16 июля 2014 г.


net-fax.org 

Многие аналитики утверждают, что мы вступаем в период «нового передела» южно-кавказского региона, связывая происходящие в нем события с все возрастающей там активностью Соединенных Штатов Америки. Примером того служат предстоящие назначения на должности новых американских послов: заместителя посла США в Бейруте Ричарда Миллза - в Армению, помощника госсекретаря по энергетике Френсис Секуры - в Азербайджан, в Турцию - вероятно бывшего посла в Грузии Джона Басса.
Однако о повышенном интересе Запада к Южному Кавказу свидетельствует не только приход в регион новых глав дипломатических представительств США, но и пристальное внимание западных держав к президентским выборам в Турции и явный перехват Вашингтоном политической инициативы в формате Минской группы ОБСЕ.
О том, что стоит за этой политической активностью Запада на Южном Кавказе, особенно в контексте карабахского урегулирования, рассуждают наши постоянные эксперты в формате традиционного «Круглого Стола».


Елена Касумова, доцент кафедры политологии Академии Госуправления при Президенте Азербайджана:
- Наверное, активность США, берущих на себя роль «локомотива» в формате Минской Группы ОБСЕ по карабахскому урегулированию, можно было бы только приветствовать, если бы американские партнеры незаметно не подвергали ревизии «Мадридские принципы», которые некогда сами активно продвигали. И армянские, и азербайджанские СМИ опубликовали заявление посла США в Армении Джона Хефферна, который подтвердил, что возвращение территорий вокруг Нагорного Карабаха является одним из шести элементов урегулирования конфликта. Но мало, кто обратил внимание на его крайне вольную интерпретацию «Мадридских принципов». Посол Хефферн постарался «успокоить» армянскую сторону, подчеркнув, что  возвращение этих районов Азербайджану должно произойти не в первую очередь, а «на заключительном этапе разрешения вопроса». Таким образом, пресловутые принципы ставятся с ног на голову. Невозможно определить ни промежуточный, ни окончательный статус  Карабаха, если прилегающие к нему районы останутся под оккупацией. «Мадридские принципы» и прежде воспринимались, как далеко не самая идеальная переговорная платформа. Но теперь теряется сам смысл переговоров, которые все больше напоминают обсуждение по условиям капитуляции. Естественно, что Баку такой вариант «урегулирования» принять не сможет, тем более, что он не соответствует сегодняшним реалиям сильного Азербайджана.
Переговорная повестка, предложенная Джоном Хефферном, имеет «двойное дно». Если Баку с ней согласится, то тогда полностью нивелируется позиция Анкары, которая не идет на открытие границ с Арменией без освобождения Ереваном оккупированных территорий. Очевидно, Запад стремится одним ударом, как гордиев узел, разрубить естественную взаимосвязь «Цюрихских протоколов» и карабахского урегулирования.
Вся пикантность ситуации заключается в том, что и столь вольная трактовка «Мадридских принципов», не говоря уже об известных резолюциях СБ ООН, которые, кстати, никто не отменял, не устраивает Ереван. Армения категорически не готова к компромиссам, поэтому мне кажется, что Минская группа должна оказать серьезное давление на Ереван, а не проводить политику уступок и преференций по отношению к Армении.
Коста Магдаленос, политолог, юрист, эксперт Американо-Азербайджанского фонда Содействия Прогрессу:
- Я бы не делал далеко идущих выводов из заявления посла, во-первых, завершающего свою деятельность в стране пребывания, во-вторых, связанному с ней множеством нитей, что вполне естественно. Более того, я не жду, в отличие от армянских политологов, каких-то прорывов, ставших следствием работы новых американских послов, хотя представители Госдепа США, действительно, очень активно работают на постсоветском пространстве и в нестабильных регионах. Но глобальную политику  все-таки определяют не они, а Вашингтон.
Впрочем, я тоже считаю, что определение статуса Нагорного Карабаха без предварительного освобождения районов, входящих в т.н. «пояс безопасности», невозможно. И я уверен, что именно от такой позиции американской дипломатии отказываться нельзя, если она не хочет потерять Азербайджан как союзника. Но надо понимать, что вопрос о передаче некогда оккупированных азербайджанских районов тесно увязан с проблемой безопасности армянского населения Карабаха, ведением в эту зону миротворческого контингента и пр. Мне вообще кажется, что для стран-сопредседателей МГ ОБСЕ вопрос карабахского урегулирования отошел на второй план. Слишком много угроз постоянно продуцирует регион Большого Ближнего Востока, чтобы Вашингтон или Москва сосредоточили внимание на окончательном разрешении карабахского кризиса. Понятно, что такая позиция больших игроков вызывает раздражение у Баку и Еревана, но это данность, с которой приходится считаться.
Скажу больше, если Азербайджан или Армения сами не станут катализаторами каких-то очень серьезных геополитических подвижек, если правящие режимы будут по-прежнему устойчивы, а ситуация на линии соприкосновения войск относительно стабильна, то и переговорный процесс будет проходить в режиме стагнации. Время карабахской проблемы выйти на первые позиции в международной повестке дня еще не наступило. И у меня серьезные сомнения, что оно наступит в ближайшем будущем.
Ризван Гусейнов, политический аналитик, журналист:
- Складывается устойчивое впечатление, что официальный Ереван вовсе не намерен делать какие-либо шаги по разрешению нагорно-карабахского конфликта. Армения в прямом смысле существует за счет наличия этого конфликта, только таким образом она может рассчитывать на финансово-политическую поддержку своей зарубежной диаспоры и ведущих держав. Если прежде четко было видно, что Россия активно пользуется фактором нагорно-карабахского конфликта как рычагом своей внешней политики на Южном Кавказе, то ныне именно Запад выступает стороной заинтересованной в углублении армяно-азербайджанского противостояния.
Этим изменениям в позиции держав есть несколько причин. Россия, после захвата Крыма решила ряд важных военно-стратегических задач по обеспечению своих интересов на черноморском-средиземноморском и кавказском направлениях. Если прежде Абхазия, Южная Осетия, Армения и сепаратистский режим Нагорного Карабаха были своего рода плацдармами по защите российских интересов на черноморском и кавказском направлениях, то с приобретением Крыма, необходимость в этих островках сепаратизма отпадает. На данном этапе Россия имеет внушительный торговый оборот с Турцией, с которой у нее впервые за много лет сложились почти стратегические отношения и взаимопонимание по ключевым вопросам мировой политики. Как отмечают российские эксперты - сегодня Россия миром добилась в турецком направлении того, что не могла сделать войнами в течение 300 лет.
Естественно, что такое развитие событий не устраивает Запад, в первую очередь США, которые привыкли смотреть на Турцию как на натовский плацдарм на стратегически важном стыке Азии и Европы. Сегодня, когда мы становимся свидетелями закулисного столкновения между США и Россией, в частности приведшего к украинскому военному конфликту, в Вашингтоне считают нужным дестабилизировать ситуацию вокруг России. То, что Анкара не идет на антироссийские демарши на кавказско-черноморском направлении, вынуждает Запад искать другие методы и здесь очень к месту реанимируется армянский фактор, руками которого можно попытаться взорвать хрупкое перемирие на армяно-азербайджанском фронте, создать дугу нестабильности для геостратегических интересов России, Турции, Азербайджана и стран Центральной Азии, которые вместе становятся серьезными игроками на карте Евразии. По всей видимости, реанимация в таком новом формате сухопутного Шелкового пути, представляет серьезную угрозу для интересов атлантистов, привыкших держать мировую торгово-экономическую и энерготранзитную монополию посредством морских путей.
Алексей Синицын, главный эксперт Американо-Азербайджанского Фонда Содействия Прогрессу:
- Прежде всего, необходимо отказаться от надоевшей идеологемы: «Запад целиком поддерживает Азербайджан, а Россия - Армению». На Западе прекрасно помнят,  что территориальный развал СССР начался с антисоветских выступлений в Нагорном Карабахе. Кстати, дискриминационную в отношении Азербайджана 907-ую поправку принимал Конгресс США, а не какой-то другой парламент. Обратите внимание, президент Саргсян, точно также, как Янукович, отказался от соглашения об ассоциации с Евросоюзом, но никакого «Майдана» в Ереване никто устраивать не стал. Более того, и армянские, и западные политики до сих пор не исключают возможности заключить политическое соглашение Армении с ЕС. Это о чем-то говорит?
Я думаю, что само карабахское урегулирование не воспринимается США, Францией и Россией как задача собственной национальной безопасности. Скорее, карабахские переговорный процесс - это поле для политического маневра, что нам сегодня и демонстрируют западные сопредседатели МГ ОБСЕ. Предлагая целую серию уступок Еревану, которые неприемлемы для Баку, Запад стремится оторвать Армению от России. Москва для Еревана - союзник ситуационный, недовольство которым стал публично выражать даже президент Саргсян. Если в такой момент добиться для Армении открытия границ с Турцией, то дрейф Еревана в сторону Запада уже невозможно будет остановить. Поэтому все предложения американского  сопредседателя, в конечном счете, направлены не столько на урегулирование конфликта, сколько на создание почвы для реализации «Цюрихских протоколов» о нормализации армяно-турецких соглашений. Естественно, что такое развитие невыгодно Москве, и она не будет полностью поддерживать предложения американской и французской стороны. Но это вовсе не повергнет в уныние Вашингтон и Париж. Расхождения между Москвой и Ереваном будут только нарастать, а это тоже одна из целей нового противостояния между Западом и Россией. Realpolitik в новых условиях и ничего больше.

1 коммент. :

avatar
Виталий Муса Третьяков

Пока Кремль не избавится от своей "пятой колонны" - управляемый хаос в России и на Кавказе будет продолжаться благодарю деятельности прозападных "прогрессивных" политиков Москвы.

Князь Николай Сергеевич Трубецкой (1890–1938) по праву может быть назван “евразийцем № 1”. Именно ему принадлежат основные мировоззренческие тезисы, с которых началось это удивительное творческое мировоззрение. Первым собственно евразийским текстом является книга Николая Трубецкого “Европа и Человечество”, в которой легко угадываются все основные принципы грядущей евразийской идеологии.
Трубецкой Николай Сергеевич (XX век) считал, что 'Киевская Русь XII в. совсем не была предком современной России', и доказывал, что 'в XIII ст. московские князья превратились в бессменных и наследственных губернаторов русской провинции татарского царства и сравнялись с ханами-правителями других - не российских - провинций... А в 1480 году (после Куликовской битвы) ханская ставка была перенесена в Москву (!!!)'
Наиболее обобщенной формой человечества, “цветущей сложности” (по выражению Константина Леонтьева) виделась Трубецкому ЕВРАЗИЯ, - ИДЕАЛЬНАЯ ФОРМУЛА ТОГО, ЧТО, КАК ДУХОВНОЕ ПОСЛАНИЕ ОТ СТЕПНЫХ ТУРАНЦЕВ ЧИНГИЗ-ХАНА БЫЛО ПЕРЕДАНО МОСКОВСКОЙ РУСИ.. Россия-Евразия в такой картине мира становилась оплотом и рычагом планетарной борьбы человечества против универсального планетарного романо-германского ига.
Удивительно, насколько этот тезис созвучен позиции крупнейшего французского традиционалиста Рене Генона, который в своей книге “Восток и Запад” утверждает абсолютно то же самое, за исключением выделения особой роли России в планетарном противостоянии современному Западу.
Как аномалия рассматривались евразийцами все периоды сближения России с Западом. И наоборот, всякое обращение к Востоку, к Азии виделось им как шаг духовного самоутверждения. Такой радикальный взгляд опрокидывал все нормы отечественной историографии и историософии. Если русские западники, презирая Родину, считали Русь отсталой “недоевропейской” страной, то славянофилы, как бы оправдываясь, пытались защитить национальное своеобразие. Евразийцы же шли гораздо дальше, не останавливаясь только на охранительной апологии самобытности. Они утверждали, что романо-германский мир с его культурой есть историческая патология, тупиковый путь дегенерации и упадка.

Reply