15 декабря 2014 г.


Азербайджанский эксперт Ризван Гусейнов — о перспективах армяно-азербайджанского диалога, работе азербайджанских СМИ и правах человека



Армения сама не осознает, в чем заключаются ее уступки по разрешению нагорно-карабахского конфликта, считает директор Центра истории Кавказа, научный работник Института по правам человека НАН Азербайджана Ризван Гусейнов.

В интервью КАВПОЛИТу азербайджанский эксперт рассказал о перспективах армяно-азербайджанского диалога, работе азербайджанских СМИ и ситуации с соблюдением прав человека в Азербайджане. А также признался, что ему отрадно видеть, что российские коллеги с большим интересом перенимают и изучают опыт азербайджанской стороны в плане работы в условиях информационной войны. 

— Как вы оцениваете работу «Кавказского диалога-2014», проведенного в Нальчике по инициативе фонда Горчакова? Были ли достигнуты заявленные цели?

— Считаю, это было одно из наиболее удачных мероприятий такого рода, в которых я принимал участие в последние годы.
Мне есть с чем сравнивать, поскольку я организовывал и принимал участие в подобных диалогах при содействии стран Европы и Америки.
Очень важно, что в Нальчике собралось несколько десятков экспертов из России, Азербайджана, Грузии, Армении, Турции, Ирана и других стран.
Экспертное сообщество не только смогло обсудить различные аспекты проблемы кавказской политики, но и выступить перед преподавательским и студенческим коллективами Кабардино-Балкарского госуниверситета (КБГУ), который считается одним из продвинутых вузов России.

Мне посчастливилось выступить в нескольких секциях и донести как успехи Азербайджана, так и региональные проекты, которые азербайджанская сторона намерена осуществить в ближайшие годы.    




Отмечу, что вступительная лекция директора Центра постсоветских исследований МГИМО (У) МИД РФ Станислава Чернявского на открытии «Кавказского диалога» произвела большое впечатление и показала новые акценты российской внешней политики на Южном Кавказе.
Чернявский констатировал, что за последние годы Россию потеснили на север, ее позиции на Южном Кавказе ослабли.

Российский эксперт назвал в числе приоритетных задач России на Кавказе: укрепление двустороннего сотрудничества, обеспечение национальной безопасности, недопущение создания на Кавказе альтернативных систем безопасности без участия России, недопущение военного присутствия третьих стран, обеспечение доступа к сырьевым, материальным и интеллектуальным источникам, укрепление русского языка.
Мне очень импонировало то, что Станислав Чернявский, Сергей Маркедонов и другие российские эксперты весьма позитивно и реально оценивали потенциал и роль Азербайджана на Кавказе.

— Одна из задач форума была найти точки соприкосновения между Арменией и Азербайджаном. В частности, рабочая группа подготовила «дорожную карту» по решению карабахской проблемы. Какие выводы были сделаны в ходе этой работы?

— К сожалению, обсуждения рабочей группы с участием азербайджанских и армянских экспертов были короткими, и нам не удалось в полной мере рассмотреть все нюансы.

Но за время дискуссии я вновь убедился в том, что армянская сторона не осознает конкретно, в чем заключаются ее уступки по разрешению нагорно-карабахского конфликта. 

Азербайджанская сторона говорила о разработанном проекте по финансированию полного восстановления инфраструктуры ныне оккупированных азербайджанских территорий - Нагорного Карабаха и семи прилегающих районов. Все это возможно после вывода армянских ВС с азербайджанских территорий. Однако армянская сторона в рамках нашей рабочей группы, к сожалению, обозначила свою позицию таким образом, что не видит возможности вывода армянских войск. Была даже высказана позиция, что армяне в Карабахе готовы «стоять насмерть», тем самым фактически не оставляя Азербайджану никакого иного пути разрешения конфликта, кроме как силового.
Но вместе с тем у некоторых членов армянской делегации постарше и поопытнее было понимание бесперспективности затягивания нагорно-карабахского конфликта.

— Как вы оцениваете опыт общения с армянскими коллегами? Диалог возможен?

— Конечно же, диалог возможен. И в первую очередь он на пользу молодым участникам, которые получили возможность вживую увидеть и выслушать мнения друг друга. Ведь выслушать другу друга – не обязательно значит во всем согласиться.
Именно благодаря общению удается понять причины той или иной позиции противоположной стороны.
Армянская сторона выступает за сохранение статус-кво по карабахскому конфликту. Как это ни странно, но статус-кво имеет полезные моменты и для Азербайджана, который за последние 20 лет многократно укрепил свою экономическую и военно-политическую мощь.  
Позиция, что армяне Карабаха готовы «стоять насмерть» вынуждает Баку пойти по силовому сценарию разрешения карабахского конфликта?

— В ходе форума было уделено внимание вопросу информационных войн между Арменией и Азербайджаном. Как Азербайджан выстраивает свою работу на этом поприще?

— У Азербайджана большой опыт ведения и отражения информационных атак, которые являются логическим продолжением неразрешенного нагорно-карабахского конфликта.
Было отрадно видеть, что российские коллеги с большим интересом перенимают и изучают опыт азербайджанской стороны.
Я вспоминаю, какую информационную войну армянская сторона развернула несколько лет назад в преддверии 20-летия Ходжалинского геноцида.

— Насколько корректно идет освещение карабахского вопроса? В частности, после инцидента со сбитым вертолетом один азербайджанский канал показал кадры другой трагедии. Для чего это делается?

— В Азербайджане в последнее время со стороны государства предпринят ряд жестких законодательных мер с целью пресечь в СМИ поток дезинформации в момент обострения ситуации на линии армяно-азербайджанского фронта.
Что касается инцидента с армянским военным вертолетом Ми-24, сбитым ВС Азербайджана 12 ноября, то это произошло в непосредственной близости от линии соприкосновения азербайджанских и армянских войск в Карабахе.

Официальный Ереван должен был осознавать, что появление армянского военного вертолета над линией фронта, на признанных мировым сообществом азербайджанских территориях, может завершиться плачевно.
Тем более что Азербайджан не раз предупреждал о том, что не допустит полета армянских военных объектов над своей территорией.
Я не видел кадры, о которых вы говорите, поэтому не могу судить об этом. Но почти все телеканалы показывали реальные любительские кадры, снятые солдатом.
Там видно, что армянские военные вертолеты в боевом пике идут над азербайджанским позициями. В результате один из них и был сбит азербайджанскими ВС.

— Наказывают ли журналистов в Азербайджане за некорректное освещение столь болезненной для общества темы?

— В Азербайджане есть законодательные акты и нормативы, согласно которым журналист или СМИ, распространившее ложь, дезинформацию или что-то в этом роде, может понести различного рода наказания, в том числе выплатить крупный штраф истцу.

— Кто может быть истцом, когда речь заходит об освещении карабахской темы?

— Любой гражданин Азербайджана, если считает, что его оболгали или оскорбили, может в судебном порядке обратиться с иском в суды.
Однако, когда речь идет об информационных войнах между Азербайджаном и Арменией, то ясное дело, что тут никакие иски не помогут.
Приблизительно такая ситуация сейчас между Россией и Украиной, СМИ и блогеры которых безнаказанно сливают любую дезу друг о друге. И некоторыми это даже расценивается как проявление патриотизма.

— Вы работаете в Институте по правам человека. На ваш взгляд, почему именно эта тема сегодня является одним из поводов для давления на официальный Баку со стороны США и ЕС?

— Дело в том, что Запад весьма однобоко понимает права человека, когда это касается Азербайджана, да и не только нашей страны.
К примеру, в Азербайджане свыше миллиона беженцев и вынужденных переселенцев, изгнанных из Армении и Карабаха. А это почти каждый восьмой житель Азербайджана, изгнанный армянской стороной.
Однако Запад почему-то не интересуют права этих людей, которые до сих пор не могут полностью оправиться от бед. Иски этих людей пылятся в Европейском суде и других международных инстанциях.
Запад вспоминает про права человека, когда, как вы верно отметили, нужно оказать давление на Азербайджан по какому-либо вопросу, важному для интересов США или Европы.
То есть права человека являются своего рода разменной монетой во внешнеполитических играх Запада.

— Как вы, будучи сотрудником такой структуры, оцениваете арест Лейлы Юнус?

— Я считаю, что Лейла Юнус стала жертвой своих амбиций. И, скорее всего, она озвучивала не свою личную позицию, а то, что ей советовали западные спонсоры. Пока не завершено следствие, думаю, что не стоит делать поспешных выводов.

— А Рауфа Миркадырова? Многие журналисты в Азербайджане, знающие его лично, не могут поверить, что он действительно виновен по той статье, которую ему инкриминировали (измена родине).

— Я уважаю журналистскую деятельность Рауфа Миркадырова и мне импонировала его гражданская позиция по некоторым вопросам азербайджанской действительности.
Хочется верить, что в ситуации с его арестом все прояснится, и мы сможем увидеть его вновь в журналистских рядах.

— Лично вы верите в его виновность?

— Я не могу судить о том, чего не знаю. Но хочу надеяться, что он невиновен.

— По всему видно, что Азербайджан находится в эпицентре информационных войн. Помимо карабахской темы, идет серьезное давление со стороны Запада. На ваш взгляд, как Баку надо работать с этой проблемой? Какие имеет смысл использовать информационные технологии, чтобы выстраивать свою медийную линию?

— Азербайджан с его масштабными энерготранзитными проектами играет значимую ролью не только на Кавказе, но и в соседних регионах континента.
Но с неразрешенным нагорно-карабахским конфликтом наша страна еще долго будет оставаться в центре различных информационных войн.

Я думаю, что лучшим выходом является развитие сотрудничества с исследовательскими центрами, научными, политическими и медийными кругами разных стран.
Азербайджан чаще всего попадает на страницы зарубежных СМИ и ТВ как страна, где постоянно кипит спортивная, культурная жизнь, проводятся международные мероприятия, форумы и конкурсы.

Азербайджан является наиболее успешной моделью толерантности, сосуществования представителей различных народов и религий.

Я думаю, в современном мире имеет больше смысла и эффекта создавать мультимедийные проекты, продвигать информацию об Азербайджане посредством социальных сетей, имеет смысл снимать короткие видеоролики на разных языках, которые дадут информацию об истории, культуре, потенциале и роли Азербайджана в региональных и мировых процессах. 


Комментарии: