16 мая 2020 г.

директор Центра истории Кавказа, 
старший научный сотрудник Института права и прав человека НАНА, 
Ризван ГУСЕЙНОВ


Данная статья посвящена наиболее важным цитатам и анализу недавно вышедшей в свет книги исследователя Филиппа Экозьянца.  (Экозьянц Ф.В. Исраэл Ори. Ларец Пандоры. Книга 1: Персия. — Москва: Издатель Воробьёв А.В., 2020. — 192 с.) Несмотря на то, что Ф.Экозьянц не является дипломированным историком или архивариусом, он продемонстрировал хорошие способности работы с архивными материалами и анализа исторических событий. Более того, скрупулезность, с которой автор изучил приведенные архивные материалы, источники и труды показывает наличие у него глубокого научного и критического подхода. 

Отмечу, что это первое подобное критическое исследование «армянского освободительного движения», его основных акторов и фигур. Многие архивные материалы впервые переведены на русский язык, что значительно обогатит базу источников по этой теме и расширит возможности для исследователей. То есть исследованы малоизвестные или вовсе обойденные вниманием ученой публики источники и архивные материалы. Другая часть материалов давно имеет хождение в науке, но мало кем детально изучена на предмет критического анализа.

И здесь мы столкнулись с тем, что правда лежит у нас перед глазами – вроде бы в широко или не очень известных и доступных источниках.

Возможно у некоторых будет шок или отторжение от фактов и выводов, озвученных в книге Ф.Экозьянца, но скорее всего это станет результатом многолетнего влияния на них школьной программы, учебников, книг и фильмов, в которых очень часто события трактуются вольно или же по определенному политическому заказу.

Слегка отойдя от темы, хочу отметить, что в наши дни уже развенчано немало исторических мифов, прямых фальсификаций и искажения исторических событий. Я считаю, что это происходит по причине глобальных изменений мировой политической системы, мировоззрения и по той причине, что прежние исторические конструкции уже не актуальны, поскольку идет трансформация мировых политических элит, которые разработали около двух веков назад систему взглядов на историю и науку. Именно в XIX-XX вв. произошла сакрализация науки, которая превратилась в некий религиозный культ со всеми соответствующими атрибутами, символами, иерархией и постулатами, схожими с церковными. То есть на фоне ослабление влияния в Европе, России, а затем и на Востоке религиозных догматов и постулатов наука была возведена на опустевший пьедестал прежних духовных ценностей. Постепенно произошла подмена целей и задач науки, особенно на фоне усиления атеизма, который исключив ее духовную составляющую взял науку на вооружение как мировоззренческую доктрину. Такая наука и система образования стали основными инструментами формирования интеллигенции и элитных управленческих групп.

Постепенно наука превратилась в догму, защищаемую иерархической (кастовой) пирамидой, академическая верхушка которой определяла, что научно, а что нет. Произошла монополизация научных взглядов, анализа и подходов. То есть только пройдя определенные ступени научно-иерархической пирамиды, человеку давалось возможность публично рассуждать и анализировать. В итоге выросла целая плеяда специалистов, через которых транслировалось обществу, что научно, а что нет… что правда, а что нет. То есть наука стала неким новым культом или религией, постулаты которой могут трактовать избранные, а остальные обязаны принимать и верить им. Эту новую религию стали прививать через образование, воспитывая новые поколения с «нужным» мировоззрением и строго определенным набором знаний. Преподав людям такую историческую концепцию и взгляды далее легко было ими манипулировать, управлять и направлять.

Однако, с наступлением эры информационных технологий, всеобщего доступа к базе данных и источников, которые раньше были открыты только для строго ограниченного круга ученой и политической элиты, произошел слом монополии на научность и трансляцию правды. Большое количество людей с пытливым, критическим и аналитическим умом, смогли обнаружить широкий массив компиляций, фальсификаций и откровенного подлога, на которых зиждется современная историческая концепция, преподаваемая в школе, институте, преподносимая в СМИ и на различных политических уровнях.

Возвращаясь к теме исследования Ф.Экозьянца, хочу отметить, что т.н. «армянский вопрос» или «армянский проект» стал органической частью «Восточного вопроса», разработанного в недрах Ватикана и ряда европейских держав. 

В 1648 году были подписаны два документа, названных Вестфальским мирным договором, окончившим Тридцатилетнюю войну в Европе и сформировавшим принципиально новую систему международных отношений. Провозглашался приоритет национального государства. Не допускалось вмешательство монархов в дела других стран. Римская католическая церковь смогла объединить большую часть европейских монархий и дала им глобальный проект, который сулил господство, богатство и распространение власти на континенты. Приоритетом стало выдавливание мусульманского владычества из Северной Африки, Средиземноморья, Аравии, Персидского Залива и Индии. Для этих целей Ватиканом были объединены усилия правящих кругов Священной Римской империи (земли Германии, Италии, Чехии, Польши), Нидерландов, Швеции, Франции, Испании и Швейцарии и др. То есть удалось примирить и объединить силы католических и протестантских государств ради общих завоевательных целей.

Тогда же, в середине XVII века к армянским общинам проявил повышенный интерес Ватикан, а также ряд европейских монархий, которые стремились использовать восточно-христианские, в том числе армянские общины против Османской и Сефевидской империи. Эти империи представляли серьезное препятствие для экспансионистских планов европейских монархий на Восток.

В недрах Ватикана и был разработан хитроумный проект под названием «Восточный вопрос», в рамках которого было намечено мобилизовать и использовать христианские, в том числе и армянские общины против Османов и Сефевидов. «Восточный вопрос» — это условное, принятое в дипломатии и исторической литературе обозначение комплекса международных противоречий связанных с борьбой европейских держав и царской России с Османской Турцией и Сефевидским Ираном.

К концу XVII века Османская и Сефевидская империи, вступили в период глубокого внутри- и внешнеполитического кризиса. После поражения турок от австрийцев и поляков под Веной (столицей Священной Римской империи) в 1683 году османское продвижение в Европу было остановлено. Затем Османы потерпели еще ряд серьезных поражений в войнах с Австрией, Венецией, Речью Посполитой и Россией. Еще более удручающая ситуация складывалась в Сефевидской империи, где центральная власть теряла контроль над областями и не могла пресечь внутренние восстания и нападения внешних сил.

Доцент Института стран Азии и Африки МГУ им. М.В. Ломоносова, востоковед Шлыков В.И. посвятил этой теме свое научное исследование под названием «МОДЕЛЬ ОБЩЕЕВРОПЕЙСКОГО МИРА ИНЕИЗВЕСТНЫЙ ПЛАН РАЗДЕЛА ОСМАНСКОЙ ИМПЕРИИ КАРДИНАЛА АЛЬБЕРОНИ», в котором привел авторов различных проектов по разделу мусульманских империй.

Начиная с XV века появлялись различные планы раздела Османской империи. Авторами выступали и известные римские первосвященники (Лев X, Пий V, Климент VIII), и могущественные европейские короли. В итоге, европейскими державами был выбран геополитический проект кардинала Джулио Альберони (1664-1752) по разделу Османской империи и созданию устойчивого доминирования Европы на Востоке.

Проект Альберони, написанный на итальянском языке и опубликованный в Вене, Лондоне и Париже на немецком, английском и французском (1735), разительно отличался от многочисленных планов раздела Турции своим оригинальным концептуальным подходом. Основным моментом проекта было спонсирование сепаратистских настроений среди христианских народов Османской Турции. Этим народам обещались «свободы и независимая государственность» под протекторатом европейских держав. План Альберони носил двойственный характер: с одной стороны, был нацелен на обеспечение общеевропейского доминирования, с другой на вытеснение турок-мусульман из Европы, Азии и даже Африки. Это должно было обеспечиваться за счет раздувания освободительного движения среди христианских народов и дальнейшего раздела владений Высокой Порты.

Однако плану кардинала Альберони предшествовала кропотливая работа иезуитских миссионеров с христианскими, в том числе армянскими общинами. Была дана идея и написана история, чтобы объединить разрозненные армянские общины и направить их против Османской и Сефевидской империй. С этой целью в Италии, на острове Сен-Ладзаро, в Вене и других европейских городах под патронажем Ватикана были созданы армянские мхитаристские конгрегации, которые под чутким руководством своих европейских протеже сочинили «древнюю» армянскую историю, сдобрив ее украденными из истории других народов или придуманными историческими сюжетами, событиями и личностями. Основателем ордена мхитаристов стал армянин-католик Мхитар Себастаци (1676-1749), вывезенный в начале XVIII века иезуитами из Османской Турции для создания новой «древнеармянской» истории.

Тогда же был заложен архетип современного армянского народа с «древней многострадальной историей и миссией освобождения» мифической древней Армении, земли которой, как по волшебству двигались и распространялись по территории Османской и Сефевидской империй вслед за интересами европейских держав. Были придуманы основные «древнеармянские» исторические сюжеты - миф о горе Арарат, куда причалил ковчег Ноя, древние армянские государства, которые воевали, побеждали и поучали Вавилон, Египет, Древнюю Грецию, Рим и Иран. Вся эта наспех собранная историческая «баланда» начала через армянскую церковь и европейские миссионерские организации вскармливаться армянским общинам на мусульманском Востоке. Прихожанами различных ветвей армянской церкви были представители разных народов – хаи, айсоры, кипчаки, курды, таты, удины и другие, которых стали обильно кормить новопридуманной «древнеармянской» историей, надолго отравив мозг и сознание новосоздаваемого армянского народа, который готовили на заклание ради интересов западных держав.

Благодаря исследованию Экозьянца, на основе переписки монархов и политиков, архивных материалов Ватикана, Франции, России, Турции и Ирана удается восстановить картину формирования «армянского освободительного движения», а точнее легенды о нем.

Ф.Экозьянц в предисловии четко ставит цель и суть своего исследования: «Я хочу поведать вам историю одной мистификации, имевшей далеко идущие и чрезвычайно трагические последствия для многих народов Передней Азии, растянувшиеся на несколько веков». Тем самым он поставил задачу показать политическую «кухню» т.н. армянского вопроса, который был сформулирован в Европе на фоне придумывания армянской исторической концепции, суть которой сводится к существованию древнего государства «Великой Армении», которое разрушили «злые» соседи армянского народа – турки и вообще мусульмане. Параллельно придуман образ и история армянского народа, который представлен как некое единое целое и игравшее важную роль в древней и античной истории мира.

Ф.Экозьянц констатирует, что «до начала XVIII века письменная история армянского народа была небогатой и содержала редкие упоминания об Армении и армянах. В основном это были сочинения европейских авторов, далеких как от Армении, так и от людей ее населявших. А XVIII век буквально взорвался историческими «открытиями» и извлек из небытия многочисленные армянские царства, о которых никто прежде не слышал и которые стали появляться одно за другим усилиями целой армии переписчиков, чьи перья очень скоро засверкали в окрестностях Ноева ковчега – мифической колыбели человеческой цивилизации. Если в XVI веке Армения упоминалась исключительно как физико-географический регион, то к концу XVII века, благодаря путешественникам и миссионерам из Европы, посещавшим Персию и Османскую империю, слово армяне обрело новый смысл: так стали называть одну из христианских общин».

Автор отмечает, что об Армении и армянском народе «все эти исторические источники появились или, точнее, были чудесным образом «обнаружены» как раз в период с XVIII по XX век. А в XVII веке, как я уже сказал, о них еще никто ничего не знал».

Затем эта мистификация через иезуитов ее придумавших была сочинена и расширена руками мхитаристов (армян-католиков) на острове Сен-Ладзаро, в Вене и других мхитаристских центрах. Здесь компилировались и придумывались сотни исторических книг, в которых известные исторические факты, события и личности смешивались с придуманными, с мистификациями и откровенной ложью. Далее этот исторический «компот» стал бродить по европейским правящим дворам и среди армянских торговых и религиозных общин от Европы до Индии.

Вот на этом фоне и была осуществлена миссия Исраэля (Израэля) Ори, который заложил фундамент событий, позже названных как «национально-освободительное движение армянского народа». При этом мало, кто сегодня осознает, что в 17-18 вв. не было ни наций в нынешнем понимании слова, ни единого армянского народа, который представлял из себя многочисленные общины, состоящие из разных народов и религиозных конфессий.

Ф.Экозьянц четко показал, как в иезуитских кругах сочинили концепт о «Великой Армении», поместили его в Малую Азию, указав центром окрестности горы Арарат, окружающие земли Османской Турции и Сефевидского Ирана, которые были основными геополитическими противниками европейских монархий и Ватикана. То есть была поставлена цель воспитать новое поколение армян на мифах о «Великой Армении», а затем бросить их в борьбу против мусульманских держав в Азии. Забегая вперед отметим, что несмотря на все трудности, этот проект в течение трех веков был успешно осуществлен и его последствия до сих пор отравляют существования стран и народов нашего региона.

Ф.Экозьянц предвидя возмущение со стороны многочисленной публики, которая может привести большое количество фактов о древней истории армян, о том, как им было плохо в Османской и Сефевидской державах, приводит несколько аргументов. В частности, он напоминает, что значительная часть событий о армянской истории появилась относительно недавно в современной историографии, литературе и учебниках. Ведь практически никто не изучает источники и архивные материалы, а верит современным авторам, учебникам и школьной программе по истории.

Также Экозьянц отмечает, что многочисленные исторические страдания и лишения армянского народа, раздуты или же они коснулись не только армянского, а и соседних народов, которым сегодня противопоставляют армянский народ. В частности, широко известная тема «злого сефевидского шаха Аббаса, который в начале XVII века уничтожал и переселял армян из Джульфы» является раздутой. Так называемый «великий сургун» (переселение) коснулось не только армян, но и всех народов – мусульман и тюрок региона, поскольку Кавказ стал ареной затяжных османо-сефевидских войн. Шах Аббас применил широко известную и в наши дни военную тактику «выжженной земли» - разрушения крепостей и выселения народов с театра военных действий, чтобы не дать наступающим Османам укрепиться и найти ресурсы и поддержку на этих землях. Более того, шах Аббас для переселенных армян построил за счет государства города и дал армянам такие торговые привилегии во всей своей империи и международной торговле, что армянские общины стали одними из богатейших и влиятельных в то время. Об этом конечно же современная историография молчит, поддерживая образ «жестоких и беспощадных» врагов армянского народа в лице мусульманских правителей. Кстати, шах Аббас не создал подобных условий для выселенных мусульманских и тюркских общин, которые были еще и наказаны в отличие от армян, сотрудничавших с Османами в период войн. Более того – по окончанию войн, армянское население вернулось на свои места, о чем тоже умалчивает современная историография.

Ф.Экозьянц поднимает иезуитские источники о том, как распространялся католицизм среди армян Леванта (Сирия, Ливан, Палестина и сопредельные территории) в XVII веке. Он отмечает, что «из всех еретиков Леванта иезуиты выбрали армян не только для того, чтобы привести их в подданство к папскому престолу… но и для того, чтобы сделать армян своей опорой на территории Османской империи, Персии и не только».

Широкую информацию об этом содержит книга главного попечителя миссии иезуитов в Леванте, преподобного отца Флерьо, который дает советы как подчинить армян папскому престолу. «Нужно было бы создать школу, состоящую исключительно из армянских детей. Можно было бы поставить ее на такой уровень, чтобы в ней были дети из самых влиятельных семей… Все главные семьи армянской нации находятся в Джульфе, оттуда выходят богатые караваны и множество армян, которые чтобы заниматься торговлей, рассеиваются по всему Востоку и даже доходят до Европы. Именно в этой школе мы сформируем дух и сердце молодых армян; и плоды этого воспитания распространятся до самых окраин мира и сформируют одну из самых важных частей нации».

В этой же книге, изданной в 1694 году, отец Флерьо дает описание девяти средств, с помощью которых можно решить вопрос подчинения армян. Полностью эти девять постулатов и средства их применения приведены в труде Ф.Экозьянца, а я здесь лишь перечислю их суть:

1.      Изменить нравы армян незаметно для них самих.
2.      Сохранить традиционные обряды и обычаи армян, но наполнить их католическими догматами.
3.      Прежде всего заслужить уважение пастырей армянского народа: епископов, вертабье (вардапетов) и священников.
4.      Распространять среди армян книги, наполненные католической доктриной.
5.      Прикрепить миссионеров к армянским торговым караванам для проповедей во время путешествий, а также создать «летучие миссии» для проповедей на длительных стоянках караванов.
6.      Создать школы для воспитания армянских мальчиков и девочек, чтобы в будущем получить священников и вертабье для армянских церквей и матерей для армянских семей, наполненных духом католической религии. Завоевать расположение бедных сельских священников-армян, помогая им деньгами, и научить их методу и искусству воспитания армянских детей.
7.      Создать передвижные миссии, из 2-3 монахов каждая, чтобы они проповедовали в городах и деревнях, где нет постоянных католических миссий.
8.      Проявить нежную заботу о бедных и больных за счет средств, выделяемых королем Франции, чтобы тем самым завоевать сердце всего армянского народа.
9.      Создать семинарию в Леванте: во-первых, для обучения в ней французских миссионеров теологии и языкам местных народов; во-вторых для обучения детей из персов, армян, греков, сирийцев, коптов, которых отберут миссионеры и впоследствии введут в высшее духовенство их народов.

Наверное, многие заметили, что эти постулаты актуальны и до наших дней, и их применение относится не только к армянскому народу. Отметим, что опыт и знания отца Флерьо о особенностях, характеристиках армянского народа, по всей видимости были получены и от миссионеров-иезуитов, создавших в 1688 году в Эрзуруме первую в Османской империи миссию по обращению армян в католицизм. Эта миссия смогла внести раскол не только в армянские общины, но и во власти Османской империи, которые не знали, как противостоять новым формам «управления через образование», открыто сформулированным несколько лет спустя в книге отца Флерьо.

Ф.Экозьянц коснулся другого мифа о «изгнании и избиении армян Эрзурума» в 1690-ые гг. со стороны османских властей. По итогам деятельности католических миссионеров, значительная часть армянского населения и священников здесь приняли католическую веру. Османские власти не вмешивались в деятельность миссионеров, однако смуту подняла Армянская церковь, испуганная темпами принятия католицизма со стороны ее паствы. В итоге эта борьба вылилась в кровавое противостояние между армянами григорианской веры и армяно-католиками, которых убили или изгнали из Эрзурума за смену веры.

На фоне этих событий и разворачивается миссия авантюриста Исраэля Ори, который прекрасно знал о том, кто из армянских меликов и священников имел тайную переписку с Ватиканом и поддерживал армяно-католиков Эрзурума. Напомним, что Исраэл Ори находился в составе делегации Эчмиадзинского католикоса Иакова IV (Акопа Джугаеци), прибывшего в 1678 году в Стамбул, чтобы отсюда двинуться в Европу, возможно к курфюрсту Пфальцскому и в Ватикан к Римскому Папе. Однако Иаков IV умирает в Стамбуле и кроме Исраэля Ори все остальные возвращаются назад.

За год до этого, в 1677 году под руководством католикоса Акопа Джугаеци (Джульфалы), в Эчмиадзине было проведено собрание религиозных деятелей, на котором было принято решение о том, чтобы послать делегацию в Западную Европу. Узнавший об этом Эриванский хан попытался помешать поездке, но католикосу удалось бежать в Грузию, где он заручился поддержкой картлийского царя Георгия XI, откуда затем продолжил путь в Стамбул. Там Акоп Джугаеци вступил в переписку с польским королем Яном III Собеским (1629-1696), который вел затяжные войны с Османской империей. Эти подробности можно узнать из статьи американского армениста, профессора С. Питер Кау. (Ejmiatsin — статья из Encyclopædia Iranica. S. Peter Cowe)

Дело в том, что эчмиадзинские первосвященники давно уже сотрудничали с Папским престолом, а тайно принявший католицизм Иаков IV полностью попал в зависимость Ватикана по причине своей авантюристической натуры, властолюбия и жадности. Его огромные долги в больше степени были покрыты иезуитами и курфюрстом Пфальцским, который и требовал, чтобы Иаков IV явился к нему во дворец. Отметим, что после смерти Иакова IV, его соперник иерусалимский армянский патриарх Егиазар стал католикосом в Эчмиадзине. Он тоже имел сношения с иезуитами Эрзурума, который посещал, и тайно принял католицизм.

Ф.Экозьянц об этой миссии, личности Иакова IV и других деятелях приводит важные факты из трудов современников событий - британского дипломата Шевалье Рико, французского путешественника Жана Шардена, влиятельного дипломата, секретаря французского посольства в Стамбуле Эдуарда де ла Круа и других авторов того времени. Благодаря этим источникам становится понятным как алчность и властолюбие погубили Иакова IV. Особый интерес представляет характеристика И.Ори данная прокуратором иезуитов в Исфахане падре Крусински, который называет Ори авантюристом, интриганом, продававшим кофе для европейских армий и в итоге получившим офицерское звание. По мнению падре Крусински, интриган Ори ловко использовал и обманывал армянских меликов, Римского папу, европейских и русского монарха, распространял ложные слухи о «создании армянского королевства» под протекторатом европейских или русского монарха. Именно этим Ори занимался прибыв в Шемаху, которая на Кавказе являлась важным стратегическим городом Сефевидской империи. Крусински отмечает, что спустя несколько лет Ори «умер в Астрахани добрым католиком». 

Католикос Иаков IV, часть его окружения, в том числе некоторые мелики тайно приняли католицизм, что неоднократно отмечалось в письмах папскому престолу и европейским монархам. Ф.Экозьянц посвятил значительную часть своей книги исследованию именно этой переписки армянских меликов с европейскими и российским дворами. Эта группа меликов из Сюника откуда родом был и сам Исраэл Ори, решили втянутся в авантюру, которая по их мнению сулила богатство и власть. Ради этого они и выразили готовность подписаться под иезуитским проектом «по воссозданию древнего армянского царства» под патронажем европейских монархий. Также отметим, что предки И.Ори происходили из Карабаха, из Хачена, в связи с чем он неоднократно посещал Гандзасарского албанского патриарха с целью убедить оказать поддержку его планам.

Именно поэтому историк Г.Эзов, автор труда «Сношения Петра Великого с армянским народом» называет Исраэля Ори впервые поставившим «в политических сферах Европы армянский вопрос». То есть до этого мир и не знал о существовании «армянского вопроса», более того о нем и не ведали сами армянские мелики, ставившие свои подписи под письмами, которые Исраэл Ори сочинял для Ватикана и европейских монархий, а затем и для русского царя Петра Первого. Большая часть писем меликов помечены, как написанные в Ангеракоте (Ангехакот, Ангелакот) — село в Сюникской области (Армения). Это село было резиденцией мелика Сафраза, который наиболее активно поддерживал проекты И.Ори.

20 лет Исраэл Ори провел в Европе, где успел служить и воевать для французской короны и затем для Пфальцского (немецкого) курфюрста. Отметим, что Ф.Экозьянц изучая фигуру Ори приходит к выводу, что прибывший спустя 20 лет назад к меликам Ори был другим человеком, поскольку его не узнали ни родные, ни близкие, ни друзья. При этом он избегал встречи с главами Эчмиадзина, где временно поменялась прокатолическая ориентация и его могли раскрыть и наказать. Он смог убедить некоторых меликов Сюника, которые и прежде имели тайные сношения с иезуитами поддержать его миссию. В итоге мелики подписали письма, где они умоляют Римского Папу, ряд европейских и русского монарха оказать им помощь и даже высказывают готовность объявить кого-нибудь из них своими правителями. Более того, выясняется, что возможно и не существует оригиналов этих писем на армянском, к тому же мелики передали Ори несколько пустых листов бумаги со своими подписями и печатями, чтобы тот по своему усмотрению использовал их в поездках и переписке! То есть Ори манипулировал и использовал меликов так, как считал нужным.

Миссия Исраэла Ори по всей видимости была отправлена на фоне того, что в Эчмиадзине не осталось верхушки, поддерживающей планы иезуитов. Отмечу, что патриарх Иаков IV (Акоп Джугаеци) был родом из Джульфы, к армянам которой спустя несколько лет иезуит отец Флерьо предлагал оказывать особое внимание для продвижения католической веры и европейских интересов. После смерти Иакова IV в 1680 году, его соперник иерусалимский армянский патриарх Егиазар стал главой Эчмиадзина, который был близок к иезуитской миссии в Эрзуруме. Но после смерти Егиазара в 1691 году, патриарший престол в Эчмиадзине временно перешел в руки священников, опасавшихся сближения с Ватиканом. Именно в этот непростой для интересов иезуитов и курфюрста Пфальцского период в регион с особой миссией и был направлен Исраэл Ори.

Ф.Экозьянц извлек много важного из переписки на французском и латинском языках, на которые переводились письма И.Ори. Также исключительный интерес представляют переводы писем и цитат из трудов иезуитов и другие архивные материалы, благодаря которым можно восстановить картину и акторов авантюры И.Ори. Важным фактором является тайный переход меликов и части армянских священников в католицизм, что успешно использовал И.Ори в своей деятельности. Сам он тоже был католиком и выполнял иезуитский план возможного раздела и уничтожения Османской и Сефевидской империи посредством создания армянского царства, управляемого из Европы или России.

Я думаю ярким примером авантюристской натуры И.Ори может служить, то, что в России на приеме у Петра Первого он преподнес царю сугубо османские дорогие украшения, оружие и тонкой работы золотые вещи, зная страсть Петра ко всему османскому, в том числе стремлению выйти к «теплым морям». Другой пример интриганства И.Ори заключается в том, что к русскому царю он прибыл как представитель Пфальцского курфюрста, а из России к сефевидскому шаху он отправился как представитель Римского Папы.

Весьма интересной является глава «Мелики и реальное положение армян в Персии», в которой Ф.Экозьянц доказывает, что у меликов и армянских религиозных общин было столько свободы действий, денег, полномочий, вооружения и ресурсов, которых даже в помине не было у большинства мусульманских общин Сефевидской империи.

«Среди современных армянских историков бытует мнение, что мелики, как и весь армянский народ, так долго изнемогали под непосильным гнетом неверных, что готовы были довериться любому, кто дал бы им хоть малейшую надежду на спасение. Но давайте посмотрим, могло ли это соответствовать действительности», - отмечает Ф.Экозьянц.

«Напротив, мелики прекрасно уживались с властями, богатели, имели дома, земли, слуг и даже, как мы скоро увидим, собственные армии!», - констатирует автор.

В письме курфюрсту Пфальцскому Иоанну Вильгельму мелики сообщают: «мы не терпим ни в чем недостатка, мы имеем деньги, имущество, людей, способности носить оружие, и все, что нужно для нашего предприятия; у нас недостает только правителя страны, мы сильно желаем и убедительно просим Бога, чтобы эта доля выпала Вам». То есть имея всё, они готовы предать власти, который им эти возможности предоставили ради иллюзии, что европейский монарх придет ими править!

А в письме Петру Первому мелики, призывают его начать войну против своих властей и пишут: «А после окончания военного похода войска его царского величества будут зимовать в королевстве Армения и будут прокормлены проторми (средствами) армянскими, из которых одна провинция может прокормить сто тысяч воинов». Выходит, что мелики смело пишут европейским и русскому монарху, призывая их войной идти в регион и обеспечить полное военное довольствие для стотысячной армии! Это может быть результатом вовсе «не притеснения» меликов со стороны мусульманских властей, а того, что они в прямом смысле зажрались, потеряли чувство меры и страха.

«А теперь посмотрим, какие силы были выделены персидскими властями, чтобы держать «в рабстве» все христианское население обозначенных провинций», - пишет Ф.Экозьянц, ссылаясь на письма меликов. Автор резюмирует, что согласно цифрам и данным самих же меликов выходит, что «войска, с помощью которых персы держат в рабстве сотни тысяч христиан, насчитывают примерно 4-5 сотен человек, и все похоже на то, что персидские власти не только не пытаются угнетать христианское население, а напротив, абсолютно доверяют ему и убеждены, что у них нет оснований опасаться враждебных действий с его стороны».

Подводя итоги Ф.Экозьянц констатирует, что если «армяне действительно стонали под игом неверных и все их мечты были только о том, чтобы освободиться, то … у них не было никаких серьезных препятствий, чтобы осуществить свою «вековую мечту» … И разве им нужны были для этого Римский Папа, курфюрст Пфальцский или Князь Московский?.. А может быть, независимость армян не была истинной целью меликов? Может быть, мелики преследовали свои личные интересы и не являлись выразителями надежд и чаяний всего армянского народа?».

В письме Римскому Папе мелики прямо заявляют: «После нашего освобождения, если наши патриархи захотят со смирением и покорностью подчиниться Вашему Святейшеству, это покажется нам правильным и приятным; но, если они не захотят, мы не признаем их и примем новых от Вашего Святейшества, и посадим их в Эчмиадзине».

А Исраэл Ори в своем письме курфюрсту Пфальцскому просит не посвящать Петра Первого в свои планы, аргументируя тем, что Петр непременно привел бы армян в подчинение греческой (православной) церкви. «… армяне скорее захотят остаться под властью неверных, нежели быть под властью греческой церкви», пишет Ори, давая понять, что следует избегать принятия православия со стороны армян, которое может иметь место в случае завоевания региона Петром Первым и нанесет урон интересам Католической церкви.

Ф.Экозьянц особо отмечает: «Что касается самого Исраэля Ори, то почти во всех документах, дошедших до нас, его называют посланником Папы Римского». То, что он выполнял конкретный план становится ясно на встрече с Гандзасарским патриархом Филиппом в апреле 1699 года. Он ухитряется внести раскол, напрямую говоря Гандзасарскому патриарху в присутствии меликов, что его вероубеждения ошибочны, еретические и следует принять католическую веру. Подобная смелость ошеломила Гандзасарского патриарха, который возможно и не знал, что прибывшие с Ори мелики уже давно приняли католицизм.

Ори открыто предложил патриарху взятку в виде денежных поступлений от европейских монархий «для пользы христианской религии заняться благотворительностью, которая коснулась бы церквей, монастырей, обителей, госпиталей и других подобных заведений в зависимости от потребностей». Сперва эта идея понравилась Гандзасарскому патриарху, но когда он понял, что должен будет давать отчеты о расходовании денег и для этого обязан будет пустить европейских «инженеров, комиссаров и церковников», то решил отказаться от затеи.

Однако, спустя несколько лет Ори удалось склонить Гандзасарского патриарха к сотрудничеству, и поддержке его планов. В итоге И.Ори и приставленный к нему вардапет Минас отправились в Европу и Россию с письмами от меликов, а также с пустыми листами, на которых они поставили свои подписи и печати. Ф.Экозьянц отмечает, что в итоге вардапет Минас поймал И.Ори на мошенничестве с письмами и своевольным использованием доверия меликов в своих интригах.

Исраэл Ори в своих письмах, а точнее в донесениях военно-разведывательного характера, как офицер докладывал о всех слабых точках Сефевидской державы, о стратегических крепостях, их гарнизонах, правителях, вооружении, степени укрепленности, состоянии дорог и других важных данных. В итоге он составил и послал в Европу и Россию план захвата Кавказа и дальше центра Сефевидской империи вплоть до Тебриза. С этой целью он не раз побывал в азербайджанских городах и в центре сефевидской державы. Однако, его план не был тогда реализован, забегая вперед отметим, что его намерения были раскрыты со стороны сефевидского шаха, который имел по этому поводу интересную переписку с Петром Первым.

Будем с нетерпением ждать второй части книги Ф.Экозьянца, где он ссылается в том числе и на переписку восточных монархов, уникальные письма сефевидских шахов на азербайджанском и персидском языках. Также, Экозьянц обещает, что вардапет Минас станет одним из основных героев второй части его книги, что позволит более подробнее раскрыть темную сторону личности и деятельности И.Ори. Тем более, что есть внушительная доказательная база того, что тот, кто выдавал себя за И.Ори в действительности претворял изощренный план жертвой которого могли стать даже доверившиеся ему мелики. В частности, в одном из писем Петру Первому вардапет Минас раскрывает механизм «троянского коня», которым пользовались католические миссии в Передней Азии. Миссии поощряли строительство большого количества огромных монастырей и церквей, которые по укрепленности и возможностям не уступали военным крепостям. Предполагалось, что в случае военной кампании эти храмы-крепости будут использованы как плацдармы и оборонительные укрепления для наступающей армии европейских держав. Вардапет Минас дает Петру Первому совет по примеру иезуитов строить на предполагаемых к завоеванию сефевидских территориях Южного Кавказа такие же храмы-крепости.

Отметим, что интерес к Кавказу возрос на фоне полного ослабления и смуты в Сефевидской империи, предстоящий раздел территорий которой стал причиной борьбы между европейскими державами, Османской Турцией и Россией. Исраэл Ори и Вардапет Минас ловко использовали повышенный интерес христианских держав к региону, стремясь услужить и получить свои выгоды на будущее.

«Переписка Исраэла Ори, тайная и явная, свидетельствует о том, что истинной целью была смена власти в Персии, а освобождение персидских христиан могло стать для нее хорошим прикрытием. И для того, чтобы это прикрытие выглядело достаточно убедительным, европейским монархам понадобились письма меликов, написанные якобы от имени всего армянского народа Персии. В задачи Исраэла Ори входило раздобыть эти письма и собрать разведданные для последующего вторжения в Персию», - отмечает Ф.Экозьянц.

Забегая вперед, отметим, что победителем в том военно-политическом раунде вышла Османская Турция, которая временно смогла взять под контроль значительные территории Кавказа и прикаспийских регионов. Это удалось на фоне неудачного Каспийского похода 1722-23 гг. Петра Первого, осуществленного в том числе на основе писем, донесений и маршрута составленного Исраэлем Ори для курфюрста Пфальцского в 1699 году. Смерть Петра Первого не позволила России укрепиться в Прикаспийском регионе, в крупных городах как Дербент, Баку, Шемаха, Гянджа и др.

Османская Турция заняла большую часть Южного Кавказа, и такая ситуация продолжалась до прихода к власти в ослабевшем Сефевидском государстве Надир-шах Афшара, совершившего славные походы и временно восстановившего былую блистательную мощь Кызылбашской (Сефевидской) империи. Этот период связан также с тем, что были наказаны некоторые христианские правители, в том числе и армянские мелики, предлагавшие корону мифической Армении европейским и русским монархам. Я думаю, это было в том числе результатом «медвежьей услуги» Исраэла Ори и группы меликов, самонадеянно посчитавших, что наступает конец мусульманскому владычеству в регионе. Предателей никто не любит, и не помогают им даже те, кто покровительствовал… их просто используют. 

Поэтому незавидной стала дальнейшая судьба И.Ори, умершего по возвращению из Ирана в Россию в 1711 году в Астрахани. Армянские источники утверждают, что в действительности «Ори был отравлен астраханским воеводой П А. Апраксиным. После смерти Ори русские чиновники Астрахани разграбили его имущество и обвинили в мошенничестве. Вардапету Минасу пришлось приложить большие усилия, чтобы вернуть часть захваченного имущества и восстановить честь своего покойного друга». Эти обстоятельства подробно рассмотрены в книге А. Иоаннисяна «Очерки истории армянской освободительной мысли», (кн. II, Ереван, 1959, с 620-624, на арм. яз.).

Резюмируя отмечу, что услуги авантюристов вроде Исраэла Ори и других местных «троянских коней», которые в нужный момент выступали от имени всего армянского народа, еще неоднократно пригодился в период экспансии на Кавказ в XVIII-XIX вв. Но это уже тема другого исследования или статьи.


Комментарии: