1 июля 2016 г.

day.az

Ризван Гусейнов: Албанские патриархи Гандзасара не подчинялись Эчмиадзину, более того, малоизвестным является то, что общины христиан армяно-григорианской веры Российской империи, в том числе и тюрки армяно-кыпчаки Украины и Причерноморья некоторое время подчинялись албанскому Гандзасарскому католикосу. Борьба между Албанской и Армянской церковью развернулась на территории Российской империи, где, в частности, в 1749 году, по указу императрицы Елизаветы I, все армяне России подчинялись албанскому Гандзасарскому католикосу. По всей видимости это было предпринято в рамках имперского плана по "восстановлению Албанского царства" на Кавказе, в связи с чем позиции и авторитет Гандзасара были укреплены и на территории России. Тогда императорским указом армянским священникам из Эчмиадзина было запрещено появляться среди народов армянского вероисповедания на территории России.


На днях в армянских СМИ прошла новость о том, что мировое рейтинговое агентство в области культурного наследия International Ratings Center (IRC) взялось продвигать два объекта культуры в Армении и один, находящийся на оккупированных территориях Азербайджана. Последний - это монастырь Гандзасар, провозглашенный "выдающимся памятником армянской культуры". Учитывая отсутствие армян на данной территории в период возведения храма и в последующие столетия, Гандзасар, конечно же, никак не может именоваться армянским. О чем вряд ли было поставлено в известность руководство IRC, взявшейся пиарить памятник с переписанной биографией.
Что представляют собой на самом деле "армянские церкви", находящиеся в оккупированном Карабахе? С этим вопросом Day.Az обратился к старшему научному сотруднику Отдела конфликтологии и армянских исследований Института права и прав человека НАНА Ризвану Гусейнову. 28-29 июня в Баку и Губе состоялся двухдневный I Международный круглый стол на тему "Армянский террор и азербайджанский мультикультурализм", на котором историк как раз и выступил с докладом на данную тему - "Духовный террор армянских националистов против албанских храмов Карабаха. (Процесс арменизации Албанских духовных центров в Карабахе в XVIII-XIX вв.)"

Предоставим слово Ризвану Гусейнову:
Издревле Карабах был одним из духовных центров Кавказской Албании и различных христианских народов. Более того, испокон веков христианское население не только Кавказа, но также Дона, части Причерноморья, Украины и Астрахани подчинялись Албанской патриархии Гандзасара в Карабахе. Согласно архивным источникам, кавказские албаны (аговане) не имели отношения к армяно-хайам, то есть к современному армянскому народу и его церкви Эчмиадзина. Одним из древнейших духовных центров Албанской церкви была Амарасская патриархия, датируемая IV веком (расположена в Карабахе - ныне оккупированном армянскими ВС Ходжавендском районе Азербайджана). Российские источники начала XIX века опровергают попытки армян утверждать, что албаны произошли от них и являются потомками мифического прародителя армян - Гайка, что Кавказская Албания есть часть обширных территорий "древней Армении".
Согласно трудам средневекового албанского автора Моисея Каланкатуйского, известно, что Албания имела независимый статус, автокефальную церковь и не относилась к Армении.
Второй по значению резиденцией албанских патриархов являлся Гандзасарский монастырь (расположен в Кельбаджарском районе Азербайджана), расцветший в XIII веке, в период правления князя Гасан Джалала.
Интересные фрагменты по Гандзасару, истории Кавказской Албании и албанам собраны в "Избранных трудах" советского арменоведа, академика И.А.Орбели. К примеру, ученый отмечает, что армяне захватили Албанию, в частности, нынешний Нагорный Карабах, Хачен. Говоря о термине "северная Армения", И.Орбели в статье "Албанские рельефы и бронзовые котлы" объясняет, что под ним подразумеваются земли Албании: "Северной Армении, вернее - захваченных армянскими феодалами южных областей Албании, как нынешний Нагорный Карабах, и, в частности, район, примыкающий к Гандзасару".
Согласно исследованиям академика И.А.Орбели, у основателя албанского Хаченского княжества князя Гасан Джалала Давла были братья Закария Наср Давла и Иванэ Атабег. Как видим, их имена и указание на род Атабеков Азербайджана ясно дают понять, что этот княжеский род не имеет отношения к армянскому этносу. Это подтверждает известный французский кавказовед XIX века Сен-Мартен, который писал о том, что братья и окружение Гасан Джалала относились к роду Ильдегизидов - Атабеков Азербайджана. Постепенно Хаченское княжество стало слабеть, однако представители рода Гасана Джалала оставались наиболее значимым среди албанской аристократии.
В XV веке Карабах входил в состав Азербайджанских государств - Кара-Коюнлу (1410-1467 гг.) и Ак-Коюнлу (1468-1501 гг.). В период правления Кара-Коюнлу произошло событие, которое отразилось на последующей истории Карабаха. Род бывшего албанского правителя Гасана Джалала (Джалалиды) в одной из областей Карабаха получил от шаха Джахан шаха Кара-Коюнлу титул "мелика" - поместного владетеля. Впоследствии владения рода Джалалилдов разделились на пять албанских феодальных княжеств - так называемых меликств Хамсе (Гюлистан, Джараберд, Хачын, Варанда, Дизаг).
Тут стоило бы чуть подробнее остановиться на личности меликов Карабаха и вообще том, что представляли собою меликства в азербайджанских тюркских средневековых державах. Армянские историки долгие годы вводят себя и окружающих в заблуждение, утверждая, что карабахскими меликами были только "знатные армянские роды". Однако известно, что этот титул давался азербайджанскими правителями многим, в том числе и мусульманским (суннитским) мелким владетелям.
Титул "мелик" произошел от арабского слова "мюлк" - "владение". Поэтому ошибочны утверждения некоторых историков о том, что слово "мелик" происходит от арабского "малик" - "царь". Дело в том, что в исламском мире слово "малик" является одним из имен Аллаха, которое к людям употребляется не иначе, как в форме Абдул-Малик. Поэтому в средние века в мусульманском государстве название "Малик" не могло даваться людям, а тем более представителям сословия мелких округов, которыми являлись мелики. Титул "мелик" относительно пяти карабахских владетелей (меликства Хамсе) употреблялся в период Кара-Коюнлу, Ак-Коюнлу, Сефевидов, Надир-шах Афшара и Каджаров.
Но вернемся к арменизации Албанской церкви.
Уже в период российского владычества было арменизировано практически все албанское население Карабаха и других регионов. После упразднения Албанской церкви в начале XIX века ее архивы, книги и утварь были перенесены в армянские храмы и библиотеки, в основном, в Эчмиадзин, где большая часть албанского наследия была арменизирована.
В 1909-1910 гг. наступил второй этап экспансии на албанское наследие, когда Эчмиадзин с позволения царской России уничтожил старые архивные дела и книги упраздненных албанских епархий. В статье "Албанская церковь и армянская фальсификация" председатель Албано-удинской Христианской общины Р.Мобили отмечает, что, по мнению многих исследователей, именно тогда были уничтожены еще уцелевшие архивы Албанской церкви.
Русский философ, видный церковный деятель Павел Флоренский (1882-1937 гг.), сын албанки из рода гюлистанских меликов Мелик-Бегляровых (по отцу русский), в своем письме к семье от 20 сентября 1916 года отмечал: "Карабахские армяне, собственно, не армяне, а особое племя, в древности они назывались албанцами, а армяне зовут их ахаване, сохранили особое наречие и нравы". Говоря о своей матери, Флоренский указывает на ее нежелание сказать хотя бы слово по-армянски, говорить и читать об Армении или об армянах, равно как и зайти хотя бы из любопытства или завести детей в Армянскую церковь. "Церковь армянская явно националистична и сознается армянами таковой", - подытоживает Флоренский.
О том, что изначально население высокогорной части Карабаха было не армянским, а албанским, можно узнать из писем армянских и албанских католикосов, которые вели борьбу за лидерство среди христианского населении региона. Когда в конце XVII века в Карабахе разгорелась борьба между албанским Гандзасарским патриаршеством и возникшим в монастыре "Трех младенцев" новым албанским патриаршеством, население Карабаха вынуждено было делать выбор между этими патриархами. В документе об этих событиях, ныне хранящемся в Матенадаране, карабахские христиане отмечают, что они жители Албании.
В тот период, на фоне слабости и раздоров между албанскими патриархами, Эчмиадзин стремился прибрать к рукам духовную власть в регионе.
Албанские патриархи Гандзасара не подчинялись Эчмиадзину, более того, малоизвестным является то, что общины христиан армяно-григорианской веры Российской империи, в том числе и тюрки армяно-кыпчаки Украины и Причерноморья некоторое время подчинялись албанскому Гандзасарскому католикосу. Борьба между Албанской и Армянской церковью развернулась на территории Российской империи, где, в частности, в 1749 году, по указу императрицы Елизаветы I, все армяне России подчинялись албанскому Гандзасарскому католикосу. По всей видимости это было предпринято в рамках имперского плана по "восстановлению Албанского царства" на Кавказе, в связи с чем позиции и авторитет Гандзасара были укреплены и на территории России. Тогда императорским указом армянским священникам из Эчмиадзина было запрещено появляться среди народов армянского вероисповедания на территории России.
Только после смерти императрицы Елизаветы I, на фоне раскола Гандзасарского католикосата, армянский католикос Симеон в 1766 году написал слезное письмо российской императрице Екатерине II, где умолял отдать армянскую паству России под духовное управление Эчмиадзина. В итоге мольба эчмиадзинского католикоса была выполнена, все народы армяно-григорианской веры были подчинены Эчмиадзину, который в дальнейшем стал "фаворитом" в продвижении новых военно-политических планов России на Кавказе и других регионах.
Фактически, на рубеже XVII-XVIII в Карабахе происходили драматические события, приведшие к значительному ослаблению Албанской церкви, усилению роли Эчмиадзина и ползучей арменизации албанского населения.
Во второй половине XVIII века русское самодержавие перестало благоволить Албанской церкви, а в начале XIX века после российского завоевания Кавказа, указом русского самодержавия титул албанского католикоса вместе с Албанской церковью были упразднены, все ее храмы и паства были переданы в руки Эчмиадзина. Сотни и сотни албанских храмов и других памятников архитектуры были арменизированы или же полностью уничтожены.
Лейла Таривердиева

Комментарии: