24 апреля 2015 г.

caucasianhistory.info

Из серии тюркский гидроформант «су» в топонимии античного мира


Часть II

Эльшад АЛИЛИ Историк, научный работник Института по правам человека Национальной Академии Наук Азербайджана (НАНА). Сотрудник Центра истории Кавказа.

Карта, составленная И. Парадисополусом, где отмечены существующие в науке 4 варианта маршрута пути десяти тысяч эллинов Ксенофонта. В двух из них эллины проходят через Аракс и Западный Арпачай/Арпасу.

Слово “ARPA” с тюркского языка действительно переводится как ячмень и отмечается в древнетюркских текстах [1, с. 53]. Термин çay-река, является еще одним тюркским гидроформантом, участвующим, например, в таких названиях рек как Ата-чай, Гильгиль-чай, Керпю-чай, Гара-чай, Ак-чай, Аджи-чай, Гуру-чай и т.п. По всей вероятности, этот гидроформант появился позже, так как отмечается в тюркских текстах после XIII века. Во всяком случае, среди сохранившихся тюркских текстов, он впервые фиксируется в книге Китабуль-Идрак ли-Лисани-Этрак (Книга Познания Тюркского Языка) арабского филолога Эсируддина Абу Хаййана, которую он завершил писать в 1312-м году. В его произведении отмечается словосочетание чай дашы — речной камень [2, c. 47]. Этот гидроформант çay-река распространен в основном среди западных тюркских языках и в частности больше всего он фигурирует в названиях рек на Кавказе.

То есть, со времен Ксенофонта (2401 г. до н. э.) в конце названии реки один тюркский гидроформант su (вода, река) в позднее средневековье, а конкретно окончательно в XIX- XX вв. был заменен на другой тюркский гидроформант çay (река). В итоге Arpa-su слегка видоизменивший трансформировался в Arpa-çay, что по сути принципиально ничего не меняет. В любом случае у нас в руках имеется историческое свидетельство о тюркском названии реки, которое фигурирует в произведении 2400 летней давности. Хотя этот факт идет вразрез с теорией, утверждающей о позднем появлении и присутствии тюркского языка в регионе.


Так, или иначе, у нас имеется еще один факт, доказывающий присутствие носителей тюркского языка в регионе в античную эпоху. И по всей вероятности этими тюркоязычными жителями бассейна Арпа-чай являлись скифы, которых упоминает Ксенофонт как скифинов и халибов. Халибы по-другому именовались также как гаргары. Скифы, или саки в регионе упоминаются еще раньше в урартских текстах царя Аргишти I (VIII в. до н.э.) как Ишкугулу [3, c. 617, 631].

Здесь возникает важный вопрос. Как исследователи античности не могли узреть тюркское название гидронима и не смогли идентифицировать h’Arpasu Ксенофонта с западным Арпа-су/Арпа-чаем? Исследователи античности могут быть и не знакомы с тюркскими топоформантами. Но ведь Ксенофонтовский Арпасу четко корреспондирует с названием одного из левых притоков Аракса. Тем более, что русло этой реки находится в ареале географии по которому проделало путь десяти тысячное эллинское войско.

Исследуя данный вопрос невольно встречаешься историческим подлогом, так как советские исследователи Ксенофонта его h’Arpasu идентифицировали с рекой Чорох, а не западным Арпа-чай. Хотя начиная с ранней античности название р. Чорок в античных греческих источниках проходит как Акампсис. Кроме того Ксенофонтовский h’Arpasu делая выводы из сведений самого автора сложно локализовать с р. Чорох. Но как бы странно не выглядело, советские исследователи продолжали идентифицировать Ксенофонтовский Арпасу с рекой Чорок. Например, главный геолог Армянского геологического управления, профессор Ереванского университета, и института геологических наук АН Армянской ССР Паффенгольц Константин Николаевич в своей изданной работе «О пути отступления десяти тысяч» пытался убедить научный мир именно в идентичности Ксенофонтовского h’Arpasu с рекой Чорох [4, с. 82]. И с этим мнением была согласна советская академическая школа. Хотя h’Arpasu Ксенофонта совпадает не только фонетически с западным Арпа-су/Арпа-чайем. Даже по описанию Ксенофонта и по направлению маршрута очевидно, что войско эллинов может пройти именно западный Арапа-чай, а не Чорох, который бурно течет по ущелью, обставленной с обеих сторон высокими непроходимыми горами. И конечно же десяти тысячное войско со всем скарбом и обозом ни как не в состоянии пройти эту бурную реку. По Ксенофонту после Арпасу эллинское войско проделало примерно 100 км. по равнине. А по маршруту восстановленной Паффенгольцем эллины прошлись вдоль этой реки 200-250 км, хотя там не имеется равнина и вдоль этой реки по узким тропам проделать такой путь войску не возможно.

В отличии от главного геолога Армении в Европе профессиональные ученые по исторической географии все единодушно h’Arpasu Ксенофонта идентифицируют западным Арпа-су/Арпа-чайем. В первой части этой работы приводились сведения из книг таких западных ученых и путешественников как Тавернье, Турнефора, Гемели Карьери, Климент Кратвелла, Джеймса Морьира, Абрахам Рееса, Роберта Портера и Пьер Жобера, которые без сомнения идентифицировали Ксенофонтовский Арпасу с Карским Арпачаем. Ниже уже будут приведены названия специалистов по исторической географии, и названия их работ, где в отличии от советских специалистов Ксенофонтовский Арпасу отождествляется с Карским Арпачаем.

Английский историк, известный картограф автор многих работ по исторической географии Джон Энтони Крамер (1793 –1848) в своей » Географическое и историческое описание Малой Азии » Арпасу впадающий в Аракс идентифицирует с Арпасу Ксенофонта [5, с. 296-297].

Другой английский картограф Аарон Арроусмит (1750–1823) автор более 130 атласов и крупных карт отличавшихся небывалой точностью в своей работе под названием «Грамматика древней Географии» без тени сомнений отождествляет Арпасу впадающий Аракс с Арпасу через которую прошли десять тысяч эллинов Ксеннофонта [6, с. 214].

Американский картограф специалист по исторической географии Роберт Майо (1784-1864) в своем «Эпитомия древней Географии» отмечает, что » Что же касается названия реки, которая является Harpasou (западный Арпа-чай — Э. А.), она едва ли отличается от Harpasus, которую мы находим у Ксенофонта, сразу после прохождения Фазис, который как мы уже отмечали, является рекой Арас.» [7, с. 180].

Французский ученый, профессор Оксфордского университета, лингвист и прекрасный знаток исторических текстов Питер Эдмунт Лоран (1796-1837) в своей «Введение в древнею географию» отмечает, что «Арпасус проходящий у Ксенофонта до сего дня именуют Арпасу, река которая впадает в Аракс» [8, с. 214].

Еще ранее другой французский картограф, специалист по исторической географии Жан Батист Д’Анвил (1697 – 1782) в своем «Руководство по древней географии» отмечает, что Арпасу протекающий мимо Карса и впадающий в Аракс является ни чем иным как Арпасус’ом Ксенофонта [9, с. 357].

Другой английский ученый, лексикограф и специалист по античной литературе Сер Уилям Смит (1813 –1893) в своей «Справочник греческой и римской географии» идентифицирует Ксенофонтовский Арпасу с Карским Арпачаем [10, с. 1031].

Французский историк Антони де Ла Мартиньер (1683-1746) ранее многих авторов в своем «Большом словаре географии и истории» отождествил Карский Арпасу с Арпасу Ксенофонта [11, с. 428-429].

Английский историк, географ, автор многих книг по исторической географии Джеймс Реннел в своей книге «История экспедиции Кира» также отождествляет Карсский Арпасу с Арпасу Ксенофонта [ 12 с. 218-219].

Можно конечно список западных ученых квалифицированных по исторической географии отождествляющих Карский Арпасу с Арпасу Ксенофонта продолжит. Но уже приведенные названия авторов предостаточно, чтобы по теме представить картину состоящею в действительности. На западе не только специалисты по исторической географии идентифицировали Арпасу Ксенофонта с Карским Арпачаем. Не мало историков изучали маршрут пути десяти тысяч Ксенофонта. Хотя именно определение отрезка пути десяти тысячи по Восточной Анатолии в силу не совсем точной передачи имеют некоторые сложности. Но многие исследователи, изучавшие путь следования десяти тысяч, приблизительно смогли составить маршрут следования. Посвятил этому вопросу огромную двухтомную работу также второй президент США Джон Адамс (1735-1826), который в бытности был известен как историк, философ, дипломат и является президентом США, подписавшим декларацию независимости. И он также в своей «Экспедиция Кира и возвращение десяти тысяч» четко отождествляет Карсский Арпасу с Арпасу Ксенофонта [13, с. 324-325].

Конечно сегодня и среди западных специалистов имеются ученые и писатели, придерживающие разного взгляда по поводу идентификации реки Арпасу Ксенофонта. Например, мнение такого видного ученого как Леман-Хаупт совпадает с заключениями Паффенгольца [14, с. 243–260]. Но при этом имеются также вообще непонятные заключения. Так современный английский автор, специалист по древнегреческой философии, писатель Робин Уотерфилд допускает, что река Арпасу Ксенофонта возможно это Кара-су, которая является одним из верхних притоков Евфрата. Правда Уотерфилд в этом случае очень осторожничает [15, с. 151]. Но есть такие специалисты наподобие шотландского историка Патрика Белфура (Лорд Кинрос) — знатока истории Турции и биографа Ататурка, который без тени сомнений Ксенофонтовский Арпасу отождествляет с Карсcким Арпа-чаем и даже дает перевод названия как «ячмень река» [16, с. 67].

По данной теме среди современных исследователей выделяется греческий ученый, специалист по античной литературе Иорданес Парадисопулос, который во всех своих материалах по исследованию Анабазиса Ксенофонта подчеркивает идентичность Арпасу Ксенофонта с Карсским Арпачаем. В своем исследовательском труде, которая называется «Хронологическая модель для Анабазиса Ксенофонта» Парадисопулос проанализировав многие работы исследователей по данной тематике, а также кроме Ксенофонта приняв во внимание также сведения античного автора Диодора Сицилийского (II в. до н.э.) приходит к окончательной идентификации Арпасу Ксенофонта с Карсским Арпачаем [17, с. 647-664]. В этой же работе он ясно доказывает необоснованность отождествление Арпасу Ксенофонта с рекой Чорох, которую кроме советских историков допускают еще некоторые западные исследователи. В другой работе, называвшая «Пути и парасанги в Анабазисе Ксенофонта» он уже анализирует весь маршрут проделанный десяти тысячами эллинов и сопоставляет другие альтернативные пути. Но опять же идентифицирует Арпасу Ксенофонта с Карсским Арпачаем [18, с. 234-239]. Можно с уверенностью сказать, что Иорданес Парадисопулос очень прекрасно проанализировал весь материал по тематике и прекрасно привел доводы по отождествлению этих рек.

Поменяв название р. Арпа-чай на Ахуриан армяне просто пытались стереть древнетюркские следы в регионе. Следует отметить, что в регионе имеются много топонимов античности и древнего периода, которые имеют тюркскую этимологию. Эти названия топонимов проходят в аккадских и античных греческих текстах. Они также имеются в классических армянских текстах. Со временем каждой из них мы посвятим статью. Стоит также отметить, что при этом в регионе даже не имеется ни одного топонима 1,5-2 тыс. летней давности, которая имела бы армянскую этимологию. Данный исторический факт резко контрастирует с той фальшивой исторической парадигмой, которая считает тюрков пришлыми в регионе. Хотя, согласно античным и иным источникам, ясно видно, что сегодняшняя Армения образовано на древнетюркских землях. Это еще свидетельствует о том, что вся история о древности армяно-хайского этноса просто выдумана и не подтверждается историческими свидетельствами. А история античной Армении почти ничего общего не имеет с современным армяно-хайским этносом, который состоит из прозелитов Григорианской церкви, имеющих разные этнические корни.

Название Арпа также проходит в средневековых армянских летописях. Закарий Канакерци (1627 — 1699) отмечает, эпизод, где войско османов расположилось около реки Арпа. «Одни из них спали, другие купались, иные же холили коней, и так пребывали они в беззаботности» [19, с. 104]. Другой армянский автор той же эпохи Симеон Ереванци оставил интересные сведения по поводу вод реки Арпа-чай. По его информации некий католикос Пилиппос во времена Шах Аббаса II для орошения направляет воды левых притоков Арпа-чай и соединяет их с рекой Касак. После этого он подает шаху Аббасу II прошение, в котором говорится: “Наша страна страдала от недостатка воды. Я провел от такой-то горы столько-то воды, которая текла в чужое государство» [20, с. 264-265]. То есть, по этим сведениям, можно сделать заключения о том, что воды Карского Арпа-чая до отвода вод притоков для орошения были более обильными и соответственно сама река была шире чем сегодня.

Стоит также отметить транскрипцию чтения названия р. Арпасу, которая проходит в греческом тексте Анабазиса Ксенофонта. В первую очередь нужно напомнить, что древнегреческий автор Ксенофонт жил в V-IV вв. до н.э., а диакритический знак присутствующий в правописании греческой транскрипции ‘Αρπασον (h’Arpasu) по мнению специалистов по древнегреческому письму был внедрен в греческую грамматику III до н.э. при этом пользовались им в ту пору не регулярно. Регулярно им начали пользоваться уже поздно — в среднегреческий период в эпоху Византии. То есть во времена Ксенофонта никаких диакритических знаков, определяющих придыхательный звук в начале слова, не существовало и следовательно у Ксенофонта данное название было отмечено без придыхательного диакритического знака и озвучивалось просто как Αρπασον (Arpasu), что является тоже немаловажным фактом. И еще нужно отметить, что почти все западные специалисты название Ксенофонтовской реки, а порой и Карсского Арпасу транскрибировали как Harpasus, а порой даже как Garpasus. Это является немного искаженной транскрипцией. Потому, что в греческом оригинале труда Ксенофонта в конце слова Αρπασον отсутствует сигма (-ς), следовательно в транскрипции названии реки произношение сигмы излишне. Но это сигма присутствует в конце слова другой реки почти таким же названием — Harpasus. В античную эпоху река с таким названием некогда была в Карии — на юге-западе Анатолии. И параллельно ей протекала река с названием Марсу.

___________

Аннотации:

  1. ДРЕВНЕТЮРКСКИЙ СЛОВАРЬ, АН СССР. Ленинград-1969.
  2. KIPÇAK TÜRKÇESİ SÖZLÜĞÜ. Türk Dil Kurumu Yayınları, Ankara 2007.
  3. Archibald Henry Sayce THE CUNEIFORM INSCRIPTIONS OF VAN, DECIPHERED AND TRANSLATED Published in the Journal of the Royal Asiatic Society (1882, NS. vol XIV, pp. 377-732).
  4. Папффенгольц К. Н. О ПУТИ ОТСТУПЛЕНИЯ «ДЕСЯТИ ТЫСЯЧ» ГРЕКОВ. (По «Анабазису» Ксенофонта). Вестник общественных наук — 11/1969.
  5. John Antony Cramer A GEOGRAPHICAL AND HISTORICAL DESCRIPTION or ASIA MINOR. в 2-х томах. Oxford University Press 1832. Vol I.
  6. Aaron Arrowsmith A GRAMMAR ANCIENT GEOGRAPHY. London 1832.
  7. Robert Mayo AN EPITOME OF ANCIENT GEOGRAPHY, SACRED AND PROFANE. Philadelfia 1818.
  8. Peter Edmund Laurent AN INTRODUCTION TO THE STUDY OF ANCIENT GEOGRAPHY. Oxford 1830.
  9. Jean Baptiste Bourgignon d’Anville COMPENDIUM of ANCIENT GEOGRAPHY. Vol I. New York 1814.
  10. William Smith DICTIONARY of GREEK AND ROMAN GEOGRAPHY. Vol I. Boston 1854.
  11. Antoine-Augustin Bruzan de La Martiniyere LE GRAND DICTIONNAIRE GÉOGRAPHIQUE, HISTORIQUE ET CRITIQUE. Vol I. Paris 1768.
  12. James Rennel HISTORY OF THE EXPEDITIONS OF CYRUS. London 1816.
  13. John Adams L’EXPEDITION DE CYRUS, DANS L’ASIE SUPERIEURE, ET LA RETRAITE DES DIX MILLE. Vol 1, Paris 1878.
  14. C. F. Lehmann-Haupt ZUM RUCKZUG DER ZEHNTAUSEND. Berlin 1931.
  15. Robin Waterfield XENOPHON’S RETREAT: GREECE, PERSIA, AND THE END OF THE GOLDEN AGE. Harvard University Press, 2006.
  16. Lord Kinros (John Patrick Douglas Balfour) WITHIN THE TAURUS, A JORNEY IN ASIATIC TURKEY. London 1954.
  17. Iordanis K. Paradeisopoulos A CHRONOLOGY MODEL FOR XENOFON’S ANABASIS. Greek, Roman, and Byzantine Studies 53 (2013) 645–686.
  18. Iordanis K. Paradeisopoulos ROUTE AND PARASANGS IN XENOFON’S ANABASIS. Greek, Roman, and Byzantine Studies 54 (2014) 220-254.
  19. Закарий Канакерци ХРООНИКА. Москва 1969.
  20. Симеон Еренванци ДЖАМБР. ПАМЯТНАЯ КНИГА, ЗЕРЦАЛО И СБОРНИК ВСЕХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ СВЯТОГО ПРЕСТОЛА ЭЧМИАДЗИНА И ОКРЕСТНЫХ МОНАСТЫРЕЙ. Москва 1958.

Эльшад АЛИЛИ

Комментарии: