25 июня 2021 г.

 

газета "Зеркало"

За последние полгода геополитическая ситуация на Южном Кавказе сильно изменилась. Итоги Второй Карабахской войны и подписание заявления от 10 ноября, а сейчас и подписание «шушинской декларации» поменяли всю геополитическую картину в регионе. Новая реальность требует новых условий.

О том, как поменялась геополитическая ситуация в регионе, и как будет развиваться ситуация дальше, рассказал в интервью "Зеркало" политолог Ризван Гусейнов.



— Какую новую геополитическую ситуацию создала в регионе Южного Кавказа «шушинская декларация»?

— После 9 ноября и трехстороннего соглашения от 11 января в Москве все равно угроза дестабилизации оставалась. Периодически армянские террористические группы совершали вылазки диверсии и теракты. Все это грозило вылиться в еще одно военное противостояние. Под угрозой могли оказаться начавшие реализовываться восстановительные инфраструктурные транспортно-логистические проекты.

Подписание «шушинской декларации» остудило горячие головы реваншистов как в Армении, так и в странах, которые поддерживали этот реваншизм. Стало ясно, что любая попытка дестабилизации будет восприниматься как угроза Турции и Азербайджану. Вся мощь военно-политической и дипломатической машины Турции и Азербайджана будет противостоять любым подобным попыткам. Также «шушинская декларация» стала дополнительным гарантом устойчивой стабильности в регионе.

Теперь кроме фактора российских миротворцев гарантом стабильности стала «шушинская декларация», что намного упростит функции миротворческой миссии.

— Один из пунктов декларации касался «Зангезурского коридора». Как данная декларация может обеспечивать безопасность и реализацию этого проекта с учетом того, что не все армяне и российские политические группы довольны таким положением дел?

— Никогда не бывает, что бы все были чем-то довольны. Всегда есть недовольные, и это нормально. Главное, что политическая воля руководства России, Турции, Азербайджана, вновь избранного руководства Армении и зарубежных партнеров совпадают относительно разблокировки коммуникаций через Зангезур.

Стоит также отметить, что на внеочередных парламентских выборах Никол Пашинян больше всего получил голоса из Сюника (Зангезура). Как вы считаете, за что голосовали сюникцы? Все верно, сюникцы проголосовали за разблокировку коммуникаций и строительство дорог. Это касается главным образом будущего их самих и их благосостояния. Они прекрасно понимают, что они получат в итоге от этих коридоров.

— Но ведь есть готовые транспортные пути через Грузию. Есть ли нужда в транспортных коридорах через Зангезур? Чем данная геополитическая ситуация обернется для Тбилиси?

— Во-первых, транспортные коридоры через Грузию не теряют своей значимости. Для создания полной стабильности в регионе, необходима интеграция в международные проекты и Армении. Поэтому, я не считаю, что Зангезурский маршрут создаст проблемы для традиционного маршрута из Азербайджана через Грузию в Турцию. В отличие от маршрута через Грузию, Зангезурский коридор соединит ряд стран Ближнего Востока, Средиземноморья, Ирана, Турции, России, Центральной Азии новым транспортно-логистическим проектом. Такую же роль на своем участке играет частично и коридор через Грузию.

У стран-участниц этих проектов достаточно потенциала, чтобы заполнить оба коридора.

Во-вторых, к сожалению, иногда некоторые политические круги Грузии, пытаются использовать логистические проекты как рычаг давления на Баку и Анкару. Теперь две страны Кавказа — Грузия и Армения получат возможность здоровой конкуренции друг с другом. Тем более, что в итоге оба этих коридора, через Грузию и Армению, соединятся друг с другом и будут взаимодействовать как сообщающиеся сосуды. На Южном Кавказе и в соседних регионах появится кольцевой транспортный коридор, который послужит развитию всех стран-участниц.

— Как на ваш взгляд, НАТО и его руководство оценило военно-политический союз Азербайджана и Турции?

— По всей видимости, такие страны НАТО как Великобритания и США понимают пользу и потенциал турецко-азербайджанского альянса. При этом, ни в коем случае Азербайджан не был и не будет проводником политики каких-то военно-политических блоков. Азербайджан — внеблоковая страна и в первую очередь исходит из своих национальных интересов, региональной стабильности и безопасности.

— В Иране к власти пришли консерваторы. Они будут по всей видимости проводить жесткую внешнюю политику. «Шушинская декларация» не отвечает интересам Ирана. Как Раиси будет выстраивать свою политику на Южном Кавказе?

— Для Ирана есть проблемы в этом контексте, но они решаемы. Следует отметить, что накал противостояния Ирана с США и другими странами Запада относительно спадает. Обсуждаются многие вопросы, которые были закрыты в течении многих лет. Поэтому, если Иран извлекает пользу даже из отношений с Западом, то уж точно, найдет свою выгоду при реализации транспортно-логистических проектов и восстановлении инфраструктуры в Карабахе.

Зангезурский коридор позволит расширить Ирану связи не только с Арменией, но и со всеми странами-участницами этого проекта. Более того, проект «Север-Юг», который должен соединить Персидский залив с Финским, проходя через Азербайджан, подключится к другим транспортным проектам, в том числе к Зангезурскому. Иран может стать частью новой транспортно-логистической сети на Кавказе. Поэтому, я не ожидаю, что Раиси будет как-то заинтересован в обострении отношений с Азербайджаном.


Автор: Ниджат Гаджиев 

Комментарии: