13 августа 2014 г.


net-fax.org

Карабах после Сочи. Есть ли перспективы мирного урегулирования?


Как будет развиваться карабахское урегулирование после встреч президентов России, Азербайджана и Армении в Сочи? Что стало причиной форс-мажорных обстоятельств, возникших на линии соприкосновения азербайджанских и армянских вооруженных сил? Ожидать ли спада военной напряженности в зоне конфликта или ситуация неизбежно скатывается к новой карабахской войне? Усилит ли незапланированный сочинский саммит роль модераторов переговорного карабахского процесса или посредническая инициатива вновь перейдет Москве, как это было до возвращения Владимира Путина в Кремль?
Оценки и прогнозы региональных и международных политологов неоднозначны и противоречивы. Поэтому мы вынесли обсуждение поставленных вопросов на очередное заседание экспертов нашего традиционного «Круглого Стола».


Елена Касумова, доцент кафедры политологии Академии Госуправления при Президенте Азербайджана:
- На встрече в Сочи российский лидер выступал в роли некоего кризисного менеджера. Поэтому ждать от трехстороннего президентского саммита каких-то прорывных решений, тем более подписания обязывающих соглашений было, по меньшей мере, опрометчиво. Уверена, что в такую возможность и до сочинских встреч никто из ответственных экспертов не верил. Поэтому скептицизм в отношении саммита в Сочи выглядит неоправданным, а все разговоры о его провале не идут дальше обычных политических спекуляций, выплеска эмоций или объясняются полным непониманием карабахской проблематики.
Очевидно, военная напряженность в зоне конфликта будет постепенно снижаться, но мне кажется, что встреча в Сочи принесла Азербайджану явные политические дивиденды. Во-первых, надо понимать, что Москва не поддерживает изменения алгоритма карабахского урегулирования, согласно которому, сначала необходимо освободить оккупированные районы Азербайджана, вернуть беженцев в Нагорный Карабах, а только потом определять его политический статус. Западные партнеры допускают возможность определения статуса Нагорного Карабаха до вывода из т.н. «зоны безопасности» армянских оккупационных сил, что в корне противоречит азербайджанским интересам. Теперь ясно, что для Москвы такое «переформатирование» процесса урегулирования неприемлемо.   
Еще один момент, который напрямую не связан со всплеском военной активности в зоне конфликта. Именно во время переговоров  глава МИД РФ Сергей Лавров дал всем понять, что Армении никаким образом не удастся протащить Карабах в Таможенный Союз. А это значит, что Ереван лишается даже гипотетических шансов на минимальную легитимизацию карабахского режима. Таким образом, самопровозглашенная НКР не может подняться даже до уровня т.н. «несостоявшегося государства», нуждающегося во всесторонней поддержки внешних спонсоров. Следовательно,  никакие переговоры Баку с НКР как со «стороной конфликта» не состоятся, хотя американский сопредседатель Джеймс Уорлик ненавязчиво намекал на такую возможность.  
Поэтому я считаю, что сочинский саммит, безусловно, следует считать  дипломатическим успехом азербайджанского президента.
Коста Магдаленос, политолог, юрист, эксперт Американо-Азербайджанского фонда Содействия Прогрессу:
- Я думаю, что мир уже вошел в состояние «холодной войны», чтобы ни говорили международные эксперты или действующие политики. Теперь карабахская проблематика - это одна из немногих, если не последняя, переговорная площадка, на которой Запад и Россия вполне конструктивно сотрудничают по мирному разрешению международного конфликта. Поэтому я не вижу ничего странного, что именно Сочи был выбран для переговоров, направленных на деэскалацию напряженности  во фронтовой зоне, а российский президент взял на себя миссию главного посредника в этом процессе. Этот  факт приветствовали все глобальные политические игроки и международные организации. Кстати, никто не ставит французскому президенту Олланду в упрек то, что ему так и не удалось организовать конструктивную встречу лидеров Азербайджана и Армении в Париже. Почему тогда надо считать, что Владимир Путин инициировал эту встречу в каких-то собственных, едва ли не в рекламных целях, как убеждают общественность некоторые СМИ, особенно армянской диаспоры?
Я уверен, что сочинская встреча была полезна, и она послужит некоторой разрядке военной напряженности между сторонами конфликта. Но, вот, ее конструктивность на перспективу вызывает у меня некоторые сомнения. Дело в том, что сопредседатели не могут или не стараются убедить конфликтующие стороны принять определенные меры доверия, которые очевидны, как говорится, лежат на поверхности. Ими могли бы стать отвод снайперов или даже тяжелого вооружения с линии фронта, наложение полного моратория на действия разведывательно-диверсионных групп.
Однако, я думаю, что этих благородных целей невозможно достичь до тех пор, пока Ереван публично не объявит о своей готовности к освобождению оккупированных территорий. Сейчас к этому не готовы сами армянские политики, а идея деоккупации наталкивается на категорическое неприятие армянского общества, включая влиятельную диаспору. Освобождение Арменией захваченных территорий - это критическая точка всего хрупкого переговорного процесса. Пока она не будет пройдена, пиковые всплески военной напряженности неизбежны, а, значит, угроза полномасштабной карабахской войны еще долго будет сохраняться.
Ризван Гусейнов, политический аналитик, журналист:
- Очередная Сочинская встреча президентов России, Азербайджана и Армении, наглядно показала, что на данном этапе речь идет не о мирном урегулировании карабахского конфликта, а о последних попытках избежать силового варианта решения вопроса. То есть, пространство для миротворчества, посреднической миссии и дипломатических переговоров все более сужается, а если перестают говорить дипломаты - то начинают палить пушки. Все эти годы армянская сторона демонстрировала, что не намерена мирным путем освобождать оккупированные азербайджанские территории, а весь переговорный процесс держался на желании Азербайджана мирным путем попытаться найти решение конфликта.
Однако отныне Азербайджан продемонстрировал, что далее не собирается терпеть клоунаду властей Армении, намеренных бесконечно педалировать бессмысленные переговоры. Теперь Азербайджан все свои аргументы готов  доказывать на военном поле, и это станет своего рода «горькой пилюлей» для миротворческой миссии США, России и Европы, ни на йоту не сдвинувших за 20 с лишним лет переговорный процесс. Азербайджан не торопится, опираясь на свое военно-политическое и экономическое преимущество, официальный Баку будет медленно, но верно сжимать армянской стороне поле для маневров. Каждое заигрывание и затягивание переговорного процесса, отныне будет оборачиваться для армянской стороны боевыми потерями на фронте, а, значит, и обострением внутриполитической ситуации в Армении. Если армянские власти считали, что территориальные уступки могут взорвать внутриполитическую ситуацию в Армении, то отныне пусть учитывают, что и затягивание разрешения карабахского конфликта будет иметь тот же эффект.
Власти Армении надеялись, что рано или поздно будут активизированы Цюрихские протоколы, в результате чего откроется армяно-турецкая граница и ослабится тяжелое социально-экономическое положение, порожденное карабахским конфликтом. Таким путем в Армении надеялись ослабить давление неурегулированного карабахского конфликта на внутреннюю политику. Однако и тут армянские власти ждало разочарование: в Турции на президентских выборах победил Реджеп Эрдоган, который неоднократно говорил, что открытие армяно-турецкой границы возможно только после освобождения оккупированных азербайджанских территорий. А значит, армянские власти или должны договариваться с Азербайджаном или же готовиться к серьезным проблемам, как на карабахском, так и на внутриполитическом фронте.
Алексей Синицын, главный эксперт Американо-Азербайджанского Фонда Содействия Прогрессу:
- Реакция экспертного сообщества, особенно его армянского сегмента, на последние события иногда просто удивляет.  Сколько экспертов убеждают нас в неэффективности  сочинской встречи, потому что Москва так и не приняла решения какой из сторон передавать Карабах. Политологи до сих пор спорят, у кого из ядерных держав лежит ключ в кармане от карабахской проблемы, представляя стороны конфликта марионетками. Правда, не лишенных некоторых амбиций.
Давайте будем реалистами. Заставить евразийское государство с устойчивым политическим режимом принять какое-либо решение, противоречащее его базовым принципам, можно только путем военного принуждения. На него главные политические игроки не пойдут ни при каких обстоятельствах. Поэтому возможности, как Запада, так и Москвы в разрешении карабахского кризиса ограничены и дальше предложений каких-то компромиссов они не продвинутся.     
Проблема в том, что Ереван не приемлет компромиссы. И армянские СМИ, и официальные лица - премьер, министр обороны, парламентарии - сейчас с надрывом убеждают друг друга, что Карабаху не нужны никакие миротворцы и армяне сами вполне способны обеспечить свою безопасность. Но ведь это сплошное передергивание фактов. Никто не собирается посылать в Карабах ни российских, ни каких-либо других миротворцев. Их ограниченный во времени ввод возможен только в освобожденные от армянской оккупации районы, которые вновь будут переходить под юрисдикцию Азербайджана. Но именно деоккупация т.н. «зоны безопасности» стала непреодолимым барьером для официального Еревана и армянской диаспоры, да и в целом пораженного шовинизмом армянского общества. Другими словами, к компромиссам Армения не готова. Но и уровень армянских амбиций тоже имеет свои ограничения.
Он будет падать при нескольких условиях: если экономическое, а главное, военное превосходство Азербайджана будет абсолютно очевидным (для его демонстрации совсем не обязательно ввязываться в, как говорят военные,  «ружейно-пулеметные перестрелки» на границе). Второе:  если не будет открыта турецко-армянская граница, что вполне реально после президентской победы Реджепа Эрдогана. И, наконец, если Азербайджан сумеет, исходя из собственных коренных интересов,  конструктивно взаимодействовать со странами, взявшими на себя бремя посредников в карабахском урегулировании. Это - путь нелегкий, но единственно возможный.    

Комментарии: