9 декабря 2015 г.



Сможет ли мир победить международный терроризм?


Сегодня ни один политолог не рискнет говорить о возможном снижении уровня международной напряженности, разогретой на полях сражений в Сирии и Ираке. При этом абсолютно все государства планеты признают ИГИЛ «мировым злом». Подавляющее большинство стран даже декларирует свою готовность непосредственно бороться с ИГИЛ. Казалось бы, при таком единодушии мировой терроризм гарантировано обречен на уничтожение. Но лишь немногие ответственные политики уверены в скорой победе человечества над феноменом глобального «зла», уже распространившегося далеко за пределы Ближнего Востока.
Так способен ли мир навсегда решить проблему международного терроризма, ставшего главной угрозой его существованию? Этой теме было посвящено очередное экспертное собрание нашего традиционного «Круглого Стола».   


Елена Касумова, доцент кафедры политологии Академии Госуправления при Президенте Азербайджана:
- На днях президент США Барак Обама прямо из своего Овального кабинета демонстративно спокойным тоном сообщил согражданам и миру, что Америка обязательно победит ИГИЛ. А незадолго до этого его российский коллега, выступая в Кремле, очень решительно потребовал создать Антитеррористический фронт для победы над международным терроризмом. О призрачных шансах на создание подобного «фронта» под эгидой ООН, по-моему, даже говорить не стоит. Обе коалиции будут действовать по своему сценарию, разработанному в соответствии с их национальными интересами, т.е. на собственном видении будущего Сирии. Может быть, достаточно того, что все политические игроки согласились на переговоры Башара Асада с «умеренной оппозицией», за которыми последует создание «переходного правительства»? Но ведь это и есть «троянский конь» всего  сирийского мирного урегулирования.
Посмотрите, кто делегирован в пресловутую «умеренную оппозицию». Понятно, что она должна быть представлена Сирийской Свободной Армией. Но как в «умеренные» записали такие салафитские боевые организации, как «Джаиш аль-Ислам» и «Ахрар аш-Шам»?
Последнюю основали вышедшие из тюрем исламисты, амнистированные Башаром Асадом еще в 2011 году. Сегодня «Ахрар аш-Шам» - это 25 тысяч боевиков, экипированных и вооруженных лучше любой другой «повстанческой» группировки, потому что полностью находятся на содержании Саудовской Аравии и некоторых других государств региона. Этот факт никто особенно не скрывает. Именно саудиты самым настойчивым образом проталкивали  «Ахрар аш-Шам» в ряды «умеренной оппозиции». Обладание этого статуса означает еще и получение американской военной помощи, включая обучение членов организации американскими инструкторами.
В самом начале ноября именно «Джаиш аль-Ислам», цитирую, «поместила пленных военнослужащих режима Асада и гражданских алавитов в клетки, расставив их на площадях в районе Восточной Гуты и в городе Дума». Это -сообщение директора «Сирийской обсерватории по правам человека» Рами Абдель Рахмана, каждому слову которого Запад доверяет безоговорочно. Собственно, любой легко может найти видеокадры этого варварства в Интернете.
О чем смогут договориться с нынешним сирийским режимом эти организации, которых иронически называют «Аль-Каидой с человеческим лицом»? Я думаю, что подобные переговоры заведомо обречены на провал, а, значит, создание внутрисирийской коалиции в качестве наземной силы для борьбы с ИГИЛ невозможно. Зато вполне реальным становится неформальное объединение «умеренных» радикальных сил с ИГИЛ в борьбе с Асадом, что сделает сирийский конфликт еще менее предсказуемым.
Ризван Гусейнов, директор Центра истории Кавказа, научный сотрудник Института по правам человека НАН Азербайджана:
- Создается устойчивое впечатления, что после саммита G-20 в Анталии, некоторые из ведущих стран на полях этого форума договорились о новых элементах совместной борьбы против международного терроризма. Естественно, речь идет о ситуации на Ближнем Востоке, а конкретнее вокруг Сирии и Ирака, на части территории которых ИГИЛ создал некое государственное образование. Сегодня внимание мировой общественности и СМИ приковано к ухудшению российско-турецких отношений, на фоне которых контрастирует демонстративное углубление российско-иранских отношений.  Создается впечатление, что некий «тройственный союз» России, Ирана и Сирии претворяет свои планы в пику тому, что делает в регионе Турция и другие страны НАТО.
Однако есть некоторые моменты, которые наводят на мысль, что инцидент со сбитым российским бомбардировщиком и дальнейшие события не являются результатом спонтанных действий Москвы и Анкары. Российские СМИ пестрят нотами протеста и сообщениями о разного рода санкциях против Турции, ее товаров, о сокращении взаимного товарооборота. Но вместе с тем, Россия не намерена прекратить строительство АЭС в Турции, а ведь это стратегически важнее запрета на продажу фруктов, ширпотреба и «эмбарго», наложенного на туристические визиты в Турцию. И тот довод, что Россия уже вложила в строительство АЭС в Турции 3 миллиарда долларов из намеченных 22,  не объясняет причин, по которым обе стороны не намерены отказываться от этого проекта. Ведь эмбарго на продукты, туризм и услуги принесли и еще принесут более серьезные потери, но никто из сторон вроде не собирается  останавливать взаимное экономическое уничтожение.
Другой интересный момент: как только начался скандал вокруг сбитого российского бомбардировщика, официальная Москва заявила о размещении комплекса ЗРК С-400 «Триумф» на своей военной базе в Средиземноморье, хотя немного странно то, как быстро этот комплекс там материализовался. Фактически инцидент со сбитым бомбардировщиком дал России прекрасное обоснование для размещения ЗРК С-400, которые будут держать под контролем воздушное пространство некоторых стран НАТО на Средиземноморье.
Все эти приведенные нюансы показывают, что на данном этапе речь идет скорее не о совместной борьбе разных стран с международным терроризмом, а об укреплении своих позиций в регионе Ближнего Востока и расширении защиты различных воюющих группировок, в том числе и ИГИЛ. А, значит, ни о каком планомерном тотальном наступлении на терроризм говорить не приходится.
Коста Магдаленос, политолог, юрист, эксперт Американо-Азербайджанского фонда Содействия Прогрессу:
- Наверное, самым популярным западным изданием сегодня стала британская газета Guardian, сенсационно опубликовавшая некоторые внутренние документы ИГИЛ. Особенно интересны 24-страничные «Принципы управления «Исламским государством». Европейцы были поражены, узнав, что пресловутый «халифат» идет по пути создания собственной экономической базы. Оказалось, бизнес-модель группировки такова, что ИГИЛ может получать доход от компаний районов и секторов, в которых группировка не присутствует напрямую. И, вот, что важно - ни на какие доходы от торговли нефтью такую базу не создашь. Кстати, они составляют лишь 43% от тех, которые известны широкой общественности. А все остальное, это торговля антиквариатом, хлопком, наркотрафик, поборы и т.д.
Однако таких денег никоим образом не хватит для функционирования той экономической и военной инфраструктуры, которая у террористов уже есть. Значит, надо искать богатых, точнее - очень богатых спонсоров этой радикальной организации. Хотите реально обескровить ИГИЛ - перекройте террористам тайную финансовую подпитку. Она по денежным объемам многократно перекроет любую контрабанду нефтью.
Конечно, полностью согласен с коллегами в том, что, буквально, все политические игроки преследуют собственные цели. Но на финансовом поле они, кажется, готовы сблизить позиции. На днях The New York Times сообщила, что США и Россия ведут переговоры о новой резолюции Совбеза ООН с целью «перекрытия источников доходов, которые получает ИГИЛ на управление территорией и распространение своей идеологии». Причем, именно США настаивают на ее рассмотрении уже 17 декабря. На мой взгляд, это обнадеживающая информация.    
Алексей Синицын, главный эксперт Американо-Азербайджанского Фонда Содействия Прогрессу:
- Я бы обратил внимание на одну почему-то незамеченную многими комментаторами деталь в документах ИГИЛ, опубликованных Guardian - ИГИЛ объявляет амнистию дезертирам. Раньше за дезертирство казнили без суда и следствия. Объяснение может быть только одним - в группировке критическая нехватка личного состава.
Более того, Россия явно готовиться интенсифицировать свою операцию в Сирии. Практически никто не скрывает развертывание двух новых аэродромов в Аль-Тайас (провинция Пальмира) и базе Шайрат (провинция Хомс) для российских ВКС. Тогда количество самолетов российской авиагруппировки будет доведено с 69 до 100 боевых единиц. Арабская пресса пишет о предстоящем размещении двух эскадрилий иранских бомбардировщиков на аэродроме западнее Хомса. И это косвенно, но очень колоритно подтвердил бывший советник по национальной безопасности Израиля Яков Амидрор: «Нам конечно все это мало нравится, но если они не связываются с нами - пусть бомбят свои цели».
США также не собираются отменять разрабатываемую ими операцию по взятию столицы самозваного «халифата», т.е. сирийского города Ракка, силами курдских отрядов «Народной самообороны» YPG, которым американская коалиция будет обеспечивать прикрытие с воздуха. В этой операции возможно даже участие отрядов пешмерга иракских курдов, о чем заявил их лидер Максуд Барзани. А теперь спроецируйте на эту ситуацию все более жесткие требования Вашингтона к Анкаре о закрытии сирийско-турецкой границы. Все это говорит о том, что совместная военная борьба с ИГИЛ все-таки возможна даже при самом минимальном политическом взаимодействии двух антитеррористических коалиций.
Только каждая из сторон будет максимально повышать ставки, чтобы подойти к реальным переговорам о будущем политическом устройстве Сирии с максимальном набором козырей на руках. А, может быть, и в рукаве. Но это вполне естественный политический процесс, который следует воспринимать без излишних эмоций.

Комментарии: