12 апреля 2013 г.



erevangala500.com                                                                                      автор: Эльшад Алили

Древнетюркские корни топонимики Малой Азии и Кавказа: Гизиль-Бунда – страна священного огня, существовавшая еще до зороастризма – Часть 1

Центр истории Кавказа при Институте общественно-политических исследований «AZER-GLOBE» продолжает проект «Тюркский след в Древнем Мире: Разрушение ложной исторической матрицы». 


"Тюрки превыше всего чтут огонь, почитают воздух и воду, поют гимны земле, поклоняются же единственно тому, кто создал небо и землю, и называют его богом".
Византийский историк Теофилакт Симокатта (VI-VII вв.), «История» книга VII, гл. VIII/14.

Территория Южного Азербайджана в клинописных текстах Древнего Мира упоминалась достаточно, чтобы иметь определенное представление о ней. Эти упоминания нередко связаны с контактами и внешними сношениями Аккада и Вавилона. А в случае с Ассирией  и Урарту  очень часто связаны и с походами царей, войнами, набегами, донесением разведки и т.д. В этих  источниках имеется немало сведений о топонимике региона, где отмечаются названия стран, областей, городов, поселений, перевалов, рек и т.п. Особенно информативны сведения ассирийских анналов, начиная с XI-X вв. до н.э., что обусловлено расширением Ассирийской державы и ее участившимися походами в Приурмийский бассейн.


Часть этих топонимических названий имеет местное происхождение. Иногда к местным названиям могли также добавляться аккадские суффиксы или постпозитивные частицы. А другая часть является аккадской калькой местных названий, или даже аккадскими названиями и переименованиями. Ассирийские цари нередко меняли на свой лад названия городов на завоеванных территориях. При помощи аккадской лексики можно проследить и выявить этимологию этих топонимических названий. Почему-то обычно древнюю топонимию региона пытаются выяснить  больше всего при  помощи иранских языков, хотя они  появились и распространились в регионе уже в поздний период. И вследствие этого при исследовании этимологии древней топонимики появляются всякого рода  натяжки и догадки, которые те или иные ученые пытаются выдать чуть ли не за окончательные решения вопросов ономастики. К сожалению, при  изучении древней топонимии и ономастики не используют  Урало-Алтайские языки, хотя такие названия городов как Тимур, Арпад, Газак, Мазак, Кинза, Пенза, Арбак и т.п., фигурирующие в древних источниках, свидетельствуют отнюдь  не об индоевропейском, и даже не семитском их происхождении.

Сам аккадский язык на протяжении примерно 2000 лет был международным языком письменности на огромном географическом пространстве, которое на востоке простиралось  до Индии, а на западе доходило до Балкан. Например, языком сношений между такими сильными государствами древности как Египет и Хеттская держава,  был аккадский язык. Этот язык лингва- франка того времени сильно повлиял на лексику санскрита, среднеперсидского, древнегреческого языков и даже  латыни.  И теперь эти заимствования ошибочно считаются единицами общей индоевропейской лексики. Следует отметить, что  эти лексемы в аккадском языке фиксируются еще до появления в регионе греческого  или персидского языка.   При этом еще в ранней сумерийской (шумерской) и аккадской лексике имеются корневые основы, или целые фразы с Урало-Алтайских языков, и, в особенности, с тюркского языка.

Об этом спокойно говорили, писали и приводили компаративные примеры научные круги еще XIX в. Но начиная с начала XX в., новое поколение ученых ассирологов Запада предпочло упоминать об этом все реже и реже. Хотя нужно отметить, что западная ориенталистика в отличие от советской ассирологии, не была настроена так агрессивно по отношению к алтаизмам в лексике Древнего Междуречья. Этот момент иногда проходил в научных публикациях, в целом же по этому поводу не особенно  распространялись.

При этом нужно отметить, что советская ассирология по своему уровню не была в числе самых сильных мировых школ. Да и на Западе политические руководители стран не «изобличали» ученых-лингвистов подобно  Сталину с его знаменитой речью на XIX  съезде партии. И нигде в мире  историков не отправляли в ссылку с ярлыком пантюркиста, как это делали в СССР, загоняя больших ученых в сибирскую ссылку. Все это  свидетельствует о реакционной тенденции в советской историографии.

Такие широко  разрекламированные  научные труды того времени как «Относительно марксизма в языкознании», «Задачи советского языкознания в свете трудов И. В. Сталина», «Вопросы языкознания в свете трудов И. В. Сталина», «Понятие внутренних законов развития языка в общей системе марксистского языкознания», «Азербайджанское языкознание после выхода в свет гениальных трудов товарища Сталина по вопросам языкознания» сегодня могут вызывать только усмешку  и недоумение. Но для советского периода данная линия являлась главнейшим приоритетом в идеологическом курсе языкознания и историографии.

Мало что изменилось для тюркологов и после смерти Сталина. Вот и остались многие вопросы истории нерешенными, что естественно перескочило в идеологическую плоскость, где тюркский язык и его носители были объявлены неисторичными в нашем регионе. Между тем, повторюсь, ранние западные ассирологи в отличие от советских ученых без всякой истерики приводили обоснованные факты влияния тюркского языка на сумеро-аккадскую лексику. Естественно, подобные лингвистические факты имели твердую основу, и они отразились также в ономастике и топонимике Древнего Мира, в том числе и Азербайджана.

Одним из таких явных топонимов является название исторической области Гизиль-Бунда, которая при помощи тюркского языка этимологически выводится примерно как «Страна Огней». Самые ранние упоминания названия этой области древнего Азербайджана относятся к хроникам ассирийских царей IX в. до н.э., где описываются военные компании в страны Урарту, Манна и Мидию. Фрагменты из текстов будут приведены ниже. Сама эта область локализуется на стыке территории исторической Манны и Мидии, а более конкретно в бассейне нижнего и среднего течения реки Гызыл-Узен. Здесь, конечно, очень явно совпадают и накладываются друг на друга название древней области Гизиль-Бунда и реки Гызыл-Узен. Уже эти факты, стыкуясь между собой, были причинами предположений среди части ученых о тюркском происхождении названия области Гизиль-Бунда. Но эти предположения так и не были подкреплены конкретными лингвистическими доводами.


Слово гызыл/кызыл в названии реки Кызыл-Узен в тюркском языке имеет несколько значений, такие как красный, золото, пламя и т.п. А узен является таким же тюркским гидроформантом как çay-река, su-вода,  участвующим в названии рек и порой на русский язык переводится просто как река. Как пример можно привести названия рек Большой Узен и Малый Узен протекающих через Саратовскую область и Казахстан, Улу Узен, Биюк Узен, Сары Узен в Крыму и на Украине, или просто реки с названием Узен в Башкордостане, Самарской области России и Киевской области Украины. По всей вероятности, этот гидроформант связан с тюркским глаголом uza(n)-растягиваться, или üz-течь (плавать).



Выводится ли этимология названия реки Гызыл -Узен как «красная река», или «золотая река», или даже как «пламенная река», мы рассмотрим ниже, когда представим все варианты семантики тюркского гызыл/кызыл/гизиль/кизиль. На персидский язык название этой реки перевели как Сефидруд, что является калькой тюркского «Красная Река».

В первую очередь нужно отметить, что тюркское слово kizil (kızıl/qizil/qızıl) очень четко корреспондирует как фонетически, так и семантически со словом gizil-lu, которое упоминается в аккадских текстах, начиная со среднеаккадского периода. В «Кратком словаре аккадского языка» этому слову дается перевод просто как факел, или пламя (1). А в 26-ти томном «Словаре ассирийского языка» как «факел используемый в религиозных церемонияах (2)», что является очень интересным и важным фактом. Дело в том, чтоименно на территории области Гизиль-Бунда находился знаменитый древний храм огня, который уже позже среди народа был известен под именем «Тахти Сулейман», то есть «Трон Сулеймана».



Тахти-Сулейман (трон Сулеймана)

Речь идет о знаменитом Шизском храме, который находился в столице (или недалеко от нее) Мидии-Атропатены г. Газак, известным еще под более поздним названием как Гандзак. А в сасанидскую эпоху он стал главным храмом зороастрийцев.



Руины  города Шиз, столицы Мидии-Атропатены. Он также  известен  как Газак. Здесь  находился главный храм огня Манны и Мидии, в который приходили на паломничество цари Ахемениды.

Аккадская интерпретация gizil-lu как ритуального, культового пламени, которая, без сомнения,  напрямую сидит в названии области Гизиль-Бунда,  указывает на очень древний культ огня в этой области, который естественно, что не имеет никакого отношения иранскому зороастризму. Постпозиция -lu в конце слова является союзным соединением,  присущим аккадскому языку.

Теперь стоит рассмотреть древнетюркские варианты слова кызыл/гизил, которые мы будем черпать из глоссариев древнетюркского и среднетюркского языка:
qizil - красный (3);
qisil - красный (4);
kızıl - красный (5);
kızıl - загар от солнца (6);
kizil - красный; золото; пламя (7).
Данное слово в значении золота употребляется не во всех тюркских языках и наречиях, но как определение красного, или багрового цвета и как эпитет пламени оно известно во всей тюркской лексике, начиная с самого раннего периода. Дело в том, что kızıl/qizil-золото семантически связан прилагательным корнем kız/qiz-дорогойредкий(8). Производные qizliq-ценность, драгоценность (9), qiznaq-казна (10). А kızıl/qizil-красныйпламясвязан с корневым глаголом:
qiz - краснеть, пламенеть, багроветь (11)qiza - горн кузнечный (12);
kiz -  жарить, поджаривать, поджарить, изжарить, запечь, нагревать; иметь жар, высокую температуру (13).
производные;
qizar - краснеть, багроветь; накаляться, раскаляться (14);
qisar - краснеть, багроветь; накаляться, раскаляться (15).
Тюркский словообразовательный аффикс -il, -ıl в слове kızıl/qizil-красныйпламя служит для образования имен прилагательных от корневых основ как, например, в случаях yaş-молодой и yaşıl-зеленый, isi-теплый и işıl-блестящий, par-блестеть и  pırıl-блестящий, или для образования отвлеченных имен существительных.

Итак слово kızıl/qizil-красныйпламя происходит по законам словообразования именно из  тюркского языка, почему и считается тюркизмом, а в аккадской лексике ничем иным как тюркским заимствованием. Во многих своих материалах я часто говорю о тюркских заимствованиях в аккадской лексике. В свое время такие ассирологи как Генри Роулинсон, Жюль Оперт, Клод Кондер и др. приводили по этому поводу примеры компаративистики. Из сегодняшних авторов по этой теме имеются работы профессора Монткларского Университета (штат Ню Джерси) Марка Хюбея. Но всего этого недостаточно, потому, что проделано мало работы в этом направлении. Видимо, в будущем этому нужно посвятить капитальный труд, в котором  будут приведены несколько сот тюркских корней и слов из аккадской лексики.

Для выявления этимологии второй части топонима Гизиль-Бунда в аккадской лексике могут иметься несколько определений. Но более вероятно, что второе слово bunda связано с термином bunnu/banu - привилегированная (preferential) земля,  находящееся в общем пользовании (16). Приставка -da в слове bunda является постпозитивным союзом,  указывающим на винительный падеж как в случае с русской приставкой в, или с (17).

В этом случае название области Гизиль-Бунда буквально этимологически выводится как «Привилегированная земля сакрального пламени,  находящаяся в общем пользовании», или «Храмовая территория сакрального огня», а проще говоря, как «Земля священного и неприкосновенного огня». Привилегированность, приоритет, неприкосновенность и общее пользование, указанное в термине bunda, по всей вероятности, связано именно с храмовой территорией, которая имела неприкосновенность и общее достояние для раннеклассовых обществ. 

Данная семантика названия области Гизиль-Бунда является ничем иным, как ранним упоминанием эпитета «Страна огней», которое, как видно из названия, прикладывается на территорию Азербайджана с очень глубокой древности, т.е.  еще до возникновения  зороастрийской религии. Это означает, что храмы огня на территории древнего Азербайджана с самого начала ничего общего не имели с религией ЗороастраА эпитет «Страна огней» не имеет ничего общего с иранской терминологией связывающийся обычно с термином atar-огонь, а содержит в себе непосредственно тюркский корень kızıl/qizilпламя.

Почему-то укоренилась  ошибочная тенденция связывать все ритуалы огня с зороастризмом, в то время как ритуалы с огнем использовались во многих древних верованиях. Алтайцы, телеуты и хакасы до сего дня в своих шаманистических традициях используют огонь. Между тем исторически  их предки не были знакомы с религией Зороастра. В древнетюркской традиции богиню Умай еще называли От Анне, то есть Матерь- Огонь. В самом начале я привел свидетельства византийца Теофилакта Симокатты о почитании огня тюрками. Имеются также интересные свидетельства византийца Менандра (VI в.), где он описывает прибытие в 568-м году посольства Восточной Римской Империи во главе с Земархом Киликийцем к кагану Среднеазиатских турков:

Путешествие Зимарха и его спутников было продолжительным. Как скоро они прибыли в страну {375} согдаитов и сошли с лошадей, то некоторые турки, видно нарочно на то поставленные, предлагали Зимарху купить у них железа; я думаю, они это делали, чтобы показать римлянам, что в стране их есть железные рудокопни; ибо обыкновенно говорят, что у них трудно доставать железо. Можно бы догадаться, что они этим хвастовством давали знать римлянам, что их земля производит этот металл. Некоторые люди из этого племени, о которых уверяли, будто они имели способность отгонять несчастья, придя к Зимарху, взяли вещи, которые римляне везли с собой, сложили их вместе, потом развели огонь сучьями дерева ливана, шептали на скифском языке какие-то варварские слова и в то же время звонили в колокол и ударяли в тимпан над поклажей. Они несли вкруг ливановую ветвь, которая трещала от огня; между тем, приходя в исступление и произнося угрозы, казалось, они изгоняли лукавых духов. Им приписывали силу отгонять их и освобождать людей от зла. Отвратив, как они полагали, все несчастья, они провели самого Зимарха через пламя, и этим, казалось, они и самих себя очищали. По совершении сих обрядов, Зимарх шел вместе с приставленными к нему турками к горе, называемой Эктаг, что по-эллински значит «золотая гора», где находился сам хаган... (19)

Как видим, церемония проведения Земарха через очистительные огни с «шептанием варварских скифских слов» является не зороастрийским, а шаманистическим ритуалом.



Телеутский шаманский ритуал огня







 Хакасский шаманский ритуал огня


Эльшад Алили

Продолжение следует ..


Литература:


  1. A CONCİSE DİCTİONARY OF AKKADİAN, Weisbaden 2000, стр. 5.
  2. THE ASSYRIAN DICTIONARY, Of The Oriental Institute Of The University Of Thr Chicago; в 26 томах, том VI, стр. 114.
  3. ДРЕВНЕТЮРКСКИЙ СЛОВАРЬ, АН СССР, Ленинград-1969, изд. Наука: стр. 450.
  4. там же, стр. 447.
  5. KIPÇAK TÜRKÇESİ SÖZLÜĞÜ (Словарь Кыпчагского Тюркче), TÜRK DİL KURUMU YAYINLARI, Ankara-2007; стр. 147.
  6. там же.
  7. Şeyx Suleyman Efendi's ÇAĞATAY-OSMANİSCHES WÖRTERBUCH, Budapeşt 1902. стр. 132.
  8. ДРЕВНЕТЮРКСКИЙ СЛОВАРЬ, АН СССР, Ленинград-1969, изд. Наука: стр. 449.
  9. там же, стр. 450.
  10. там же.
  11. там же.
  12. там же.
  13. KIPÇAK TÜRKÇESİ SÖZLÜĞÜ (Словарь Кыпчагского Тюркче), TÜRK DİL KURUMU YAYINLARI, Ankara-2007; стр. 147.
  14. ДРЕВНЕТЮРКСКИЙ СЛОВАРЬ, АН СССР, Ленинград-1969, изд. Наука: стр. 450.
  15. там же, стр. 447.
  16. THE ASSYRIAN DICTIONARY, Of The Oriental Institute Of The University Of Thr Chicago; в 26 томах, том III, стр. 319.
  17. George Bertin LANGUAGES OF THE CUNEIFORM INSCRIPTIONS, 1902, стр. 5.
  18. Менандр Протектор ПРОДОЛЖЕНИЕ ИСТОРИИ АГАФИЕВОЙ, отрывок 20.

Комментарии: