15 марта 2013 г.


Вряд ли кто станет отрицать состоявшийся факт - процесс переговоров по карабахскому урегулированию, практически, сошел на нет, а напряжение в зоне конфликта постоянно возрастает, что приводит к людским потерям с обеих сторон. Пожалуй, со времени прекращения военных действий, позиции Азербайджана и Армении не расходились так далеко, как за последний год. У международной общественности создается впечатление, что все ресурсы Минской группы ОБСЕ как единственного посредника в урегулировании конфликта окончательно исчерпаны, а глобальные игроки - Россия, США, Евросоюз - не рассматривают карабахскую проблематику сквозь призму своих стратегических интересов. 

Так есть ли выход из создавшегося политического тупика? Могут ли страны, взявшие на себя роль модераторов конфликта, реанимировать переговорный процесс, а, тем более, придать ему новое звучание? Этой теме мы посветили очередное заседание нашего экспертного «Круглого Стола».  




Елена Касумова, доцент кафедры политологии Академии Госуправления при Президенте Азербайджана:
- Все понимают, что военно-политическая ситуация на Южном Кавказе, особенно в контексте карабахской проблематики, далека от стабильности. Но любая нестабильность, растянутая во времени, приобретает параметры устойчивости. Наверное, поэтому карабахское урегулирование не является одним из приоритетов и глобальных, и региональных игроков. Южный Кавказ, в целом, отошел на периферию их интересов. Более актуальными, насыщенными серьезными рисками, им представляются проблемы, порожденные «арабской весной», выводом войск США и НАТО из Афганистана, корейским и иранским «ядерным досье» и прочими вызовами. Посредники все больше дистанцируются от процесса карабахского урегулирования, очевидно понимая, что Мадридские принципы не отвечают требованиям «дорожной карты», двигаясь по которой можно придти к заключению мирного соглашения. Поэтому остаются «прекраснодушные» призывы к обеим сторонам проявлять политическую волю.
Однако понятие этой самой «политической воли» можно толковать достаточно широко. Все признают ограниченность усилий Минской группы ОБСЕ, посол Ричард Морнингстар даже заметил в интервью Voice of America, что формат переговоров не является столь уж важным. Тогда давайте искать подуровневые форматы переговоров. Мне кажется весьма привлекательной идея, появившаяся у экспертов Американского совета по внешней политике - провести переговоры в формате 2+2. То есть, Азербайджан и Турция с одной стороны, а Россия и Армения - с другой. Такое взаимодействие вовсе не означает, что Соединенные Штаты или Евросоюз в лице Франции исключаются из переговорного процесса. Они могут продуцировать какие-то новые предложения в рамках Минской группы или в плане собственных инициатив.
Надо сознавать, что глобальный политический контекст сейчас исключает любую альтернативу мирному урегулированию карабахского конфликта. Поэтому Баку необходимо наращивать свои внешнеполитические усилия. А переговорный формат 2+2, правда, еще очень гипотетический, может снять напряженность в армяно-азербайджанских отношениях и оказать, скажем так, корректирующее влияние на продвижение т.н. «цюрихских протоколов» по нормализации армяно-турецких отношений.
Ризван Гусейнов, политический аналитик, журналист:
- Сложившаяся по итогам Первой Карабахской войны ситуация в регионе Южного Кавказа, удовлетворяет ведущие мировые державы: США, Россию и Францию, фактически, представляющую Евросоюз. Будучи сопредседателями МГ ОБСЕ по разрешению конфликта, они ни на йоту не продвинули мирный процесс по урегулированию этого вопроса. Наивно полагать, что ведущие державы, в течение 20 с лишним лет имитирующие мирный переговорный процесс между Азербайджаном и Арменией, вдруг начнут проявлять активность в разрешении конфликта. Перелом может быть достигнут только в случае серьезных изменений в геополитической ситуации на Южном Кавказе. К примеру, если  Азербайджан, воспользовавшись своим военно-политическим и экономическим преимуществом, силовым или дипломатическим путем вынудит Армению освободить оккупированные азербайджанские территории.
Но подобного развития событий не желают ни США, ни, тем более, Россия, которая всеми силами будет стремиться и далее удерживать статус-кво, создавшийся почти 20 лет назад в результате Первой карабахской войны. В этой связи в текущем 2013 году, который для Азербайджана является годом президентских выборов, по всей видимости, официальный Баку не будет предпринимать серьезных военных операций по освобождению оккупированных территорий. Тем не менее, не исключены локальные стычки между азербайджанскими и армянскими ВС на линии карабахского фронта и армяно-азербайджанской границе. Скорее всего, новых серьезных миротворческих инициатив, или же попыток силового разрешения нагорно-карабахского конфликта, можно ожидать не ранее 2014 года, по итогам президентских выборов в Азербайджане.
Однако для такого развития событий следует заручиться твердой поддержкой хотя бы региональных держав, а в идеале - кого-нибудь из членов пятерки Совбеза ООН. А пока Азербайджан будет продолжать готовиться, в том числе, и к силовому восстановлению своей территориальной целостности, поскольку никакая ситуация и положение не вечны в политике и несомненно, что в один момент Армения - искусственно созданное и извне поддерживаемое государство - вынуждено будет сдавать экзамен на добрососедские отношения, в первую очередь, с Азербайджаном.
Александр Васяк, генерал-майор, военный эксперт:
- Я не думаю, что именно поддержание статус-кво сегодня выгодно кому-то из глобальных игроков. Южный Кавказ с приходом администрации Обамы все меньше походит на площадку для геополитических игр в духе холодной войны. Другое дело - посредники не смогли предложить реальные механизмы разрешения карабахского урегулирования, которое тревожит их в значительно меньшей степени, чем другие вызовы евразийской «дуги напряженности». Поэтому наивно рассчитывать, что внешние, даже очень сильные игроки, могут разрешить карабахскую проблему, которая к тому же сейчас не находится в фокусе их жизненно важных интересов. Более того, надо понимать, что возможность военного вмешательства внешних сил в карабахский конфликт (при условии, что он войдет в силовую плоскость) мало реальна. Активное и, вероятно, успешное противодействие реализации военного сценария, конечно, будет. Но прямое участие иностранных вооруженных сил в нем - исключено.
Переговорный процесс по Карабаху, конечно, должен быть восстановлен. Но, учитывая пассивность посредников, проходить он должен под знаком возрастания военной мощи Азербайджана. Фактор силы в международных отношениях еще никто не отменял - даже при наличии информационных, дипломатических и прочих ресурсов.
Поэтому для того, чтобы он действительно шокирующе действовал на армянскую сторону, следует принять специальную программу развития Вооруженных Сил, которая будет обновляться в зависимости от изменения геополитической ситуации. Такие программы принимают все ведущие государства мира, что позволяет им адекватно реагировать на возникновение военно-стратегических вызовов и рисков. Вспомним, только в течение одного года американцы дважды вносили коррективы в свои стратегические планы, а Россией принят известный план модернизации ВС  - 2020. И в демонстрации своей силы мне видятся два направления: технологическое, суть которого в принятии на вооружение более мощного и качественного оружия и профессиональное, демонстрирующее мастерство выполнения задач в любой обстановке на театре военных действий. Никакого стратегического паритета между Арменией и Азербайджаном просто не может существовать. Но противнику необходимо постоянно доказывать сей факт проведением масштабных военных учений, что, кстати, самым благотворным образом скажется на боеготовности и боеспособности ВС Азербайджана.    
Алексей Синицын, главный эксперт Американо-Азербайджанского Фонда Содействия Прогрессу:
- Я думаю, что внешнеполитический курс Азербайджана в нынешней ситуации требует новой четкой артикуляции, которую общественность, очевидно, увидит в ходе президентской избирательной кампании. А экспертному политологическому и медийному сообществу не стоит питаться иллюзиями или опасаться надуманных угроз, исходящих из сомнительных источников. То вдруг СМИ с подачи не совсем адекватного проармянского политолога Владимира Захарова сообщают о том, что США просят от ООН право на миротворческие операции в Карабахе, то утверждают, что ОДКБ уже получило от Объединенных Наций некие миротворческие функции. Ни первое, ни второе утверждение, ни многое другое из того, что пишут и говорят СМИ сегодня, не выдерживает никакой критики.
Геополитический фон, на котором проистекает карабахский конфликт, за последние годы неоднократно менялся. Еще недавно мир был уверен в неизбежности американо-иранской войны, с которой некоторые аналитики связывали разрешение карабахского кризиса, а сейчас, подумать только, сам директор Национальной разведки США Джеймс Клэппер сомневается в стремлении Ирана заполучить ядерное оружие. Сегодня игра на противоречиях между ядерными державами, выступающими модераторами карабахского урегулирования, абсолютно бесперспективна, а учитывать их позиции в единстве внутренней и внешней политики придется обязательно. Даже если посредническая деятельность Минской группы ОБСЕ вызывает разочарование.
Азербайджанская внешняя политика всегда умела чутко реагировать на изменение геостратегической конъюнктуры и вряд ли она откажется от этого опыта. К примеру, от аналитиков не ускользнул своевременный разворот в азербайджано-иранских отношениях, которые за последнее время явно потеплели. И это, безусловно, политическое достижение официального Баку.
Обычно, в период электоральных, тем более президентских кампаний, внешнеполитическая активность любого государства заметно снижается. Но нынешняя ситуация такова, что Азербайджану стоит ее значительно усилить, особенно в формате двухсторонних отношений со странами-сопредседателями МГ ОБСЕ и региональными лидерами. Конечно, такое движение не приведет к моментальному разрешению карабахского кризиса, но позволит восстановить переговорный процесс с достаточно благоприятных для себя позиций.

12 коммент.

Всё хочу спросить, что азербайджанская сторона подразумевает под термином «урегулирование», когда он соотносится с карабахским конфликтом?
Согласитесь, что «урегулирование» не совсем одно и то же, что «возвращение оккупированных территорий».
Есть варианты???

Reply

а зачем спрашивать - азербайджанская сторона уже 20 лет как сформулировала свое видение урегулирования конфликта, поддержанное МГ ОБСЕ. Сперва безоговорочный вывод армянских оккупационных войск с пяти районов - этот пункт закреплен еще в Бишкекских протоколах 1994 года и выполнить его обязались страны-сопредседатели МГ ОБСЕ.. до сих пор это ими не сделано... затем обговаривается вопрос Лачинского и Кельбаджарского районов, из которых выводятся армянские ВС после решения вопроса статуса Нагорного Карабаха.... то есть сперва должны быть выполнены обязательства взятые МГ ОБСЕ о принуждении Армении вывести войска из 5 районов.. а затем уже начинаются переговоры по статусу Нагорного Карабаха, возвращению всех вынужденных переселенцев и т.д.

Reply

В условиях "подмораживания" конфликта особые усилия следует сосредоточить на дипломатических и около- шагах. Проиграть может тот, кто сделает 1-й выстрел.

Reply

спасибо дорогой Сергей! Проигрывает тот, кто серьезно не оценивает противника, к сожалению 20-летняя мирная фаза переговоров ничего не принесла для решения конфликта, в результате чего Армения и Азербайджан остаются друг для друга потенциальными противниками...

Reply

Почему Азербайджан отказывается об отведении снайперов с линии соприкосновения?

Reply

Прекрасно научились лгать и извращать историю, молодцы.

Reply

а почему Армения отказывается выполнять принятое 20 лет назад обязательство о выводе своих войск из 5 азербайджанских районов?

армянские ВС оккупировали азербайджанские территории - НИКТО в мире (в том числе и сама Армения) не признает НКР, поэтому это незаконное образование...

от того, что Азербайджан и Армения выведет снайперов что изменится для азербайджанской стороны? можете объяснить?

Reply

гайкос - это вы о ком говорите - об армянах?

Reply

Нет анонимный, об так называемых азербайджанцах, хотя такой нации не существовало до 1936 года до указа Сталина. Зря Сталин дал вам название такое, вы к азербайджанцам не имеете никакого отношение, да и само понятие азербайджанцы до 1936 года имело значение жителей провинции Ирана Азербайджан. Да и сейчас они себя называют ирани и считаются предками ирано-ариев, говорящих на тюркском языке, после нашествия сельджуков.

Reply

Ризван, вы всегда отвечаете вопросом на вопрос или только мне?
Что изменится говорите, разве мало что молодые азербайджанцы и армяне погибают из за циничной политики вашего президента. Этого мало вы считаете? Или вам не жаль своих молодых солдат?

Reply

Когда же наконец Алиев начнет войну?? Уже 20 лет кричит "Держи меня! Сахла мяня!" Хватит, да...

Reply

гайкос - вы как то странно мыслите .. интересно почему вас не беспокоит то, что из-за циничной захватнической политики вашего президента (который лично убивал азербайджанских женщин и детей в Ходжалы), до сих пор льется кровь армянских солдат на фронте и народа на улицах Еревана?

Reply