10 февраля 2017 г.



http://www.net-fax.org/

Все мы становимся свидетелями стремительного ухудшения отношений между Вашингтоном и Ираном, которого, как  президент Дональд Трамп, так и глава Пентагона Джим Матисс, уже объявили «террористическим государством номер один».  Иран не заставил себя долго ждать - официальные лица этой страны выступили с резким осуждением американских демаршей в отношении Тегерана. Сам Верховный лидер Ирана аятолла Сейед Али Хаменеи с нескрываемым  сарказмом «поблагодарил» президента США Дональда Трампа за «показ истинного лица своей страны», а также заявил ему, что иранцы слишком сильны, чтобы запугать их угрозами.
Неужели мир снова возвращается в недавнее прошлое, когда война США и Израиля против Ирана казалось абсолютно реальной? Эти и другие вопросы мы обсуждаем сегодня на традиционном заседании нашего экспертного «Круглого Стола».


Елена Касумова, доцент кафедры политологии Академии Госуправления при Президенте Азербайджана:
- Кажется, президент Трамп окончательно назначил Иран, как говорят французы,  «ужасным ребенком» - всего мирового сообщества, и особенно его ближайших соседей, к коим принадлежит Азербайджан. Аргументация американского лидера вызывает аналогии с застольной беседой в поздней стадии опьянения: «Иран абсолютно не уважает Соединенные Штаты». А претензии звучат даже абсурдно: «Иран направляет средства на собственные вооружения». И, что, Тегеран должен тратить деньги на чьи-то чужие вооружения?
Никто не будет отрицать крайнюю импульсивность нынешнего американского президента. Но я не думаю, что Трамп как-то изменит свое отношение к Тегерану. Президент уже очень мило поговорил с королем Саудовской Аравии Салманом. И они оба педалировали на «необходимость жесткого противостояния дестабилизирующей активности Ирана». Как это позиция будет сочетаться со стремлением новой американской администрации решительно бороться с террористами из «Исламского государства», совершенно непонятно.   
Но Иран, конечно, и сам не подарок, воспринимающий окружающий мир как идеологически враждебную среду. Достаточно посмотреть, как официальное иранское агентство «Парс Тудей» прокомментировало объявление Азербайджаном 2017 года «Годом исламской солидарности». Агентство выразило крайнее неудовольствие тем, что «правительство Ильхама Алиева всегда заявляло себя светским, и подчеркивало необходимость реализации светской конституции Республики Азербайджан». 
Вообще, отношения Баку и Тегерана не назовешь безоблачными. У Ирана есть свои претензии в религиозном контексте, но и Баку не может не раздражать формат ирано-армянских отношений. Есть и другие проблемы, в частности, соглашение по определению окончательного статуса Каспийского моря. Я не разделяю общественного оптимизма по поводу того, что оно может быть достигнуто в ближайшем будущем. Сами иранские СМИ утверждают, что у переговорщиков осталось не менее семи принципиальных пунктов, по которым они не могут достичь взаимопонимания.
 Но одно можно сказать твердо - даже если уровень американо-иранских отношений упадет до предвоенного состояния 2010-2013 годов, Азербайджан не предоставит свои военные базы для американских или израильских ВВС. Это не произошло пять лет назад, не произойдет и в будущем. Азербайджан не будет чьим-то «военным плацдармом». Уверена, что президент Ильхам Алиев подтвердит эту позицию в ходе своего визита в Иран, намеченного на начало марта.
Ризван Гусейнов, директор Центра истории Кавказа, старший научный сотрудник Института права и прав человека НАНА:
- Я считаю, что одной из главных причин обострения американо-иранских отношений является сложившаяся тупиковая ситуация вокруг Сирии. Многолетние кровопролитные боевые действия на территории Сирии и соседнего Ирака, привели только к ухудшению ситуации в регионе и усилению ИГИЛ. Сегодня мало у кого есть сомнения в том, что войны в государствах Ближнего Востока - дело рук политических групп в разных странах Запада. Пик боевых действий пришелся на 2015-16 годы, когда подключение к сирийской войне России, Ирана и Турции привело к масштабному внешнеполитическому кризису.
Однако нормализация российско-турецких отношений и жесткая позиция официальной Анкары расстроила некоторые планы Запада. В итоге, в Турции гремели взрывы, совершались теракты - налицо была попытка запугать турецкий народ и власти.
 Но с уходом администрации Обамы, уменьшилось давление на Турцию и сошли до минимума  теракты в этой стране. Не могу сказать - это случайность или нет, однако новый президент США Д.Трамп, видимо, решил взять передышку и пойти по традиционной для республиканцев тропинке эскалации отношений с Ираном.
Повода ждать долго не пришлось, поскольку Трамп сделал все, чтобы официальный Тегеран среагировал, и в итоге Иран провел испытательный запуск баллистической ракеты, что стало поводом для новых нападок со стороны США и Израиля. По данным Пентагона, баллистическая ракета средней дальности успешно преодолела порядка 600 километров. И если запустить ее, скажем, на границе с Ираком, она легко долетит до Израиля, главного потенциального противника Тегерана.
На своей страничке в Твиттере, президента США написал: «Иран завоевывает все больше и больше территории Ирака. И это при том, что США потратили в этом регионе уже три триллиона долларов. Это же очевидно!». А советник президента США по национальной безопасности Майкл Флинн подчеркнул, что «с сегодняшнего дня мы берем Иран на заметку» и сделал официальное заявление: «Иран угрожает безопасности союзникам США и способствует нестабильности в регионе».
В ответ советник по международным делам председателя иранского парламента Хусейн Амир Абдоллахиян заявил: «Американцы не играют конструктивной роли ни в Сирии, ни на Ближнем Востоке в целом». По его словам, в Сирии и Ираке американцы разыгрывают карту «Исламского государства, только делая вид, что борются с террористами». Как отразится подобная риторика на американо-иранских отношениях, судить еще рано, но ничего хорошего это для положения в Сирии и Ираке уж точно не сулит.                     
Мехман Гафарлы, журналист-аналитик, политолог (Россия):
- Нынешняя напряжённость вокруг Ирана пахнет военным конфликтом. США и Израиль давно ищут повода «наказать» Иран. Причём, война с Ираном не просто инициатива нового президента США Дональда Трампа, а давно разработанный совместный план американских и израильских спецслужб. Заключение «ядерной сделки» с Тегераном при президенте Бараке Обаме просто отсрочило эту «задумку».
Но в иранском руководстве этого не понимают и своими резкими заявлениями и необдуманными действиями, как выпуск 29 января баллистической ракеты средней дальности, только усиливают решительность Вашингтона и Тель-Авива нанести сокрушительный удар по Ирану. Причём, такой удар может быть нанесён уже в феврале-марте, то есть, сразу после встречи Трампа с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху, намеченной на 15 февраля.
Если анализировать заявления военно-политического руководства Израиля за последние годы, то можно не сомневаться, что первая американско-израильская атака на Иран будет совершена в виде ракетно-бомбовых ударов по стратегическим объектам Исламской Республики. Чтобы не лихорадило мировые фондовые и товарные рынки, такие удары могут быть нанесены в ночь на субботу. Причём, в течение 1,5-2 суток, под видом атаки на ядерные объекты, ракетно-бомбовые удары нанесут по всем стратегически важным объектам Ирана, чтобы максимально ослабить обороноспособность и экономическую мощь этой страны.
Для предотвращения эскалации международной напряжённости, уже к вечеру воскресенья союзники прекратят все военные действия против Ирана. Тегеран оценит быстрое прекращение атаки на Иран как свою победу из-за боязни США и Израиля иранского ответного удара-возмездия. Но когда иранские специалисты тщательно проанализируют последствия этой молниеносной атаки, то они поймут, что американско-израильскими ракетно-бомбовыми ударами из строя выведены многие стратегически важные объекты страны.
После этого, как показывает опыт войны против соседнего Ирака, американцы со своими союзниками введут бесполётную зону над Ираном и начнут его экономическое удушение. Когда через несколько лет Иран будет сильно ослаблен, тогда американцы введут туда свои наземные войска, чтобы взять эту страну под свой контроль, как это произошло с Ираком.
Хайме  Алехандро  Феррейра, журналист, политический аналитик (Португалия):
- Я совершенно не верю в такой военный «апокалипсис». Если бы США и Израиль были бы способны нанести результативные ракетно-бомбовые удары по Исламской Республике, они это сделали бы это еще в 2008 или в 2010 годах. Тогда у Тегерана еще не было современных средств ПВО, закупленных у России, да и вооруженные силы США находись в гораздо лучшем состоянии, чем сегодня.   
Буквально на днях, военно-аналитическое издание «Дефенз Ньюс» с ссылкой на руководство ВМС США сообщило, что сейчас 27% истребителей на американских авианосцах и военно-морских базах проходят техническое обслуживание, еще 35% простаивают в ожидании необходимых запчастей. У израильтян вообще нет стратегической авиации, способной долететь до иранских жизненно важных объектов. Самолеты другого класса не смогут достичь границ Ирана без помощи заправщиков, которых у Тель-Авива явно недостаточно.
Предположить, что США и Израиль готовы проводить свои атаки с других позиций, тоже было бы неразумным. Такие площадки  могли бы предоставить только Анкара и Баку в виде своих военных аэродромов, но ни та, ни другая страна, независимо от состояния своих отношений с Тегераном, не собираются играть по американо-израильским правилам.  И не надо быть наивными, у американцев и израильтян нет реальных возможностей «выкрутить руки» соседям Ирана, чтобы превратить их в плацдармы для воздушного нападения на ИРИ.
Дональд Трамп может, конечно, «повернуть время вспять» и начать кампанию по медленному удушению Тегерана, но найдет ли он союзников, разделяющих это желание в лице Европы, России и Китая? Если насчет европейцев еще можно дискутировать, то русские и китайцы достаточно уверены в себе, чтобы идти на авантюры по заокеанскому призыву.
Альфред Фитцпатрик, специалист по геоэкономическим проблемам (Бразилия, Великобритания):
- Иран, конечно, сложный партнер. К примеру, обратимся к проблеме раздела Каспия. Тегеран мог бы быть гораздо сговорчивее - его в принципе не должны интересовать северные морские месторождения. Вся гигантская нефтедобыча Ирана сосредоточена в регионе Персидского залива, но амбиции... Они, буквально, душат Тегеран, который все время претендует на какие-то преференции. Так было в отношении с ОПЕК, который не требовал от Ирана ограничения добычи, как от других государств картеля. Но Тегеран этот реверанс не понял и сейчас готовится поднять производство нефти на 50%, до 6 млн баррелей в сутки.
Азербайджану достался непростой сосед, но зато перед ним открылись прекрасные перспективы экономического сотрудничества в контексте проекта «Север-Юг». Я думаю, что этому проекту придаст дополнительный импульс визит в Иран президента Азербайджана Ильхама Алиева, а также ожидаемая встреча в Тегеране лидеров РФ, ИРИ и Азербайджана.
На мой взгляд, невозможны не только боевые действия США против Ирана, но даже новое давление на него. Еще прежние санкции сняты далеко не в полном объеме. Например, иранские банки до сих пор так и не подключены к системе SWIFT. Но все эти дискриминационные меры не смогли обрушить экономику Ирана. Теперь же у Вашингтона осталось еще более узкое окно возможностей давления на Тегеран.
Предположим, США по собственной инициативе выйдут из Договора по иранской ядерной программе и предложат новые энергетические санкции против Ирана. Но ООН гарантировано не поддержит их, потому что Россия, Китай и даже западноевропейские страны заявили о своей приверженности Венским соглашениям.
К тому же Иран всегда уйдет из-под нефтяного прессинга США, нарастив поставки нефти в Китай, у которого самого наметились деловые конфликты с Америкой. Мне кажется, что Дональд Трамп явно не просчитывает свои нападки на Исламскую  Республику.
Алексей Синицын, главный эксперт Американо-Азербайджанского Фонда Содействия Прогрессу:
- Я не стал бы драматизировать политику Трампа в отношении Ирана. Я уже как-то говорил, что еще рано анализировать, насколько администрация США убеждена в своем неприятии Тегерана. В нападках Трампа на Иран, скорее, видится его заочная полемика с демократами, администрация которых считала своим главным достижением подписание соглашений «5+1» по иранской ядерной программе. В нынешней негативной позиции США по Ирану усматривается и мощная израильская составляющая. Но и в этой вновь вспыхнувшей любви Вашингтона и Тель-Авива есть явные элементы опосредованной борьбы Трампа с ненавистными демократами.
Расчет на то, что против Ирана удастся настроить Россию и Китай, выглядит изначально ошибочным. Китай уже пошел на явный демарш, заявив, что «подал представление»  США по поводу новых санкций Вашингтона против Тегерана. А, как бы далеко не заходила взаимная неприязнь США и Ирана, и, как бы близко не сходились Москва и Вашингтон,  Россия не пойдет на разрыв отношений с ИРИ.
Не будет больше таких демонстративных шагов в угоду Вашингтону, как отказ от строительства атомной станции в Бушере или эмбарго на поставку ЗРК С-300 Тегерану. Москва так заигрывала с Западом в эпоху Ельцина и Медведева, когда она, фактически, была исключена из всех важнейших геополитических процессов.
Сейчас Россия - крупнейший ближневосточный, а, значит, и мировой игрок. Поэтому ее публичное несогласие с  американской оценкой Ирана как «террористического государства», уже ставит крест на создание некоего «союза противников» Тегерана. В него не войдут ни ядерные державы, ни соседи Ирана, в первую очередь, Азербайджан, который всегда проводил самодостаточную, но взвешенную политику по отношению к этой стране.

Комментарии: