25 января 2018 г.



NET-FAX    

В 2018-ом году мы продолжим традицию проведения наших «Круглых Столов», которые должны стать «мозговыми штурмами» азербайджанских и международных экспертов. Мы, как и прежде, будем обсуждать важнейшие политические события, которые несут в себе не только глобальный контекст, но и оказывают самое прямое влияние на внешнюю политику Азербайджана, стремительно втягивают нашу страну в современные международные коллизии.

Сегодня с участием наших экспертов мы обсуждаем тему возможных перемен на Южном Кавказе в наступившем году. Она приобретает особую актуальность в свете предстоящих президентских выборов во всех южно-кавказских государствах - Азербайджане, Армении и Грузии.

Елена Касумова, доцент кафедры политологии Академии Госуправления при Президенте Азербайджана:

- Как-то неожиданно выяснилось, что политологическая наука, которая, по определению, должна быть самой динамичной, оказалась весьма консервативной. Даже поверхностный анализ международной прессы показывает, что большинство наших коллег по-прежнему рассматривают государства нашего региона в парадигме 90-х годов прошлого века. Для них - Армения представляется безусловным военно-политическим, стратегическим союзником  Москвы, этаким ее «форпостом». Грузия - «форпостом» Запада, даже НАТО, агрессивно противостоящим России. А Азербайджан - страной, строго ориентированной на Запад, но поддерживающей с Москвой достаточно ровные отношения.

Однако только за последние двадцать лет утекло много воды. Мы как-то забываем, что в 90-ые годы мир пребывал в состоянии тотальной «однополярности». Россия эпохи Ельцина не просто капитулировала перед Западом, но и, фактически, отказалась от независимого внешнеполитического курса. При этом, внутри самой страны торжествовал «дикий капитализм» со всеми вытекающими последствиями.  Сегодня ситуация, как мы видим, совершенно иная.

В Грузии, как президент Георгий Маргвелашвили, так и премьер Георгий Квирикашвили - оба протеже «теневого правителя» страны Бидзины Иванишвили. При этом Иванишвили и Квирикашвили, в отличие от более радикального президента, настроены на нормализацию отношений с Россией, по крайней мере, в сфере торгово-экономического сотрудничества. Я уверена, что этот тренд сохранится и в будущем.

Почему-то многие забывают, что Азербайджан еще в 2011-ом году был принят в Движение Неприсоединения и его внешняя политика отличается самой высокой степенью самодостаточности и крайней взвешенностью по отношение к разным «центрам силы». Если в 2018 году будет заключено давно ожидаемое Соглашение по статусу Каспийского моря, то все внешнеполитические риски в контексте отношений с Ираном, будут сведены к минимуму.

Совершено другая ситуация сейчас царит в Армении. Поражение в «апрельской войне» армянское общество оценило, как провал всей оборонной политики Сержа Саргсяна и «предательство» России, которая не оказала Еревану никакой военной поддержки. Эти настроения инспирировали попытку государственного переворота, которую предприняла вооруженная группировка «Сасна Црер». Не сомневаюсь, что правящая Республиканская партия Армении продавит кандидатуру Саргсяна на место премьера. Но свои почти диктаторские полномочия он потеряет под давлением, как прозападных оппозиционеров, так и «союзников» из фракции дашнаков. Поэтому вероятность возникновения новых мятежей, «цветной революции» или даже вооруженного переворота в Армении многократно возрастет. Она превратиться в самый дестабилизирующий фактор на Южном Кавказе.   
  
Мехман Гафарлы, журналист-аналитик, политолог (Россия)

- Для того, чтобы более точно ответить на вопрос «ждёт ли в 2018 году Южный Кавказ время перемен?» надо учитывать то обстоятельство, что две страны региона - Азербайджан и Армения, а также три соседние державы - Иран, Турция и Россия являются потенциальными кандидатами для «цветной революции». Поэтому на ситуацию в Грузии, Армении и Азербайджане будут влиять не только внутренние события, но также и нежелательные перемены, которые могут произойти в соседних России, Иране и Турции.

В этом году во всех трёх республиках Южного Кавказа состоятся президентские выборы. В Азербайджане и Грузии они намечены на октябрь, в Армении - на март. В Грузии президентские выборы пройдут без особого обострения ситуации, так как там проблема отношений оппозиции и власти слишком остро не стоит. В Армении напряжённость вокруг выборов президента будет, в основном, внутри политической и экономической элит страны. Впервые президент Армении будет избран не на всенародных выборах, а парламентом страны - Национальным собранием.

Но народ уже фактически высказал своё мнение на этот счёт, проголосовав за своих кандидатов на парламентских выборах, состоявшихся в Армении 2 апреля 2017 года. Однако, если парламенту Армении не удастся спокойно выбрать нового президента, то возможен политический кризис в стране, что может привести к обострению ситуации в зоне армяно-азербайджанского вооружённого противостояния.

Достаточно напряжённой может оказаться ситуация в Азербайджане накануне и в период президентских выборов. Если накануне этих выборов ситуация в соседнем Иране вновь обострится, а в Турции наступит политический и социально-экономический кризис, то политическая напряжённость в Азербайджане станет уже неизбежной. Поэтому руководству Азербайджана будет крайне необходима новая победа в небольшой карабахской войне.

От исхода этой войны будет зависеть дальнейшая ситуация в Азербайджане и Армении. В стране, проигравшей эту войну, неизбежно произойдёт «цветная революция». Если Баку выиграет эту войну, то укрепятся позиции азербайджанских властей и Азербайджан получит иммунитет от всякого рода революций и политического кризиса в ближайшие годы.

Хайме Алехандро Феррейра, журналист, политический аналитик (Португалия):

- И Северный (российский), и Южный Кавказ (Азербайджан, Армения, Грузия) сейчас нигде не рассматриваются как глобальная «горячая точка», очаг напряженности, на всей «дуге нестабильности» от Западной Африки до Индии и тихоокеанского побережья Китая. Ситуация в Чечне, Ингушетии, Дагестане и других республиках жестко контролируется, по сути, военными руководителями, назначенцами Кремля. Поэтому там не возможен всплеск терроризма с его дальнейшим проникновением в Грузию и Азербайджан.

В Грузии ситуация несколько парадоксальная. Премьер-министр Георгий Квирикашвили и президент Георгий Маргвелашвили, действительно, выходцы из одного «гнезда Иванишвили». Однако, если премьер всегда демонстрировал лояльность патрону и воздерживался от самостоятельных шагов, то президент не раз стремился перехватить реальную власть. Причем, без всякой перспективы - де-факто ему не подчиняются силовые и дипломатические ведомства. Очевидно, что победил в этой схватке Квирикашвили, потому что в кампании 2018 года президента в последний раз будут избирать прямым голосованием. Причем, у нынешнего грузинского лидера шансы крайне малы.

Ситуация в Азербайджане представляется абсолютно прогнозируемой. На Западе, даже в тех странах, что готовы давить на Азербайджан, прекрасно понимают - нет никакой альтернативы нынешнему лидеру Азербайджана Ильхаму Алиеву. А он гарантирует не только стабильность внешнеполитического курса, но реализацию всех энергетических проектов Азербайджана.

Совсем другая ситуация в Армении. Саргсяну при всем его желании не удастся остановить антироссийский тренд армянского общества, обвиняющего главу государства в фактическом военном поражении в 2016 году. В куда более шатком, чем президентское, кресле премьера ему придется считаться с этими настроениями. Поэтому кризис в отношениях с Россией он избежать уже не сможет. А это для режима правящих республиканцев - смерти подобно. Поэтому я жду от Армении окончательной потери политической стабильности, за которой могут последовать самые непредсказуемые события. Включая, уже упомянутую сегодня «цветную революцию».

Ризван Гусейнов, директор Центра истории Кавказа:

- 2018 год можно смело назвать президентской «избирательной страдой» на постсоветском пространстве.  Возможно, внимание большей части мирового сообщества будет приковано к предстоящим в марте 2018 года президентским выборам в России, но, я думаю, не менее интересным событием станут выборы президентов в Армении, Грузии и Азербайджане.

В Армении президентские выборы пройдут в начале марта 2018 года. Впервые президент Армении будет избран не на всенародной основе, а Национальным Собранием, что значительно облегчит управление и так уже марионеточной политической элитой страны. Чувствуется, что в Армении будет попытка привести к власти человека, который продолжая дружить с Россией, сможет углубить отношения с Западом. Для этого давно уже готовится почва, в том числе среди простого армянского населения. Насколько этот процесс будет удачным, покажет время, но как свидетельствует история, армянская элита во все времена умела подставить свой народ ради того, чтобы услужить более сильной державе. 

В октябре 2018 года президентские выборы пройдут в Грузии и Азербайджане, которые являются стратегическими партнерами и в этой связке растет влияние третьего игрока -Турции. Согласно мнению многих экспертов, в Грузии не ожидается особых эксцессов, и нынешний президент сможет спокойно покинуть свой пост и передать его в руки политика, способного находить язык общения с Россией на фоне стратегического сотрудничества с Западом.

Что касается Азербайджана, то учитывая важную геополитическую, энерго-транзитную и логистическую роль этой страны, к ней будет приковано пристальное внимание внешних политических сил. Немалую роль в этом играет попытка реформировать экономику страны и развивать ненефтяной сектор, в первую очередь, транзитные мощности, туристический потенциал и сельское хозяйство.

В данном контексте в последнее время заметно значительное сближение позиций с Россией, углубление традиционных стратегических отношений с Турцией и налаживание экономического сотрудничества с Ираном. Общее сближение интересов России, Турции и Ирана во многом связано с Азербайджаном, потенциал которого будет играть все большую роль в евразийских транспортных и экономических проектах.

Превращение Азербайджана в важный евразийский транспортный хаб требует проведения эффективных и долгосрочных реформ в стране. Несомненно, будет интересно видеть, как формируется новая омоложенная правящая команда, которая после выборов 2018 года сможет реализовать проекты в ненефтяном секторе.

Алексей Синицын, главный эксперт Американо-Азербайджанского Фонда Содействия Прогрессу: 

- Я согласен с тем, что угроза «цветных революций» для Южного Кавказа не потеряла своей актуальности. Этот год для всего мира будет проходить под знаком жесткого, нарастающего противостояния трех ядерных держав - США, России и Китая. Было бы наивно предполагать, что эта волна новой холодной войны пройдет мимо постсоветского пространства. Интересы Пекина здесь тоже будут затронуты, хотя бы потому, что через это пространство должен пролегать новый «Шелковый путь».

Сейчас Запад вполне лояльно относится к Грузии, которой обещает столь долгожданное членство в НАТО. Руководство этой страны, безусловно, ориентировано на Запад. Но ведь «революция роз» сменила более чем проамериканского Шеварднадзе на еще более проамериканского Саакашвили. Поэтому нельзя исключать каких-то неожиданностей в ходе грузинской избирательной кампании. Особенно памятуя тот факт, что сегодня премьеру Квирикашвили, готовому восстановить экономические связи с Москвой, противостоит нынешний президент, который открыто призывает разорвать все отношения с Россией.

Азербайджан также будет подвергаться давлению извне в контексте того, что по всем «правозащитным» индикаторам, он, в отличие от южнокавказских соседей, признается «несвободной страной». На выборы президента Азербайджана никакая пропагандистская кампания, инспирированная извне, конечно, оказать влияние не сможет. Но сам факт давления никуда не исчезнет.

Не сомневаюсь, что Азербайджан попытаются втянуть в антииранскую кампанию, что в принципе абсолютно бесперспективно. Позиция невмешательства во внутренние дела другого государства - это политический выбор Азербайджана. Гораздо больше вызовов для Баку возникнет, если каким-то образом удастся взорвать ситуацию в самом Иране. Впрочем, я не считаю, что это возможно сделать в обозримом будущем. Точно также, как не сомневаюсь и в том, что Тегеран не будут напрямую втягивать в какие-то военные авантюры. Пример Северной Кореи показывает, что на серьезные риски администрация Трампа, как, собственно, и администрация Обамы, идти не готова. Поэтому прогноз на стабильное и развитие Азербайджана в 2018-ом году представляется наиболее реалистичным.

Другое дело, Армения с ее переходом на парламентскую форму правления. Сейчас в этой стране никто не вспоминает о подписанном соглашении с Евросоюзом. Его эффективность оказалось нулевой, в чем уже начали обвинять Сержа Саргсяна. Об антироссийских настроениях, обвально нарастающих в этой стране, уже немало говорилось. Для армянского общества очевиден провал концептуальной программы армянского руководства - «-и -и», которая подразумевает новые преференции как от России, так и от Запада. Фиаско терпит сейчас оборонная концепция «Народ-Армия», от которой население демонстративно отказывается.

В Армении назревают внутренние разрушительные процессы, протестные настроения овладевают даже военными, вполне возможно, что произойдет реальная смена властных элит. Поэтому за происходящим в этой стране надо внимательно наблюдать, чтобы не упустить появление той «критической точки», нажав на которую можно, скажу дипломатично, взять под собственный контроль процесс карабахского урегулирования.
    

Комментарии: