11 декабря 2012 г.



erevangala500.com                             автор: Эльшад Алили

Сакский "Золотой воин" из кургана

В 1970-м году на окраине города Иссык, находящегося в пятидесяти километрах на востоке от Алматы казахскими археологами под руководством Камала Акишева был раскопан один из сакских царских курганов. Сам курган диаметр, которого составлял 60 м, а высота 6 м. имел многослойную насыпь, под которыми была обнаружена захоронение молодого человека. Самого захороненного после назвали «золотым воином», так как шлем, кафтан, шаровары, сапоги его были украшены золотыми пластинами с изображениями снежного барса, лошади, горного козла и архара выполненными в скифском зверином стиле. 

При нем так же был меч с золотой рукояткой. Вместе с молодым человеком в могильник были уложены и другие предметы, в частности орнаментированные посуды, блюда, чаши из глины, бронзы и серебра. На внешней, то есть выпуклой стороне одной из серебряных чаш имелась надпись тюркскими руническими символами. Сами находки датируются VI-V вв. до н.э.



Находки в кургане Иссык по количеству изделий и утонченной технике изготовления предметов украшения и быта являются уникальными и содержимое самого могильника с точки зрения исторической науки просто неоценимо. И вообще Иссыкский курган считается одним из самых больших скифских археологических памятников. В научной, и публицистической литературе про Иссыкский курган, и о найденных предметах в данном могильнике имеются не, мало сведений. В нашем случае мы затронем только чтение рунической надписи, начерченной на серебряной чаше, которая в литературе также известна под названием «Чаша Акишева». Надпись состоит из двух строк, где представлены двадцать пять рунических символов, основная часть которых даже визуально идентифицируются древнетюркскими руническими знаками. Рядом строк начерчена прямоугольная пиктограмма, разделенная внутри на двадцать четыре отсека. На поверхности чаши также имеется отдельно начерченный рунический знак, который обособлен от двух строчной надписи.




Серебреная "чаша Акишева" с рунической надписью 2600-летней давности



Имеются несколько вариантов чтения надписи на тюркском языке, где фонетические воспроизведения знаков немного отличаются друг от друга. А в переводе, или интерпретации текста, по моему глубокому убеждению, допущены неточности. Эти варианты чтений я здесь представлю и считаю, что из всех чтений ближе к оригиналу находится вариант, представленный казахским тюркологом Алтай Аманжоловым. После я представлю на критическое обозрение также и свой вариант чтения и перевода текста.

В первую очередь отмечу, что разночтения, или вернее отличающиеся фонетические воспроизведения текста обусловлены отсутствием разъединительных знаков в самой надписи. И естественно в этом случае могут иметься разные интерпретации фонетического озвучивания текста. Тем более понятно, что мы имеем дело с тюркским языком 2500 летней давности. И естественно уже слегка отличающие фонетические воспроизведения могут породить разные варианты интерпретаций самого текста. Учитывая, что текст очень короткий, что в таких случаях всегда осложняет стопроцентное правильное чтение древнего текста, то подобные разночтения должны восприниматься с пониманием. Но опять же повторяюсь тюркское содержание текста не вызывает сомнения, так как основная часть рунических символов имеют соответствия в древнетюркском руническом алфавите.

Прежде чем приступить к обозрению вариантов чтения отмечу, что несколько лет назад до расшифровки с моей стороны самого текста я был лишь знаком версиями интерпретаций Олжаса Сулейменова и узбекского тюрколога Насимхона Рахмонова. С другими трактовками текста я познакомился уже позже посредством сервера http://s155239215.onlinehome.us/turkic/turkicsite.htm. И особенно меня удивило одинаковая интерпретация не имеющего аналогов в Орхоно-Енисейской рунике символа  - r(твердого?) у меня и А. Аманжолова независимо друг от друга. Это вселило в меня некоторую уверенность в правильности выбора транскрипции данного знака. Об этом речь пойдет ниже. А пока начнем с транскрипции представленным самим А. Аманжоловым:

Транскрипция А. Аманжолова:

(1) аγа sаηa očuq = Aγa, saηa očuq!
(2) bäz čök boqun ičr(?)ä uzuq ...i = Bez, čök! Boqun ičrä [r?] azuq! ...i
(3)

Перевод:

"Старший брат (это) очаг для вас!"
"Незнакомец, преклонись! Потомство [пусть имеет] еду!"

Транскрипция Мухаррема Эргина:
Agân er / anga er iç / arak
Esiz iç / erik baruk / arakı
E iç itkir / az ök

Перевод:
Одинокий человек / питье бесполезного человека / арак (молочная водка)

Увы пить / зло дикость / арак
Будь послушным пить / немного

Фонетическое воспроизведение текста М. Эргином местами стоит ближе к транскрипции А. Амонжолова но при этом смысловая интерпретация вызывает не, мало вопросов.

Транскрипция Селахи Дикера:
han o-ng er çarık
siz çirik bar gıl er-ni içigig ketir oz gıl

Перевод:
Король Онг-Eр, Чарик,
Вы солдаты,
Поезжайте!
Герои-добровольцы, поднимитесь до небес,
Достичь (вечного) мира!

Опять же есть некоторые соответствия с текстом, но транскрипция наполовину не точная, что приводит вольной интерпретации текста.
Выше я привел три варианта чтения, которые по моему более, или менее соответствуют транскрипции текста. Представляю еще несколько вариантов чтения:


Версия чтения Фирудина Агасы оглу Джалилова:

Следует отметить, что проф. Фирудин Джалилов обе строка читает слева на право. А прямоугольную пиктограмму интерпретирует как «дом, владение рода».

Транскрипция:
1. Koçu añısı ağ ebi 
Oquz ər içiñ Uqusgü çizib.
Или,
2. Koçu añısı ağ ebi 
Oquz ər içiñ oqu bəgü çizib.

Перевод:
1. В память Кочу белый дом,
Угушгу, для мужа Огузского начертил.
Или,
2. В память Кочу белый дом,
Бек рода (или племени), для мужа Огузского начертил.


Транскрипция Насимхона Рахмонова:
Azuq , ochuq at atsar , ash azaq , Utashta qan asu.

Перевод:
Если пища и родина будут далеко, друг останется внизу, Уташта хан станет хозяином.

Транскрипция предложенная Олжасом Сулейменовым:
Han uya üç otuzu (da) yok boltı, utıgsı tozıltı.

Перевод:
Сын царя, в двадцать три (тридцать три), умер
Его имя и слава стали пылью

Насколько я понял, чтение текста воспроизведена в перевернутом виде, что привело совсем иной транскрипции. Данный вариант чтения я не проследил, так как убежден, что надпись строк читается слева на право.

Версия транскрипции представленная Казымом Миршаном:
ögün an
onuy a
öcü ok .
ub oz
uç esitis
oz ötü
onuy oy ekiç ekil
aliz at

Перевод:
Тот, чье Величество Вы хвалите
стало стрелой принадлежащей космосу.
Он Зевс.
пройдя к руководству как выиграв гонку, (достичь) космического кресла 
(есть) название принятое имя

Вообще версии интерпретаций тюркских надписей со стороны Казыма Миршана обычно оспариваются даже самими тюркологами.

Пространный анализ всех вышеприведенных вариантов заняло бы много времени. К тому же в этом нет особой необходимости. Опять же повторяюсь, из всех этих вариантов более точным является версия предложенная А. Амонжоловым. Среди других авторов имеются правильное воспроизведение отдельных слогов, но в целом из-за отсутствия разделительных знаков полный текст воспроизведен ошибочно.

В этом свете предлагаю на критическое обозрение версию, прочитанную и переведенную с моей стороны. Вначале я приведу фонетические соответствия и транскрипции рунических знаков на чаше. После приведу транскрипцию текста и перевод. В данном случае я пользуюсь эстампажем, который широко представлен в сети, в том числе и в статье А. Аманжолова. Повторяюсь, что рунические знаки на чаше Акишева во многом соответствуют Орхоно-Енинсейским знакам, но при этом сама надпись является более, слоговым чем, древнетюркские тексты. Как ни как, а временная разница между ними равна тысячу лет.


Первая строка. Читается в направлении справа налево.

1. Знак  соответствует древнетюркскому знаку Ğ, который имел несколько схожих модификаций в виде  . Средний стандарт изображения этого символа выглядит как  . А. Амонжолов и М. Эргин воспроизвели данный слоговый знак в начале текста как  следуя правочтению Орхоно-Енисейских надписей. Хотя я уверен, что в прототюркский период данная силлаба читалась как . Потому, что данный знак стилистически оформлен в виде двух луков (oğ/ok-стрела). После уже в древнетюркский период, утеряв слоговую фонетическую особенность данный символ воспроизводил согласную -ğ (γ).
2. Знак  соответствует Орхоно-Енисейскому гласному звуку A/E  . В первой строке он представлен дважды. Во второй строке не фиксируется.
3. Знак     соответствует Орхоно-Енисейскому S (иногда Ş . Обычно он воспроизводился совместно с мягкими гласными.
4. Знак  соответствует Орхоно-Енисейскому eN/iN имеющего также разные модификации воспроизведения в форме  . Он также зафиксирован во второй строке.
5. Пятый знак в последовательности является символом  , которого мы отметили в п. 2.
6. Шестой знак первой строки  соответствует аффрикате NG (sağır nun), который в Орхоно-Енисейской таблице представлен в форме   . Этот знак также представлен во второй строке.
7. Седьмой знак    соответствует Орхоно-Енисейскому   . Сам знак стилистически изображает бокала и связан с глаголом İÇ-пить.
8. Восьмой знак первой строки  соответствует Орхоно-Енисейскому S  .
9. И наконец, последний девятый знак первой строки соответствует Орхоно-ЕнисейскомуK  , которая в основном воспроизводилась рядом с гласным A.


Вторая строка. Читается в направлении справа.

1. Интерпретация первого знака второй строки  может быть немного вызывает сложности из-за излишней овальности нижней части. Почему то, его связывают со звуком B. Чисто визуально он может напоминать R  . Но все-таки это знак S  . М. Эргин и С. Дикер тоже в этой руне заметили звук S.
2. Второй знак  соответствует Орхоно-Енисейскому Z, имеющему несколько модификаций воспроизведения.   . Этот знак во второй строке также фиксируется на предпоследнем месте.
3. Третий и идентичные ему двенадцатый   и тринадцатые знаки в контексте сложно даются интерпретации. Третий и двенадцатые знаки вышеприведенными авторами больше были прочитаны как , хотя данная фонема в первой строке отмечается не много в ином виде. Эти знаки визуально соответствуют звуку eG  Енисейских надписей. Но думается, что третий и идентичные ему двенадцатый и тринадцатые знаки соответствуют фонетическому звуку eR/iR нежели , или eG. И единственно в этом я не нахожу соответствия в древнетюркских надписях. Вернее схожие знаки представлены в Ачыкташской надписи, но само чтение этого текста еще не получила общепринятую оценку. Думаю, эти знаки могут быть выражением звука eR  в перевернутом виде (например, знак  в дренетюркких надписях не редко представляется в перевернутой позиции). Легкие различия этих трех знаков могут быть обусловлены выпуклой поверхностью чаши, где во время царапания из-за неудобства приходилось повторять действия, и так возникли дополнительные штрихи похожие на огамические знаки.
4. Четвертый знак  соответствует Орхоно-Енисейскому фрикативному звуку NG, который мы отметили в 6-м п. первой строки.
5. Пятый знак второй строки  соответствует Орхоно-Енисейскому eG  .
6. Шестой знак  соответствует Орхоно-Енисейскому фрикативному   . 
7. О седьмом знаке S мы говорили в п. 8 первой строки.
8. Восьмой, а также шестнадцатый знаки  очень схожи с гласным звуком A (также E, Ə . А конкретно я полагаю, что этот знак является слегка видоизменением и фонетически передавал звук гласного Ə (Ä).
9. О девятом знаке S мы уже говорили.
10. Десятый знак N  мы затронули в 4-м п. первой строки.
11. Одиннадцатый знак  соответствует Орхоно-Енисейскому İ  .
12. О двенадцатом знаке eR мы говорили третьем п. второй строки.
13. Также о тринадцатом знаке eR/iR мы говорили третьем п. второй строки.
14. Четырнадцатый знак  вроде бы визуально больше похож на A/E, о котором мы говорили в п. 2 первой строки. Но по всей вероятности данный символ является воспроизведением мягкого гласного Ü/Ö  ;
15. Пятнадцатый знак Z отмечался в п. 2 второй строки.
16. Шестнадцатый знак Ə (Ä) отмечен в п. 8 второй строки.

В итоге выстраивается нижеследующая схема:

OĞA SeN ANg İÇ SaK
SöZ eReNg öGüNç SƏS-üNİ eRiR ÜZƏ

Буквальный перевод:

Сак, испей ты клятву во имя народа!
Слово донесет голос и славу восхваления эрена на небеса.

Немного пространный перевод:

Сак, испей ты клятву именем (своего) народа!
Слово (данное при клятве) вознесет голос и славу восхваления эрена на небеса.

Приблизительный смысловой перевод:

Сак, поклянись именем своего народа!
Клятвенно данное слово возносит голос хвалы и славу эрена на небеса.


Эльшад Алили

Продолжение следует ..

1 коммент. :