16 декабря 2016 г.

http://www.net-fax.org/

Уходящий 2016 год был насыщен событиями, которые на долгое время могут определить весь дискурс глобального развития: президентские выборы в США, восстановление российско-турецких отношений, военно-политическая ситуация на Ближнем Востоке, миграционный кризис в Европе и пр. и пр. Все эти процессы не обошли Азербайджан, который стремится играть ведущую политическую роль не только в Южно-Кавказском регионе, но и на гораздо большем геополитическом пространстве.
Каким станет 2017 год для Азербайджана, прежде всего, в международном контексте? С какими рисками и вызовами предстоит встретиться Баку уже в самом ближайшем будущем? Эти темы наши постоянные эксперты обсуждали на традиционном заседании редакционного «Круглого Стола».

Елена Касумова, доцент кафедры политологии Академии Госуправления при Президенте Азербайджана:
- Давайте, кратко подведем  итоги уходящего года, который в международном контексте был чрезвычайно успешен для Азербайджана. Официальный Баку выступил организатором саммита трех президентов России, Азербайджана и Ирана, который стал концептуальной платформой создания магистральной  экономической оси Север-Юг, чье значение может оказаться значительно большим, чем только дивиденды от товарного транзита. К тому же Азербайджан приложил немало усилий для нормализации российско-турецких отношений в роли посредника, что, несомненно, нарастило его политический капитал, как минимум, в региональном масштабе.
Но главное, Азербайджан в апреле этого года впервые блестяще показал свою возможность разрешения карабахской проблемы через силовой сценарий, что вновь привлекло к ней внимание мировых геополитических игроков.
Конечно, все мировые процессы предстоящего года будут проходить в парадигме российско-американских отношений, которые должны приобрести абсолютно новый мировоззренческий смысл. И если президент Трамп сумеет на практике реализовать тот политический курс, который он провозгласил в статусе кандидата, то это принесет Азербайджану реальную пользу, в первую очередь, в формате карабахского урегулирования.
То, что Дональд Трамп быстро дезавуирует все политические инициативы администрации Обамы, совершенно очевидно. Немаловажно и то, что ни Трамп, ни уже назначенные им члены администрации, в отличие от демократов, не находятся под влиянием диаспор. В нашем случае - армянской. А, значит, Армения не получит никаких инструментов слежения и наблюдения за линией фронта в Карабахе, поставку которых представители Госдепа и Пентагона обещали первому заместителю министра обороны РА Давиду Тонояну.
Более того, усилиями нынешнего американского сопредседателя МГ ОБСЕ Джеймса Уорлика, посла США в Армении Ричарда Милса, американских парламентариев, представляющих армянское лобби, постоянной ревизии подвергались сами обновленные Мадридские принципы. Американцы допускали возможность проведения референдума по определению статуса Карабаха раньше освобождения пяти оккупированных районов. А Джеймс Уорлик не скрывал своего намерения протащить за стол переговоров представителей самопровозглашенной «НКР». Я уверена, что новая американская администрация будет строго придерживаться договоренностей, давно уже одобренных самими США, Россией и Францией.
Такой подход снизит потолок амбиций Еревана, который уже на публичном уровне, устами самого одиозного армянского дипломата Шеварша Кочаряна, вообще требовал пересмотра всех достигнутых соглашений по Нагорному Карабаху.    
Хайме  Алехандро  Феррейра, журналист, политический аналитик (Португалия):
- Я считаю очень важным и благоприятным фактором, который во многом будет определять внешнеполитический курс Азербайджана в наступающем году, - это усиливающееся и весьма продуктивное сотрудничество Москвы и Анкары. Не случайно же российский иностранный министр Сергей Лавров публично заявил, что договариваться с Турцией несравненно легче, чем с нынешней администрацией США. Я думаю, что это наблюдение не осталось незамеченным командой избранного президента США Дональда Трампа.
У меня нет сомнений, что новое американское руководство совершенно точно оценит ту роль, которую Турция может играть в урегулировании ближневосточного кризиса и не будет навязывать Анкаре собственных политических проектов, типа пресловутых «Цюрихских протоколов».  Мы-то помним, что их инициатором в ранге госсекретаря была Хилари Клинтон, явно не питавшая особых симпатий к официальному Баку.
Кстати, я не считаю, что реализация «Цюрихских протоколов» могла бы привести к разрешению карабахского кризиса в пользу Еревана. В конце концов, есть и другие сопредседатели, но, главное, Азербайджан никогда бы не смирился с теми правилами игры, по которым ему навязывали бы политические решения, противоречащие его национальным интересам. Но с другой стороны, открытие армяно-турецкой границы снизило бы нагрузку на армянскую экономику, и, тем самым, укрепило бы переговорные позиции Еревана. Теперь все подобные формы давления на Баку остались в прошлом.
Ризван Гусейнов - директор Центра истории Кавказа, старший научный сотрудник Института права и прав человека НАНА:
- Еще в октябре до президентских выборов в США наша аналитическая группа дала свои экспертные мнения, склонявшиеся к тому, что президентом США станет Дональд Трамп. Тогда большая часть экспертного сообщества и политологов утверждали, что победит Хиллари Клинтон и наша позиция  выглядела на этом фоне «белой вороной». Теперь же, когда победивший Д.Трамп начал формировать в Белом Доме свою команду, будет уместно дать некоторые прогнозы относительно того, каким может стать отношение нового американского правительства к Азербайджану, к нашему региону, да и к Евразии в целом.
Не секрет, что Д.Трамп позитивно относится к Азербайджану и его руководству, имеет тесные отношения с некоторыми азербайджанскими бизнесменами и политиками. По всей видимости, это создаст хороший фон для развития американо-азербайджанских отношений и понимания сути стратегической роли Азербайджана - что не было заметно со стороны прежней администрации Белого Дома.
Если говорить о Южном Кавказа, то складывается впечатление, что США на некоторое время будут меньше уделять внимание региону, поскольку в целом новая администрация намерена на первом этапе заняться проблемами внутренней политики и экономики США. То есть, грядут не просто кадровые перестановки в разных государственных ведомствах, поскольку Трамп открыто высказывает недоверие ЦРУ, другим силовым и государственным структурам, считая их нынешнюю деятельность, вредящей стратегическим интересам США.
Другим важным моментом является то, что США на данном этапе созерцательно относятся к расширению влияния Китая в Евразии и огромным инвестициям, которые китайская сторона начинает вкладывать в создание новых транзитных маршрутов. Среди этих проектов можно отметить уже реализуемый ж/д маршрут из Китая в Европу через Азербайджан. Также Китай вкладывает огромные капиталы в создание новой транспортной инфраструктуры в Пакистане, с целью выхода на Персидский Залив и подсоединение к транспортным маршрутам Ирана, Азербайджана, Турции, а, возможно, и России в перспективе.
Эти проекты могу коренным образом изменить направления транзитных и энергетических потоков в Евразии, что, конечно, не может не беспокоить атлантистов, которые вероятно скоро предпримут некоторые ответные меры. В частности, уже возросла напряженность между Пакистаном и Индией, которая недовольна новыми китайскими проектами в регионе, и на данный момент назревает серьезный пакистано-индийский военный кризис. В любом случае, чтобы понять внешнюю политику США, следует дождаться полного формирования нового правительства и того, кто будет определять внешнюю и военно-стратегическую политику Штатов.
Альфред Фитцпатрик, специалист по геоэкономическим проблемам (Бразилия, Великобритания):
- Карабахская проблематика, к сожалению, сейчас находится на периферии интересов сверхдержав. Даже последнее совместное заявление руководителей делегаций стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ Сергея Лаврова, Джона Керри и Жан-Марка Эйро, сделанное в Гамбурге, выглядит каким-то неуверенным и аморфным. Но ситуация может измениться с приходом новой американской администрации.
Сам Дональд Трамп,  как и его «вся королевская рать» - люди строгих консервативных взглядов. Для них принцип нерушимости границ гораздо важнее весьма вольно трактуемого принципа самоопределения наций. Для республиканцев переформатирование территориального пространства суверенного государства, т.е. Азербайджана, будет выглядеть абсолютно неприемлемым. Точно так же, как и для России, имеющей в своем составе различные автономии с неизжитыми сепаратистскими тенденциями. А такое видение карабахской проблемы двумя самыми мощными геополитическими игроками, безусловно, будет отвечать жизненным интересам Азербайджана.
Однако я хотел бы остановиться на вызовах, с которыми Баку может столкнуться в новом году. Все ждут, что с появлением в Белом Доме Дональда Трампа в российско-американских отношениях наступит эра сотрудничества и взаимопонимания. Но, вспомним, что и президентство Барака Обамы начиналось с «перезагрузки», в конце концов, обернувшейся полным фиаско. Очевидно, такая возможность не исключена и для новой республиканской администрации, если аналитики Совета по международным отношениям прогнозируют в качестве важнейшей угрозы 2017 года возможный конфликт между Россией и НАТО. Если подобная конфронтация станет контентом международных отношений, то американские консерваторы даже более жестко, чем демократы, поставят перед развивающимися странами, в том числе и Азербайджаном, дилемму - «или с США, или против нас». А это совершенно невыгодно Азербайджану, зажатому между Россией и Ираном.           
Алексей Синицын, главный эксперт Американо-Азербайджанского Фонда Содействия Прогрессу:
- Я тоже читал прогноз аналитиков Совета по международным отношениям и совершенно согласен с известным американским политологом Дмитрием Саймсом, заявившим, что этот «аналитический доклад» написан под диктовку администрации демократов.
Как и многие, я уверен, что вся международная повестка 2017 года будет определятся российско-американскими отношениями, но  полностью исключаю, что они так обвально могут перерасти в военный конфликт. Конечно, я далек от мысли, что вся будущая администрация Трампа испытывает глубокие симпатии к Москве. Но избранный президент провозгласил своей целью борьбу с международным терроризмом, которую невозможно победоносно завершить без военного союза с Россией. По-моему, лучше всего эту позицию объяснил будущий глава Пентагона генерал Джеймс Маттис, человек по-военному крутой, но достаточно прагматичный: «Страна, вооружившая Сталина для того, чтобы победить Гитлера, определенно может работать с врагами аль-Каиды для того, чтобы разгромить аль-Каиду». Все понятно, не так ли?
В формате борьбы с международным терроризмом Азербайджан выглядит очень достойно. На своей территории он жестко пресекает любую деятельность радикальных групп, не имеет никаких контактов с джихадистскими организациями и даже дистанцируется от тех стран Персидского залива, которых многие считают спонсорами терроризма. Я думаю, что такая твердая позиция официального Баку по отношению к ближневосточным процессам будет высоко оценена в Вашингтоне, Москве, Европе и Израиле.
Достаточно высокие риски для Азербайджана таятся в отношении будущей американской администрации к Ирану. Трамп грозится разорвать договор по ядерной программе Ирана, даже Майкл Флинн, его будущий советник по национальной безопасности, считает Тегеран наиболее мощным дестабилизирующим фактором на Ближнем Востоке. Кстати, США уже сейчас на 10 лет продлили санкции против ИРИ, а в самом Иране, прежде всего, в парламенте возросло число желающих «отправить ядерную сделку в музей».
В этом контексте можно ожидать новое, в первую очередь, пропагандистское давление на Азербайджан, как это было в 2010-2012 годах, когда мировые СМИ «находили» в Азербайджане «аэродромы НАТО» и секретные объекты ЦРУ, якобы шпионившие за территорией Исламской Республики. Эта кампания заставляла нервничать Тегеран, который по сей день с некоторым раздражением наблюдает за развитием азербайджано-израильского сотрудничества.
Однако я не думаю, что эти вызовы могут быть критичны для Азербайджана. Гарантией тому, та независимая, открытая и чрезвычайно взвешенная политика, которую он успешно проводит более двух десятков лет.

Комментарии: