8 июня 2015 г.


net-fax.org

Сегодня по страницам мировой прессы кочует новая аббревиатура CW2 («Cool War-2»), т.е. «Холодная война-2», которую даже завзятые оптимисты считают свершившимся фактом. На политической карте мира появляется все больше «горячих точек», международные и внутренние конфликты приобретают самый ожесточенный характер на фоне обвального падения уровня авторитета и влияния крупнейших международных организаций, включая ООН и ОБСЕ.
В этих условиях почти незамеченным остался неожиданный политический демарш армянской стороны. Министр обороны Армении и его первый заместитель заявили о своем желании расширить «зону безопасности», под которой подразумеваются оккупированные районы Азербайджана, территориально никогда не входившие в регион Нагорного Карабаха. Явные и скрытые мотивы этой политической провокации наши постоянные эксперты обсуждают сегодня на очередном заседании традиционного «Круглого Стола».


Елена Касумова, доцент кафедры политологии Академии Госуправления при Президенте Азербайджана:
- Заявление первого  заместителя министра обороны Армении Давида Тонояна о том,   что  «при нынешнем уровне вооруженности Азербайджана пояса безопасности вокруг Нагорного Карабаха  уже недостаточно», безусловно, является знаковым. Тем более, что оно было поддержано армянским министром обороны Сейраном Оганяном. Несмотря на всю его корявость, оно содержит целый информационный пласт. В нем я вижу сконцентрированное выражение политики Армении - звучит явная угроза в адрес Азербайджана и чувствуется скрытое недовольство азербайджано-российским военно-техническим сотрудничеством, в формате которого Баку получил современную военную технику и вооружения. Но, главное, Ереван достаточно цинично продемонстрировал свое полное нежелание идти на какое-либо сотрудничество в урегулировании карабахского конфликта.
Надо помнить, что эти высказывания военных деятелей Армении совпали по времени с заявлениями азербайджанской стороны  о готовности Баку приступить к работе над  Большим мирным соглашением по Карабаху. Именно это предлагали осенью прошлого года Соединенные Штаты, а российский иностранный министр Сергей Лавров совсем недавно даже утверждал, что уже «есть реальная база для достижения договоренностей», отталкиваясь от которых можно переходить к конкретным формулировкам. Однако Ереван открыто дал понять всем политическим игрокам, что Армения в любой момент может торпедировать сам переговорный процесс.
Я думаю, что армяне не настолько наивны, чтобы серьезно рассчитывать запугать Азербайджан открытием новых боевых действий. Эти заявления армянских силовиков - сугубо политические и истинный их смысл раскрыли сами армянские эксперты: «Судя по всему, Ереван поднимает планку, заявляя, что нынешний статус-кво не удовлетворяет армян, тем самым представляя сохранение статус-кво как вариант компромисса».
Действительно, Армения посылает недвусмысленный мессидж:  сохранение статус-кво в зоне карабахского конфликта - это максимум, на что Ереван может согласиться в ходе переговоров.  И здесь необходимо отметить, что сопредседатели Минской группы ОБСЕ никак не отреагировали на очередной армянский демарш, хотя, по меньшей мере, надо было призвать Ереван к сдержанности. Поэтому можно сделать вывод, что международные посредники согласны законсервировать карабахский конфликт на неопределенное время. Таким образом поле мирного разрешения карабахской проблемы сужается, как шагреневая кожа.
Хайме  Алехандро  Феррейра, журналист-международник, эксперт Американо-Азербайджанского фонда Содействия Прогрессу:
- После четырехчасовой встречи президента Путина с госсекретарем Керри 12 мая  мировые СМИ, буквально, взорвались сообщениями о том, что в сочинской резиденции российского лидера шла речь о новой «перезагрузке российско-американских отношений». Солидные европейские издания даже договорились до того, что Путин согласился на раздел сфер влияния на постсоветском пространстве. Например, Украина уходит под крыло Запада, а та же Армения - под российскую протекцию.
Но я склонен, куда больше верить главе российского МИДа  Лаврову, который опроверг все эти домыслы о возможном переформатировании постсоветского или ближневосточного пространства под интересы ядерных держав. Хотя он и признал, что после сочинского визита Джона Керри Москва и Вашингтон стали лучше понимать друг друга.
Если бы такой раздел «сфер влияния» существовал, то мы бы наверняка стали свидетелями серьезных подвижек в карабахском переговорном процессе, потому что он остался единственной политической площадкой, на которой Россия, США и Евросоюз еще способны сотрудничать. Однако ничего подобного не происходит. Более того, я согласен с тем, что Ереван через авантюристичные заявления своих силовиков посылает четкий сигнал о пределе своих «компромиссов» - сохранение статус-кво в зоне конфликта и ничего более.
Вообще, после завершения кампании 100-летней годовщины известных событий в Османской империи, Ереван ведет себя, как  избалованный ребенок, которому позволено абсолютно все. Запад, стремящийся тасовать правительства «евразийской дуги нестабильности», как карточную колоду, проявляет удивительную лояльность к нынешним армянским властям. Никто даже не пытался устроить в Армении очередную «цветную революцию», когда Ереван, буквально, перебежал от Евросоюза с его предложением об ассоциации к Евразийскому Экономическому Союзу.  Более того, и ЕС и США готовы заключать с Арменией новые экономические соглашения, несмотря на ее членство в ЕАЭС.
Это и понятно. Продолжая наши покерные аналогии, скажу, что Армению держат, как карту в рукаве для давления на Турцию, которая выглядит в глазах Запада все менее предсказуемой. Но молчит и Москва, что тоже понятно. Кремль не хочет рисковать своей военной базой на Южном Кавказе в условиях, когда Грузия стремительно движется в НАТО и даже готова разместить на своей территории совместный с Альянсом Центр учений и оценок НАТО. Вот эта сложная ситуация и является причиной того, что Ереван позволяет себе сейчас провокационные политические демарши.        
 Ризван Гусейнов, директор Центра истории, доцент отделения Кафедры ЮНЕСКО/ЮНИТВИН:
- По-моему мнению, встреча в Сочи Керри с Путиным не сыграла какой-то особой роли в налаживании американо-российских отношений. А тем более нет повода утверждать о некоем согласии по разделению сфер влияния в Евразии между США и РФ. Скорее всего, нарастание противостояния в Украине, осложнение ситуации в Ираке, Сирии и новая активизация ИГИЛ лишний раз напоминает  о том, что на данный момент идет обострение новой «холодной войны» между Вашингтоном и Москвой.
Однако после Сочи можно с некоторой долей уверенности говорить о понимании Россией того, что нет смысла чинить препятствия для реализации новых транзитных нефтегазовых магистралей из Центральной Азии по Каспию через Азербайджан, Грузию и Турцию в Европу. В этом вопросе чувствуется некий обновленный подход российской стороны, которая прежде очень жестко реагировала и категорически выступала против планов по созданию новых трубопроводов, которые через Каспий позволят углеводородам стран Центральной Азии широким потоком пойти на европейские рынки.
Серьезные концептуальные разногласия между США и Евросоюзом с одной стороны и Россией - с другой,  наблюдаются относительно  украинского, грузинского и других актуальных политических вопросов. И на этом фоне некоторое понимание в энерготранзитной сфере позволяет делать выводы, что, пожалуй, наибольшим достижением американо-российского диалога в Сочи стало согласие России не чинить препятствия для реализации новых энерготранзитных проектов. В обмен на это, США гарантируют не устраивать проблем для строительства новых российских трубопроводов в Европу.
Естественно, что в этой ситуации значительно возрастает роль и авторитет Азербайджана, зарекомендовавшего себя на мировом рынке как надежный партнер и автор ряда смелых международных инициатив в транзите углеводородов. Азербайджан не только наращивает свою роль в энергетической сфере стран Европы, но и намерен участвовать в разработке нефтегазовых месторождения на Ближнем Востоке, в частности в Ираке. То есть, азербайджанский фактор в нефтегазовых и энерготранзитных сферах Евразии растет и приобретает все большую географию.
Алексей Синицын, главный эксперт Американо-Азербайджанского Фонда Содействия Прогрессу:
- То, что Джон Керри мог приехать в Сочи с предложениями о разделе сфер влияния и, как пишут СМИ, «обмене Украины на Сирию», я вполне допускаю.  Практика геополитических «обменов» вошла в американскую политическую повестку еще во времена Вудро Вильсона. Но то, что встреча госсекретаря с российским президентом не принесла никаких результатов - это ясно из последних событий на Украине.
Кстати, я достаточно скептически отношусь к тому, что Запад искренне готов продвигать проект «Южного газового коридора»  в пределы Евросоюза. Мне кажется, что европейцы не отказались от идеи прокладки газопровода Катар-Сирия-Турция, который можно реализовать за два года, если режим Асада падет. Точно так же, как и США, еще не положили под сукно  идею экспорта своего сжиженного сланцевого газа в Европу.
Безусловно и то, что Ереван утратил чувство политической реальности, если решился на запугивание Азербайджана. Я уже высказывался по поводу того, что эти заявления армянских «военноначальников» - Тонояна и Оганяна - о «расширении зоны безопасности» надо рассматривать не иначе, как блеф. Причем, не умный. На превентивный удар надо было идти раньше, а не тогда, когда Азербайджан практически уже завершил перевооружение своих сухопутных сил.
Но, давайте, задумаемся, на что, собственно, Ереван опирается, разворачивая свои политические демарши. Поддержку Запада? Но в экономическом отношении она мизерна. В политическом формате - не идет дальше эмоций и сочувствий по поводу «армянского геноцида». А, вот, на поставки вооружений, которые Армения просит у Запада, НАТО не согласно. Продали армянам авиационное старье с румынских складов времен Варшавского договора - и этим ограничились.
Наивно думать, что Россия не оказывает никакого давления на Армению. Оно проявилось в поставках вооружений Азербайджану, которые Москва вполне могла бы избежать. Поясню свою мысль на примере российского экспорта танков Т-90. Индия купила у России лицензию на производство 1000 танков этой модели. К производству машин приступили на танковом заводе «Heavy Vehicle Factory» в Авади в 2009 году, но что-то пошло не так  и к концу 2013-го поставили в войска лишь 167 машин, вместо запланированных 300. Тогда Индия захотела закупать Т-90 отдельными партиями, однако пока не был выполнен контракт с Баку, Москва не поставляла индусам эти танки, хотя Индия платила за российский оружейный экспорт точно те же доллары, что и Азербайджан.
Поэтому сам факт поставок Азербайджану ударных наступательных вооружений должен восприниматься  Ереваном как ясный сигнал - Москва не собирается помогать армянам «расширять зону безопасности». Военной помощи от Запада ждать тем более не приходится. Так что, Ереван явно не просчитал последствия своих политических игр, которые могут обойтись для него очень дорого.

Комментарии: