25 сентября 2017 г.



ISSN 1987-5533 UDK (удк)
International scientic journal «LAW AND POLITOLOGY»
Международный научный журнал «Право и Политология», май-2017, № 35, стр. 52-56



Huseynov Rizvan Najaf oglu

Associate professor of the Branch of UNESCO; senior researcher at the Institute of Law and Human Rights of Azerbaijan National Academy of Sciences (ANAS); director of Caucasus History Center


Eurasian transit projects as a factor of arraignment of Armenian-Azerbaijan Nagorno-Karabakh conflict
                                                        
                                                         
 Summary

The article tells us about connection of massive transitive and energetically projects in Eurasia, which intersect and converge in Azerbaijan. These projects are being implemented with the participation of countries such as China, Kazakhstan, Azerbaijan, Georgia, Turkey, Pakistan and a number of European countries. The article also analyzes the impact of these projects have already been named the new "Great Silk Road", to resolve the Armenian-Azerbaijan Nagorno-Karabakh conflict.


Key words: conflicts, Karabakh, Azerbaijan, Armenia, Caucasus, Russia, China, Pakistan, India, USА, Iran, Eurasian, hydrocarbons, conflicts, geopolitics, geo-economics


Гусейнов Ризван Наджаф оглу

доцент UNESCO; старший научный сотрудник Института права и прав человека Национальной Академии Наук Азербайджана; директор Центра истории Кавказа


Евразийские транзитные проекты, как фактор решения армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта

Статья раскрывает связь между масштабными транзитными и энергетическими проектами, реализуемыми в Евразии, которые пересекают и сходятся в Азербайджане. Эти проекты уже реализуются при участии таких стран как Китай, Казахстан, Азербайджан, Грузия, Турция, Пакистан и ряда стран Европы. В статье также дан анализ влиянии этих проектов уже названных новым «Великим Шелковым путем», на разрешение армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта.

Ключевые слова: конфликты, Карабах, Азербайджан, Армения, Россия, Кавказ, Китай, Пакистан, Индия, США, Иран, евразийство, углеводороды, конфликты, геополитика, геоэкономика


Введение

В период распада СССР, разгорелся один из наиболее кровавых межнациональных военных конфликтов – армяно-азербайджанский нагорно-карабахский конфликт. Результаты оказались тяжелыми для обеих конфликтующих сторон. Многолетний режим прекращения огня, который нарушается почти каждый день, продолжает уносить жизни людей. Основным требованием Азербайджана является вывод армянских войск с оккупированных азербайджанских территорий; армянская сторона настаивает на признании независимости «Нагорно-Карабахской Республики». [1] Свыше 25 лет никакие переговоры и посреднические усилия не позволили решить конфликт, и даже более того – год от года растет вероятность возобновления военных действий. Примером тому могу служить боевые действия в апреле 2016 года, когда в течение трех дней азербайджанские ВС проломили линию обороны армянской армии, и смогли освободить некоторую часть земель. [2] Боевые действия прекратились после посредничества России, однако все равно напряженность на линии фронта остается высокой.

Мало кто обращает внимание на то, что одной из главных причин начала карабахского конфликта в конце 1980 – начале 1990-ых гг. было стремление Запада взять под контроль углеводородные запасы Азербайджана. [3] В наши дни, когда уже окрепший Азербайджан сам определяет векторы своей внешней и экономической политики, именно разрешение нагорно-карабахского конфликта может позволить на деле реализовать евразийский проект на Кавказе. Не секрет, что в Азербайджане весьма позитивно относятся к идеям евразийства, однако уже давно наступило время от идей перейти к конкретным проектам. Именно создание новых энергетических и транзитных проектов с участием России, Азербайджана, Казахстана и др. стран СНГ, позволит создать экономическое основу будущей модели евразийства.

Двигатель международных отношений: политика или экономика?

Двигателем современных международных отношений, внешней политики являются экономические и транзитные интересы, то есть не политика, а именно экономика определяет приоритеты развития отношений. В нынешнем мире именно экономика формирует политику, а не наоборот, как это было в прежние времена. Те государства, которые это четко поняли, могут рассчитывать на устойчивое развитие и процветание.


Неоднократно выступая в течение нескольких лет на международных мероприятиях в частности в России, я представлял практические взаимовыгодные проекты, которые позволят от теории евразийства попытаться перейти к практической реализации. Без экономической выгоды сегодня ни один международный политический проект или идея не могут быть устойчивыми. [4; 5; 6; 7; 8; 9; 10] Отмечал важность скорейшей реализации проекта Север-Юг (ж/д от Персидского Залива через Иран, Азербайджан и Россию до Финского Залива) и подключения России и других стран к проекту Запад-Восток (ж/д который соединит Японию, Китай, страны Центральной Азии, Южного Кавказа, Турцию со странами Западной Европы. [11]


Сперва, этот проект (также называется «Шелковый путь» или «Пекин-Лондон»), осуществляемый Азербайджаном, воспринимался российским истеблишментом и политологическими кругами несколько скептически. Считалось что осуществляемый Азербайджаном ж/д проект Запад-Восток («Шелковый путь»), который уже соединил Китай с Европой является антироссийским, а реализация транспортного коридора Север-Юг совместно с Азербайджаном, Россией и Ираном нерентабельной. Проект Запад-Восток считался антироссийским потому, что не проходит по территории России. В совместных дискуссиях, я спрашивал – разве все транзитные, экономические проекты США проходят по американской территории? Ведь если Россия стремится укрепить статус великой державы, ей необходимо реализовывать, в первую очередь, экономические проекты за рубежом, а не военно-политические.

Важное значение для начала реализации подобных совместных проектов, сыграл прошедший 29 сентября 2014 года в Астрахани IV саммит прикаспийских государств, в котором приняли участие президенты: Азербайджана, России, Ирана, Казахстана и Туркменистана. Саммит прошел в атмосфере конструктивного диалога и оказался продуктивным настолько, что некоторые участники охарактеризовали его как «прорывной». На полях Каспийского саммита в Астрахани Россия и Азербайджан подписали важнейшее соглашение о поощрении и взаимной защите инвестиций. Документ, совместно разработанный Москвой и Баку, дал возможность качественно расширить межгосударственное и региональное сотрудничества. [12;13] Это соглашение создало условия для перевода торгово-экономических отношений между двумя странами на принципиально иной, более высокий уровень. В том числе открылись перспективы для совместной реализации масштабных инвестиционных проектов по добыче углеводородных ресурсов на шельфе Каспия и в третьих странах.


Азербайджан последовательно превращался из нефтегазодобывающего государства в один из основных альтернативных источников поставок газа в Европу, главного автора создания Южного газового коридора, включающего строительство Трансанатолийского (TANAP) и Трансадриатического (ТАР) трубопроводов. В эти проекты будут вложены инвестиции на сумму $45 млрд.

А прошедший 8 августа 2016 года в Баку трехсторонний саммит с участием президентов России, Азербайджана и Ирана, стал практическим шагом по реализации евразийских проектов, о которых в последние годы много говорят. [14] Тема евразийства является наиболее обсуждаемой в России, где видят в ней новый идеологический и политический проект, который позволит объединить значительную часть государств СНГ и соседних стран. Встреча трех президентов в Баку позволила начать новый этап реализации проектов в Евразии. Отрадно, что Бакинский саммит трех президентов показал - на высшем уровне в России видят, что именно подобные транспортные коридоры позволят создать экономическое обоснование для устойчивого развития евразийского проекта.

Закат современной «Атлантиды» или возвращение империй «Великого Шелкового Пути»

Если экономическая мощь атлантистов (стран Америки и Западной Европы) зиждется на контроле над океанскими и морскими поставками, то евразийская модель может успешно с ними конкурировать, восстановив былую мощь «Великого Шелкового пути» - сети транзитных коридоров, некогда соединявших широкие просторы Азии и Европы. Прежде считалось, что ж/д перевозки не могут составить конкуренцию морским перевозкам, которые обходятся дешевле и позволяют за раз перевозить намного больше грузов. Однако, теперь в свете непрекращающегося мирового финансово-экономического кризиса значительно сократилась нужда в поставках грузов огромными партиями. Более того, трансконтинентальные ж/д коридоры позволяют доставлять грузы в несколько раз быстрее, чем морские суда, к тому же делать это коротким путем, минуя длительное путешествие по морям и океанам. Мобильность, оперативность и меньшая зависимость от стран-посредников делает ж/д поставки все боле привлекательными. Однако, такой расклад сил волнует атлантический блок, большая часть стран которого видит угрозу в восстановлении «Шелкового пути» для своих экономических и военно-политических интересов. Поэтому США и Западная Европа будут и далее делать все, чтобы не позволить реализации масштабных сухопутных коридоров, которые могут представить угрозу морским перевозкам. «Второе дыхание» этим региональным проектам дало разрешение конфликтной ситуации между Россией и Турцией, после чего можно говорить о выстраивании оси сотрудничества Россия-Азербайджан-Иран-Турция. Несмотря на все усилия Запада разругать Россию с Турцией, руководители обеих стран нашли возможность преодолеть разлад в отношениях, что позволит реализовать новые перспективные экономические проекты.

Еще немаловажным фактором становится расширение китайско-пакистанских экономических отношений, основным вектором которых являются китайские инвестиции с целью строительства через Пакистан сети ж/д и других транзитных путей с выходом на Персидский Залив. На создание этого транспортного коридора Китай потратит свыше 45 млрд. долл. Этот коридор позволит через Персидский Залив, Иран и Азербайджан обеспечить более оперативную доставку грузов от Китая до Европы. Хотя еще есть много вопросов относительно Ирана, который занял выжидательную позицию, ибо подписался под проектами о строительстве транзитной ветки Индия, Афганистан-Иран, которую лоббирует Индия, ревностно относящаяся к стремлению Китая строить маршрут через Пакистан. На этом фоне уже назревает новый пакистано-индийский конфликт, грозящий перерасти в военное противостояние. [15]


С целью обсуждение пакистано-китайского проекта, в Баку в декабре 2016 года побывала представительная пакистанская делегация во главе с федеральным министром торговли Пакистана Хуррем Дастгир Ханом. [16] В феврале 2017 года намечен визит президента Азербайджана с большой правительственной делегацией в Пакистан, которая примет план реализации намеченных проектов. Фактически речь идет о создании еще одной ветки «Великого Шелкового Пути», которая соединит страны Восточной Азии с Европой. То есть этот новый маршрут через Китай, Пакистан и Иран, соединится с маршрутами Север-Юг и Запад-Восток, которые все пересекаются в Азербайджане. В итоге Евразия будет охвачена со всех сторон сетью новых транзитных коридоров, которые серьезно повлияют на экономику и геополитику множества стран.

В этом контексте регион Кавказа представляет важный сегмент не только для большого числа государств Евразии. Особую важность представляют транзитно-экономические возможности Кавказа, а также Прикаспийского и Причерноморского бассейнов. Эти возможности уже реализуются при участии таких стран как Китай, Казахстан, Азербайджан, Грузия, Турция и ряда стран Европы. Первостепенная роль стран Южного Кавказа в этих энерготранзитных, торговых и экономических проектах возрастает благодаря тому, что генератором идей и спонсором их реализации является лидер региона - Азербайджан. Сегодня Азербайджан осуществлением проектов Баку - Тбилиси - Карс (Запад-Восток) и Север-Юг, подает пример того, как реализовывать проекты, куда будут вовлечены Китай, Индия, Иран, Россия, страны Центральной Азии, Кавказа и Европы. Фактически подобные проекты в рамках восстановления «Шелкового пути» позволят обрести идеям евразийства реальные контуры и создать экономические основы для сближения стран Евразии вокруг новой концепции.

Заключение

В этих проектах большие надежды возлагаются на роль и поддержку России, поскольку на ней лежит важная миссия, которую РФ способна осуществить вместе с другими государствами Евразии, в первую очередь постсоветского пространства. Неоднократно, выступая на российских политических площадках, я отмечал, что для реализации данного проекта необходимы мир и стабильность на Кавказе, решение межнациональных конфликтов, в первую очередь армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта, который фактически разъединил центр Южного Кавказа и позволяет атлантистам (США и Западной Европе) активно реализовывать свои экономические и политические проекты на Южном Кавказе. Если евразийство из стадии идеи может перейти в стадию реализации, то сперва для этого следует преодолеть конфликты и решить проблемы между государствами, расположенными на «Шелковом пути». То есть, карабахский конфликт становится препятствием для реализации глобальных проектов, инициированных Россией, Азербайджаном, Ираном, Турцией, Китаем, странами Центральной Азии и другими государствами, которые стремятся снизить зависимость от морских перевозок, а значит и политики Запада.
Поэтому вполне логична активизации России в решении карабахского конфликта, который ничего кроме проблем для стран региона не создает. Если раньше в российском истеблишменте считали, что наличие карабахского конфликта позволяет официальной Москве влиять на Азербайджан, Армению и в целом на Южный Кавказ, то ныне крепнет понимание того, что сохранение «мертвой зоны» на Южном Кавказе идет на пользу только Западу. Насколько успешно удастся реализовать инициативы по решению армяно-азербайджанского конфликта, настолько успешнее сможет Россия расширить свое политическое и экономическое влияние на Ближнем Востоке и в Европе. Этого Россия может достичь на основе партнерских отношений с Азербайджаном, Турцией и Ираном.

Литература:

  1. Ризван Гусейнов «Карабах: История одной агрессии», 2010 г. Баку, www.1news.az  
  2. Вооружённые столкновения в Нагорном Карабахе (2016), https://ru.wikipedia.org
  3. Е.В. Архипова. “НАГОРНО-КАРАБАХСКИЙ КОНФЛИКТ: ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ ПЕРЕГОВОРНОГО ПРОЦЕССА В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ 1990-Х ГГ.”, Центр региональных и трансграничных исследований ВолГУ, 2002
  4. «Кавказский диалог – 2014: экономическое, политическое и гуманитарное измерение региона», Пятигорский Государственный Университет, http://www.sdo.pglu.ru - 15.12.2014
  5. «Кавказский диалог (2014), http://gorchakovfund.ru/project/programm/13103/
  6. «Готовность армян “стоять насмерть” в Карабахе оставляет Баку только один путь — силовой», http://kavpolit.com - 12.12.2014
  7. Представители РФ, Азербайджана, Армении и Грузии собрались на I контактную встречу публичной дипломатии в Тбилиси, http://gorchakovfund.ru – 07.04.2015
  8. Стратегия России на Кавказе в оценках экспертов, РИСИ, http://riss.ru/actions/29544/ - 21.04.2016
  9. Международная научная конференция «Стратегия России на Кавказе в контексте глобальных вызовов и угроз», РИСИ, http://riss.ru/photos/29575/ - 21.04.2016
  10. Ризван Гусейнов: Азербайджан становится логистическим центром, который свяжет просторы Евразии, http://interfax.az - 10.12.2014
  11. «Стратегия России на Кавказе в контексте глобальных вызовов и угроз» – конференция в Москве, https://kavkazplus.com - 20.04.16
  12. В Астрахани состоялся IV Каспийский саммит, http://kremlin.ru/events/president/news/46686 - 29.09.2014
  13. В Астрахани состоялся IV саммит глав государств Прикаспийских стран, http://ru.president.az/articles/12985 - 29.09.2014
  14. В Баку состоялся трехсторонний Саммит глав государств Азербайджана, Ирана и России, http://azertag.az - 08.08.2016
  15. Экономический коридор Китай–Пакистан и параллельный ему торгово-транспортный коридор Иран–Индия–Афганистан, https://hizb-russia.info/ – 14.08.2016
  16. Пакистан пригласил Азербайджан к участию в экономическом коридоре с Китаем; Азербайджан и Пакистан согласовали три основных направления сотрудничества - министр торговли, http://www.trend.az/ - 05.12.2016

Комментарии: