18 ноября 2013 г.

Азербайджан вступил в новый пятилетний президентский цикл, и, естественно, у общества возникает закономерный вопрос - каким будет внешнеполитический курс страны в среднесрочной перспективе. Наше сложное время, вместившее в себя региональные конфликты, государственные перевороты, глобальный экономический кризис, постоянно продуцирует неожиданные риски и вызовы, на которые приходится искать адекватные ответы и официальному Баку.
Какие внешнеполитические приоритеты выберет Азербайджан на ближайшие пять лет? Этой весьма широкой теме было посвящено очередное заседание нашего традиционного экспертного «Круглого стола».


Елена Касумова, доцент кафедры политологии Академии Госуправления при Президенте Азербайджана:  
- И современное общество, и государство живут под неким информационным давлением, своеобразной диктатурой многочисленных СМИ, которые готовы драматизировать любые вызовы мировой политической конъюнктуры. Сейчас на всем пространстве СНГ идет дискуссия о том, какой путь предстоит избрать странам т.н. «Восточного партнерства» - европейский или евразийский. И вот уже Азербайджан пугают тем, что, как сказал известный политолог Станислав Тарасов, Баку «вообще может оказаться  в роли аутсайдера сразу на этих двух интеграционных направлениях». А либеральные политологи поднимаются до политической дилеммы - или Баку идет в Европу, где его ожидают прогресс, развитие и торжество демократии или его втягивают в азиатчину, где через Таможенный Союз будет воплощаться в жизнь кремлевская идея о возрождении СССР. Господа, но ведь и «Восточное партнерство», и Таможенный Союз - не цивилизационные, а экономические проекты с достаточно вялой политической составляющей. Ни один из них не гарантирует возращение оккупированных Арменией территорий, а это - главная стратегическая задача азербайджанского государства. В конце концов, внедрять «западные стандарты демократии» можно и не будучи «ассоциированным членом Евросоюза», т.е. без открытия своих внутренних рынков европейским товарам в ущерб собственным производителям.
Для Европы Азербайджан и так остается, как выражаются эксперты, единственным «фокусным государством» Южного Кавказа в силу энергетических и транзитных возможностей Баку, которые позволяют ему приобретать современные западные технологии. Москва тоже не будет форсировать вступление Баку в Таможенный Союз в силу геополитического положения Азербайджана и характере его энергетической экономики, которая открывает перед ней, как минимум, рынок сбыта оборонной продукции.
Все предыдущие годы Азербайджан успешно проводил многовекторную внешнюю политику, которая обеспечивала ему устойчивое развитие. Теперь, когда угроза войны Запада с Ираном не стоит первым пунктом мировой повестки, а накал политических страстей на Южном Кавказе заметно снизился, официальному Баку будет значительно легче прокладывать внешнеполитический курс, чем это было в 2008 году.     
Коста Магдаленос, политолог, юрист, эксперт Американо-Азербайджанского фонда Содействия Прогрессу:
- Американский посол  в Азербайджане Ричард Морнингстар недавно заметил, что США хотят «видеть Азербайджан, ориентированным на Запад», но этот вопрос отнюдь не ставится так жестко, как это было во времена президентства Джорджа Буша-младшего. Я думаю, что Азербайджан гораздо свободнее в выборе своего внешнеполитического курса, чем другие страны Южного Кавказа и Центральной Азии. Надо ясно понимать, что в связи с окончательным выводом коалиционных сил из Афганистана и, как раньше говорили, «разрядкой напряженности» вокруг Ирана расширение НАТО на Восток потеряло всякий смысл. Для обеспечения национальной безопасности Азербайджан может сотрудничать с совершенно разными партнерами, и не входить в противоречие с их стратегическими интересами, прячась под «натовским зонтиком» или «зонтиком» ОДКБ. Баку, конечно, не станет этого делать. Он и раньше проводил независимую политику, сотрудничая с Израилем по самому широкому спектру вопросов, включая оборону. Причем, несмотря на жесткую критику со стороны Тегерана. Сейчас ситуация, складывающаяся вокруг Ирана, представляется более обнадеживающей, чем это было в конце нулевых годов. Если бы тогда Запад и Израиль осуществили бы удар по Ирану, то Азербайджан рисковал быть втянутым в опасные для себя процессы, хотя бы за счет появления многочисленных беженцев на своей территории. Сейчас  ситуация совершенно иная, но права коллега Касумова, утверждая, что СМИ продолжают упорно драматизировать вызовы, стоящие перед Азербайджаном.
Один из них сформулирован так: «Вывод Тегерана из международной изоляции с его огромными запасами энергоресурсов может быстро маргинализировать в геополитическом смысле значимость Баку как нефтегазового центра даже регионального значения». Это - политическая спекуляция. До снятия американских санкций с Ирана еще надо пройти огромный путь. Тем более, всем известно, насколько инертны американские законодатели в  ослаблении дискриминационных мер в отношении стран, к которым эти меры уже были приняты. Запад не готов раскрыть объятия теократическому иранскому режиму, а сам режим, даже если полностью откажется от своей «ядерной программы», концептуально не готов к сотрудничеству с Западом.  Поэтому мне кажется, что в новое пятилетие Азербайджан вступает с минимальным количеством рисков - как экономических, так и военно-политических.    
Ризван Гусейнов, политический аналитик, журналист:
- Скорее всего, основным приоритетом внешней политики официального Баку останется сохранение и дальнейшее укрепление независимого внешнеполитического курса. То есть, Баку будет стремиться развивать экономическое, транзитное и военное сотрудничество со странами Запада, но пресекать всякое вмешательство во внутреннюю политику Азербайджана. Что касается отношений с Россией, то здесь торгово-экономическое и транзитное сотрудничество не играет особой роли, в связи с чем непонятно на какой  основе будет развиваться дальнейшее двусторонне партнерство (не считая постоянных взаимных реверансов и культурно-гуманитарных проектов).
Расширение и углубление нефтегазовых, транзитных и торгово-экономических связей с Европой, Турцией, США, Китаем и др. является приоритетом для Азербайджана. Особая роль отводится логистическим, транзитным проектам, в частности по соединению посредством ж/д Баку-Тбилиси-Карс огромных евразийских просторов от Китая до Западной Европы. Также создаются новые энерготранзитные коридоры, позволяющие через Азербайджан, Грузию и Турцию доставлять в Европу углеводороды из Каспийского региона.
Нельзя не отметить, начавшуюся недавно кардинальную кадровую и структурную реформу в Вооруженных Силах Азербайджана, которая, по всей видимости, в итоге будут более приближены к стандартам НАТО, но также еще продолжится закупка некоторых видов вооружений из России и других стран СНГ. Мне кажется, что в ближайшее пятилетие продуктивно сотрудничать и успешно торговать с Азербайджаном и в дальнейшем смогут те страны, которые не стремятся глубоко вмешиваться во внутриполитические дела Азербайджана, не противостоят его энерготранзитной политике и реально поддерживают в вопросе восстановления суверенитета над оккупированными ныне армянскими ВС Нагорным Карабахом и другими прилегающими азербайджанскими территориями.
Алексей Синицын, главный эксперт Американо-Азербайджанского Фонда Содействия Прогрессу:
- Недавно Washington Post опубликовал интереснейшую статью,  основанную на анализе гражданских войн послевоенного периода. Исследователи внутригосударственных конфликтов после 1945 года установили, что гражданские войны продолжаются в среднем от семи до двенадцати лет. А это значит, что внутренние конфликты на Ближнем Востоке, в частности, Сирии и в Афганистане, после эвакуации иностранных войск, еще долго будут длиться, концентрируя на себе внимание как НАТО, так и ОДКБ. Азербайджан, находясь между этими зонами напряженности, будет выступать некой точкой устойчивости и предсказуемости. Именно об этом сигнализировала американская газета Forum Daily Бараку Обаме, посчитав, что американской администрации не следует оказывать давление на Азербайджан, который служит «островом стабильности и процветания в бушующем море соседних стран и народов». Это и есть колоссальное геополитическое преимущество или даже, если угодно, завоевание Азербайджана, которое, без сомнения, будет учитываться и Москвой. Поэтому, я думаю, перед Баку не будет стоять перспектива геополитического выбора между Москвой и Вашингтоном, тем более, что позиции последних по борьбе с международным терроризмом все теснее сближаются. А это значит, что мы становимся свидетелями усиления региональной роли Азербайджана. Безусловно, с этим фактором придется считаться и Тегерану, который стремится выйти из под прессинга международных санкций и не имеет никаких видимых причин обострять отношения с Баку.
По настоящему сложной проблемой остается урегулирование карабахского конфликта. По большому счету на его разрешение не могут оказать влияние никакие внешние условия - будет ли признан «армянский геноцид» Соединенными Штатами к 1915 году, сохранились ли шансы на реализацию пресловутых «цюрихских протоколов» или станет ли Армения членом Таможенного Союза. Стратегическая инициатива, как у регионального лидера, будет находиться в руках Азербайджана, который, как уже заметили коллеги, способен строить отношения с крупными политическими игроками в зависимости от их роли в продвижении процесса карабахского урегулирования.

Комментарии: