15 марта 2017 г.



Северный Азербайджан как арена военно-политического противостояния империй в XVIII-XIX вв.  

Альманах «Военный сектор», №13. Сборник «Армяно-Азербайджанский нагорно-карабахский конфликт – результат армянской агрессии и оккупации азербайджанских территорий», Кишинев, 2016 г., стр. 9-33

Ризван Гусейнов

старший научный сотрудник Института права и прав человека НАНА, доцент ЮНЕСКО


Аннотация

В статье собраны результаты исследования о влиянии военно-политического противостояния царской России, Османской Турции и Ирана на судьбу Северного (Кавказского) Азербайджана XVIII-XIX вв. Как пример негативного влияния на ситуацию описан процесс массового заселения армянами Северного Азербайджана, обернувшийся уничтожением и присвоением архитектурного, духовного и исторического наследия азербайджанского народа.

Ключевые слова: Кавказ, Азербайджан, Россия, армянский вопрос, военные конфликты


Northern Azerbaijan as arena of political and military confrontation of empires in 18th-19th centuries


Rizvan Huseynov
senior researcher at the Institute of law and human rights at ANAS, Associate professor of UNESCO

Summary
This article embodies the results of research about the influence of military and political resistance of Tsarist Russia, Ottoman Turkey and Iran on the destiny of Northern (Caucasus) Azerbaijan in XVII-XIX centuries. As an example of negative impact to this resistance, I have described here the mass movement and settlement of Armenians in Northern Azerbaijan, which was followed by destruction and capture of architectural, spiritual and historical heritage of Azerbaijan people.

Key words: Caucasus, Azerbaijan, Russia, Armenian issue, military conflicts.



В течение многих веков азербайджанские династии и военная аристократия правили обширными регионами Кавказа, Передней Азии и других регионов. В период с XV по начало XIX азербайджанские династии Ак-Коюнлу, Кара-Коюнлу, Сефевидов и Каджаров сменяли друг друга, создав мощные государства на мусульманском Востоке. Однако в XVIII веке произошло серьезное ослабление азербайджанского военно-политического фактора на фоне падения династии Сефевидов и последовавшей многолетней смуты, которую не смогло на корню пресечь даже победоносное шествие Надир шаха Афшара (1688-1747), на некоторое время сумевшего вернуть былую мощь Сефевидской империи. К тому же XVIII век стал периодом роста молодой Российской империи, вступившей в схватку с Османской Турцией за регионы Черного, Каспийского морей и Кавказа.

Ситуация усложнилась в 1720-ые гг. когда Российская и Османская империи столкнулись с целью разделить кавказские и азербайджанские земли между собою. Каспийский поход Петра Первого привел к завоеванию прикаспийских регионов Кавказа, но удержаться здесь России тогда прочно не удалось. В 1724 году между Россией и Османской Турцией был подписан Константинопольский (Стамбульский) договор, согласно которому разделялись кавказские земли. В договоре (трактате) перечисляются на Кавказе азербайджанские земли, в которые входят Ширван, часть Дагестана, Грузии, Эриванское (ныне Республика Армения), Карабахское и другие ханства, а также обширные территории нынешнего Ирана. В трактате отмечаются: «… Карабаг, Ганжа, Еривань, Нахичевань и прочие ардибижанские провинции с принадлежностьми…». [4, с. 96]

Оригинал заключенного в 1724 году трактата между Османской Турцией и Россией о разделе Азербайджана, также хранится в Стамбульском Департаменте османских архивов Генеральной дирекции государственных архивов Турецкой Республики. В турецкой версии он называется Стамбульским договором 1724 года. В сборнике османских архивных документов, относительно этого договора, отмечается: «Османская и Российская империя сошлись лицом к лицу в Азербайджане. Однако в этот период оба государства не рассматривали возможность военных действий, в связи с чем между ними в 1724 году был подписан Стамбульский договор. Согласно договору, побережье Каспийского моря доставалось России, а Тифлис, Тебриз, Реван, Гянджа и Карабах достались Османскому государству» [16, с. 36].

Фактически, турецкие источники четко дают понять, что Османская и Российская империи разделили между собою Азербайджан, в который входили Каспийское побережье от Дербента до Ирана, а также Ереван, Гянджа, Карабах и др.

С приходом России на Кавказ началась активная политика заселения в регион армян на земли Азербайджана и вытеснения отсюда коренного тюркского населения. По инициативе российского императора Петра I армян сразу же заселили на  временно завоеванные Россией прикаспийские области Азербайджана. В собственноручных письмах императора Петра I генералу Михаилу Матюшкину, в частности командовавшему в Каспийском походе (1722-1723) сухопутными войсками, по этому поводу в частности отмечается:

«17.    Ежели будущим летом станут приходить торговые и ремесленные армяне и поселяне к Дербенту и к Баку [597] (когда Бог даст оною овладеем) и оных принимать, и буде похотят селиться, то бы селились около Баку слободами и на острове Асалин, а в Баку их не пускать (и отводить им земли торговым и ремесленным под дворы и огороды, а земле-дельцам против крестьян ваших обыкновенно под двор и под пашню земли поскольку надлежит). А в Дербент пускать их с свидетельством, наипаче также которые армяне будут на войско привозить для продажи провиант и прочее, что солдатам потребно, и оных охранять.
18.    Также которые армяне пожелают у крепости Святого Креста жить, и оных также селить слободами и обводить им земли за крепостью против того как выше писано слободами.
23 мая 1724 года.

Прибавка к вчерашним пунктам. (Пункты начертанные собственноручно Петром Великим. В 22 день мая 1724 г.

Тщиться всяким образом чтоб армян призывать и иных христиан, ежели есть, в Гилянь и Мазендарань и [607] ожилять, а басурман зело тихим образом, чтоб не узнали, сколько возможно убавливать, а именно Турецкого закона. Также когда осмотрится дабы знал сколько возможно там русской нации на первый час поселить» [14, с. 591, 607-608].

То есть, политика Российской империи имела целью выселять мусульманское, в первую очередь, суннитское население (Турецкого закона) азербайджанских провинций, поскольку считало их проводниками политики Османской Турции. А в конце XVIII-XIX вв., когда основным противником в регионе для России была Иранская империя, по итогам русско-персидских войн началось массовое выселение и шиитского азербайджанского населения. Все эти процессы происходили на фоне массового заселения армян и других восточно-христианских народов в регион.

Но со смертью Петра I на некоторое время была приостановлена российская экспансия на Южный Кавказ, однако в течение XVIII века она периодически возобновлялась с целью укрепиться в регионе. Попутно Россия на Южном Кавказе собирала обширную информацию о местных правителях, богатствах, системе управления и войсках азербайджанских ханств. В частности, приведем еще несколько российских документов и переписки, которыми можно дополнить представление о территории, городах и значимости Азербайджана в период российского, османского и персидского противоборства в регионе Кавказа и Малой Азии.

Приход к власти в азербайджанской Сефевидской империи блистательного полководца Надир-шаха (годы правления 1736-1747) позволил восстановить былую мощь империи и освободить кавказские земли и Азербайджан от России и Турции. Однако его смерть привела к новому ослаблению империи, на осколках которой было создано около 20 азербайджанских ханств на Кавказе и в Иране. Эти ханства вновь стали предметом военно-политической борьбы между Россией и Османской Турцией.

С именем Надир шах Афшара связано массовое переселение азербайджанского населения из Карабаха, Гянджи и других районов Азербайджана в Хорасан и Афганистан. Надир шах Афшар не простил открытое недовольство, проявленное гянджинским беглярбеком и некоторыми карабахскими беками во время его коронации на Муганском курултае и после укрепления своей власти начал репрессии. В частности, обширные западные территории Гянджинского беглярбекства - Борчалы были переданы Надир шахом грузинскому царю. Затем был усилен статус армянских меликов в Карабахе.

Репрессии против племенных союзов Гянджа-Карабахского беглярбекства, и ссылки тюркского, мусульманского населения в Афганистан и Хорасан вызвали недовольство. Выступивший против этих действий брат будущего основателя Карабахского ханства Панах-Али бека - Фазлали хан был казнен по приказу Надир шаха. Будучи очевидцем всего этого, сам Панах-Али бек при первой возможности с несколькими родственниками и приближенными во время пребывания Надир шаха в Хорасане в 1737-1738 годах бежал в Карабахскую область. Узнав о его побеге, шах послал за ним гонцов, а также приказал беглярбеку Азербайджана разыскать Панах Али бека, однако поймать его им не удалось.

Итак, карабахский Панах-Али бек еще при жизни Надир шаха уклонялся от подчинения, совершал попытки самостоятельно править Карабахом, где Надир шах выселил часть азербайджанского тюркского населения и укрепил позиции пяти меликов Карабаха, что и послужило в дальнейшем толчком к армянскому сепаратизму. Как мы видим, распри между тюркскими правителями, беками и ханами всегда ослабляли Азербайджан, и в этой игре выгоду получали, в том числе, и мелики.

В 1747 году военачальник Панах Али бек Джеваншир основал Карабахское ханство, которое стало играть ключевую роль в политической, экономической и культурной жизни всего Азербайджана и Кавказа. Как отмечал историк, визирь Карабахского хана Мирза Джамал: «<...> за все время правления Панах хана, длившееся двенадцать лет, победы, успех, счастье и богатство всегда сопутствовали ему. Большинство вилайетов Азербайджана были подвластны и повиновались ему» [12]

Также Мирза Джамал отмечает, что при правлении сына Панах Али бека - Ибрагим-Халил хана Карабахское ханство не подчинялось ни Ирану, ни Турции и вело свою независимую политику практически во всем Азербайджане: «Ибрагим хан, являясь независимым правителем Карабага, с 1174 мусульманского года, что соответствует 1756 христианскому, до 1221 (1806) года не подчинялся иранским и румским государям. Его приказы и распоряжения выполнялись в Ширванском, Шекинском, Ганджинском, Эриванском, Нахичеванском, Хойском, Карадагском, Тебризском, Ардебильском вилайетах и даже в Мараге и Каплан-Кухе, являвшейся границей Ирака и Азербайджана».
«Все ханы Азербайджана и прочих (мест), являвшиеся на протяжении длительного времени свидетелями могущества и величия Ибрагим хана, силы действия его распоряжений и подчинявшиеся ему, прежде всего хотели расположить его в свою пользу и иметь с ним крепкую дружбу».
«Ежегодно, в день праздника Новруз, всем знатным военачальникам, воинам, тысячникам от имени хана выдавались халаты, подарки, конь и сабля. Каждый, соответственно своему сану, приносил подарки из вилайетов Азербайджана, а мелики из магалов» [12].

Из всего вышесказанного можно уверено сделать вывод, что Азербайджан, разделенный на ханства, даже в смутный период, когда за регион шла борьба между тремя империями: Ираном, Турцией и Россией, стремился к сохранению своей независимости.

В записках Степана Бурнашева, являвшегося представителем России при дворе грузинского царя Ираклия II, приведено полное описание азербайджанских ханств от Дербента и до Хамадана, а также территории, где ныне создана Республика Армения. С.Бурнашев, в частности, пишет об «<...> Адребижанскихъ городахъ Эривани и Генже с ихъ землями...» [5]. При этом С.Бурнашев отмечает, что наиболее лояльным к России и дружеским к недавно вошедшей в ее состав Грузии является карабахский хан Ибрагим Халил, наследовавший ханство у своего отца Панах-Али Джеваншира: «Со стороны Персии из всех Адребижанских Ханов Ибраим Хан Шушинской имел с царем (Кахетинским - Р.Г.) не разрывную дружбу 26 лет <...> » [5, с. 20]. 

Русский представитель подмечает: «<...> коль скоро войска наши вступили в оную (Грузию - Р.Г.) все Адребижанские Ханы да и далее в Персии сильно встревожились <...> », однако, по его мнению, азербайджанские ханы не способны объединиться и только при внешней поддержке со стороны Османской Турции могут представить угрозу новоприобретенным грузинским землям России: «Порта (Османская Турция - Р.Г.) не находя Адребижанских ханов - сильными (способными), вытеснить наши оттуда (из Грузии и Кавказа - Р.Г.) войска <...> » [5, с. 25].

«Все Адребижанские Ханы по плохости своей хотя бы и соединенными силами, чего быть не может в разсуждении их настройства и неединомыслия, не в состоянии нанести сильного вреда царю Ираклию, да и самые Дагестанския силы не страшны, естли Оттоманская не почтет конечное разорение Грузии себе надобным <...> » [5, с. 26]. 
«Дагестанцам не трудно удержать от неприятельских действиев противу Грузии и небольшими деньгами, а сим способом царь (Грузии) привлеча их в службу свою может не только легко управиться с Адребижанцами, но и утвердить по прежнему Ганжу и Эривань» [5, с. 31-32].

Как можно обратить внимание, С.Бурнашев использует слово «адербижанцы», тем самым давая понять, что они являются народом, отличающимся от соседних османских турок и персов. К тому же русский представитель вынашивает планы подчинить через Грузию российским интересам азербайджанские Эриванское и Гянджинское ханства.

В подтверждение слов Степана Бурнашева можно привести отрывки из письма одного из самых влиятельных азербайджанских ханов - Фатали хана Кубинского и Дербентского, российской императрице Екатерине II в 1783. Фатали хан и Ибрагим Халил хан вели друг с другом продолжительную борьбу с целью создать новую азербайджанскую империю. При этом Ибрагим Халил хан Карабахский пользовался поддержкой грузинского царя, о чем говорится в письме Фатали хана. В нем описываются территории Азербайджана, куда включены Эривань, Гянджа, Дербент, Баку, Карабах и др., а также используется понятие «адырбайджанцы» как население этих регионов. Более того, из письма становится ясно, что Фатали хан себя и других ханов, а также местное население называет азербайджанцами, использует понятие «азербайджанское общество» и считает себя законным защитником интересов всех азербайджанских ханов и населения Азербайджана:

«<...> Ханы, Начальники и все Адырбайджанское общество поступками их недовольны»...
«<...> я за должность свою признал, чтобы честь и право Адырбайджанских Ханов защитить <...> »
«Елико же касается до Ираклия Хана, которой с Ибрагим Джалиль (Халил - Р.Г.) Ханом Карабагским соединился, и, завладев городом Генжей, установили в нем своих наместников и собирают общественно подать, также захватили они в свои руки и Рачедаг, и как с сего, так и с Эривана собирают для себя всякие поборы и подати, его, Ираклия, сумасбродное намерение в том состоит, что когда частореченной Ибрагим Джалиль Хан всю Адарбайджанскую область приведет под свою власть, тогда из получаемых с нее доходов половину брать себе, но как мне, так и всем Адарбайджанским Ханам, в рассуждении ревности нашей к закону, таковые их поступки противны, и его, Ираклиево, начальство не токмо нам неприятно, но и несносно, чтобы он, будучи из грузинцов и, учиня Ибрагим Джалиль Хана Карабагского своим орудием, усилясь, овладел всеми Адарбайджанскими городами; и когда мы из разных мест собирая воинскую силу, посылали ее против Ибрагим Джалиль Хана, тот помянутой Грузинской владелец на помощь к нему сына своего с грузинским войском присылал, и от сего воспоследовали все сии воинские движении: собрание дагестанцев, мятеж в Адарбайджане, поход на Грузию, словом напоследок вся вина на него ж, Грузинского владетеля, падет, потому что, во-первых, должно его искоренить, а потом уже приняться за дела Карабагские, и мы ведаем, по какой причине грузинец к адырбайджанцу посылал свою помощь, льстясь чрез него овладеть всем Адырбайджанским дистриктом
Итак, причина сего моего е. в. донесения есть сия, что часто упоминаемой Иракли Хан находится преданным превосходнейшему е. в. двору, то в таком случае да благоволено бы было всевыс. е. в. указом повелеть, чтобы он наместника своего из города Генжи взял, с Эривана денежных податей не требовал, а довольствовался бы принадлежащей ему Грузией. Лезгинцы, а с другой адырбайджанцы не поднялись бы на Грузию и, разграбя всю ее до основания, не растащили б; сверх сего, весьма думать надобно, чтоб они не подняли также к тому турок, и вся Персия не сделалась бы подверженною ужаснейшему мятежу и кровопролитию» [15, с. 21-22].

В XVIII-XIX вв. Россия вела продолжительные войны с Османской Турцией и Ираном за «выход к теплым морям». По итогам войн Россия стала владычицей трех морей - Каспийского, Азовского и Черного - с выходом на Средиземное море, завладела Кавказом, Крымом, получила преимущества на Балканах. Территория Российской империи еще более расширялась, и это не могло не повлиять на изменение ориентации армян, которые с каждой новой победой русского оружия все больше склонялись на сторону северной империи.

О том, какая кипучая подрывная деятельность была организована на Кавказе с помощью армян, свидетельствуют российские архивные материалы и книги армянских же авторов. Главной мишенью этой политической интриги было стремление ослабить и уничтожить Карабахского хана Ибрагим-Халила, влиятельнейшего политика среди азербайджанских ханов. Царская Россия считала стратегически важным делом овладение крепостью Шуша и всем Карабахом, являющимся ключом ко всему региону.

Самодержавие считало возможным закрепиться здесь путем арменизации Карабаха. Об этом князь Г.А.Потемкин писал в секретной инструкции командующему российскими силами на Кавказе от 6 апреля 1783 года: «Шушинский Ибрагим хан непременно должен быть отстранен от власти, после чего Карабах составит самостоятельную армянскую область, ни от кого кроме России не зависящую. Вы пустите в ход все возможности для организации этой новой области. Таким образом армяне из других областей будут стекаться сюда» [9, с. 68-69].

Немало интересного о драматических событиях той поры можно узнать из «Материалов по русско-закавказским отношениям конца XVIII в.», собранных советскими, в том числе и армянскими учеными. В них, как указывается в прологе: «<...> собраны документальные материалы архивов Москвы, Ленинграда, Киева, Тбилиси, Баку, Еревана и других городов СССР <...>» В основном материалы взяты из серии сборников «Армяно-русские отношения», т. I, т. II (ч. I, II), Ереван, 1953, 1964, 1967; «Присоединение Восточной Армении к России», ч. I, Ереван, 1972; Г.А.Эзов, «Сношения Петра Великого с армянским народом», С.-Пб., 1898; монографии акад. А.Р.Иоаннисяна, М.Г.Нерсисяна и др. Публикуемые документы, собранные вместе с В.Р.Григоряном из фондов Архива внешней политики России (АВПР). Вступительное слово и текст написаны С.П.Гасарджяном и В.К.Восканяном [11, с. 232].

То есть, в создании этого академического труда прямое участие принимали армянские ученые, в связи с чем, думаем, никто не сможет обвинить нас в предвзятости. В этой переписке армянских источников с российскими чиновниками указывается, что территория Азербайджана распространялась на севере до Дагестана, и что азербайджанские ханы, в первую очередь - Карабаха, являлись фактически единственной реальной силой, препятствующей российской экспансии на Южный Кавказ. Приведем некоторые из них. Из письма армянского архиепископа Иосифа Аргутинского главнокомандующему русскими войскам на Кавказе Валериану Зубову:

«2 сентября 1796 г. При речке Пирсагате.

7-е
Буде от турок непредвидится никакой опасности, то и ненуж¬но еще посылать войско в Грузию, а отправить онаго в большом количестве в Ганжу (Гянджа - Р.Г.), сие полезно как для прописанных в пункте 5-м причин, так и на случай надобности во оном. Прибыть в Адрубежан или в Гилян удобнее и скорее, нежели в Грузию. Ганжа город состоит на выгодном месте, и во всей сей провинции довольно хлеба, лесу, железных руд и разных фабрик, хотя в нынешнем году претерпела от шушинскаго хана Ибреима и лезгинцов немалое разорение.

8-е
Потом можно перейти реку Куру и остановившись на Мугане, дать повеление шушинскому хану Ибреиму, - чтобы он сам или по меньшей мере старшаго сына своего с армянскими меликами прислал к вашему сиятельству; исполнение Ибреима такова вашего сиятельства повеления послужит за довод его верности и усердия к России. И, по закончении там нужных дел, итти можно безпрепятственно на Тавриз или на Ардавель, куда в последствии удобнее покажется, а предъявленнаго Ибреима необходимо нужно истребовать сына с тысячью его войска, и пять армянских меликов, с их пятью тысячами войска, для разнообразнаго употребления; а паче в передовые, так как оные духа военнаго не чужды. Естли же шушинский хан повеления вашего исполнить непохощет (не захочет - Р.Г.), то сие явным доказательством будет его неверности и коварного обмана. В таковом случае можно употребить армянских меликов, кои послужат удобным средством к низложению и лишению его сего выскогоместнаго степени и крепости, а тем весь Адрубежан в повиновении без оружия удержать можноудобно число армянскаго войска и к пользе российской умножить многочисленно, и все наконец, предприятия видимо будут клонится к благополучному концу. Хан шушинский, по мнению своему, почитает крепость свою непреодолимою; но в том может легко обманутся, ибо крепость и сила его состоит наиболее в армянах, которые, хотя храбры и мужественны, однако по истинной преданности ко престолу российскому, не только противу россиян оружие не примут, но и к достойной гибели Ибреима, естли бы он оказался вероломным, будут споспешествовать. Нужно только армянских меликов обнадежить в тайне милостию и покровительством е. в.
11-е
При сеем случае достойно мне вспомнить век императора Петра Великаго. Когда он покорял своей державе сии страны, турки будучи объяты страхом, ускорили овладеть Ериванью, Ганжею, Грузией и целым Адрубежаном» [5, с. 46-48; 11, с. 234-237].

Отметим, что Иосиф Аргутинский (1743-1801 гг.) - армянский церковный и политический деятель, архиепископ. В 1783 году разработал проект армяно-русского договора, по которому Россия должна была «восстановить независимое Армянское царство». За Россией закреплялось право назначать царей Армении и держать там свои войска.

Как видно из письма, Иосиф Аргутинский плетет злостные интриги и стремится спровоцировать Россию на применение силы против Шушинского и Карабахского хана Ибрагим-халила. При этом армянский архиепископ нахваливает «смелость» армян Карабаха, которая, как становится ясно, состоит из умения вероломно предать своего хозяина - Ибрагим-халила и даже убить его. Далее И.Аргутинский, как настоящий шпион, советует России захватить, в первую очередь, Шушу и Гянджу, называя их основными городами Азербайджана (откуда он мог знать, что через 200 лет его армянские потомки придумают миф «об Азербайджане, появившемся на Кавказе в 1918 году»). Он также взывает ко временам Петра I, который, по его, Аргутинского, словам, стремился овладеть и «целым Адрубежаном» - то есть всеми азербайджанскими землями на Кавказе и в Персии.

В другом своем письме, теперь уже грузинскому царю Ирак¬лию II, этот армянский архиепископ из кожи вон лезет, чтобы столкнуть грузинского правителя с азербайджанскими ханами и персидским шахом:

«Письмо Иосифа Аргутинского Ираклию II
14 сентября 1796 г. Корпус близ старой Шемахи.

Присланнаго из Ериваня письма содержание тожде узнали и, когда генерал придут с войском в те края, тогда можете споспешествовать ериванскому Мамат-хану, и старатся, как возможно, Тавакали-хана захватить для успокоения Мамат-хана и возвращения ему крепости. Народ ериванской тогда отложит весь страх и боязнь аги Магомеда, когда войско российское будет в Ганже и Тифлисе, а главнокомандующий при Куре реке тождес войски.
Адрубежанских ханов писанием вашим уверить, что им как высочайший манифест гласит, никакой обиды и притеснений не воспоследствует; а более спокойствие, честь и все достояние их за ними вяще утвердится» [5, с. 46-48; 11, с. 238].

Кроме Аргутинского действовала целая плеяда армянских провокаторов и интриганов, среди которых особо следует выделить тогдашнего эчмиадзинского католикоса Луку, который завалил российские власти письмами с призывом начать захват азербайджанских ханств. В итоге, убежденный словами католикоса Луки, главнокомандующий русскими войсками на Кавказе Валериан Зубов, отвечает ему:

«Письмо В. Зубова эчмиадзинскому католикосу Луке 2 октября 1796 г

А дабы водворить полную безопасность во пределах грузинских и адрубежанских, и изгнать из оных влияния вредныя, распорядили стать при Ганже сильному корпусу под командою подчиненнаго нам генерала превосходительнаго и благоурожденнаго Александра Михайловича Римскаго-Корсакова...» [5, с. 51-52; 11, с. 238-239].

Благодаря этим письмам становится ясно, что азербайджанские ханства играли важную роль в политике всего Кавказа, и их власть простиралась на территории почти всего региона.

Вторая половина XVIII века, ознаменовавшаяся очередным ослаблением центральной власти в Иранской империи, стала периодом, когда азербайджанские ханы являлись фактически полностью независимыми правителями. Однако между ними разыгралась затяжная борьба за первенство в регионе. Об этой борьбе, не позволившей азербайджанским ханам объединиться перед лицом внешних угроз, писал Петр Григорьевич Бутков - русский историк, военный и государственный деятель XIX века, являвшийся действительным тайным советником, а также академиком Петербургской Академии наук. Он весьма метко подмечает: «Безначалiе раздирающее Персiю раздѣлило умы хановъ адербиджанскихъ и въ каждомъ возрождало желанiе возвыситься на счетъ сосѣдей». [6, с. 139-140]

Среди азербайджанских ханов в этом тексте Бутков перечисляет в частности: нахичеванского, дербентского и шушинского (карабахского) и других, а, значит, русское самодержавие четко знало, что Дербент, Карабах, Нахичевань являются азербайджанскими землями и правят ими азербайджанские владетели.

В 1794 году Ага Мухаммед-хану из азербайджанского рода Каджар удалось усмирить смуту в Иране, установить свою абсолютную власть и стать шахом. Он мечтал восстановить былое величие Сефевидской державы, опираясь на идею объединения Кавказских, Азиатских и Ближневосточных земель с административно-политическим центром в Азербайджане и Персии. Однако эта идея не вдохновляла многих ханов Северного Азербайджана, стремившихся сохранить свою номинальную зависимость от соседних империй. Каджарская опасность вынуждала азербайджанских правителей задуматься о своей безопасности и начать поиски союзников против надвигавшейся угрозы. В такое ответственное и сложное время инициатором создания антикаджарской коалиции выступил правитель Карабахского ханства пожилой Ибрагим Халил-хан.

Ситуация усложнилась также по той причине, что Россия не торопилась признать Ага Мухаммед Каджара как шаха, что вызвало его гнев и желание показать свою мощь на Кавказе. Масло в огонь подливало и то, что Грузия вступила в 1783 году под покровительство Российской империи, в результате чего российское влияние на азербайджанских ханов и весь Кавказ значительно возросло. Троекратная посылка посольства Каджара в Россию (в 1783, 1788 и 1795 гг.) не имела никакого успеха. Тогда он решился силою вытеснить русских из Закавказья.

Готовясь к защите от посягательств Ирана, некоторые азербайджанские ханы установили связь с русским командованием на Кавказе, добиваясь от самодержавия помощи против каджарской опасности, а также принятия их под свое покровительство. Иранскому правителю Ага Мухаммед-хану было известно о переговорах азербайджанских ханов с царским командованием, поэтому он пытался через своего личного представителя призвать ханов к повиновению и покорности. Однако миссия иранского посланника не имела успеха. Карабахский Ибрагим Халил-хан, уверенный в собственных силах и неприступности своей столицы - города Шуша, отказался подчиниться. Он не только не принял предложение Ага Мухаммед-хана, но даже не пожелал признать его правителем Ирана. Ввиду этого иранский шах стал готовиться к походу на север Азербайджана и летом 1795 года выступил против Карабахского ханства, но все его попытки захватить Шушинскую крепость потерпели неудачу. Оказавшись в безвыходном положении, Ага Мухаммед-хан был вынужден начать переговоры с Ибрагим Ха- лил-ханом, однако карабахский хан не признал власть Каджаров. Ага-Мухаммед-хан в сентябре 1795 года пошел на Грузию, где разбил наголову грузинские войска и сжег дотла Тифлис.

О нашествии в 1795 году Ага Мухаммед Каджара на Грузию и Азербайджан, где он не смог покорить карабахского хана, российские архивы отмечают:

«Епоха III
1795

На пути в Грузию лежащее ханство Ериванское покорилось власти Ага Магомет хана. Генерал Гудович объявил уже ему, чтобы он не касался владений царя Ираклия, находящагося в покровительстве российском. Но сей хищник вступил в Карталинию, взял столичный город Тифлис и предал все мечу и огню. Потом обратился он чрез Гянжу в ширванския и дагестанския области для покорения ханов России приверженных. Во всем Адирбежане остался один Ибрахим хан шушинской, власти его не покорившийся» [4, с. 135].

Стремление Ага Мухаммед-хана Каджара покорить азербайджанские ханства и Грузию вызвало беспокойство правящих кругов России. Русское правительство не могло допустить успеха Каджаров, так как это противоречило планам царизма на Кавказе. Весной 1796 г. русская армия под командованием генерала В.А.Зубова начала поход в Азербайджан [13, с. 287]. В результате были заняты крупные города страны: Дербенд, Баку, Куба, Шамаха, Гянджа. Однако русские войска оставались в Азербайджане недолго. Неожиданная смерть Екатерины II и воцарение Павла I резко повлияли на политический климат. По приказу императора российские воинские части оставили Азербайджан. Уход русских войск позволил шаху Ага Мухаммеду во второй раз испытать судьбу в Азербайджане, где была сложная политическая обстановка, свирепствовали голод и чума. Большинство жителей Карабаха были вынуждены оставить свои жилища и в поисках хлеба переехать в другие места.

В такой ситуации Карабахский хан с трудом смог организовать оборону своей столицы и противостоять вторжению Ага Мухаммед-шаха, войска которого весной 1797 года, неся тяжелые потери, не смогли взять Шушу. Карабахский хан с небольшим отрядом совершил отчаянную вылазку, в результате которой смог временно отбросить иранские войска, однако и сам оказался в сложной ситуации и чуть не попал в окружение. Противник отрезал пути отступления в Шушу. Карабахскому хану со своим отрядом с трудом удалось прорвать неприятельское окружение и направиться на север, в сторону Джар и Талы. Тогда иранский шах применил хитрость и поклялся на Коране никого не тронуть, если ему откроют ворота осажденной Шуши. Только после этого ворота крепости открылись, и войска Ага Мухаммед-шаха захватили крепость. Однако в Шуше началась кровавая расправа над непокорным населением. Тысячи людей были казнены или брошены в тюрьмы. Тем не менее, именно Шуше суждено было стать местом гибели жестокого шаха. Он был убит ночью, во время сна, в результате заговора с участием своих же придворных. Сарбазы-военачальники, оказавшись без предводителя, оставили Карабах и бежали в Иран. Ибрагим Халил-хан смог вернуться на родину только спустя три месяца и восстановить порядок в Карабахе. Таким образом, все попытки Каджара завоевать северные ханства Азербайджана и стратегически важный город-крепость Шуша закончились провалом [8, с. 64-74].

Интересные данные об Азербайджане и его роли в регионе в этот период можно почерпнуть из грузинско-российской переписки XVIII-XIX вв. относительно борьбы между Ираном, Турцией и Россией за Южный Кавказ. В частности, в труде А.Цагарели «Грамоты и другие исторические документы XVIII века, относящиеся к Грузии» [15] описываются условия раздела кавказских земель между Россией и Ираном. Фактически, согласно официальным документам и переписке XVIII - начала XIX вв., Азербайджан и Грузия являлись государственными образованиями, за которые шла борьба между империями на Кавказе, и никакой Армении здесь не существовало. Грузинский царь Георгий XII писал российскому императору Павлу: « <...> нужно определить границы Грузинского царства и Адербейджана, чтобы отклонить претензии Персии на Грузию <...>» [15, с. XXXVII]. Территория азербайджанских ханств обозначена на российской карте Кавказа 1799 года [10] 

Только в начале XIX века в связи с успехами российского оружия на Южном Кавказе на территории упраздненных Эриванского и Нахичеванского ханств была временно создана Армянская область, куда царская Россия начала заселять армян из Малой и Передней Азии, а также Ближнего Востока. После убийства в марте 1801 года Павла I и восхождения на престол его сына Александра I (замешанного в убийстве своего отца) отношение к Кавказу и Азербайджану резко изменилось. С этого периода российское самодержавие и генералитет занимают агрессивную и непримиримую позицию по отношению к азербайджанским ханам. Генерал Павел Цицианов, назначенный в 1802 году командующим на Кавказе, видимо, имея конкретные инструкции от российского самодержавия, начал открытую военную кампанию против азербайджанских ханов.

По итогам русско-иранских войн 1801-1828 гг., царская Россия завладела Кавказом и Азербайджаном, играющим стратегически важную роль в регионе. Следует отметить, что Азербайджан в Иранской империи имел особый статус и традиционно управлялся наследным принцем (валиахдом) трона - старшим сыном шаха (в течение многих веков правящими династиями были азербайджанские тюрки), в связи с чем, Азербайджан обладал широкой политической, экономической и военной независимостью от центральной власти. Достаточно сказать, что почти все иностранные дипломатические миссии, представительства торговых компаний многих стран и различных иностранных организаций находились в Тебризе - столице Азербайджана. Здесь была расквартирована отдельная армия, подчинявшаяся лично беглярбеку (правителю) Азербайджана, а не шаху Ирана. Территория Азербайджана от Дербента (ныне Россия) до Хамадана (ныне Иран), от Баку до Эривана (ныне Армения) и Борчалы (ныне Грузия), составлявшая приблизительно 410 тыс. кв. км, управлялась и оборонялась автономно, то есть, практически, без вмешательства иранского шаха. Поэтому в военных действиях на кавказском фронте против России, в основном, принимали участие армейские подразделения Азербайджана, поскольку его правитель - наследный принц (валиахд) Иранской империи был обязан сам защищать свои земли.

Именно по этой причине основные переговоры проводились, и мирные трактаты по итогам русско-иранских войн подписывались на азербайджанской территории и с правителем Азербайджана. В частности, Аббас-Мирза - беглярбек Азербайджана, валиахд (наследный принц) Каджарской династии командовал войсками в русско-иранских войнах 1804-1813 гг. и 1826-1828 гг., а также подписывал Туркманчайский мирный договор 1828 года, предрешивший итоги войны и раздел Азербайджана. Именно благодаря личной военной отваге и дипломатическим способностям принца Аббас-Мирзы (а не иранского Фетх Али-шаха) Каджарам удалось спасти Азербайджан от полного перехода к России и разделить его по реке Араз на две части - северная досталась России, а южная осталась у Ирана.

Большую важность для уточнения исторической территории Азербайджана и процесса его раздела представляют записки и донесения российского дипломата и поэта А.С.Грибоедова, адресованные высокопоставленным чиновникам Российской империи. Из этих документов становится ясно, что борьба за азербайджанские земли была немаловажной причиной русско-иранских войн и основной темой последовавшего по итогам этих войн Туркманчайского трактата. Приведем некоторые цитаты из переписки А.С.Грибоедова относительно азербайджанских земель:

«ГРИБОЕДОВ И. Ф. ПАСКЕВИЧУ. (Толкования Туркменчайского трактата (договора))
ОТНОШЕНИЕ № 52

23-го сентября 1828 г. Эривань

3) Статьею XV даруется его величеством шахом полное прощение всем жителям и чиновникам Адербейджана. Сверх того будет предоставлен тем чиновникам и жителям годичный срок, считая от дня заключения трактата, для свободного перехода со своими семействами из персидских областей в российские, для вывоза и продажи движимого имущества; относительно же имения недвижимого определяется пятилетний срок для продажи оного.

Примечание. Сей годичный срок для перехода и пятилетний для продажи недвижимого имущества поставлен исключительно в пользу переходящих из Персии в Россию, а не наоборот. Нигде не сказано и не могло быть сказано, чтобы мы должны отпускать своих подданных с семействами и имуществами, ибо вся статья основана на завоевании Адербейджана, где многие нам служили и не захотели бы далее оставаться в подозрении под законом прежнего правительства, ими оскорбленного и мстительного, по выступлении наших войск». [7, с. 606-608]

Это письмо Грибоедова главнокомандующему на Кавказе генералу Паскевичу, проясняет некоторые скрытые нюансы Туркманчайского трактата, подписанного между Россией и Ираном. Становится ясно, что Российская империя, заняв почти весь Азербайджан, а затем, уступив Ирану азербайджанские земли южнее реки Араз, готова принять в завоеванную (северную) часть Азербайджана всех переселенцев, кто ей служил.

Относительно условий, при которых Южный Азербайджан будет возвращен Ирану, А.С.Грибоедов отмечает, что в случае если каджарская власть откажется выплатить контрибуцию за Южный Азербайджан, то там под протекторатом России будут созданы независимые азербайджанские ханства и война с Ираном продолжится. [97, 32-36] А. Грибоедов с удивлением в переписке отмечают пассивность иранского шаха и его готовность уступить Российской империи весь Азербайджан, и что именно благодаря прозорливости и политической мудрости принца Аббас-Мирзы удалось оставить большую часть азербайджанских земель в составе Каджарской империи. Азербайджан играл ключевую роль и для британских внешнеполитических интересов в Иране, Индии и всей южной Азии. Командующий русскими войсками на Кавказе генерал И.Ф.Паскевич отмечал важность Азербайджана для региональной политики, особенно для Великобритании с ее индийскими колониями: «С утратою Адербейджана - метко прибавляет Паскевич: - английские чиновники могут сесть на корабли в Бендер-Бушире и возвратиться в Индию» [13, с. 551].

Недалеко от Тебриза, в деревне Дей-Карган, начались переговоры [1] между командующим русскими войсками генералом И.Ф.Паскевичем и правителем Азербайджана, наследным принцем Аббас-Мирзой. Переговоры завершились подписанием Туркманчайского мирного договора 10 февраля 1828 года. Одним из условий Туркманчайского договора стало массовое заселение новоприобретенных Россией азербайджанских территорий на Кавказе армянами. Отметим, что параллельно заселению армян на азербайджанские земли отсюда начался массовый отток местного азербайджанского населения в Иран и Турцию. В итоге за короткий срок серьезно изменилась демографическая ситуация на вошедших в состав России азербайджанских землях на Кавказе.

В основном армяне стали заселяться на территории упраздненных Нахичеванского, Эриванского и Карабахского ханств. При этом из переписки российского командования становится ясно, что армян возвращали не на «историческую родину», как ныне пытаются утверждать армянские историки. Просто второпях армян заселяли туда, откуда было ближе перейти реку Араз, то есть, к примеру, в Карабах заселяли тех армян, которых было легче переправить через реку в сторону Карабаха и т.д.:

«Вскорѣ послѣ занятія войсками нашими Адербейджана начали ко мнѣ являться депутаты отъ Армянъ и христіанъ другихъ исповѣданій, въ сей области находящихся, о позволеніи имъ переселиться въ провинции, принадлежащія Россіи.…
2) Для оказанія переселенцамъ возможнаго пособія при дальнѣйшемъ слѣдованіи и хъ въ областяхъ Эриванской и Нахичеванской, для избранія въ сихъ областяхъ мѣстъ подъ поселеніе ...
... въ Карабагѣ-же, куда предполагается переселить только тѣ семейства, которыя, находясь ближе къ сей провинціи, нежели къ другимъ двумъ областямъ, по Араксу нами вновь пріобрѣтеннымъ …». [2, с. 603-604]

Тоже самое, касается турецких армян, которые хаотически заселяли земли азербайджанских ханств, а не «возвращались на историческую родину»: «Выходящие из Карса и округа оного числом до 2500 сем. поселяются уже, по моему распоряжению, в пустых деревнях близь Алагеза (в Памбакской дистанции)…Из г. Баязета  разным образом пожелали перейти с наступлением весны 1143 сем., а из санджаков Баязетского пашалыка более 2000 сем., коим представлено выбрать к тому времени места в Армянской области и Карабагской провинции». [2, с. 832-833]

Фактически, несмотря на огромный потенциал и практическую пользу Азербайджана и его населения для укрепления российского владычества на Кавказе, вверх взяла идея заселения региона «благонадежными» восточно-христианскими народами, на самом деле обернувшаяся массовым переселением в Азербайджан армянского населении Турции, Ирана и Ближнего Востока. В результате, в течение XIX-XX вв. было заселено свыше миллиона армян, которые поэтапно присвоили или разрушили архитектурное и духовное наследие коренных народов Азербайджана. В том числе царской Россией в 1836 году была упразднена Албанская Автокефальная Церковь – одна из древнейших в христианском мире и все ее наследие, рукописи, церкви и паства перешли в руки Армянской церкви Эчмиадзина. В итоге все это наследие и народы были объявлены частью «древнеармянской» истории и культуры. А уже в советский период, была разработана и преподавалась концепция об исключительности и древности армянского наследия Карабаха, в результате чего и разыгрался армяно-азербайджанский нагорно-карабахский конфликт в конце 1980 - начале 1990 гг. В результате кровавого военного конфликта развязанного армянскими властями и националистами было оккупировано около 20% азербайджанских территорий, погибло около 40 000 человек, а свыше 1 млн. азербайджанцев были изгнаны со своих родных земель. Разрушены тысячи объектов культурного наследия азербайджанского народа: мечетей, исторических памятников и уникальных средневековых построек. Стерты с лица земли города и села, разрушены храмы, кладбища и любые постройки, напоминающие о многовековом азербайджанском культурно-историческом и архитектурном наследии в оккупированном Карабахе.


ЛИТЕРАТУРА

1.         № 232 - 1827 г. октября — ноября, Военный журнал главного действующего корпуса // ЦГВИА, ф. ВУА, л. 4292, лл. 47-57
2.         Акты собранные Кавказской Археографической комиссиею (АКАК), А.П. Берже, Издательство: Тип. Главного Управления Наместника Кавказского, Тифлис, Том VII, (1878), стр. 603-604
3.         Архив внешней политики России (АВПР): ф. 100/III. 1764-1800 г., д. 462: лл. 34-39., стр. 46-48, 51-52
4.         Броневский С.М. «Историческия выписки о сношениях России с Персиею, Грузиею и вообще с горскими народами, на Кавказе обитающими со времен Ивана Васильевича доныне». РАН. Институт востоковедения СПб. 1996, стр. 96
5.         Бурнашев С.Д. «Картина Грузии или описание политическаго состояния царств Карталинскаго и Кахетинскаго, сделанное пребывающим при Его высочестве царе Карталинском и Кахетинском Ираклии Темуразовиче полковником и кавалером Бурнашевым в Тифлисе в 1786 г.», (Издание Бегичева К.Н., Тифлис, 1896 г.)
6.         Бутков П.Г. Матерiалы для новой исторм Кавказа с 1722 по 1803 год (Том 2), Тип. Имп. Академiи наук, 1869, стр. 139-140
7.         Грибоедов А. С. Отношение Паскевичу И. Ф., графу N 52, 23 сентября 1828 // Грибоедов А. С. Сочинения. — М.: Худож. лит., 1988., стр. 606-608
8.         Гусейнов Р.Н. «ГОРОД ШУША - ПОЛИТИЧЕСКИЙ И КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ЦЕНТР КАРАБАХА» // Провинциальный город XVIII-XXI вв. (история, экология, экономика, культура и гостеприимство), Всероссийская научно-практическая конференция, посвященная 273-летней годовщине г. Кизляра, 2008 г., стр. 64-74
9.         Иоаннисян А.Р., «Россия и армянское освободительное движение в 80-х годах XVIII столетия», Ереван, 1947 г., стр. 68-69
10.       «Карта Кавказскаго края, съ обозначенiемъ границъ 1799 года», составлена в Военно-Историческом Отделе при Штабе Кавказского Военного Округа //  Историческiй очеркъ кавказскихъ войнъ отъ ихъ начала до присоединенiя Грузiи, Тифлисъ, 1899
11.       Материалы по русско-закавказским отношениям конца XVIII в. // Историко-филологический журнал, № 2 (76). 1977, © текст - Гасарджян С. П., Восканян В. К. 1977, стр. 232, 234-237, 238-239
12.       Мирза Джамал Джеваншир Карабагский. «История Караба- га», перевод А.Берже, газета «Кавказ», Гл. 4, Тифлис, 1855 г., сетевая версия - www.zerrspiegel.orientphil.uni-halle.de/
13.       Потто В. А. Персидский поход Зубова // Кавказская война в отдельных очерках, эпизодах, легендах и биографиях // в 5 томах. — СПб.: Тип. Е. Евдокимова, 1888., Т. 1., стр. 287
14.       Сиротинин А. Персидская война 1722-1725. (Материалы для истории царствования Петра Великого) // Русский вестник, № 4. 1867, стр. 591, 607-608
15.       Цагарели А.А. Грамоты и другие исторические документы XVIII века, относящиеся к Грузии, (Том 2, с 1768 по 1801 года), СПб. 1891, (14. Д. ХП. 1782 г.- Перевод с доношения, присланного на персидском языке на высочайшее ее имп. вел-а имя от Дербентского Фетх-Али-Хана.) стр. 21-22

16.       Osmanli Devleti ile Azerbaycan Turk Hanliklari Arasindaki Munase- betlere Dair Argiv Belgeleri: (Karabag-§uga, Nahgivan, Baku, Gence, §irvan, §eki, Revan, Kuba, Hoy), I-ci bitik, (1578-1914), Ankara - 1992, s. 36

Комментарии: