13 июля 2013 г.


С началом второго десятилетия нашего века все более актуальной становится проблема политического лидерства. Тотальное доминирование одной супердержавы исчерпало себя  уже в конце «нулевых годов» XXI века. Оформились новые «центры силы», появились региональные лидеры, от которых во многом стали зависеть судьбы обширных геополитических зон. Особенно тех, что расположены на «евразийской дуге нестабильности». В течение нескольких лет на ведущую роль в политических делах Южного Кавказа претендовала Грузия, руководимая президентом Саакашвили. Ныне эта страна проходит через мучительную переоценку последствий своих претензий на лидерство и ее собственное будущее вызывает много болезненных вопросов.
Так кто же сейчас - Баку или Ереван - является явным региональным политическим лидером, с мнением которого приходится считаться даже самым мощным международным игрокам? Этой теме и было посвящено очередное заседание нашего экспертного «Круглого Стола».


Елена Касумова, доцент кафедры политологии Академии Госуправления при Президенте Азербайджана:  
- Можно ли сейчас говорить о каких-либо претензиях Еревана на политическое лидерство, если все мы являемся свидетелями концептуального краха  внешней политики Еревана, известной как «комплементаризм», то есть, «дополняемость»? Автор этого термина, бывший  глава армянского МИД Вардан Осканян считал, что одновременные шаги навстречу и Западу, и России позволяют учитывать интересы всех политических игроков, а кое-где и сдерживать их инициативы. Но очень толковый и очень циничный армянский политолог Сергей Минасян описал ее одной фразой, как, цитирую, «отточенную технику сидения одновременно на нескольких стульях». Такую политику Ереван проводил и до Осканяна. Сергей Минасян прямо-таки в упоении говорит о ее самом высоком достижении: «В разгар карабахской войны, используя уникальную внешнеполитическую конъюнктуру, Ереван получал оружие и военную технику от русских, деньги на развитие экономики - от американцев, продовольствие и гуманитарную помощь - от европейцев (вплоть до марта 1993 г. даже через территорию Турции), а топливо для воюющей армии - из Ирана».
Сейчас уже окончательно стало ясно, что политически Армения стремится в Европу, взяв курс на ассоциативное членство с Евросоюзом, а проблемы своей национальной безопасности решила делегировать Москве - мол, пусть русские нам ее и обеспечивают.
Однако президент Путин сам демонстрирует откровенный прагматизм и жесткое отстаивание собственных национальных интересов. Отсюда и пересмотр цен на газ для Армении, и поставки вооружений Азербайджану, и политический прессинг Еревана, вызвавший истерическую реакцию армянских СМИ.
А говоря о причинах «европейского тренда» Еревана, я бы обратила внимание на недавнее заявление генпрокурора Агвана Овсепяна, который потребовал вернуть Эчмиадзину  «чудом уцелевшие храмы и принадлежащие церкви земли», а Армении - «потерянные территории».  Армянская диаспора была в восторге, потому что с этого прокурорского демарша, начался, если угодно, официальный «переход от государственной политики международного признания геноцида к ликвидации его последствий». Армения решила сделать Евросоюз инструментом тотального давления на Турцию. Этот шаг Еревана говорит о полной потере им чувства реальности или даже политической интуиции. Техника «сидения на нескольких стульях сразу» все-таки оказалась не совершенной.
Ризван Гусейнов, политический аналитик, журналист:
Если рассматривать регион Южного Кавказа (Азербайджан, Грузия и Армения) в контексте политического лидерства, то первым делом следует отметить, что Азербайджан составляет свыше 70% ВВП всего региона. А ведь является общеизвестной аксиомой то, что политика делается теми, у кого сильная развивающаяся экономика. Сегодня Азербайджан не просто сосредоточивает большую часть экономики региона. Практически все региональные и трансрегиональные энергетические, транзитные, транспортные проекты на Южном Кавказе осуществляются только с участием Азербайджана.
Естественно, что лидирующая роль Азербайджана в экономической, транзитной и инвестиционной сферах Южного Кавказа обязывает все страны (хотят они того или нет), желающие иметь серьезный бизнес и политику в регионе, учитывать азербайджанские интересы.
Для сравнения рассмотрим ситуацию в Азербайджане и Армении. Если Азербайджан уже несколько лет выступает в роли крупного инвестора в странах Европы, в Турции, куда вкладывает многомиллиардные инвестиции, то Армения балансирует на краю полного социально-экономического кризиса и является должником практически всех крупных стран и международных организаций. Внешний долг Армении грозит сравняться с ее ВВП, а уровень миграции из страны за 20 лет уже обернулся двукратным сокращением населения. С  такими темпами миграции в ближайшие 10 лет армян в Армении станет еще вдвое меньше. 
При таком раскладе сил Армения теряет любую политическую привлекательность для ведущих стран мира. Как бы не выкладывалась армянская зарубежная диаспора, она уже не в силах заинтересовать Америку и Европу «армянским фактором» на геополитической карте Южного Кавказа. Единственной страной, где некоторые политические круги все еще питают надежды относительно эффективности армянского «рычага» на Южном Кавказе является Россия. Да и то, в свете последних заявлений официальных лиц РФ и главы ОДКБ становится ясно, что даже по теме нагорно-карабахского конфликта Россия не имеет желания оказывать Армении явную поддержку. И какой смысл России оберегать статус-кво в армяно-азербайджанском противостоянии, если Кремль, за счет сохранения конфликтной ситуации, уже выжал из Армении все, что мог, а давить серьезно на Азербайджан этим методом уже не представляется эффективным?  
Александр Васяк, генерал-майор, военный эксперт:
- Я совершенно согласен с тем, что Ереван решил перепоручить свою безопасность  России. Изначально Армении нечего было делать в ОДКБ - этот блок ориентирован на отражение террористических угроз в Центральной Азии. Поэтому в Коллективных силах оперативного реагирования (КСОР) Армения представлена лишь одним батальоном. Но я не хотел бы особо останавливаться на хорошо известной армянской спекуляции, в которую, кажется, поверили сами армяне - ОДКБ, якобы, станет участником карабахского конфликта, как только он снова возобновится. Более того, армянские эксперты заговорили о том, что под «зонтиком ОДКБ» они сами могут развязать военные действия, чтобы расширить т.н. «зону безопасности». Кстати, одновременно Армения продолжала настойчиво укреплять отношения с НАТО. Осенью прошлого года армянские СМИ впали просто в неприличный восторг по поводу того, что Армения - единственная страна в мире, которой удалось синхронно провести учения с НАТО - 17-20 сентября в учебном центре «ЗАР» при консультативной поддержке американских инструкторов  и с КСОР - 15-19 сентября в формате «Взаимодействие-2012». Объективно - это был последний успех в контексте беспроигрышной тактики «сидения на нескольких стульях».
Генсек ОДКБ Николай Бордюжа дал ясно понять, что Организация Договора Коллективной Безопасности не намерена вмешиваться в карабахский конфликт. Кстати, Североатлантический Альянс, тем более, не намерен этого делать, а, значит, речи не может быть о каком-либо военно-политическом лидерстве Еревана в регионе.
Сейчас Ереван неожиданно начал политическую кампанию против Турции, впервые обозначив свои территориальные претензии к Анкаре. Когда появились на свет «цюрихские протоколы», Ереван еще соглашался на нормализацию отношений с Анкарой «без предварительных условий». И вдруг такой разворот. Видимо, и диаспора, и Ереван решили, что время пришло. В кампании давления на Турцию армяне будут стремиться опираться на Евросоюз, однако армяно-турецкую границу продолжат охранять  российские пограничники, задачи которых усложнятся с ростом напряженности между Анкарой и Ереваном. Поэтому Москва, несмотря на сирийскую проблематику, дорожащая хорошими отношениями с Турцией, будет не в восторге от провокационных инициатив Армении. А  предположить, что Евросоюз станет проводником армянских претензий к Турции - совершенно нереально. Ереван снова заигрывается, а в большой политике это плохо кончается.
Алексей Синицын, главный эксперт Американо-Азербайджанского Фонда Содействия Прогрессу:                      
- Политический разворот Еревана на Запад нельзя рассматривать в отрыве от притязаний Армении на турецкую территорию. «Мировое армянство» не скрывает своих намерений использовать в этих целях все риски и вызовы «арабской весны». Проект уже готов - цитирую: «Курдское примирение застопорилось, Асад в Сирии одерживает победы, в Египте свергли исламистское правительство, между США и Ираном намечается потепление. На этом фоне территориальные претензии Армении могут стать катализатором вероятного распада Турции, которая так и не смогла стать «неоОсманской» империей».
Но почему в Ереване решили, что Запад хочет «распада Турции»? И как можно в этом деле рассчитывать на помощь Европы, если «правопреемники жертв армянского геноцида» готовы потребовать от европейских страховых компаний выплаты компенсаций по многочисленным договорам, заключенным в 1875-1923 годах? Это миллиарды евро, которых Европе неоткуда взять.
Для администрации Барака Обамы распад старых и создание на их территориях новых государств, например, «Великого Курдистана» - абсолютно не актуально. Попытки президента Буша «фрагментировать Ближний Восток»  уже обернулись войнами в Ираке и Афганистане, которые никак нельзя считать победоносными. И потом, сама армянская диаспора признает, что ее отношения с Вашингтоном сейчас находятся в глубоком кризисе. Достаточно сказать, что размер американской финансовой помощи Армении сокращается на 38%. Посмотрите, что пишет пресса диаспоры: «...американский посол не упускает случая вмешаться в те или иные внутренние дела республики. Говоря простым языком, Белому Дому не по душе и внешняя, и внутренняя политика Армении».
Но и армянскому лобби Обама тоже не благоволит, что подтверждают сами «диаспорные» СМИ: «Единственный лоббист со стажем в администрации президента - это госсекретарь Джон Керри, некогда представлявший интересы армянского лобби. Совершенно понятно, что Обама пытается ослабить роль лоббистских групп, влияющих на принятие политических решений».  Так о каком политическом лидерстве Еревана можно говорить, если внешнеполитический курс Армении входит в конфликт с национальными интересами больших игроков? Я считаю, что к глобальной армянской стратегии применимы разные эпитеты - авантюрная, ошибочная, порочная. Но вполне допустимо и определение - «самоубийственная».

Комментарии: