17 декабря 2012 г.



smi2.ru                                       Ingvar Ruricson


часть 2 

Конечно, в первой части анализу подвергалось старообрядчество в том виде, как оно дошло до наших времён через века преследований и гонений. Так что содержание первоначальной Православной обрядности могло быть ещё ближе к Исламу.
Но, слава Богу, наступил 1666 год. (или 1653-54 гг) Никон решил ввести новую веру и принял христианство-богомильство из Болгарии. После этого мы стали называть свою веру греко-православной, но с греками никак объединиться не можем. Почему? Не знаю. Не судьба, наверное.
Как сообщает Георг Шлёйзинг в своей книге «Религия Московитов» (1695 год), русские в это время (а это уже петровские времена) считают себя греко-православными, но вместо приветствия произносят «Салом». «Их главные попы, или священники читают народу в церквях Новый Завет. Что же до Ветхого Завета, то, по их разумению, в нем содержатся непристойности, кои далеки от того, чтобы быть читаемы публично народу, а потому они не считают достойным затрагивать их, исключая псалмы Давида. К этой Священной книге питают они такое отвращение, что считают профанацией само внесение ее в церковь и разрешение там ее читать. Что до чтения Нового Завета, они проводят его так равнодушно и так быстро, что читающий не понимает смысла читаемого, а присутствующие не обращают на него никакого внимания».
P. S. Все, что выше писалось, не касается земель Западной Украины и Новгородского княжества.


Новгород не был исконно русским, его населяли племена лехитского происхождения вперемешку с чудью (эстонцами), они — племя западнославянское, до XIII века поддерживали тесную связь с городом Волином, в деревнях вера была языческой, в городе же — действительно было христианство. Да и в самом Киеве некоторые князья тоже, ориентируясь на Запад, принимали католичество. И первым христианином был сам Ярослав Мудрый.
Христианином был и Изяслав, и некоторые другие. Но за рамки княжеской семьи христианство долго не выходило. Народу христианство было чуждо. И лишь под влиянием поляков где-то в XIV столетии постепенно это учение начало проникать в народ, и прежде всего на Западной Украине.
Некоторые русские князья и княгини имели по два христианских имени — одно католическое, другое — православное. Так Олисава-Гертруда имела сына Ярополка, православное имя Гаврил, а католическое — Петр. Мстислав Владимирович — Феодор и Гаральд.
В католической среде — они католики, в православной — православные, нет проблем. Да и почему им не уважать местных богов, находясь в Италии, Германии, Швеции или Греции? Для язычников правило: придя в какое-либо место, надо молиться местным богам, а не соваться со своим уставом в чужой монастырь. Но тогда и в мусульманской местности, естественно, надо быть мусульманином. Так что имена Святоелав-Владимир-Василий-Кавус вполне мог носить один и тот же человек — Святой Владимир.
Христианство было широко распространено в Новгородской земле. Христиане назывались по Христу — «крестьяны».
Владимиро-Суздальская земля больше склонялась к мусульманству, и жители ее именовались бесерменами.
Позднее бесермены, не перешедшие в христианство, влились в татарскую нацию.
Те же, кто сохранил веру в языческих богов, именовались паганами (отсюда бранное — «погань»).
И несколько слов о «библейских» цитатах, входящих в тексты наших древнейших летописей. Почему «в Библии этих слов нет»? Так как сам я не великий знаток Библии, то обратимся к помощи академика Д. С. Лихачева.
«Речь философа. Как исторический источник «Речь философа» совершенно не изучалась. Это объясняется тем, что старая дворянская и буржуазная наука стремилась затушевать, завуалировать те элементы еретичества или те элементы народного христианства, апокрифических, неофициальных воззрений, которые явственно дают себя знать в древнейших русских церковных сочинениях. Внимательное изучение этих сочинений несомненно в будущем откроет многие следы влияния апокрифов и еретических учений, что позволит более глубоко поставить вопрос о происхождении русского христианства. По-видимому, христианство появилось на Руси не только по официальным каналам. Ниже в комментариях к «Речи философа» отмечаем предварительные данные ее исследования, указывающие на ее расхождения с Библией.
А въ 3-й день отвори море, и реки, и источники, и семяна. В Библии (книга Бытия, 1,10–11) иной текст: «И назвал бог сушу землею, а собрание вод назвал морями. И увидел бог, что это хорошо. И сказал бог: да произрастит земля зелень, траву сеющую семя, дерево плодовитое, приносящее по роду своему плод, в котором семя его на земле. И стало так».
и украси бог небо. В Библии этих слов нет (см. книгу Бытия, I, 13–19).
К с. 62
И бе Адамъв рай, видяше бога и славяше, егда ангелы славяху. В Библии этих слов нет.
К с. 6З
порадовася сотона о проклятьи земли. В Библии этих слов нет.
и не умяше, како убити и. И рече ему сотона: возьми камень и удари и. В Библии этих слов нет.
И плакастася по Авели лет 30, и не съгни тело его; и не умяста его погрести. И повелениемь божьимь птенца 2 прилетеста… Рассказ о двух птицах, подавших пример погребения Адаму и Еве, апокрифический.
Егупти бо локтемъ сажень зовутъ. У Амартола имеется рассуждение о египетских мерах (Истрин В. М. Хроника Георгия Амартола. Пгр., 1920. T. I. С. 55), послужившее основой этому замечанию «Речи философа».
К с. 64
и бе старешина Неврод. Упоминания имени старейшины Неврод при построении Вавилонского столпа в Библии нет. Легендарный Неврод как строитель Вавилона (но не вавилонской башни) и изобретатель астрономии упоминается у Амартола (Истрин В. М. Хроника Георгия Амартола. Пгр., 1920. T. I. С. 33–34).
Адамовь же бысть языкъ не отъять у Авера. В книге Бытия (в гл. 11) об Авере нет этих сведений; они восходят через русский компилятивный хронограф к Хронике Георгия Амартола (Истрин В. М. Хроника Георгия Амартола. Пгр., 1920. T. I.C. 57).
По дьяволю научению ови рощениемь, кладаземъ и рекамъ жряху. Позволительно видеть в этих словах скрытый выпад против русского язычества, так как поклонение рощам, колодцам и рекам было характерно именно для русского язычества и не выводится ни из каких средневековых произведений, посвященных истории еврейского народа. Ср. в Начальном своде (в Новгородской первой летописи) в рассказе о Кие, Щеке и Хориве о полянах: «бяху же погане, жруще озером и кладязем и рощением, якоже прочий погани».
Се же Серухъ роди Фару. Согласно Библии, Фара был сыном не Серуха, а Нахора.
Аврамъ же, пришедъ въ умъ, возре на небо… до слов «Возлюби бог Аврама, и рече бог Авраму» — текст этот в Библии отсутствует, у Амартола соответствующий рассказ также далек от сведений нашей летописи (Истрин В. М. Хроника Георгия Амартола. Пгр., 1920. T. I. С. 81).
К с. 66
Моисий же, хапаяся за шию, срони венець съ главы царевы, и попра и. Видевь же волъхвъ, и рече цареви: «О царю! Погуби отроча се; аще ли не погубишь, имать погубити всего Еюпта». Этому рассказу нет соответствий в Библии. Он восходит через посредство русского компилятивного хронографа к апокрифическому житию Моисея. В последнем говорится о том, как трехлетний Моисей снял с головы фараона царский венец и возложил его себе на голову, о том, как затем жрец посоветовал фараону убить ребенка. Однако бог послал архангела Гавриила, который в образе одного из вельмож убедил фараона испытать ум Моисея при помощи драгоценного камня и горящего угля. Если Моисей возьмется за драгоценный камень, то его нужно признать мудрым, а следовательно, и опасным для царя; если же он потянется к углю, то его можно оставить в живых. При испытании архангел Гавриил направил руку Моисея к углю. Мальчик вложил уголь в рот и опалил язык, чем и сохранил себе жизнь.
и ходя по пустыни и научися от ангела Гавриила о бытии всего мира и о первемъ человеце. яже суть была по немъ и попотопе, и о смешеньи языкъ, аще кто колико летъ былъ, звездное хоженье и число, землену меру и всеку мудрость. Рассказ этот через посредство русского компилятивного хронографа восходит к апокрифическому житию Моисея. Ему нет соответствий в Библии.
Заметим, что в Священном Коране посредником между Пророком Мухаммадом и Аллахом служит архангел Джебраил, т.е. тот же Гавриил.
К с. 67
Моисееви въшедшю на гору къбогу, они же, сольявше телчю главу.
В Библии (в гл. XXXII «Исхода») говорится, что Моисей слил целого тельца. О «телчеи» же голове повествуют русские паломники, ходившие в Палестину. Здесь в долине горы Шуэйб им эту «телчю» голову и показывали (ее видел русский путешественник XVI века купец Василий Поздняков). Возможно, что это место «Речи философа» обязано своим происхождением Епифаниевой «Повести о Иерусалиме и сущих в нем местех» (Айналов Д. Некоторые данные русских летописей о Палестине. Сообщения Православного палестинского общества. 1906. T. XVII. Вып. 3)».
В Коране (сура 7, аят 149 перевод смыслов Крачковского) тоже говорится о голове применительно к этому эпизоду.
Не правда ли, странно — монахи, писавшие в своих кельях летописи, не знали привычной нам Библии? Зато прекрасно знали Коран.
Во всех списках «Повести временных лет» читается: «СВЯТЫЙ ЕСТЬ СЫН ПОДОБОСУЩЕН И СОБЕЗНАЧАЛЕН ОТЦУ». Это говорится о православном учении, о греко-православии?
«Если о событиях спорят их очевидцы, значит, Истине приходится склоняться перед более могущественным Интересом». Учитывая это обстоятельство, видный историк церкви Е. Е. Голубинский пришел к выводу, что летописная Повесть «есть позднейший вымысел».
А теперь поговорим о разделении Церквей на православные и мусульманские и об отлучении Аллаха от Греческой православной церкви.
Абул-Касим ибн Абдалла ибн Муталиб, после своей смерти прозванный Мухаммадом (то есть «Достославным») был основателем новой христианской секты — мусульманства.
H. А Морозов (Христос. М., 1932. Т. 6) указывает, что мусульманство с 578 по 1180 год было христианской сектой, ибо «мусульманство — это протестантизм Восточной Церкви».
Подобный подход не отвечает реалиям, поскольку в Коране многие понятия и концепции творчески переработаны настолько глубоко, что приобретают совершенно новое звучание. Я думаю здесь более уместно говорить о влиянии Несторианского Христианства на формирование Ислама.
Иоанн Дамаскин (685–755) занимал должность первого советника при дворе халифа. Его отец — Сергий-Мансур — был государственным казначеем при дворе Омейядов.
При втором халифе Абу-Джафаре ал-Мансуре (754–775) богослужебные книги христиан были переведены на арабский и христианство проповедовалось в церквах по-арабски.
Император Лев III Исаврянин (717–741) в послании к Омару II замечает, что христиане его времени владели уже многими житиями Мухаммада, «написанными христианскими епископами еще при жизни самого Пророка».
Как видите, христиане живо интересовались личностью святого человека и не считали его учение чем-то чуждым. Да и почему им не согласиться с Пророком, который признавал Христа за Слово Божие, хотя и отвергал его личное, отдельное бытие, то есть Иисус не отдельный Бог, а лишь часть Бога, его Слово. Он признавал даже и воплощение Сына Божия, но отвергал реальность его тела, держался докетизма.
Насколько мне известно, Мухаммад провозгласил Иисуса земным Пророком, что как раз противоположно идее иллюзорности и нематериальности, характерной для докетизма.
Византийцы перевели на греческий язык Коран, с чего и начинаются неприятности для последователей Пророка.
Эдесский монах Варфоломей пишет: «В твоем Коране нашел я одни только выдумки и непристойные речи; но ничего не нашел такого, что внушает и вдохновляет слово Божие».
При переводе понятие о Боге «Ссамад» переведено словом «Олосферос». Что значит пронизывающий все сферы – вездесущий.
Это понятие было усвоено (присвоено) православной церковью и было внесено в чин принятия мухаммеддян в православие. Так мусульмане стали считаться Церковью православными людьми.
Итак, с перевода Корана на греческий и начались проблемы. «Олосферос» при чтении было исковеркано и понято как «Олосфирос», то есть «Выкованный». И в византийской трактовке получилось: «Бог есть един в себе, твердо, вся как бы молотом сплоченная и имеющая сферический вид масса, которая не рождала, не рождена, которой ничего нет подобного в мире».
Скорее искажение произошло уже после возникновения непреодолимых противоречий между Греко-Православным Христианством и Исламом, чтобы опорочить последний. Две государственные религии – главой Византийской церкви был Император, а Ислам по сути и есть сам по себе государство как институциональная структура – не могли ужиться в одном конфессиональном поле. Византийцы ещё терпели новое вероучение, пока мусульмане били персов – извечных врагов и соперников греков. Но как только с Персией было покончено, и Халифат всерьёз взялся за владения Константинополя, с веротерпимостью тоже было покончено.
Такими словами была объяснена 112-я сура Корана.
Но значит, у Бога не было детей? Стало быть, Иисус — не Сын Божий? И Бог «выкован» (возможно, из металла). Для анафемы хватило и этого.
Ислам с самого начала в основе своей провозгласил единственность Бога, у которого нет и не может быть товарищей, включая сына. Так что искажённый перевод здесь не при чём.
И в 1180 году церковные иерархи Константинополя провозгласили анафему:
«Отлучение Богу Магомета, о котором говорят, что он есть Бог, весь выкованный молотом, который не рождал, не рожден, которому никто не подобен».
Заметьте, отлучили от церкви самого Бога!
Возможно тут дело серьёзнее простого недосмотра по горячности. И сегодня некоторые христианские богословы пытаются убедить общественность, что Христианство и Ислам поклоняются разным богам. Эти провокационные измышления ставят целью навеки развести две основные на сегодня конфессии, и, как выясняется, корнями уходят в седую древность XII века.
Мануил Комнин смутился формулой анафемы, увидав в ней хулу на истинного Бога, и предложил изъять эту анафему из книг.
Патриарх Феодосии и его сторонники отказались изменить текст отлучения. Но Мануил издал книгу, защищая буесловие Магомета, осуждая тех, кто «по невежеству и неосмотрительности подвергает анафеме истинного Бога». Для императора Аллах — истинный Бог!
Патриарх, со своей стороны, назвал это сочинение опасным для Церкви, призвав остерегаться его как яда. В ответ Мануил обозвал патриарха и его сторонников «всесветными дураками» и потребовал созыва Собора.
Но…
«Как говорят мусульмане, Бог сообщил Мухаммаду силу 40 мужчин, чтобы он мог совокупляться чаще и с большим количеством женщин, чем кто-либо другой». Так заявил «некий мусульманин». И этого было достаточно, чтобы Никита Хониат заявил, что в раю мусульмане, как мужчины, так и женщины, будут огромного роста и будут обладать по 40 детородными органами, при этом будут беспрерывно упражняться в сладострастии перед лицом Бога, так как Бог не подвержен стыду.
Это было уж слишком. Не взять на вооружение против еретиков такое… вот на Соборе архиерей фессалоникский Евстафий заявил: «Я был бы вовсе недостойным, если бы признал истинным Богом скотоподобного растлителя, учителя и наставника на все гнусные дела».
И после этих слов, произнесенных мерзкими устами святотатца, изрыгавшими хулу на Господа, не основанной ни на одной строке священного Корана, защищать мусульман никто не осмелился.
Так слова одного мерзавца раскололи единую Церковь на Греческое Православие и на Правоверие.
Это было в мае 1180 года.
Но все же анафема была подкорректирована: «Анафема Магомету и всему его учению и всем его последователям».
С 602 года правоверные и православные молились в одних и тех же храмах, на куполах которых сияла звезда в полумесяце.
Потом правоверные оставили только полумесяц, а православные, немного исказив звезду, превратив ее в крест с лучами, поставили сей крест в полумесяц. Таковой крест и поныне можно увидать на русских церквах.
Довольно интересный подход, тем более что я не сумел найти вразумительного объяснения пребыванию полумесяца (цаты) под и лучей звезды из центра православного креста. Но данное объяснение актуально лишь если предположение о первоначальном единстве Христианства и Ислама верно.
Но в 1180 году это отлучение коснулось лишь Византии. Русь еще долго была правоверно-православной, пока в 1666 году (или в 1653-54 гг) не произошло «исправление книг», когда старые писания (собственно, тексты Корана) не были изымаемы, а новое Писание (Библия, переведенная с еврейского и латинского, а не с греческого) не начали навязывать силой. Это вовсе не значит, что, кроме Корана, у русских не было Евангелий. Были. Ибо Евангелия — книги, считающиеся божественными и для мусульман. Но постепенно коранические тексты уничтожались где силой, где при пожаре, где от ветхости. Переписывать же их было нелегко.
Оставались в обиходе лишь Евангелия, которые можно было заказать переписчикам.
Так постепенно у старообрядцев вышел из употребления непонятный по языку Коран и вошло в обиход Евангелие. Вот только обряды многие старообрядцы, как уже писали выше, сохранили мусульманские.
Но это уже не столь важно. Важно понять, что Православие и Правоверие на Руси до XVII века составляли единый культурный пласт. Все были православными до Никона. Я бы назвал их скорее Русскими Мусульманами. А дальше начался раскол. Отделились греко-православные (никониане), которые непонятно почему стали называть себя греко-православными, раз с греческой церковью они объединиться так и не смогли, хотя позже объединились с несторианами, отлученными от церкви греками.
Несториане Азии из-за близкой концептуальности в большинстве своём приняли Ислам. Поэтому не совсем понятно, с какими несторианами объединялась Никонианская Православная церковь.
«Еще и в XVII веке, причем и у мордвы, и в Южной Руси, праздновали пятницу…
Не случайно позднее пятница станет базарным, торговым днем во многих районах: в этот день нельзя было работать, но можно было торговать» (Кузьмин А. Падение Перуна. М., 1988. С. 232).
У иудеев выходной в субботу. У христиан — в воскресенье.
А пятница — у русских и мусульман. Вывод ясен.
К тому же девушки и женщины проводили свою жизнь в тереме на женской половине. Даже невесту жених до свадьбы видеть не мог. Это, безусловно, не обычаи язычников, а именно мусульманские обычаи. Правда, в деревнях паранджу не носили, там женщине приходилось работать от зари до зари, но и в городе, и в деревне простоволосая женщина, не завязанная платком по самые глаза, считалась блудницей.
На мой взгляд всё это говорит как раз в пользу существования Русского Ислама под видом Старообрядчества.
Яков Рейтенфельс сообщает о Московии: «Хотя женщины царского рода пользуются в европейской части земного шара величайшими преимуществами пред Московскими царицами, однако нигде они не окружены таким почетом и уважением, как у мосхов. О них не позволено говорить мало-мальски непочтительно, и никто не может похвастаться тем, что видел царицу где-либо с открытым лицом. Когда они проезжают по городу среди народа в каретах или едут за город, то они до того окутаны покрывалами, что ни их не видно, ни они сами ничего не видят. Поэтому обыкновенно устраивают так, что они совершают свои поездки большей частью рано утром либо поздно вечером, причем впереди едут несколько солдат, не подпускающих встречных по пути близко к каретам.
Дома девицы всю жизнь проводят уединенно на женской половине в обществе благородных девиц и женщин, и никому из мужчин, кроме весьма немногих прислужников, не дозволяется видеть их или разговаривать с ними».
В развитие этой темы позволим процитировать ещё одну статью «Еще в далекой древности русские женщины носили хиджаб» с сайта «Ислам на Руси – О чём молчит официальная история».
Да-да! Именно хиджаб, который состоял из ткани. На Руси платки, которые назывались "плат" имели очень большое значение в костюме женщины.
В далеком прошлом прекрасная половина вместо перемены причесок, постоянного перекрашивания волос просто-напросто меняли головные уборы самых разнообразных стилей и расцветок, а также способов их повязывания.
Существовала такая традиция, как "развязывание ума", когда маленькой девочке дарились юбка с платком. Но носить платок ей было не обязательно до полового созревания, когда ей уже полагалось носить и венок, и ленту, и платочек, из-под которого были видны волосы, заплетеные в косу. Когда же, наконец, наступала свадьба, которая происходила на протяжении всей недели, в свадебных обрядах также неуклонно участвовал платок, который, к примеру, надевался на девушку ее отцом. Во время венчания невесте менялась и причёска - заплетались две косы, на которые надевалась кика. Все родственники также обменивались подарками в виде платков.
Затем, всю свою жизнь замужняя женщина уже никогда не могла появиться без платка, не покрытая. Головной убор ее состоял теперь из повойника, сороки и уличного платка.
Напомню в этой связи исконно русское слово опростоволоситься, что означает оказаться на людях с простыми, не покрытыми волосами, т.е. опозориться.
А теперь посмотрите на этих милых дам и скажите, мусульманки они или нет?
Вот он исконный подлинный женский образ России.
Владимир, принявший «православие», носил титул «каган» и имел, как свидетельствует летопись, два гарема, в которых было около 700 наложниц.
Правда некоторые источники, оправдывая Равноапостольного Крестителя, сообщают, якобы после крещения он отпустил всех жён и наложниц кроме византийской православной принцессы Анны. Но сведения эти носят полулегендарный характер.
«…Никому не возбранялось иметь по две и по три жены. Обычай этот удерживался долгое время и после крещения Руси. Случай, когда «мужь оженится иною женою, со старой не роспустився», фиксировались церковными уставами на протяжении всего домонгольского периода». И церковь относилась к этому вполне терпимо. Возможно отголоском многожёнства явилось обыкновение «портить снох», когда старший член рода считал себя вправе пользоваться всеми женщинами в семье. Так это явление дожило в России едва не до XX века.
Святополк (1093–1113) имел одновременно две жены, и митрополитам-грекам не удалось заставить его оставить лишь одну. Даже в XII веке отмечается многоженство у русских князей!!!
Интересная ошибка: в некоторых районах России слово «монастырь» произносилось как «намастырь», что легко интерпретировать как «место, где творится намаз». А может это не ошибка, а как раз изначальное звучание этого слова.
Отделились мусульмане, в основном нерусское население. Русские бесермены влились в татарскую нацию и растворились в ней. Сильно поредела масса старообрядцев, замкнувшаяся в национальных границах и постоянно преследуемая, о ее неравноправии говорит хотя бы тот факт, что власти, изымая у музеев храмы, построенные до раскола, возвращают их не старообрядцам, которые их и строили, а никонианам, которые их отняли в свое время у старообрядцев.
В издании «Царскосельский музей с собранием оружия» (СПб., 1860) сообщается, что в музее есть сабля с христианской символикой и арабской надписью «АЛЛАХ КЕРИМ». Переплетение христианской символики и строк из Корана, как мы видели выше, характерно и для русских шлемов, лат и другого оружия. Выходит, наши предки считали (по крайней мере, в XIII–XV веках), что Коран и христианство — неразделимы.
А было ли это христианством, коли основной священной книгой является Коран. По-моему, Коран является священной книгой Ислама и только его. Автор первоисточника не стал называть вещи своими именами, потому что он и так сказал слишком много. Вполне достаточно, чтобы религиозные фанатики не допустили издания книги или обрушили репрессии на её автора.
Получается, знаменитые из былин указательные камни, помните – Направо поёдёшь…, налево пойдёшь… – вполне могли быть написаны по-арабски. Неожиданный поворот, не правда ли?
Интересно следующее обстоятельство. «Прежде церковные иерархи достаточно спокойно воспринимали иконы, как и культы святых и Девы Марии, считая их болезненным пережитком язычества, каковыми они на самом деле и являлись. В период иконоборческих столкновений противостоящие стороны были переименованы: иконоборцев, одно время принадлежавших к христианской ортодоксии, стали называть «сарацинами», а выступавших в защиту икон — «грекофилами». Восстановление в правах икон в 843 году сопровождалось всеобщим ликованием христиан и ежегодно отмечалось как «праздник Православия». Так, по иронии судьбы, языческие обычаи вновь были восстановлены, дабы отличать христианство от ислама» (Пенник Н., Джонс П. История языческой Европы. СПб., 2000).
Итак, только наличие икон и отличало православных от правоверных!
Но правоверие было распространено в основном по городам. В деревнях же долго еще удерживалось явное язычество. Лишь постепенно и в деревни приходит новая вера, причудливо сочетаясь с древними культами. Так возникло двоеверие.
Как доносил в Рим в начале XV века кардинал Д'Эли, «русские в такой степени сблизили свое христианство с язычеством, что трудно было сказать, что преобладало в образовавшейся смеси: христианство ли, принявшее в себя языческие начала, или язычество, поглотившее христианское вероучение». Как бы то ни было, фактом остается то, что образовавшееся двоеверие представляло собой мировоззренческий синкретизм, в котором ведущая роль принадлежала славянскому язычеству. Оно не только определяло специфику религиозности древнерусского народа, но и серьезнейшим образом видоизменяло важнейшие обрядовые формы и догматические законоположения христианства.
Так хорошо начал и так уныло кончил. Впору было бы говорить о троеверии – Русский Ислам, Греческое Христианство и Язычество. Хотя последнее, адаптировавшись к новой терминологии, частично вернуло себе позиции в виде многочисленного сонма божеств низшего ранга – ангелов.
Прежде всего, под влиянием языческой мифологии весь мир оказывался ангелохранимым. Ангелы, согласно летописцу, приставлены ко всякой «твари»: есть ангелы облаков и мглы, снега и грозы, зимы и осени, весны и лета, — словом, состоят они при каждой вещи, где бы ни находились: на земле, небесах или в тайной бездне. Также ангел, замечает он, приставлен к каждой земле, чтобы охранял эту землю, хотя бы она была и «поганая». Следовательно, ангелы блюдут все страны — и христианские, и языческие.
А теперь после вынужденного пространного отступления о письменности и вере, связанного с необходимостью изложения в хронологическом порядке, возвратимся к нашим князьям.
Чтобы пояснить заключительный абзац, напомню, что цитировалась в основном одна глава книги Алексея Бычкова.
Итак, в первой статье о древнеРусском Исламе мы показали, мусульманский характер Руси в период её официального крещения в конце X века. Можно сказать – седая старина, с тех пор могло всё измениться. Данная работа расширяет хронологические рамки нашей теории и обобщает её на период вплоть до Никоновой церковной реформы XVII века. А это уже совсем недалёкое прошлое, и поневоле напрашивается вывод. Стоит ли христианам и мусульманам Российской федерации раздувать пожар вражды с религиозным подтекстом, ежели всего лишь миг назад по часам истории мы все исповедовали одну религию.

2 коммент.

в 11 веке в среде византийских священников ходило множество рукописей о жизни Мухаммада, мир ему и его предкам. Возможно, Мухаммад считался Святым. Ясно одно, учение Мухаммада единственное, последовательно придерживающееся Евангельского текста. Если выписать из Корана всё, что касается Марии и Иисуса (читая по-русски Аллах - Господь, Марьям - Мария, Иса - Иисус), то получим абсолютно евангельский текст.
Так что получается, что мусульмане - самые праведные из христиан. Если кому лень выискивать в Коране "Евангелия от Мухаммада, могу выслать по емейлу.
А.Бычков
aleks-bychkov@yandex.ru

Reply

спасибо дорогой Алексей! Пусть Аллах ведет Вас верным путем и зачтет Ваши деяния благими!

Reply