4 апреля 2018 г.



По материалам "Спутник-Азербайджан"


В эти дни тридцать лет назад в 1988 году в Нагорно-Карабахском регионе Азербайджана стали происходить события, легшие в основу многолетнего конфликта, который сегодня именуется как Нагорно-Карабахский армяно-азербайджанский конфликт. Несмотря на давность лет, события того периода до сих пор являются предметом пристального интереса и объектом ожесточенных дискуссий.

О том, как развивался конфликт и как в этих условиях удавалось обеспечивать контроль над оперативной обстановкой, 4 апреля 2018 г. генералы Владислав Сафонов и Кямиль Мамедов рассказали в мультимедийном пресс-центре «Sputnik Азербайджан». При личном участии Владислава Сафонова и Кямиля Мамедова в Карабахе удалось обеспечить относительную стабильность и избежать большого кровопролития в начальные этап конфликта вплоть до распада СССР.

В мероприятии приняли участие первый комендант района особого положения НКАО (Нагорно-Карабахская автономная область Азербайджанской ССР) генерал-майор Владислав Сафонов, заместитель министра внутренних дел по милиции и оперативной работе (в 1981-1989 годах) генерал-майор Кямиль Мамедов, а также директор Центра истории Кавказа, старший научный сотрудник Института права и прав человека Национальной академии наук Азербайджана Ризван Гусейнов.



Первым комендантом района особого положения НКАО был генерал-майор Владислав Сафонов, ныне проживающий в России. Эту должность он занимал с мая 1988 года по декабрь 1990 года. При личном участии Сафонова в очень сложной обстановке удалось обеспечить относительную стабильность и избежать большого кровопролития. С самого начала конфликта в 1988 году в Карабах также был направлен генерал-майор Кямиль Мамедов, который, будучи высокопоставленным офицером, внес большой вклад в защиту азербайджанских земель от армянской оккупации.

В.Сафонов раскрыл подробности встречи в Нагорном Карабахе с депутатом Госдумы второго созыва Галиной Старовойтовой. О том, как осуществлялся контроль над оперативной обстановкой и почему депутат Государственной думы РФ второго созыва Галина Старовойтова прозвала Сафонова "карабахским пиночетом", смотрите на видео.

                                                

Искрой, приведшей к нагорно-карабахскому конфликту, стал приближающийся развал СССР, считает В.Сафонов. По его словам, все считают, что Карабах был испытательным полигоном по развалу Советского Союза.

"На Карабахе практиковали, выдержит власть или нет. Все, что там творилось – это из-за бессилия не только власти Советского Союза, но и республиканской власти", — отметил Сафонов. Владислав Сафонов исполнял обязанности коменданта района особого положения Нагорно-Карабахской автономной области с мая 1988 по декабрь 1990 года.

Полный комментарий эксперта слушайте в аудиофайле «Владислав Сафонов: на Карабахе практиковали, выдержит власть или нет» по ссылке -  https://ru.sputnik.az/popup/radio/?audio_id=182535

Генерал-майор Владислав Сафонов также рассказал о ситуации, царившей в Карабахе в самом начале конфликта. Искрой, приведшей к разгоранию нагорно-карабахского конфликта, стал приближающийся развал СССР, заявил В.Сафонов.

По его словам, до декабря 1990 года Ханкенди (бывший Степанакерт) и близлежащие территории были очищены от всяких банд, проводились операции по изъятию оружия, иностранного обмундирования.

"Когда в Степанакерте собирался съезд народного хозяйства, территория была свободной для всех. Из всех районов Азербайджана туда ехали люди, смотрели. Я боялся, что там может нарушиться порядок, но территория была свободной", — отметил Сафонов.




Генерал отметил, что приближающийся развал СССР послужил вспышкой для нагорно-карабахского конфликта: "Карабах был своеобразной испытательной зоной, где испытывалось, выдержит ли государство. За время моего пребывания на должности коменданта было сменено три президента. В Карабахе также был сменен председатель КГБ – им стал Евгений Войко. Когда же из Баку прислали подкрепление, мы пытались все уладить".

"Пять народных депутатов от АрмССР, включая З.Балаяна, проводили работу по нарушению порядка, мне регулярно поступали жалобы и письма на них. По нашей просьбе было принято решение по их изоляции. Группа "Альфа" составила соответствующий список. Мы сидели и ждали, когда глава даст согласие, но приказа так и не поступило", — сказал генерал-майор.

В свою очередь, генерал-майор Кямиль Мамедов отметил, что карабахские события начались 12 февраля 1988 года: "Мы никогда не могли себе представить, что может сложиться такая ситуация. Баку всегда был гостеприимным городом. Здесь жили и армяне, и грузины, и азербайджанцы, и евреи, и русские. Никогда никто не делил никого по национальностям. Каждая нация верила в своего Бога, но подчинялась закону". Кямиль Мамедов, в свою очередь, отметил, что боль нагорно-карабахского конфликта у нас сохранится до тех пор, пока мы не решим этот вопрос окончательно.

По его словам, события в Карабахе начались 12 февраля 1988 года, с тех пор прошло уже более 30 лет: "Нам говорили, что основная причина отделения Карабаха заключается в том, что там очень низкий уровень жизни. В этом были заинтересованы сепаратистские силы. Но у нас есть документы, которые доказывают, что уровень жизни в Карабахе был намного выше, чем в целом в Азербайджане или Армении".

Генерал рассказал, что приехал в Карабах в первые же дни конфликта - 13 февраля 1988 года. На площади между райкомом и облисполкомом собралась в этот день толпа примерно из двухсот-трехсот человек. И все скандировали "миацум". Требовали отсоединения от Азербайджана и воссоединения с Арменией.

"Мне тогда это все было непонятно. Мы не были готовы к такой ситуации. Я тогда сообщил в Баку, что армянское население Карабаха настроено враждебно, они требуют воссоединения с Арменией. И причиной этому, по их словам, является низкий уровень жизни в Карабахе. Это был основной аргумент, на который тогда опиралась армянская сторона", — сказал он.

Мамедов также в ходе пресс-конференции показал присутствующим ряд документов, вырезок из газет, посвященных карабахским событиям. Кроме этого, генерал-майор ознакомил журналистов и с картой, изъятой им в те годы у армянского военнопленного.


"Карта от моря до моря"

На этой карте "«Великой Армении» от моря до моря" указана давняя мечта армянских националистов – «Армения от моря до моря», в которую вошли и Тбилиси, и Баку, и многие другие земли", — отметил он.

«На небольшой площади в центре Ханкенди (Степанакерта) 200-300 армянских сепаратистов скандировали лозунг «Миацум» с требованием присоединить НКАО к АрмССР. Я доложил в Баку о сложной сложившейся здесь ситуации и был готов посредством находившегося у меня тут в подчинении спецотряда милиции решить вопрос на корню. Мною был разработан план ареста всех зачинщиков митинга и других сепаратистов в Ханкенди, однако из Баку второй секретарь ЦК КП Азербайджана В.Коновалов приказал мне не применять силу и грозил отдать меня под трибунал если я это сделаю. Он утверждал, что центр сам решит этот вопрос мирным путем, однако этого не произошло и был упущен шанс задавить армянский сепаратизм еще в зародыше», - поделился воспоминаниями К.Мамедов.

Далее слово взял генерал В.Сафонов, который добавил к сказанному, что в Карабахе на тот момент население составляло порядка 167 тысяч человек, среди которых только 20% были азербайджанцами. И уровень жизни в Карабахе тогда был весьма неплохой. Но дело в том, что именно большая часть из этих 20% азербайджанцев, которые там находились, жила не в самом Степанакерте, а за его пределами, в селах. По его словам, именно у этих людей были очень тяжелые условия. Это был почти первобытный образ жизни. Он рассказал, что люди жили практически в землянках, настолько убого и нищенски, что это потрясало приезжих.

"Поэтому впоследствии я возил в эти села руководство, чтобы показать, как живут бедные азербайджанцы. Чтобы они своими глазами увидели, кто в Нагорном Карабахе нищий. Туда даже раза три приезжал Муталибов", — сказал Сафонов.

Российский генерал рассказал журналистам о страшных карабахских событиях, а также о том, почему покинул свой пост коменданта в Карабахе. Верхние эшелоны советских и азербайджанских властей не приняли правильного решения по ситуации в Шуше, сказал Владислав Сафонов. Он рассказал, что уехал из Карабаха 12 декабря 1990 года. По его словам, до 1991 года территория Степанакерта (нынешний Ханкенди) и другие примыкающие к нему территории в основном были очищены от армянских бандформирований. И никакие военные и провокационные выступления допущены там не были.

"Нами проводились операции по вскрытию схронов с оружием и боеприпасами, у местного населения изымалось вооружение и военная форма одежды. Среди всего этого было и иностранное оружие", — сказал он.

Генерал также рассказал, что Виктор Поляничко, возглавлявший тогда комитет особого управления и, по мнению Сафонова, недостаточно оцененный в Азербайджане, проводил мероприятия республиканского масштаба в Степанакерте. Там проводился, к примеру, съезд работников сельского хозяйства, железнодорожного транспорта и так далее. То есть, со всех районов Азербайджана приезжали в Степанакерт.

По его словам, приезжающие люди ходили везде: "Для меня это представляло большую головную боль, так как я боялся провокаций. Ну, а приезжающему народу было все интересно, они везде ходили, смотрели, как обстоит ситуация. Так что территория эта была абсолютно свободная, все могли свободно передвигаться".

Бывший комендант Карабаха отметил, что наступающий развал Советского Союза послужил вспышкой для начала карабахского конфликта. Карабах – это был испытательный полигон по развалу СССР. На нем практиковали – выдержит или не выдержит советская власть. Все случившееся в Карабахе произошло от бессилия властей не только Советского Союза, но и республиканской власти.

"За время моего пребывания в Карабахе только в Азербайджанской ССР сменилось три руководителя (Камран Багиров, Абдуррахман Везиров, Аяз Муталибов — ред.). И я видел, какие у кого из них недостатки в карабахском вопросе", — сказал Сафонов.

Кроме этого, по его словам, в Карабах в то время также были засланы ереванские эмиссары. В числе которых были и народные депутаты от Карабаха, среди которых и Зорий Балаян, которые проводили там работу по разложению существующего строя и порядка. Генерал рассказал, что эти люди писали на коменданта жалобы, по которым ему дважды потом приходилось докладывать на коллегии МВД. И объяснять, кто способствовал национализму, разжиганию, подстрекательству и кровопролитию.

Сафонов, отвечая на вопросы журналистов о том, почему его в Карабахе прозвали "Генерал-скала" или "Железный генерал", сказал, что так прозвали потому, что он не пытался лукавить и в трудной обстановке выполнял то, что предписано законом и уставами. То есть, четко следовать тому, что было положено комендантам. "Некоторые пытались где-то кому-то подыгрывать. Я же строго следовал закону. Строго спрашивал за выполнение указаний и, независимо от политического окраса, который преподносили, я выполнял то, что было предписано, и главное, предписано Конституцией. Неделимость, единство территорий каждой республики и в целом Советского Союза – это нерушимая вещь. И как ни пытались исторически обосновывать, что Нагорный Карабах принадлежит не Азербайджану, а Армении, я на это внимания не обращал", — подчеркнул генерал.

Сафонов также рассказал, что по просьбе его и его команды зампредседателя КГБ СССР было принято решение об изоляции лиц, занимающихся явной антисоветской деятельностью. Для этого в Карабах даже приехала группа "Альфа".

"Мы прождали дня три-четыре, не допуская какой-либо утечки о наших планах. Ждали, когда сверху будет спущено согласие на эту операцию. Согласие не поступило", — сказал он.

По словам генерала, его увольнение было связано как с наличием большого количества злопыхателей, так и с тем, что один в поле не воин. Он рассказал, как перед отъездом из Карабаха в декабре 1990 года выступил на заседании Совета министров Азербайджана. В ходе своего выступления Сафонов довел до внимания слушателей все разведывательные данные о том, как готовится армянская сторона, какие они имеют отмобилизованные формирования, какое у них вооружение и оснащение.

"Всю полную разведсправку я выдал тогда на этом заседании, на котором также присутствовал и тогдашний президент страны Аяз Муталибов. Но также я рассказал и о том, что азербайджанская сторона вообще не готовится к сопротивлению", — подчеркнул он.

Генерал в своем выступлении на конференции также коснулся Шуши. По его словам, тогда он и его команда были активными сторонниками того, чтобы азербайджанцы – беженцы из Еревана, размещенные в Баку, — получили землю на этих территориях. И призывали оказать этим людям помощь, чтобы они могли построить дома и обустроить быт.

Одновременно с этим, по словам Сафонова, они выступали и за то, чтобы этим семьям там была организована защита. Но этого для приехавших в Шушу семей сделано не было, никаких дополнительных формирований отправлено не было. Так как тогда министр внутренних дел Мамед Асадов уповал на вновь создаваемые отряды ОМОН.

"Он заверял, что все вопросы решат. И я тогда предупреждал, что они ничем там не помогут, что эти ребята – пушечное мясо. Но в верхних эшелонах другого решения принято не было. И дальнейшие события, последовавшие после моего отъезда, сами показали, что на одном патриотизме и желании ничего нельзя сделать. Нужна профессиональная подготовка", — заключил Сафонов.

Конференция завершилась выступлением директора Центра истории Кавказа Ризвана Гусейнова, который напомнил, что в эти дни исполнилось два года со дня апрельских боев 2016 года. По его словам, в те дни азербайджанской армией был достиг определенный успех. Были освобождены от оккупации некоторые территории Азербайджана.

"Азербайджанская армия провела широкомасштабное наступление с новыми силами. Если в 90-е годы была совершенно иная подготовка, то сейчас мы увидели синтез старой военной школы с новой", — сказал он.

Р.Гусейнов отметил, что зарубежные эксперты, в том числе российские военные специалисты отмечали, что апрельские бои показали высокий боевой дух азербайджанской армии, отвагу простых солдат и офицеров. Также апрельские бои позволили обратить внимание на некоторые недочеты и слабые места в действиях на поле боя. 

Апрельские события изменили как переговорный процесс, так и философию понимания армянской стороной того, чем тридцать лет спустя обернулся их "миацум", — заключил Гусейнов.

Напомним, что в период со 2 по 5 апреля 2016 года произошла самая крупная эскалация карабахского конфликта с момента заключения перемирия. Ереван сообщил о наступательных действиях азербайджанской стороны, при этом в Баку заявили об обстрелах со стороны ВС Армении. Согласно официальным данным, обе стороны конфликта понесли потери, в том числе среди мирных жителей.

5 апреля 2016 года при содействии Москвы стороны договорились о приостановке военных действий, однако нарушения на линии соприкосновения продолжались вплоть до 16 мая того же года. В этот день в Вене состоялась первая с начала обострения ситуации в Карабахе встреча президентов Азербайджана и Армении — Ильхама Алиева и Сержа Саргсяна при посредничестве сопредседателей Минской группы ОБСЕ по урегулированию нагорно-карабахского конфликта (России, Франции, США).

На встрече было достигнуто соглашение о неукоснительном выполнении соглашений о перемирии (от 1994 года) и о укреплении режима прекращения огня (от 1995 года). Стороны согласились, что необходим мониторинг возникающих инцидентов и внедрение механизма их расследования в рамках полномочий команды постоянного представителя ОБСЕ.

Комментарии: