26 февраля 2016 г.






25 февраля в Баку при организационной поддержке главы Объединенной диаспоры азербайджанцев Украины Хикмета Джавадова состоялась пресс-конференция с участием свидетеля событий Ходжалы украинского пилота Леонида Кравеца.
«Я могу свидетельствовать на международном суде по Ходжалинскому геноциду, у меня совесть чиста. Если будет суд, я обязательно выступлю, как  живой свидетель ужаса, который я увидел собственными глазами, и никаких других доказательств не нужно, чтобы говорить о том, что видел». Об этом на сегодняшней пресс-конференции заявил украинский пилот Леонид Кравец, свидетель событий в Ходжалы, - передает Vesti.Az.
«24 года назад я был свидетелем ужасной картины. 27 февраля утром мы летели из Агдама в Гянджу.  Гянджа была ближайшим аэропортом  к НКАО. Я служил в составе войск СССР с 1989 по 1992 года,  я был командиром вертолета.  Мы занимались перевозкой   населения из эпицентра конфликта в безопасные территории. 27 февраля 1992 года, когда мы летели из Агдама в Гянджу,  мы  пролетали над территорией Ходжалы и увидели разноцветное  поле, которое было усеяно телами. Нас было трое на борту правый пилот Александо Шевченко и бортмеханик Виктор Зимин. Мы опустились на высоту 500 метров и увидели, армяне пристреливают людей которые остались в живых.  Армяне увидев  нас, начали стрелять по нам. И нам пришлось улететь. 


Прилетев в Гянджу мы доложили руководству. На следующий день в Гянджу прилетел помощник президента Муталлибова. Он сказал нам, чтоб вы отвезли  на это место журналистов для съемки. 29 февраля  мы прилетели в Агдам, где нас ждала съемочная группа Чингиз Мустафаев и операторы. Чингизу мы доверяли, он передавал достоверную информацию. Кроме этого на борт взяли двух милиционеров и полетели на это поле.  Когда мы высадили их они первые минуты стояли и держались за голову, они были в шоке. Они не ожидали увидеть такой ужас,  в то время шла война, но такого массового убийства они не видели.
Почему не дали выйти мирным людям, это до сих пор для меня загадка. Это было запланировано  и они сотворили такой ужас. Для этого была дана команда, потому там в пальто никто не был, там все были в одежде, их не успели одеть, они хотели спастись, но их ждали. Эту операцию ужасную заранее подготовили и сотворили такую трагедию.
Чингиз  минут пять был непосредственно в центре поля, люди были разбросаны по всему полю. С земли это было невозможно снять,  потому что такой масштаб можно было снять только с воздуха.  Им также мешал  шок от увиденного. Эти люди погибли буквально за два километра  до хребта, если бы они дошли до этого хребта то спаслись бы. Но им не дали этого шанса. Они бежали от смерти, но …
Когда Чингиз  снимали эти ужасные кадры, мы в то время их ждали на высоте, потому что было не безопасно ждать на земле, армяне могли  сбить вертолет.  И в то время когда мы наблюдали с высоты, увидели что армяне заметили их и началось движение в их сторону.  Мы снизились  чтобы забрать их. Кроме этого милиционеры старались забрать тела погибщих. Я никогда не забуду один из милиционеров, капитан нашел среди тел своего сына, маленький ребенок был в обезображенном состоянии.  Он взял на руки и  передал сына ребятам которые уже залезли на борт, но сам он не смог залезть на борт, у него опустились руки, но мы не могли ждать потому что армяне могли подстрелить вертолет, и мой борт проводник Виктор, он крупный такой схватил его и затащил в вертолет. И мы улетели. Этот капитан  которого мы затащили на борт так и лежал до Агдама не двигаясь. Я думаю что он сошел с ума, увидев мертвого сына…», -сказал Леонид Кравец.
Вафа Фараджова

Комментарии: