25 января 2013 г.



Новая администрация США, которую солидные аналитики единодушно признают «мужской командой профессионалов», скоро приступит  к своей работе. Очевидно, что внешнеполитический курс США должен приобрести совершенно иное качество. 
В первый срок президентства Барака Обамы американская внешняя и оборонная политика сохраняли инерцию, набранную еще при Джордже Буше-младшем, что проявлялось в отношении к Ирану, позиции США по размещению ПРО в Европе, активному участию в свержении ливийского режима и пр. Конечно, Бараку Обаме еще придется искать сложные компромиссы в отношениях с Конгрессом, но зато перед ним наконец-то раскрывается перспектива полного взаимопонимания с собственным ближайшим окружением.
Какой же будет политика новой американской администрации в отношении Южного Кавказа? Этой теме мы посвящаем очередное экспертное заседание нашего «Круглого Стола».


Елена Касумова, доцент кафедры политологии Академии Госуправления при Президенте Азербайджана:
- Я думаю, что всем очевидно стремление Барака Обамы отказаться от откровенной силовой гегемонии времен Джорджа Буша. Это - концептуальная позиция, которую, по мнению Збигнева Бжезинского, такие политические «тяжеловесы» новой администрации, как Джон Керри (Госдеп), Чак Хейгел (Пентагон), Джон Бреннон (ЦРУ) и другие, должны наполнить новым стратегическим содержанием. Это ясно, хотя бы из того, что США явно стремятся разрешить проблему ядерной программы Ирана, не прибегая к военной компоненте. И это необходимо учитывать политическому истеблишменту Южного Кавказа. И потом, США твердо намерены выводить войска из Афганистана. Часть грузов, предположительно до 100 единиц контейнеров ежемесячно, пойдет до каспийского порта Актау, далее морем в Баку, а оттуда по территории Грузии и Турции - в Европу. Значение этого маршрута может серьезно возрасти при обострении ситуации в пределах пакистанского коридора эвакуации американских грузов. Поэтому американцам необходима не только военная стабильность на всем Южном Кавказе, но и политическая стабильность внутри самих южно-кавказских государств. Таким образом, сохранение статус-кво на Южном Кавказе и, вообще в Каспийском бассейне, несмотря на любые популистские заявления, соответствует национальным интересам США.   
Тревоги и опасения США стремительно смещаются в сторону Азиатско-Тихоокеанского региона. Вспомним, что в военной доктрине «Поддержка глобального лидерства», которая была обнародована лишь год назад, Китай определялся как государство, способное продуцировать многочисленные угрозы военной безопасности США. Такое геополитическое видение подразумевает поиск если не союзников, то партнеров в лице Индии и России. Администрация США будет искать возможность второй «перезагрузки» отношений с Москвой. Собственно говоря, с этой целью и приезжает в Москву советник президента по нацбезопасности Томас Донилон, который прослыл тонким и умным политиком. Какие-то договоренности с Кремлем будут достигнуты. А из этого следует, что постсоветским государствам, расположенным на евразийской «дуге нестабильности», не стоит играть на российско-американских противоречиях, как это делал Михаил Саакашвили. Времена не только Джорджа Буша, но и Хилари Клинтон уже прошли.

Ризван Гусейнов, политический аналитик, журналист:
- Новая администрация Обамы будет стремиться сохранять американское присутствие на Южном Кавказе, однако особой активности в этом направлении ждать не приходится. 
Думаю, приоритетом администрации Обамы во внешней политике будет вывод войск из Афганистана и доведение до логического конца «революционных» процессов, инициированных в странах Магриба и Ближнего Востока. Учитывая то, что в этом контексте США нуждаются в некоторой поддержке со стороны России можно предполагать, что в таких, менее приоритетных сейчас для Штатов регионах, как Южный Кавказ, администрация Обамы пойдет на некоторые уступки Кремлю.
Максимум, какой активности можно ждать от США - так это новых попыток реанимировать «цюрихских протоколы» по нормализации армяно-турецких отношений. Штаты продолжат поддерживать энерготранзитные проекты с участием Азербайджана, Грузии и Турции в Европу, однако наверняка ослабнут попытки подключить к этим проектам нефтегазовые ресурсы Туркменистана и Казахстана.
Вопрос нагорно-карабахского конфликта по-прежнему важен для США. Однако многочисленные спады в переговорном процессе говорят о том, как нелегко разрешить эту проблему. Маловероятно, что США способны сделать нечто реальное для урегулирования конфликта.
Опять-таки многое, в том числе и в южно-кавказской политике, зависит от того как будут развиваться события в Сирии. Сейчас Россия спешно эвакуирует россиян из Сирии, поэтому создается впечатление, что Кремль пошел на уступки Вашингтону по сирийской повестке. Уверенности в этом добавляет тот факт, что администрация Обамы уже успела похвалить Россию за изменение своей позиции в отношении Сирии. А значит, в виде приза за уступчивость в сирийском вопросе, Москва может получить от Вашингтона временные преференции на Южном Кавказе.
Не думаю, что подход Обамы к иранскому вопросу можно назвать «мягким». Санкции, введенные при Обаме, были гораздо более серьезными, чем при администрации Буша. Риторика нынешней администрации в отношении Ирана может показаться несколько сдержанной, но это совсем не значит, что США исключают вероятность военных действий. Нельзя забывать, что их развертывание может привести к непредвиденным последствиям, и потому постсоветским странам необходимо тщательно взвешивать все риски возможной военной операции против Ирана.

Александр Васяк, генерал-майор, военный эксперт:
- Для меня показательно, что во главе внешнеполитического и оборонного ведомств США стали ветераны вьетнамской войны Джон Керри и Чак Хейгел. Должностные лица, прошедшие войну, куда лучше любых гражданских «ястребов» понимают все риски, которые несет развертывание боевых действий в любой точке мира. Да и сам Барак Обама недвусмысленно дал понять, что десятилетие войн осталось позади. Я  уверен - профессионалы из новой американской администрации прекрасно понимают, что США находятся сейчас в состоянии серьезного «перенапряжения сил», которое не позволяет им претендовать на глобальное лидерство. И это при том, что внешнеполитические акценты США, действительно, сместились, чему свидетельствует их военная доктрина, согласно которой «интересы безопасности США неразрывно связаны с дугой, опоясывающей Азию с юга - от западной части Тихого океана и Восточной Азии до Индийского океана и Южной Азии».  Поэтому крайне дорогостоящая военная операция против Ирана с непредсказуемыми последствиями и неизбежными потерями не актуальна для американцев. В конце концов, есть масса внешнеполитических опций - от санкций и дипломатического давления до прямых, не афишируемых широкой публике переговоров, которые помогут не только умерить ядерные амбиции Тегерана, но и значительно ослабить энергетическое сотрудничество между Ираном и Китаем. А именно отношения с Китаем США рассматривают в формате стратегического соперничества. Разрекламированный геополитический феномен «Кимерика» (Китай + Америка) так и не появился на свет.
Все это имеет прямое отношение к ситуации на Южном Кавказе. Многие политологи и политики ожидали, что с началом американо-израильской военной операции против Ирана на Южном Кавказе произойдут тектонические изменения. Начнется  распад иранского государства, в события обязательно вмешается Россия, возникнут воюющие между собой блоки региональных и глобальных игроков и пр. и пр. Все это - умозрительные сценарии, не имеющие отношения к реальности.  
На Южном Кавказе и в бывшей советской Центральной Азии, очень важным для США, американцам нужна хотя бы относительная стабильность. Это, как они говорят, «global common» - «зона/объект глобальной значимости». И возникновение еще одной «горячей точки» севернее иранских границ, в т.ч. возможном возобновлении военных действий в Карабахе, противоречит американским стратегическим планам. Статус-кво, т.е. относительная устойчивость региона, может не удовлетворять входящие в него государства, но сегодня  отвечает интересам и США, и России. 

 
Алексей Синицын, главный эксперт Американо-Азербайджанского Фонда Содействия Прогрессу:
- Внешнеполитические приоритеты США, конечно, изменились. Америка явно будет стремиться сокращать свое весьма затратное участие в военных конфликтах. Мы же видим, как США готовы предоставить Европе самой разбираться с тяжелыми последствиями «арабской весны», которая так неожиданно нашла свое продолжение теперь  и в глубине африканского континента. Конечно, США пристально смотрят на юго-восток Азии, тиражирующий новые вызовы американской национальной безопасности. Но ведь никуда не делась иранская ядерная проблема, по-прежнему туманно будущее Афганистана, чреваты до конца неопределенными угрозами отношения США с т.н. «политическим исламом». Для решения всех этих задач новой администрации придется договариваться с Россией, которую нынешняя ситуация на «дуге нестабильности» вполне устраивает. К примеру, снятие напряженности  между Вашингтоном и Тегераном совсем не выгодно Москве. Гипотетически оно может привести к тому, что среднеазиатский газ пойдет в Европу весьма перспективным маршрутом через Иран. Да и сам иранский газ может появиться на европейском рынке, составив конкуренцию «Газпрому». Поэтому Москва может многое потребовать за вторую «перезагрузку» американо-российских отношений. Обязательным  условием будет невмешательство США в российскую политику в пределах бывшего СССР. Особенно в контексте  претенциозного заявления Хилари Клинтон о том, что Америка не позволит России восстановить Советский Союз в какой-либо новой конфигурации. Вот что необходимо учитывать истеблишменту южно-кавказских государств. И не надо преувеличивать нынешний негативный тренд в отношениях США и России. «Акт Магнитского», «закон Димы Яковлева» и другие обмены ударами - это, скорее, выпуск пара, чтобы потешить консерваторов обеих стран.
Конечно, новой администрации нужна стабильность на периферии «дуги напряженности», коим сейчас является Южный Кавказ. Поэтому ожидать каких-то дипломатических прорывов в карабахском урегулировании не приходится. Более того, еще до 2015 года США постараются вернуть в повестку дня «цюрихские протоколы». Они ведь предусматривают «создание совместной комиссии из независимых историков для изучения вопроса о геноциде армян 1915 года». Комиссии, как известно, могут заседать бесконечно долго, а, значит, Вашингтон получит возможность не принимать болезненное для Турции решение о признании  «армянского геноцида».  
Конечно, стратегия новой американской администрации не несет каких-либо серьезных рисков для истеблишмента постсоветских государств Каспийского бассейна, по меньшей мере, до вывода американских войск из Афганистана. Но и не следует ожидать активного участия США в разрешении политических противоречий, которыми опутан этот регион.



Комментарии: