1 мая 2013 г.



Каланкатук - название большого поселения в исторической провинции Ути, входящей в состав территории Кавказской Албании. Находился примерно 50-55 км. на западе от исторической столицы Албании г. Берда на реке Тертер. В настоящее время локализуется на территории Агдеринского района.  Несколько раз упомянут в «Истории Албан» Моисея Каланкатукского.  И в первую очередь, в связи с Алуэнским собором, датируемым 488-м годом н.э. Судя по всему, был провинциальным центром, имел иерейство, монастырь, и в Иерусалиме был представлен отдельным монастырем. По словам Моисея Каланкатукского, сам он был родом из этого поселения.

В тексте «Истории Албан»,  изданном на грабаре (староармянском) в 1860-м г. армянским историком Эмином, название поселения отмечается как Каланкатуц (Կաղանկատուոց) А в английском переводе текста, сделанным Робертом Бедросяном (Movses Dasxurant'si's  HISTORY OF THE AQHUANS), название озвучивается в современной транскрипции какКаганкатук. Дело в том, что буква -ղ в староармянском правописании озвучивался как твердое L. А уже в поздней армянской транскрипции как твердое Ğ (Ғ). Вот почему  в текстах Албания становится Агванком (порой Ахованк), Тифлис превращается в Тпхис, Албак уже читается как Агбак, или Ахбак, Елисей преобразуется в Егише, Соломон становится Согомоном, Лазарь Газаром, Левонд Гевондом и т.д.


В переводе на русский язык «Истории Албан», сделанном Ш. В. Смбатяном, название отмечено как Каланкатуйк. Трудно судить, связано ли это с оригиналом текста, которым пользовался Смбатян. А в парижском издании 1856-го года «Истории Албан» на грабаре Г. В. Шахназаряна  название топонима проходит уже как Каланкайтук. Разночтения в рукописях еще обусловлены тем, что переписчики армянских текстов не совсем точно понимали смысл самого топонима, вследствие чего не смогли воспроизвести единое правописание названия, что привело к незначительным отличиям в фонетическом озвучивании имени поселения.
Мое мнение состоит в том, что название данного поселения, вернее городка, могло иметь два варианта фонетического воспроизведения - в форме Каланкаты(й) и Каланкатук, которые, имея одно и то же значение, этимологически выводятся из тюркского языка. Для удобства и во избежание повторения разных диалектических модификаций я пользуюсь просто фонетической формой Каланкатук, которое состоит из двух тюркских слов - «калан» и «катук».

Нужно также отметить, что данный топоним в трудах  таких арабоязычных авторов X в. как аль Истахри, ибн Хаукаль и аль Мукаддаси отмечается в форме Калькатус (или просто какQalqatus). Налицо то, что сведения этих авторов-современников восходят к общему источнику. И может быть, в описании географии с христианским населением они пользовались переводом с грекоязычного труда, поскольку -s в конце слова Qalqatus является греческой постпозицией именительного падежа.

В первую очередь нужно отметить, что название Каланкатук этимологически из армянского языка никак не выводится. Имеется версия Ворошила Гукасяна, где он с помощью удинского, горных кавказских и цахурского языков данный топоним этимологизировал как «кала кай ту» - «люди из большего селения».

Ворошил Гукасян оставил после себя интересные работы, где приводятся некоторые тюркизмы в староармянском и удинском языках.  Очень ценным является то, что он вывел в удинском языке некоторые тюркизмы архаической формы, то есть гунно-булгарские фонетические воспроизведения слов, которые в сегодняшней азербайджанской транскрипции звучат немного иначе. Нужно с сожалением признать, что сегодня уже нет исследователя такого уровня, знающего староармянский, тюркский и удинский языки. Но думаю как лингвист он не заметил, что слова кала-большой и кай (кёй)-селение должны иметь тюркское происхождение. Но в любом случае приведенная им этимология правильна для первой части топонима Каланкатук.

Прежде чем приступить, к более детальному анализу топонима Каланкатук нужно представить историческую этническую картину Кавказской Албании хотя бы V-VI вв. В советский период превалировала тенденция отрицать присутствие тюркской составляющей в  населении Кавказской Албании, хотя первоисточники твердили об обратном. Но сегодня ведь уже нет советских установок. Между тем  исследователи-албанисты, оставаясь в плену совковых  предрассудков,  пытаются обходить молчанием факты о тюркском населении Кавказской Албании, которая по количеству была такой же многочисленной,  как и сегодня. 
Начнем с того, что в «Житие Петра Ивера» (IV в.) говорится, что грузинский царь Фарасман взял власть в Иберии с помощью войск белых гуннов, «бывших соседями иверов».1  Свидетельство это, конечно же, очень уникальное. Кроме того, провинция Ути в староармянских текстах, по которым анализируют историю Кавказской Албании, еще называлась Севордик, то есть страной сабиров. Именно подобные моменты фальсификаторы истории Кавказской Албании обходят молчанием. Они так и не могут понять, что старые модели исторических концепций сегодня им уже не помогут. Начнем с того, что тюрки сабиры-сувары в византийских источниках проходят как доминантное население Албании. Вот, что говорит один из византийских авторов Менандр Протектор, отмечая события 570-х гг. н.э.:
«При кесаре Тиверии римские полководцы напали на Алванию, взяли заложников из средысавиров и других народов и возвратились в Византию» 2

Из этого отрывка становится ясным, что для римлян в противостоянии с Албанией главной силой были тюрки савиры-субары. Эти племена очень часто упоминаются римскими хронографами. Вообще-то исторический след субар-савиров в Анатолии, Черномории и на Кавказе был очень сильным. Это были действительно мощные и многочисленные гуннские племена, распространившиеся также на огромные территории Евразии. А на территории Кавказской Албании в раннем средневековье были доминирующей силой:
. ..Персы в прежнее время являлись обыкновенно в Персидской Армении лишь около исхода месяца, получившего название августа, и тогда только начинали военные действия; но теперь Хозрой вступил в эту область прежде обычного времени. Римляне были им предупреждены и, опоздав вступлением, в течение целого года не могли произвести ничего вовремя. Римское войско не было еще собрано. Полководцам Курсу и Феодору было тогда объявлено, что кесарь гневается на них за то, что они по вступлении в Алванию не перевели в другое место савиров и алванов, но выступили из этой страны, полагаясь на взятых у этих народов заложников. Курс и Феодор раскаялись в своем поступке, видя из самого опыта, что они поступили оплошно и упустили из виду выгоды государства; ибо, по удалении их, савиры немедленно свергли с себя господство римлян. Римские военачальники опять вступили в Алванию, заставили савиров и алванов переселиться по эту сторону реки Кир и впредь оставаться в римской стране..... 3

Отсюда со всей очевидностью следует, что главной силой, с которой сталкивались византийцы в Албании, были савиры. Исторически тюркские племена савир-субаров в силу своей военной организованности были притягательны как для сасанидов, так и византийцев, которые в своих войнах активно использовали военные подразделения савирских тюрков. И каждая держава хотела перетянуть их на свою сторону, предоставляя огромные территории своих земель для этих гуннских племен. В какой-то момент количество только проримско настроенных савир-субаров на Южном Кавказе исчислялось даже сотней тысяч, что для того времени было очень внушительной силой:

В том же году  присоединилась к римлянам некоторая жена из гуннов, называемых сивирами, варварка, по имени Воарикс, вдова, под властью которой находилось сто тысяч гуннов; она управляла ими в странах гуннских по смерти мужа своего, Валаха. Кавад склонил двух царей  других гуннских племен, живших далее во внутренних краях , по имени Стиракса  и Глониса, помогать ему в войне против римлян. Когда они проходили с двадцатью тысячами войска в Персию через владения царицы Воарикс, она напала на них и поразила наголову. Одного из них, именно Стиракса, полонила и отослала в оковах к царю в Константинополь, а другого, Глониса, убила на сражении. Таким образом сделалась она союзницей и другом царю Юстиниану. 4

Имя савир-субарского вождя Стиракса у другого византийского автора Ионана Малалы проходит как Туракс (Τύραγξ ). По этим византийским сведениям становится ясным, что тюркские племена савир-суваров в Транскавказии были внушительной силой и, судя по источникам, они подчинялись хазарским каганам, а не албанским князькам. Эти же сведения косвенно подтверждаются арабоязычными источниками и текстами армянских летописцев. Арабоязычный автор ибн-Хаукаль оставил нам сведения, где отмечается, что некий владетель суварского происхождения Сенахериб ибн-Сувар является правителем части территорий Албании, в том числе и края под названием Хачин Карабаха:
Путь из Берда'а в Дабиль: от Берда'а до Калькатуса - 9 фарсахов; от Калькатуса до Метриса - 13 фарсахов, а отсюда до Давмиса - 12 фарсахов; от Давмиса до Кайлаквина  - 16 фарсахов; от Кайлаквина до Сисаджана - 16 фарсахов; Сисаджан - город приятный, средней величины; от Сисаджана до Дабиля - 16 фарсахов.
Среднее и наиболее близкое в истине взимание налогов было в 344 году. Заведовал взиманием податей по договору Абу-Касим-Али-ибн-Джа'фар, заведывавший финансами Абу-Касим-Юсуф-ибн-аби-Саджа, а после него финансами ас-Садлара, именно Мерзабан-ибн-Мухаммед-ибн-Мусафира. Он (финансист) условился с Мухаммед-ибн-Ахмедом, владетелем Шарван-шаха и царем его, внести 1 000 000 диргемов. и в это условие вошел Асхас, властитель Шакви, по имени Абу-Абдуль-Мелик. Далее заключил он условие с Санхарибом, по имени Ибн-Суваре, владевшим территорией Раб', внести 300 000 диргемов и дары, а властитель Джурзана Васгаян-ибн-Муса должен был дать 200 000 диргемов; Абу-Касима Вейдзурийца, правителя Вейдзура, он обязал на 50 000 динаров и дары; Абуль-Хайджа-ибн-Раввада обязал доставить от страны его в Агар и Варзакане 50 000 динаров и дары; Абу-Касим Хайзаниец сообразно с областью его вместе с недоимками должен был дать 4 000 000  диргемов. Тот пожелал уменьшить сумму и стал надоедать с просьбами, а поэтому было прибавлено ему в вид наказания за его поступок 300 000 диргемов и 100 парчевых румских одежд. Он (финансист) принудил Бану-д-Дейрания уплатить количество, бывшее раньше их ежегодным налогом в 100 000 диргемов, но простил им налог за четыре года за выдачу Дайсем-ибн-Садлуия, просившего у них защиты. Он обязал Бану-Санбат платить с их области во внутренней Армении 2 000 000 диргемов и скинул с них 200 000 диргемов. Он взыскал с Санхариба, владетеля Хаджина, 100 000 диргемов, лошадей и дары на 50 000 диргемов. И таким образом вся условленная подать в виде людей, звонкой монеты, хозяйственных принадлежностей, даровых мулов и вьючных животных и украшений доходила до 10 000 000 диргемов .5

Отсюда становится ясным также то, что  владетель Хачина Сенахериб ибн Сувар занимался разведением лошадей. Общеизвестно, что эта традиция разведения Карабахских пород лошадей присуща именно тюркам,  а не кому-нибудь другому.
Возвращаясь к тюркам савир-субарам отмечу, что кроме стотысячного (очень внушительной популяцией для того времени) провизантийского населения в Азербайджане существовали также савир-субары просасанидской ориентации, и, видимо, так же исчислялись внушительным количеством. Эти сабир-суварские орды, частично вобравшие в себе дейлемитские дружины в Южном Азербайджане, активно участвовали в военных экспедициях сасанидов, а позже и противостояли арабским набегам.

Выше я отмечал, что область Ути в древнеармянских текстах именуется также как Севордик, то есть областью савиров.  Как бы ни пытались фальсифицировать армянские дельцы от науки, тюркское происхождение гуннских племен из истории не вычеркнешь. И просто тщетными являются потуги выдавать этих  тюрков за армян, истолковывая высказывания ибн Хаукалья, или спекулировать на гипотетическом венгерском происхождении тюрков сувар-сабиров.
А о тюркских племенах савир-субаров и об их древнем присутствии на Кавказе мы говорили в десятой части проекта Саки Сисакана и Арана. Единственно отметим, что язык у тюрков субар не был близким чувашскому, как представляет себе часть тюркологов. Махмуд Кашгари четко классифицирует их наречие:

«Что касается наречия Булгар, Сувар, Бажанак и далее до предместий Рума, - это тюркский, с усеченными окончаниями одного вида» 6

Эти сведения Кашгари свидетельствуют о том, что наречия западных тюрков были близки друг другу. А в переводе на русский язык у ибн Хаукалья сувары действительно отмечаются как армянское племя:
Река Кура берет начало в стране Хазран в царстве Джурджин, и, протекая по пределам Абхаз, достигает пограничного города Тифлиса, который разделен на две части; она проходит по области Сиавурдия армянского племени, храброго и могущественного, как мы сообщили в их истории; они дали свое имя секирам, называемым сиявурдийскими, которыми пользуются Сиябихе и другие из войск не арабских. Кура продолжает свой путь, пока не достигает трех миль до Берда'а, и проходит у Бердиджа, одного из ее округов; достигнув Санарэ, она принимает в себя ар-Расс, выходящий из соседства с Трабизундэ и достигающий Куры. Соединившись, обе реки впадают в Хазарское море.7

Эта так называемая неточность связано с тем, что основная масса савир-субарских племен до вторжения арабских войск приняла христианскую веру, и, по всей видимости, григорианскую ветвь, которая еще не так четко отделялась от других конфессий. Этот абзац ибн Хаукалья еще раз подтверждает, что в средние века понятие армянин имело больше религиозную смысловую нагрузку, нежели этническуюВо всяком случае, для раннего и среднего мусульманского средневековья термин «армянин» был равнозначен «христианин»у, и особенно христианину григорианской веры,  что намеренно замалчивают  армянские историки.  Но повествование Иоанна Католикоса (Драсханакерци) напоминает о том, что жители Ути - это севорды, а севорды были гуннами:
Тем временем Буха схватил великого ишхана Атрнерсеха, который пребывал в крепости Хачен, а также его сородичей. Оттуда он направился в гавар Гардман и, осадив крепость Гардман  и овладев ею, захватил там и заковал ишхана Гардмана - Ктрича.
Оттуда, направивши путь свой в гавар Ути, он в гюхе Тус захватил в плен Степаноса по прозвищу Кон, род которого по имени прародителя его Севука называли Севордик ...8

Севук (любимый) - конечно же тюркское имя, но здесь автор либо переписчики текста или ошибаются намеренно, или пользуются народной этимологией. В данном случае речь идет о периоде войны между хуррамиййе (красноодетые)  под руководством Джавидана и Бабека, и халифатом, когда аббасиды отправили войска в регион под предводительством  тюркского полководца Буги ибн Кабира. Но для нашего повествования главным является факт суварского происхождение жителей провинции Ути, что вообще было упущено всеми исследователями истории Кавказской Албании:

... Смбат, почувствовав вероломное предательство некоторых [нахараров], также собрал в страшной спешке многочисленное войско и передал его в руки сыновей своих Ашота и Мушела, повелев им остерегаться дорог. Пустившись в путь, они достигли гавара Ниг и увидели, что посреди плоской равнины у подножья горы расположился стан иноплеменников, а с ними находится и царь Гагик. Так неожиданно столкнувшись с ними, они поневоле приготовились к сражению, не ведая о предательстве своих войск - жителей гавара Утикоторых звали севордик. Вступив первыми на поле битвы, они проявили неустрашимость в атаке и, с победоносной храбростью врезавшись в гущу боя, стали биться с ними.  Но когда бой разгорелся и сражающиеся смешались друг с другом, войско утийцев, соответственно предательскому замыслу, неожиданно повернуло вспять и разбрелось безвозвратно кто куда. Так как Ашот находился на этой стороне войска, то поневоле был вынужден с ним вместе повернуть назад, ибо натиск иноплеменников еще более усилился. А Мушел, оказавшись в окружении врагов, выказал на удивление всем необыкновенную храбрость, однако он не смог устоять в единоборстве с толпой, его схватили и повели к остикану....9

В данном случае речь идет о битвах, которые вели Саджиды - тюркская династия, правившая Азербайджаном и Арменией, их вассалы Арцруниды - иранизированный княжеский род ассирийского происхождения против  Багратидов, где на обеих сторонах ударной силой были тюркские военизированные подразделения.  Не вдаваясь в подробности, отметим, что для нас существенным является то, что Иоанн Католикос жителей Ути называет севордиками, то есть тюрками савир-субарами. Даже в этом отрывке, где  летописец с пристрастием отмечает «предательство» севордиков, где «войско утийцев, с победоносной храбростью врезавшись в гущу боя, но после соответственно предательскому замыслу, неожиданно повернуло вспять и разбрелось безвозвратно кто куда» отчетливо просматривается тактика битвы тюркской конницы. Неожиданно имитируя побег, они втягивают вглубь войска противника. В данном случае пробагратидски настроенный труд Иоанна Католикоса интересен тем, что он несколько раз жителей провинции Ути называет севордиками, или «дикими племенами гавара Ути», или «народом, живущим окрест нас». Если отбросить пристрастные добавления поздних христианских чернецов о «дикости и предательстве» севордиков, то эти аутентичные армянские сведения информативны тем, что они фиксируют гунно-тюркское кочевое население на части территории совр. Армении и Сев. Азербайджана. Таким образом,  основным населением провинции Ути были не кавказоязычные удины, как сегодня заблуждаются некоторые, а тюркоязычные кочевые субар-савиры, которые занимали Казах-Гянджа-Карабагские области.

Итак, резюмируя вышеприведенные сведения из византийских, арабских и армянских источников выясняется, что важную военную силу Кавказской Албании в начале средневековья составляли сувары-сабиры, которые также являлись основным населением провинции Ути. В этом случае резоннее предположить, что хотя бы часть топонимов края имела тюркское происхождение, что мы видим в топониме Каланкатук, где вторая часть топонима Каты(й)-Катук встречается в названиях многих тюркских укрепленных поселений. Об этом имеются примеры в произведении Константина Порфирородного, где он перечисляет имена печенежских укреплений:

37. О народе пачинакитов
Должно знать, что по ею сторону реки Днестра, в краю, обращенном к Булгарии, у переправ через эту реку, имеются пустые крепости: первая крепость названа пачинакитами Аспрон, так как ее камни кажутся совсем белыми; вторая крепость Тунгаты, третья крепость Кракнакаты, четвертая крепость Салмакаты, пятая крепость Сакакаты, шестая крепость Гиэукаты. Посреди самих строений древних крепостей обнаруживаются некие признаки церквей и кресты, высеченные в песчанике, поэтому кое-кто сохраняет предание, что ромеи некогда имели там поселение. 

Должно знать, что пачинакиты называются также кангар, но не все, а народ трех фем: Иавдиирти, Куарцицур и Хавуксингила, как более мужественные и благородные, чем прочие, ибо это и означает прозвище кангар 10.

Кроме Аспрон, которое имеет греческое происхождение, названия остальных печенежских крепостей имеют тюркскую основу и поддаются переводу. Вторая составная часть большинства названий, звучащих в воспроизведении Константина как "гатый" или "катый", означает "укрепление" (Баскаков Н.А. Тюркские языки. С. 129; Nemeth J. Die Inschriften. S. 51) 11.

 
Эльшад Алили

Продолжение следует ..


Литература:

1. Н. Пигулевская. СИРИЙСКИЕ ИСТОЧНИКИ ПО ИСТОРИИ НАРОДОВ СССР, Москва 1941. стр. 37-38.
2. Менандр Протектор ПРОДОЛЖЕНИЕ ИСТОРИИ АГАФИЕВОЙ, отрывок 44.
3. там же, отрывок 43.
4. ЛЕТОПИСЬ ВИЗАНТИЙЦА ФЕОФАНА (Первый год правления императора Римского Юстиниана, Иоанна, епископа Иерусалимского, и Евфраимия Антиохийского.).
5. Ибн Хаукаль. КИТАБ АЛ-МЕСАЛИК ВА-Л-МЕМАЛИК (Книга путей и царств).
6. Махмуд ал-Кашгари. "ДИВАН ЛУГАТ ат-ТУРК", КАЗАХСТАНСКИЕ ВОСТОКОВЕДНЫЕ ИСЛЕДОВАНИЯ - Алматы, 2005, стр. 70.
7. Ибн Хаукаль. КИТАБ АЛ-МЕСАЛИК ВА-Л-МЕМАЛИК (Книга путей и царств).
8. Ованес Драсханакерци. ПОВЕСТВОВАНИЕ, гл. XXVI.
9. там же, глава XLV.
10. Константин Порфирогенет. «ОБ УПРАЛЕНИИ ИМПЕРИЕЙ», гл. 37.
11. там же (сноски).

Комментарии: