такого массового наплыва армян. На втором этапе армянских переселенцев начали продвигать по службе, они стали появляться в крупных населенных пунктах, городах, брать на себя административные, правоохранительные функции, кроме того, торговля была сосредоточена в руках армянских купцов. Все это привело в конце XIX века к созданию армянских националистических, террористических организаций на территориях Грузии и Азербайджана.

Это и есть та самая точка отсчета, когда эти организации, спонсируемые своими бизнесменами, вдохновленные своей Армянской церковью и поддерживаемые с Запада, развили свою деятельность во всю мощь. Здесь я считаю важным отметить две основные армянские партии — «Гнчак», созданную на Западе и работавшую против интересов России, в частности, на Кавказе, и пророссийскую «Дашнакцутюн», которая работала на территории Османской Турции ради интересов царской России. Но постепенно дашнаки взяли на себя функцию создать некое «армянское государство» на территории Кавказа. В советский период оформилась армянская автономия — на территории Азербайджана появилась Нагорно-Карабахская Автономная область, более того, Зангезур был отсечен от Азербайджана и передан Армении. Такие же процессы шли и в Джавахети. Фактически территории от Черного моря и до Карабаха, по реке Араз, были плотно заселены армянами.

Говоря о Джавахети, мы знаем, что армяне постоянно поднимают там проблему, говорят, что нуждаются в автономии, то есть «рецепт» тот же, что в свое время был применен в Карабахе. Какие силы за ними стоят, тоже ясно — то есть армяне всегда были проводниками различных внешнеполитических трендов. Давайте посмотрим, что происходит сегодня. Президентом Армении избран бывший гражданин Великобритании, экс-посол Армении в этой стране Армен Саркисян, который всю свою сознательную жизнь посвятил работе на Запад, будучи преданным ему душой и телом. Это говорит об очень серьезных изменениях в нашем регионе — о том, что армянство решило сделать ставку на свое западное крыло, считая, что пророссийский ресурс уже исчерпан.

Сегодня мы видим обострение отношений между Россией и Арменией, что свидетельствует о том, что на данном этапе новейшей истории дорожки России и Армении расходятся. И здесь, по всей видимости, будет тот же сценарий, что и в Османской империи, когда подавляющее большинство турецких дипломатов, купцов были этническими армянами, то есть фактически контролировали как внешнюю политику государства, так и экономику. И разве не то же самое происходит сегодня в России, где все знают, в чьих руках сосредоточены внешняя политика, бизнес, телевидение, СМИ, что может обернуться большими проблемами для самой же России.

Видимо, сейчас, почувствовав какие-то сигналы либо получив какие-то приказы с Запада, они проявляют то, о чем Азербайджан уже более 20 лет объясняет, в том числе российской стороне. Если вернуться к Грузии, то там ситуация намного сложнее — идет столкновение интересов различных держав. Уверяю, если бы не фактор Турции, грузинам было бы намного сложнее справляться с ситуацией в Джавахети. С этой точки зрения, думаю, грузины могут и должны воспользоваться опытом Азербайджана — борьбы с ростками сепаратизма. Потому, что если упустить момент, потом процессы принимают необратимый характер.

— Как вы считаете, существует реальная угроза территориальных претензий армян к Грузии в свете последнего заявления американского конгрессмена Брэда Шермана?

— Давайте вспомним конец 80-х—начало 90-х годов, когда в том же американском Конгрессе призывали помогать карабахским армянам. Чем это обернулось в итоге, всем известно. И сейчас, в том, что впервые упоминается Самцхе-Джавахети, считаю, есть роль напряженности в турецко-американских отношениях. То есть, это не только заказ армянской диаспоры, но есть определенная потребность в сепаратистских проявлениях, в том числе у американской внешней политики. Надо учитывать тот фактор, что недавние победные продвижения Турции на Ближнем Востоке уже вызвали опасения США, которые теряют свое влияние в Ближневосточном регионе. И вполне логично, что США пытаются с тыла создать для Турции проблемы в лице армян, которые всегда находятся «в нужное время в нужном месте». То есть, да, здесь имеет место столкновение двух интересов, но приоритетом нужно считать то, что Запад хочет «взломать» регион и переформатировать его под свои интересы. То есть США и Великобритания сейчас пытаются как усиленно вгрызаться в регион Кавказа, так и укрепить свои позиции в приграничных с Турцией кавказских регионах.

— Какова, на ваш взгляд, нейтрализация этой угрозы?

— Сложный вопрос. Серьезное влияние России в Самцхе-Джавахети не является секретом, однако это влияние регулировалось через территорию Армении. А учитывая то, что сейчас Армения, как мы уже отметили, разворачивается в ином направлении, то посмотрим, как эту проблему поймет Россия. Думаю, ее решение возможно путем кооперации России с Турцией.


Ф.Багирова

Комментарии: