15 января 2013 г.


Центр истории Кавказа при Институте общественно-политических исследований «AZER-GLOBE» продолжает проект «Тюркский след в Древнем Мире: Разрушение ложной исторической матрицы». 

erevangala500.com                                                         автор: Эльшад Алили



Историография наука интересная, хотя логический ход исторических процессов не всеми осваивается одинаково, и далеко не всегда объективно. Исторические события и действия иногда поддаются разным интерпретациям, а порой даже умышленно искажаются. И видимо, чтобы прийти к объективному заключению кроме эрудированного и пытливого ума требуется еще дедуктивный склад мышления.

При этом нужно признать, что историографическая наука, отличается от математики, или физики тем, что в ней не существуют извечных законов и постулатов, утверждающих абсолютно правомерным тот или иной тезис, хотя не всегда академисты понимают, что история не относится к точным наукам. И порой бывают попытки постулирования «абсолютных» заключений по тому, или иному вопросу, когда еще сам предмет исследования не был рассмотрен во многих аспектах. Однако в любом случае историографию объявлять вовсе неточной наукой было бы тоже преждевременным, ведь есть, же некоторые уцелевшие первоисточники, по которым можно делать уже определенные заключения, хотя, откровенно говоря, сами, же эти источники не блещут стопроцентной точностью передачи информации. 

Даже в наш, так называемый информационный век, разные академические круги, СМИ, интернет ресурсы и другие институты сильно грешат дезинформацией, или субъективной трактовкой того, или иного события. И куда уж ожидать от древних летописцев передачи точных знаний о той, или иной отдаленной от себя географической точки или народа. А если учесть, что многие уцелевшие первоисточники хранятся в государственных, или церковных архивах разных стран, где они многократно подгонялись и редактировались (если не искажались полностью) переписчиками в соответствии с определенными временными, политическими и державными амбициям, то есть поддавались конъюнктурной кодификации, то картина выглядит еще более сложной.


Но все-таки при этом в дополнение к первоисточникам учитываются, или должны учитываться сообщения археологов, антропологов, лингвистов, этнологов, искусствоведов, фольклористов, краеведов и даже геологов, хотя и после этого нередко могут возникать совсем противоречивые мнения, что тоже часто наблюдается. Например, на скале, которая известна как «Сулекская писаница» в Хакасии (РФ) изображено множество наскальных рисунков зверей и разных фигур, в том числе и некоторые тюркские надписи архаическим руническим шрифтом. Археологами эти наскальные изображение зверей датируются эпохой Окуневской Культуры (конец III, начало II тыс. до н.э.). При этом некоторые контуры этих изображений наступают на рунические надписи, то есть борозды части этих  рисунков начерчены поверх рунических знаков. В таком случае логически стоит принять, что надписи сделаны раньше изображений. Но не тут-то было. Они уже российскими тюркологами датируются VIII-IX вв.нашей эры. При этом возникает само собой разумеющийся вопрос. И как же наскальные изображения начала II тыс. до н.э. могут быть проведены поверх рунических надписей VIII-IX вв.нашей эры? На такие вопросы не просто не отвечают, а о них просто умалчивают, потому, что по их теориям «этого просто не может, или не должно быть».  Не говоря уже о том, что сами рунические шрифты Сулекской писаницы более архаичны, чем Орхоно-Енисейские руны.

Подобных нерешенных моментов и пробелов немало и в вопросах связанных с историей Азербайджана, и всего региона Кавказа. Старые постулаты академической науки эпохи СССР на многие из этих проблем закрывали глаза, вернее просто игнорировали, как несоответствующие «принятой партией и правительством концепции». И сегодня некоторым академическим кругам (в том числе и некоторым нашим историкам) чуждо слушать доводы о существовании тюрков в регионе в глубокую античную эпоху, хотя археологического, антропологического, лингвистического материала и свидетельств источников хватает, чтобы взять на исследование этот тезис. 

Однако тезисом  назвать это было бы тоже не совсем корректно. Существует крепко стоящая на ногах парадигма, которая утверждает о наличии тюркоязычного населения в регионе еще с эпохи раннего Сумера (Шумера) и Аккада. Этому доказательством как минимум является сотни тюркских лексем присутствующих в клинописных текстах древнего мира. Я называю тюркскими лексемами именно те слова, которые появились на свет по законам словообразования тюркского языка.  И эти законы явно отличаются от лингвистических законов семитских и индо-европейских языков. В этом случае лингвистика в отличие от историографии является более точной наукой. А в случае с тюркскими лексемами, которые встречаются в топографической и личной ономастике – историческая наука вообще максимальна точна.

Кроме этого существуют римские, греческие, византийские, сирийские, армянские, грузинские, арабские источники, где не раз говорится о ранних тюрках на территории Азербайджана и Кавказа. Некоторые из этих сведений академические круги Советского Союза объявили просто анахронизмами, о других умолчали, а остальные просто утаили. Подобный подход к проблеме является откровенной предвзятостью, которая обуславливалась определенными имперскими амбициями больших держав уже ушедшего 20-го столетия. Но Бог с ними, с этими державами и проводимыми ими политикой. Хочется отметить, что анализ лингвистических терминов и топонимов в этих источниках и археологические артефакты позволяют с уверенностью утверждать об огромном пласте тюркского населения в регионе с древних времен.

Но когда здесь появились первые тюрки, или прототюрки утверждать не так просто. Наскальные рисунки Гобустана, которые очень сильно перекликаются с наскальными изображениями Туркестана и Алтая позволяет утверждать, что с очень древних, до сумерийских (шумерских) времен. Разные доводы по этому поводу у нас в стране публиковались, и среди них есть, конечно, интересные факты, хотя нужно признаться, что и некоторые наши авторы грешат ошибками, и чтобы «прославить» свое имя иногда просто за исторические факты выдают всякие домыслы.

Останавливаться на этих интересных и неинтересных доводах не будем, потому что формат этой статьи просто не в состоянии вместить все эти заключения и комментарии к ним. А древние лингвистические факты топонимики дают огромную пищу для размышления. При этом нужно отметить, что в разные времена древние названия городов часто могли меняться. Нередко после завоеваний новые правители, и цари меняли названия городов. Подобная практика отмечается среди египтян и ассирийских царей. Греческие колонисты также меняли топонимику новых прижитых земель, которые им предоставлялись для торговли. Походы Александра Македонского и римлян также существенно изменили названия городов и поселений. А уже в позднюю эпоху этим отличилась Российская империя, которая очень сильно изменила названия топонимов огромной части Евразии.

В следствия этих исторических тенденций сегодня исконные названия многих древних поселений просто затеряны, или искажены до неузнаваемости. Единственно от подобной тенденции меньше всего пострадали названия водоемов, а конкретно названия рек. Они меньше всего поддавались, изменениям и мало кто додумывался до того, чтобы изменить эти гидронимы, то есть названия рек.  По этой причине древние названия водоемов нередко могут давать объективную информацию о древнем языковом пласте того, или иного региона в определенную эпоху.

И в этом раскладе сверяя древние источники можно сказать, что такие древние гидронимы как Тигр, Евфрат, Аракс (Араз), Кура хоть и поддались, некоторым фонетическим изменениям в целом сохранили свою основную морфологическую форму. Во всяком случае, мы в руках имеем исторические свидетельства раннего произношения этих названий, что позволяет нам делать определенные выводы по этимологии, где очередной раз выявляется тюркский след в истории древнего мира. Обо всем этом и других фактах мы постепенно постараемся поговорить.

В данном случае самыми древними упоминания известных гидронимов являются названия Тигра и Евфрата, которые отмечаются в сумерийских текстах. Более того имеются даже сведения античного автора Страбона, где он приводит приблизительную этимологию названия реки Тигр, которая при анализе находит свое подтверждение:

Есть в Армении также большие озера. Одно носит название Мантиана, что в переводе значит «синее». Как говорят, оно самое большое после Меотиды соленое озеро; простирается оно до Атропатии; на нем устроены солеварни... [Тигр стремительно течет через воды озера], отсюда и название реки, так как мидийцы называют стрелу «тигрис».1

Слово тигр сегодня присутствует во многих языках, в том числе во многих индо-европейских языках. Он отмечается на латыни (tigris), в древнегреческом (Τίγρις), в древнеперсидском, в зендском (авестийском), в том числе и в старославянском (тигръ) языках. Само животное данное название получило из-за стремительности, что отмечалось еще в древности. И сегодня почти во всех толковых словарях индо-европейских языков данное слово проходит как имеющее иранское происхождение, а в некоторых конкретно указывается на  авестийские tiγri-стрела, tiγra-острый, в том числе и в «Этимологическом Словаре Русского Языка» Макса Фасмера2.

Вроде бы ничего удивительного. Страбон указывает на мидийское происхождение термина и мидийский язык сегодня считается умершей ветвью северо-западной группы иранских языков. Но здесь есть один щепетильный момент. Во-первых, Страбон делает упор именно на мидийское происхождение слова, а не на персидское. Страбон отличает мидийский от персидского, который был в его время в обиходе. Да и сам эллинизированный Страбон,  имеющий частично персидские корни происхождения  наверняка должен был быть знаком с этим языком.  И не спутал бы какое-либо популярное персидское слово с другим языком. Но при этом само слово тигр он считает не персидского, а именно мидийского происхождения. А мидийский язык уже в его время вроде бы должен был вымирать. Во всяком случае, более, или менее ответственные индо-европейские ученые сходятся в том, что мидийский язык является вымершей ветвью северо-западных иранских языков. И с персидским языком он вроде должен был быть не очень взаимопонимаемым. И опять же не понятно. Какой персидский язык имеется в виду у Страбона: древнеперсидский, или среднеперсидский язык? Ведь это, по сути, разные языки.

А безответственные ученые на подобии Б.В.Миллера пытаются сегодняшние талышский, татские диалекты Южного Азербайджана, курдские языки и гипотетический «иранский» язык азери выдавать за продолжение мидийского языка. То есть думают, что можно просто натянуть факты исходя из географического расположения и соседства вышеуказанных народов с ареалом древней Мидии. Тогда как понятно, что эти языки (гипотетический «иранский» язык азери конечно же не в счет) появились после периода среднеперсидского языка. Известно, что иранские языки в отличие от тюркского могут меняться за короткий срок. То есть вышеперечисленные иранские языки не могут являться прямыми потомками древних иранских языков на подобии персидского языка Ахеменидских надписей, тем более, что мидийский язык имеет более древнюю историю в регионе нежели персидский. И также как сегодняшний фарси не имеет прямой генетической связи с древнеперсидским языком, также и эти вышеперечисленные языки не могут быть продолжением очень давно вымершего иранского языка. Правда опять же не понятно когда и где вымер этот язык. Во всяком случае, источники римского периода о каком-либо мидийском языке иранского происхождения умалчивают. А в более ранних источниках нет даже намека на родственность мидийского и персидского языков. Кроме сего - как  можно  сегодняшнее деление иранских языков прилагать на иранские языки и диалекты 2500-3000 летней давности? Или, как можно включить мидийский язык в группу северо-западных иранских языков, если не осталось письменных источников языка и не известна лексика, будь она даже иранской? Даже известные древнеперсидский, среднеперсидский и новоперсидские языки являются разными языками, хотя к ним применяется единый термин обозначения. 

Нужно отметить, что древние авторы при всем знакомстве с персидским языком и традициями понятия не имели о каком-то авестийском языке. Потому, что в античный период никакого авестийского языка не существовало, как бы сегодня не хотелось многим иранистам. Ни один древний автор не упоминает даже саму Авесту.

Ведь на самом деле древнеперсидский язык надписей Дария является самым древним известным иранским языком истории. По словам самого Дария, данный язык был создан по его приказу, чтобы «написать своды законов на новом, доселе не известном зыке». Эти слова, отмеченные в эпиграфической части 4-й колонны текста второго языка надписей Дария3 почему-то игнорируются. Даже многие исследователи не знакомы с этим моментом высказывания Дария, которое стоит отдельного рассмотрения. Уже в сасанидскую эпоху из этого языка могли складываться другие иранские диалекты, в том числе и авестийский язык. А сам Дарий и ахеменидские цари ну никак не могли быть зороастрийцами, как сегодня пытаются их представить некоторые ученые, потому, что Ахура-Мазда в то время еще был ближневосточным богом, а не иранским. То есть, по словам Дария, язык третьего столбца Бехистуна, который сегодня именуется древнеперсидским, был как минимум неразговорным, а искусственно выведенным языком. Но в отличие от этого языка мидийский был живым, разговорным языком и имел аутентичное происхождение.

Вторым щепетильным моментом является тот факт, что название реки Тигр в регионе было известно еще до появления иранских языков. В сумерийском он отмечается как İdigna, а в аккадском İdiglat. Ветхозаветный Hiddegel тоже видимо имеет древнее происхождение. Но уже в арамейском языке название реки произносится как Diglat, где начальная гласная -i падает. В текстах Дария, где во втором (мидийском) и третьем (древнеперсидском) языках трилингвы название реки фиксируется в форме Tigra. То, что персидская Tigra является мидийским заимствованием отмечали в своих трудах такие ранние ассирологи  как Генри Роулинсон, Жюль Опперт, или Эдвин Норрис. При этом нужно отметить, что мидийский язык был для них туранского, то есть, говоря сегодняшним языком Урало-Алтайского происхождения.

Аккадский İdiglat, ветхозаветный Hiddegel а также арамейский Diglat в корне исходили сумерийскому İdigna. Этимология данного гидронима с сумерийского языка прослеживается. В сумерийском языке фиксируются существительные  ída, íd, i  - река4,  dih (2) -жало, колючка5 и глагол dig - идти навстречу; нападать6. -na является постпозиционным суффиксом указывающий на предмет действия7. В этом случае
i (d) - dig-na с сумерийского языка этимологически выводится примерно как «стремительная река», или как «река стрела, жало». В принципе данная этимология подтверждает семантический расклад, который приводит Страбон. Но уже исключает иранское, и индо-европейское происхождение самого термина.

Продолжение следует…


Литература:

  1. Страбон ГЕОГРАФИЯ, книга XI, гл 14-8.
  2. Макс Фасмер «ЭТИМОЛОГИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ РУССКОГО ЯЗЫКА»,  том IV стр. 56.
  3. THE SCULPTURES AND INSCRIPTION OF DARIUS THE GREAT ON THE 
    ROCK OF BEHISTCN IN PERSIA. (A NEW COLLATION OF THE PERSIAN, SUSIAN, AND BABYLONIAN TEXTS, WITH ENGLISH TRANSLATIONS, ETC.) Oxford University Press, London
    1907, стр. 157.
  4. John Halloran SUMERIAN LEXICON.
  5. Patrick C. Ryan SUMERIAN GLOSSARY.
  6. там же.
  7. George Bertin THE ­LANGUAGES OF THE CUNEIFOEM INSCEIPTIONS, стр. 5.




Комментарии: