7 декабря 2011 г.



Феномен «арабской весны», который уже стал одним из самых серьезных факторов мировой политики, неожиданно начал распадаться на отдельные эпизоды в сирийских и иранских пределах. Более того, даже в тех странах, где сия «весна» расцвела пышным цветом, ее результаты оказались совсем не такими, как это ожидалось либеральными сообществами Европы и Америки. На первые роли выходят носители фундаменталистских убеждений - иногда крайних, иногда умеренных, что подчеркивается демонстративным ношением галстуков во время их заграничных вояжей.
 Но, если либералы, - прежде всего, деятели культуры, элитарная  часть молодежи, СМИ, интернет-сообщества  - не скрывают разочарования подобным развитием событий, то западный политический «истеблишмент» проявляет крайнюю сдержанность по отношению к этим неожиданным новациям «арабской весны». Запад рассчитывает управлять политическими процессами на «дуге нестабильности»? Но как достичь этого в отношении Сирии и Ирана? У этих государств иммунитет против «революций» толпы? Все эти вопросы еще требуют своего осмысления.



Ризван Гусейнов, политический аналитик, журналист:
- Как и следовало ожидать, спровоцированные Западом события «арабской весны» в странах Северной Африки и Ближнего Востока, преследуют далеко идущие планы, в которых смена власти в этих государствах - лишь первая фаза нового западного проекта. Приход к власти в некоторых ближневосточных  странах, так называемых, исламских сил, есть не что иное, как реализация легенды, придуманной в кабинетах Вашингтона, Лондона и других политических центров.
Запад уже давно понял, что рост популярности исламских идей плюс высокая пассионарность молодых носителей религиозных убеждений в мусульманских странах, позволяет эффективно влиять на общественно-политическую ситуацию в государствах, где необходимо защищать интересы США и их европейских партнеров.
По всей видимости, политика «управляемого хаоса» является в планах Запада лучшим инструментом по осуществлению проекта «Большого Ближнего Востока», преследующего цель смены старой, частенько непослушной власти, перекройки границ и раздробления мусульманских стран.
Поэтому поддержка противостояния, кровопролития и даже длительных гражданских войн являются рецептом Запада, по которому будут кормить общества Ливии, Египта и других стран, заразившихся «арабской весной». А болеть этой «весной» они будут до тех, пор пока Запад не свалит правящий режим в Сирии и не добьется того же самого в Иране, являющимся основной мишенью всей этой крупной геополитической игры.

Осама Аль-Сахеб, специалист по проблемам мировой энергетики  и геоэкономики (Сирия, США):
- Я думаю, что события в Сирии показали невозможность реализации «арабской весны» по жесткому (ливийскому) или мягкому (тунисско-египетскому) сценарию. Во всяком случае, на сегодняшний момент.  Наверное, монархии Залива хотели бы провести именно «ливийский тренд» в Сирии. Но у Дамаска есть прямые союзники - Тегеран и даже Багдад, а главное, опора на огромные возможности России и Китая. И потом, сирийская оппозиция - разнородна. В ней присутствуют силы, взаимоисключающие друг друга по своим идеологическим принципам. Например, Народный фронт «Преобразование и развитие», который относится к умеренному крылу противников Асада, категорически против иностранного вмешательства. А откровенные исламисты, готовые заплатить любую цену за свержение правящего режима, не имеют широкой поддержки у населения. Средний класс, большая часть бизнес-сообщества, христиане, многие курды, друзы вполне лояльны по отношению к центральным властям.
Очень важна позиция армии. В целом она выступает на стороне правительства. Президент Асад пошел на то, чтобы освободить от поста министра обороны 72-летнего генерала Али Хабиба Махмуда, - представителя одного из влиятельнейших алавитских кланов. Его преемником стал Дауд Раджха - первый выходец из небольшой христианской общины Сирии, занявший столь высокий пост. И армия приняла эту замену. А, значит, контроль за вооруженными силами в руках у президента. Как минимум, в данный момент.
Поэтому Запад и его арабские союзники готовы идти на «промежуточный» вариант, который предусматривает создание на базе Сирийской освободительной армии и Сирийского национального совета некого координирующего органа оппозиции, имеющий шансы на достаточно широкое  международное признание. Собственно с этой же целью предполагается и создание «буферной зоны», на границе с Турцией, которая должна стать некой «свободной территорией» - опорной базой для распространения восстания. Но это уже не «арабская весна» в чистом виде.

Эдуардо Гаспар, специалист по проблемам геоэкономики  (Бразилия):
- Я уверен, что успех фундаменталистских сил в феномене «арабской весны» объясняется не только очень мощной религиозной традицией, во многом, даже патриархального ближневосточного общества, но и еще одним фактором, о котором мало говорят. «Арабская улица» не выдержала смены идеологических парадигм. После Второй мировой войны на смену колониальным режимам с их идеологией «чистого ислама», предназначенного для масс, пришла модель «национального (арабского) социализма». Он имел явную антиимпериалистическую направленность. Но потом элиты совершили крутой поворот в сторону западных либеральных ценностей - и «суннитская джумма» этих потрясений не вынесла.
Людям нужна предельная ясность. Они и свою, т.н. революцию делали под лозунгом: «Уходи!», который адресовали Бен Али, Салеху или Мубараку. А какой-то реальной, прогрессивной программы они выдвинуть просто не могли. Простоту понимания момента им дают лишь исламисты, которые предлагают религию как основной инструмент решения всех проблем - от личностных до глубоко социальных.
Не думаю, что Запад особенно удручен таким результатом первой стадии «ближневосточной весны». Скорее, ему удастся даже поставить под собственный контроль крайних фундаменталистов. Ведь превратившись во властную элиту, их группа или партия все равно именно на Запад будет поставлять свои энергоресурсы и, вероятнее всего, сохранит для «иноземцев» даже свою курортную индустрию. Нанести какой-то ущерб интересам США, Западной Европы или Израиля, - она не в силах. Но к Сирии и Ирану, имеющих иммунитет против такой политической «весны», будут подходить иначе. Их придется раскачивать, расшатывать изнутри. А этот процесс может затянуться надолго.

Елена Касумова, доцент кафедры политологии Академии Госуправления при Президенте АР:
- Подводя итоги нашей беседы, я по-своему объясню невозможность повторения «арабской весны» в Иране и Сирии. Иран свою «весну» пережил еще в 1979 году с приходом к власти религиозных пассионариев. (Наверное, этот иранский опыт учитывался создателями цветных революций). В Сирии - напротив - во многом, остались в силе принципы «арабского социализма», с его мощной традицией политической независимости. Поэтому навязать обоим этим государствам «митинговую революцию» в формате «народ против власти» - очень трудно. В Иране она, вообще, не началась, а в Сирии уже закончилась бы без давления Запада и монархий Залива.
Поэтому динамика развития ситуации вокруг Сирии и Ирана сейчас будет определяться только политической стратегией Вашингтона. Для Западной Европы, Турции, арабских монархий, даже Израиля, вызовы, которые предлагает им сирийско-иранский тандем, скажем так, самостоятельно неподъемны. Кстати, и США - не всесильны. Отказ Запада от «ливийского сценария» в отношении Сирии и «иракского» - в отношении Ирана - мотивирован жесткой позицией России и Китая в Совбезе ООН. Сейчас западные СМИ с возмущением пишут о поставках в Сирию сверхзвуковых противокорабельных крылатых ракет «Яхонт». Не осталось незамеченным заявление китайского генерала Чжан Чжаочжуна о  том, что «Китай не будет колебаться, защищая Иран, даже в случае Третьей мировой войны».  Да, этот не самый высокопоставленный военный никому неизвестен, и его преподавательская должность - не лучшая  площадка для подобных демаршей. Но все мы знаем, что у Китая свои представления о политических играх. И даже, если расценивать сказанное генералом как пресловутое «китайское предупреждение», то все равно, это - весьма симптоматичное обозначение позиции Пекина по Ирану.
Поэтому, соглашаясь с мнением коллег о безусловном «иммунитете» Сирии и Ирана против «арабской весны», замечу - он, в первую очередь, держится за счет недвусмысленной позиции их фактических союзников - РФ и КНР. А серьезные партнеры нужны любому государству. Даже если на Западе подобных союзников иногда называют «маловероятными».

Комментарии: