10 июня 2013 г.





О затянувшейся стагнации в процессе карабахского урегулирования говорят и ответственные политики, и многочисленные эксперты, и международные СМИ. Казалось бы, сам факт глубокого застоя в разрешении «замороженного конфликта» подтверждает очередная отсрочка встречи президентов Армении и Азербайджана, которая теперь, очевидно, пройдет не раньше глубокой осени. Но это вовсе не означает, что потеряна сама, невидимая миру, интрига переговорного процесса, которая определяется, в частности, и позицией его главных посредников - России и США. Внимательному наблюдателю понятно, что отношение больших политических игроков к карабахской проблематике, во многом, меняется, если, вообще, не находится в стадии переосмысления. Политический фон карабахского урегулирования приобретает новое качество, но достаточно ли этого для придания ему позитивного импульса? Или его могут продуцировать какие-то иные источники? Например, фактор силы?
Эти вопросы мы обсуждаем сегодня на традиционном заседании нашего экспертного «Круглого Стола».

Елена Касумова, доцент кафедры политологии Академии Госуправления при Президенте Азербайджана:
- Если бы международные аналитики отошли от частных проблем переговорного процесса, то очевиден стал бы главный на сегодняшний день вопрос: готова ли Армения приступить к освобождению незаконно оккупированных территорий? Ответ также предсказуем: нет, не готова. Подвигнуть ее на это может только серьезное политическое давление извне, которое способен оказать ее главный политический патрон - Российская Федерация. В современном мире двойных стандартов наивно думать, что государства, представляющие собой «центры силы», преследуют чьи-то, а не собственные геополитические интересы в разрешении любого политического конфликта. Но сегодня российские интересы на Южном Кавказе, реализуемые, в основном, через Армению, подвергаются серьезным рискам в силу амбивалентной, т.е. двойственной политики Еревана. Несовместимо активное членство в ОДКБ, которым Ереван «запугивает» соседей, с интенсивным сотрудничеством с НАТО. А недвусмысленное приглашение Москвы принять участие в интеграционных процессах на постсоветском пространстве явно противоречит настойчивому желанию Еревана подписать с Евросоюзом  договор об ассоциированном членстве. Кстати, Россия еще и многое теряет от раздражающего ее назойливого стремления Армении добиться относительной энергетической независимости, не только за счет модернизации собственной энергетики на деньги Запада, но и закупок более дорогого, чем российский, иранского газа. И вот результат - Россия поднимает для своего «верного союзника» цены на газ.
Но главное происходит в чисто политической плоскости. Российский иностранный министр Сергей  Лавров делает почти сенсационное заявление: «Статус-кво означает не только нерешенность вопроса о возвращении азербайджанских территорий, но еще и экономическую блокаду Армении, поэтому здесь не нужно никого убеждать в неприемлемости этого статуса». Устами главы МИД РФ Москва впервые, фактически, солидаризируется с позицией Азербайджана, настаивающего на том, что нельзя рассматривать вопрос деблокирования Армении отдельно от освобождения захваченных территорий. Все это можно рассматривать как фактор политического давления на Ереван, который должен сыграть свою роль в карабахском урегулировании. 
Ризван Гусейнов, политический аналитик, журналист:
- Прежде чем перейти к анализу ситуации вокруг нагорно-карабахского конфликта, следует отметить, что в последнее время интерес ведущих держав к Армении, как к субъекту политики на Южном Кавказе, значительно упал. Уже стало традицией, что Армения, как государство, представляет собой, своего рода, рычаг негативного влияния на южно-кавказские процессы. Однако, ныне этот «рычаг» скорее напоминает старые тапочки, которые жалко выбросить. Это понимают и в Москве, и в Вашингтоне, и в европейских столицах. Азербайджан однозначно доказал, что без учета его интересов и мнения, ни одной из держав не удастся обеспечивать устойчивость своего влияния на политические, экономические и энерготранзитные процессы на Южном Кавказе.
В этой ситуации нетрудно понять Россию, которая устами главы МИД Сергея Лаврова озвучивает неприемлемость дальнейшего сохранения статус-кво и связывает развитие Армении с необходимостью сначала возвратить оккупированные азербайджанские земли. Ясно, что одной лишь словесной поддержкой территориальной целостности Азербайджана не спасти российские геополитические интересы на Южном Кавказе, во многом, зависящие от позиции официального Баку. По всей видимости, Кремль намерен использовать в диалоге с Баку некоторые элементы западной политики soft power, однако насколько это возможно будет реализовать, покажет время. 
Не дремлют и США, недавно направившие в Баку, пожалуй, наиболее представительную за всю историю американо-азербайджанских отношений делегацию политиков, бизнесменов, политологов. Напомним, что в конце мая в Баку состоялся американо-азербайджанский форум «Взгляд в будущее», где делегацию из США представляли официальные лица, сенаторы, конгрессмены из 42 американских штатов. Этот американский политический «десант» в Баку однозначно имел целью привлечь Азербайджан к участию в крупных энерготранзитных, логистических и геополитических проектах Запада. А краеугольным камнем развития американо-азербайджанских стратегических отношений американские политики  называли необходимость разрешения нагорно-карабахского конфликта в рамках суверенитета Азербайджана.
Александр Васяк, генерал-майор, военный эксперт:
- Я совершенно не исключаю потенциал внешнего давления на Армению, но еще раз подчеркну, что фактор силы в переговорном процессе никто не отменял. И в этом контексте мы наблюдаем странные противоречия в информационном пространстве Армении. И не только Армении. С одной стороны, СМИ упорно утверждают, что Армения получает от России самое современное вооружение, вплоть до оперативно-тактических ракетных комплексов (ОТРК) «Искандер-М». С другой стороны, министр обороны Сейран Оганян постоянно - в конце мая, в начале июня - выступает перед журналистами с несколько нервными заверениями в том, что военно-промышленный комплекс Армении успешно развивается и будет развиваться в будущем.
Сначала о поставках российского оружия. Меня всегда удивляет легковерность некоторых наших экспертов, попадающихся на провокации армагитпропа. Возьмем для примера ОТРК «Искандер». Существует экспортная модификация «Искандер-Э», по всем позициям уступающая комплексам, стоящим на вооружении российских ВС. Переговоры об их продаже  «Рособоронэкспорт» вел с Индией, Вьетнамом, Ираном и другими странами. Утверждают, что с Сирией еще в 2008 году был даже заключен договор на поставку этих комплексов. Но по разным политическим причинам Москва отказалась от экономически выгодного экспорта этих ОТРК. К тому же Россия должна завершить до 2020 года собственное перевооружение и дарить кому-либо, тем более Армении, дорогостоящее оружие она не будет. Как и продавать по «демпинговым ценам». Поэтому г-н Оганян так  волнуется о состоянии армянского ВПК. Ведь вся модернизация вооруженных сил РА уже непосильным грузом ложится на слабую армянскую экономику.
Министр С. Оганян это хорошо понимает, поэтому,  весьма своеобразно, успокаивает общественность, заявляя, что, цитирую: «в сложившихся военно-политических условиях Армения вынуждена создавать эффективные средства при ограниченных ресурсах».  Следовательно, эффективность этих средств будет прямо пропорциональна ограниченности ресурсов, т.е. будет крайне низкой. А, значит, никакого паритета с ВС Азербайджана нет и быть не может. Ни в краткосрочной, ни, тем более, в долгосрочной перспективе. Разве этот факт не собственный «рычаг давления» на Ереван в переговорном процессе?
Алексей Синицын, главный эксперт Американо-Азербайджанского Фонда Содействия Прогрессу:
- Если мы возьмем наиболее общую оценку западной прессы в отношении внешней политики Армении, то я лучше процитирую ее по порталу EurasiaNet: «Москва старается оказывать давление на Ереван, и по мере увеличения притока российского оружия и инвестиций, пространства для маневра у Армении будет все меньше, но пока она очень умело пользуется каждым сантиметром имеющегося пространства». Однако масштабные поставки российского оружия в Армению, как мы выяснили - пропагандистский миф. Российская военная база - это не армянские вооруженные силы. А о каких особых российских инвестициях в условиях кризиса вообще идет речь? Да, Москва стремится взять под контроль последние крупные активы Еревана в формате предприятий энергетики. Но армянское руководство вряд ли может расценивать это как выгодное экономическое предложение. Впрочем, одна деталь замечена правильно -  пространство для политического маневра у Еревана сужается. В последнее время - стремительно.
С конца 2009 года во взаимоотношениях Москвы и Еревана существовал скрытый подтекст. На случай разногласий у армянской стороны была припасена некая политическая опция с элементами банального шантажа: «А мы пойдем на Запад». Благо «цюрихские протоколы» по нормализации армяно-турецких отношений постоянно оставались в политической повестке Госдепа США. Но с развертыванием гражданской войны в Сирии, в которую Анкара все больше втягивается, шансы на продвижение швейцарских договоренностей стремительно таяли. А с появлением «площади Таксим» они стали равны нулю. Анкаре сейчас явно не до открытия армяно-турецкой границы. Теперь Москва будет спокойно усиливать прессинг на Ереван, связывая воедино вопросы деблокирования Армении и освобождения оккупированных азербайджанских территорий. Очевидно, такая позиция становится единственно возможной. Вот и бывший посол США Мэтью Брайза назвал большой ошибкой тот факт, что США и ЕС «в период активного сближения, наблюдавшегося в  армяно-турецких отношениях, вырвали этот процесс из контекста урегулирования нагорно-карабахского конфликта». Конечно, господин Брайза - не человек демократической администрации. Но и «цюрихские протоколы» родились не при госсекретаре Джоне Керри, а при госпоже Хилари Клинтон. Поэтому я уверен, что мы вступаем в фазу повышения интереса  больших политических игроков к карабахской проблематике.  При этом позиции Азербайджана будут выглядеть более убедительными, чем у другой стороны конфликта.

2 коммент.

Судя по всему, Армения экономически не выдерживает "холодную войну" с Азербайджаном. И потому эмиграция оттуда возрастает. Интересно, найдутся ли среди в Ереване политики-прагматики, способные хоть малость разрядить ситуацию вокруг Карабаха. Найдёт ли руководство Армении понимание со "спюрком" по этому вопросу?

Reply

к сожалению нынешнее руководство Армении, армянская зарубежная диаспора и церковь думают об ином - как услужить своим зарубежным покровителям-державам чтобы приумножить свои финансы... Иначе мировое армянство не спровоцировало 25 лет назад Карабахский конфликт по итогам которого 400 тысячами армян Азербайджана пожертвовали ради "независимости" 80 тысяч карабахских армян... в результате армянство потеряло нефтяной Баку и золотую жилу Азербайджан, где армяне находились на всех руководящих уровнях.. так где же ЛОГИКА товарисчи армяне из диаспоры? Поэтому ныне Армения превращается в фантом из которого бегут армяне...

Reply