24 января 2017 г.


http://www.net-fax.org/


Каждый год в это время мы традиционно обсуждаем извилистый ход карабахского урегулирования, прикидываем возможности, обозначаем риски, уточняем позиции сторон конфликта и международных посредников. Мы давно уже рассмотрели все предложения сопредседателей Минской Группы ОБСЕ, изучили как пресловутые «Мадридские принципы», так и инициативы, выдвинутые в свое время российскими лидерами на многих трехсторонних встречах президентов России, Азербайджана и Армении. Но  урегулирование  карабахского конфликта по-прежнему стоит на  точке замерзания.
Есть ли шансы на то, что в новом году карабахский переговорный процесс возобновится и, наконец-то сдвинется с места? Этот и другие вопросы карабахской проблематики мы обсуждаем сегодня на очередном заседании нашего экспертного «Круглого Стола».
Елена Касумова, доцент кафедры политологии Академии Госуправления при Президенте Азербайджана:
- Невозможно не обратить внимания на то, что из политического лексикона лиц, так или иначе связанных с проблемой карабахского урегулирования, исчезли такие понятия, как «Пражский процесс», «Мадридский план», «Казанские принципы», «Расширенный Мадридский план» и пр. и пр. А ведь речь идет о достаточно конкретизированных планах карабахского урегулирования, которые, как утверждали сопредседатели МГ ОБСЕ, согласованы уже на 95%.
Сегодня заинтересованные игроки говорят только о т.н. Венских и Санкт-Петербургских договоренностях, суть которых сводится к «внедрению механизмов расследования» инцидентов и фактов нарушения соглашений о прекращении огня ...«на границе». Простите, на какой «границе»? Неужели той, которая проходит по оккупированным территориям  Азербайджана, даже не имеющим географического отношения к Нагорному Карабаху? Стало даже как-то неловко, когда после декабрьского инцидента в зоне конфликта,  сопредседатели Минской Группы посоветовали сторонам... внимательно перечитать тексты Венских и Санкт-Петербургских договоренностей. Это, что, советы школьникам перечитать параграфы из старого учебника?
Правда, на днях глава российского МИД Сергей Лавров сообщил, что «требования о том, чтобы освободить оккупированные территории всегда были на столе переговоров сторон конфликта, однако, мирным путем и с последующим определением статуса Нагорного Карабаха». Все правильно, только эти пресловутые требования лежали без движения два десятилетия и, кажется, имеют все шансы пролежать еще столько же, потому что армянская сторона категорически не желает обсуждать даже саму возможность ухода армянских войск из оккупированных приграничных с Карабахом районов.
На мой взгляд, такая позиция Еревана, фактически, обессмыслила, дезавуировала все договоренности, которые были достигнуты в Вене и Санкт-Петербурге. Совершенно очевидно, что если удастся согласовать такие «механизмы расследования» и, тем более, установить на линии соприкосновения войск какие-то технические средства слежения за развитием ситуации, то это приведет к еще большему замораживанию конфликта и укреплению статус-кво в его зоне.
Время новых инициатив со стороны посредников уже прошло. Внешние игроки обязаны предложить Еревану приступить к прямым и ограниченным по времени переговорам о немедленном освобождении оккупированных территорий. Если этого не произойдет, то такое предложение неизбежно последует от Баку. Только никто не гарантирует, что оно будет крайне дипломатичным и изыскано вежливым.
Хайме  Алехандро  Феррейра, журналист, политический аналитик (Португалия):
- Сегодня все замороженные конфликты, особенно на постсоветской территории, пребывают на периферии интересов мирового сообщества. Исключение составляет только киевско-донецкое противостояние, но оно-то как раз и находится в горячей фазе. Можно сказать, что подвижки происходят и в отношениях между Кишиневом и Приднестровьем, но и президент Игорь Додон, и лидер Приднестровья  Вадим Красносельский близки друг к другу идеологически, особенно, скажем так, в  российском формате.    
Человечество ожидает сейчас, в первую очередь, решение сирийского и иракского кризисов, судьбу договора об иранском «ядерном досье», будущее американо-китайских отношений и многое другое. Поэтому я совершенно не представляю, как внешние игроки могут придать импульс карабахскому переговорному процессу. Тем более, что практически все позиции оговорены бесчисленное число раз, причем, ни США, ни Россия, ни Франция, как посредники переговоров, не имеют никаких расхождений по прекрасно известным всем «Мадридским принципам».
Положения этого документа, по сути «дорожная карта» переговорного процесса по Карабаху, четко прописаны - освобождение оккупированных территорий Азербайджана, возвращение беженцев, проведение референдума и т.д. Буквально на днях, действующий председатель ОБСЕ, министр иностранных дел Австрии Себастьян Курц подтвердил, что «Мадридским принципам» нет альтернативы.
Однако именно из Еревана на официальном уровне звучат призывы к их ревизии или даже полного отказа от них. Мы все время сталкиваемся с какой-то изощренной изворотливостью армянской стороны. То у армянских деятелей возникает желание включить в число переговорщиков карабахских сепаратистов, что находило явную поддержку у американского сопредседателя МГ ОБСЕ  Джеймса Уорлика. То они пытались поставить «Мадридские принципы» с ног на голову, считая, что первой акцией урегулирования должно стать проведение референдума по статусу Карабаха. Американские послы в Армении Мари Йованович, Джон Эванс и уходящий  Ричард Миллс весьма благосклонно относились к этой идеи.
Я надеюсь, что новая американская администрация станет работать по карабахскому урегулированию, руководствуясь именно «Мадридскими принципами», а не благими пожеланиями Еревана. Но я уверен, что армянское руководство будет  по-прежнему торпедировать любые разумные предложения посредников. Поэтому я не ожидаю даже малого прогресса в карабахском урегулировании в 2017 году.
Мехман Гафарлы, политолог (Россия):
- Никакого урегулирования карабахского конфликта в 2017 году не будет. В Ереване полагают, что Трамп уступит постсоветское пространство России, и президент Путин решит карабахский вопрос по своему усмотрению. Тогда Армения, как «форпост России на Южном Кавказе», получит больше выгоды. В Кремле также надеются, что Трамп признает постсоветское пространство зоной исключительно национальных интересов России.
Однако наивно опираться только на международное право и ссылаться на резолюции Совбеза ООН, которые признают территориальную целостность Азербайджана и требуют вывода армянских войск с оккупированных азербайджанских территорий. На глазах рушится существующий миропорядок: главный политический институт мира - ООН переживает кризис и потерял своё былое влияние. А Минская группа ОБСЕ по урегулированию нагорно-карабахского конфликта превратилась в безнадёжную аморфную структуру и не оказывает серьёзного влияния на конфликтующие стороны.
В таких условиях для Азербайджана единственный разумный выход - это выдавливание армянских войск с азербайджанских территорий с помощью побед в небольших войнах. Причем, армянские войска сначала нужно выдавливать из самого Нагорного Карабаха. Они упорно будут воевать только за Нагорный Карабах, Кяльбаджарский и Лачинский районы, из остальных пяти районов армянские войска уйдут без особого боя.
Азербайджану нужны победы в небольших войнах сроком не более 7-8 дней, так как Россия не позволит вести продолжительные боевые действия против Армении. «Маленькая война» должна быть проведена в виде точечных операций. И уже после быстрого нанесения сокрушительного удара по врагу и решения конкретных военных задач, как и после вмешательства Москвы, можно прекратить боевые действия и возобновить переговоры по мирному урегулированию карабахского конфликта. Но при этом, оставив  освобожденные земли под своим контролем, как это было после апрельской войны.
Такая непродолжительная война не вызовет большого резонанса в мире. Она выгодна и с финансовой точки зрения и не подорвёт экономику Азербайджана,  не приведёт к бегству инвесторов и капитала из страны.
После 5-6 успешных операций азербайджанской армии в таких маломасштабных военных кампаниях, в Нагорном Карабахе не останется мирного населения. За мирным населением уйдут и армянские войска, потеряв надежду победить в новых военных конфликтах с Азербайджаном. Тогда Армения сама захочет подписать мирный договор с Азербайджаном, вынужденно признавая его территориальную целостность, чтобы установить прочный мир в регионе.
Альфред Фитцпатрик, специалист по геоэкономическим проблемам (Бразилия, Великобритания):
- Я вовсе не считаю, что замороженные конфликты, во всяком случае, европейские, находятся на периферии интересов сверхдержав. Ушедшая администрация Барака Обамы успела наложить санкции на президента Республики Сербской Милорада Додика, посчитав его виновным за то, что «препятствовал выполнению мирных соглашений, достигнутых в Дейтоне в 1995 году». Другими словами, срока давности для наложения санкций на кого-либо политика или страну для американцев точно не существует. Но кто может наложить санкции, тем самым надавив, к примеру, на Армению, оккупировавшую часть азербайджанской территории?
Трудно допустить, что это может сделать Москва, для которой Ереван - союзник по ОДКБ и Евразийскому экономическому союзу. Европейцы, буквально, носятся с Арменией, которую еще бывший президент Франции Николя Саркози публично называл «сестрой». Ничего с того времени не изменилось, разве что германский Бундестаг вопреки логике политического момента признал т.н. «армянский геноцид».
А что касается США, то американцы, во всяком случае, бывшая администрация была даже готова предоставить Еревану средства контроля за инцидентами на ...оккупированной азербайджанской территории. Кстати, новое американское руководство ни разу не заикалось о возможной отмене дискриминационной по отношении к Баку 907-ой поправки Конгресса США к закону «О поддержке Свободы».
Поэтому я уверен, что никто из больших политических игроков на Армению никакого давления оказывать не собирается. А без этого официальный Ереван никогда не пойдет на выполнение «Мадридских принципов». Поэтому я даже гипотетически не могу допустить мысль, что в 2017 году будут найдены какие-то эффективные подходы к разрешению карабахского конфликта.  
Ризван Гусейнов, директор Центра истории Кавказа, старший научный сотрудник Института права и прав человека НАНА:
- 2017 год в вопросе карабахского конфликта начался со скандальной пресс-конференции главы МИД РФ С.Лаврова, который весьма неоднозначно ответил на вопрос журналиста азербайджанского телеканала. Напомним, что журналист, возможно в жесткой форме спросил у Лаврова: «Какова будет позиция Москвы в случае начала контр-террористической операции на оккупированных территориях  и их очистки от оккупационных сил, закроет ли на это глаза Москва или будет вмешиваться во внутренние дела Азербайджана»? На что глава российского МИДа, ответил: «Проведение каких-либо силовых операций и боевых действий на территории Нагорного Карабаха не является внутренним делом Азербайджана».
Такой ответ может быть расценен как неуважение к суверенитету Азербайджана и международному праву. Данная реакция С.Лаврова, показала, что в Кремле так и не смогли определиться, что важнее: территориальная целостность государств или же использование карабахского конфликта как способа вмешательства во внутренние дела стран Южного Кавказа.  Возможно, многие спишут ответ главы МИД РФ на то, что он имеет армянские корни и всегда комплиментарен к армянской стороне. Не будем заострять внимание на этом щепетильном нюансе, однако отметим, что слова С.Лаврова нанесли ощутимый удар по доверительной атмосфере в российско-азербайджанских отношениях и вызвали негативную реакцию в азербайджанском обществе.
Тем не менее, Азербайджан продолжит закупать российское вооружение, в первую очередь, вертолеты: многоцелевые Ми-8, Ми-17, так и ударные Ми-35, Ми-28 и возможно Ка-52. Скорее всего, продолжатся закупки российских систем ПВО и военной техники. Одновременно Азербайджан продолжит закупки новейших видов израильских вооружений, ПВО и ракетных систем, турецкого  вооружения и военной продукции других стран. Также расширяется ассортимент продукции обороной промышленности Азербайджана и проводятся многочисленные учения различных родов войск Минобороны АР с целью координации совместных действий в ситуации максимально приближенной к боевой.
По всей видимости, следует прогнозировать новый виток вооруженного противостояния на линии карабахского фронта и армяно-азербайджанской границы. Не исключено, что армянская сторона вновь будет провоцировать боестолкновения на линии армяно-азербайджанской границы, чтобы ответные шаги Азербайджана затем представить, как «агрессию» против Армении. Что касается Азербайджана, то он будет давить на линии карабахского фронта и возможно закрепит уроки апреля 2016 года, когда армянские войска понесли тяжелые потери и вынуждены были уступить ряд стратегически важных высот.
Алексей Синицын, главный эксперт Американо-Азербайджанского Фонда Содействия Прогрессу:
- Я уверен, что Азербайджан, нанеся тяжелое поражение Армении в «четырехдневной войне», допустил тактическую ошибку на переговорах в Вене и Санкт-Петербурге. Надо было твердо стоять на последовательном выполнении «Мадридских принципов», первым из которых является деоккупация захваченных азербайджанских территорий. Баку же согласился на абсолютно нереальное «внедрение механизмов расследования» случаев нарушения режима прекращения огня ни где-нибудь, а в самой зоне конфликта.
Поиски подобных «механизмов» - политическая западня, их невозможно согласовать. И, как результат, Армения, оправившись от апрельского шока, устами своего президента Сержа Саргсяна, выдвинула новые и совершенно неприемлемые для Азербайджана предложения. По словам армянского лидера, никто не имеет права решать судьбу Нагорного Карабаха - ни Армения, ни Азербайджан. А это, значит, не Армения, а самопровозглашенная «НКР» должна быть признана субъектом переговоров, результатом которых станет, как выразился Серж Саргсян, «определение окончательного статуса Нагорного Карабаха посредством жителей Нагорного Карабаха».
Это - абсурдное и провокационное предложение, которое даже невозможно серьезно обсуждать. Я не удивлюсь, если его целью является затяжка времени с тем, чтобы хорошо подготовиться к реваншу за поражение в апреле.
Тогда армяне впали в состояние шока. Еще не развеялся пороховой дым, а Саргсян бросился не в Москву, а к Ангеле Меркель жаловаться на всех и вся. Но постепенно армянский истеблишмент оправился, и сегодня армянские СМИ убеждают соотечественников в том, что это они одержали победу в «апрельской войне». А новый министр обороны Виген Саркисян даже выдвинул некую смутную концепцию милитаризированного общества. Нельзя не обратить внимания и на то, что в армянских военных сводках их военнослужащие не открывают огонь по противнику, а проводят «карательные операции». И пусть они не приносят никаких результатов. Главное, что они уже до предела возбудили и без того экзальтированную армянскую общественность, которая жаждет реванша.
Поэтому в этом году я не жду каких-либо подвижек в переговорном процессе, но допускаю попытки армян реваншироваться за прошлогоднее поражение. Оно, кстати, обернулось для Арменией не только потерей стратегических высот, но и полной сменой руководства министерства обороны, обвальным падением рейтинга доверия к правящей элите, демонстрациями протеста и даже попыткой госпереворота.
Поэтому, если армянская сторона решится на какие-то реваншистские действия, а поводов к этому она дает немало, то ответный мощный, пусть, даже и ограниченный удар азербайджанских войск может опрокинуть всю иерархическую лестницу правящей элиты. А это уже реальный шаг к справедливому разрешению многолетнего карабахского кризиса.

Комментарии: