16 ноября 2012 г.

erevangala500.com                                                     автор: Эльшад Алили

Древнетюркские рунические надписи недалеко от  села Нювади (Nüvədi) Мегринского района Зангезурской области Северо-Западного Азербайджана  (ныне Армянская Республика) были обнаружены в 1985-ом году уроженцем самой деревни покойным педагогом, поэтом и исследователем Гамзой Вали. Надписи были отмечены среди наскальных изображений на нескольких камнях на горе Гаргалар-Дашы (в переводе с тюркского «камни воронов») в окрестностях Нювади, где испокон веков и до конца 1991-го года проживали тюрки.

Длина самого большого камня составляет 1 м., ширина 70 см., длина самого маленького 40 см., ширина 32 см. Ширина линий надписей написанных на твердых базальтовых камнях древнетюркскими рунами, равна 2-3 мм, а глубина 3-4 мм.

По всей вероятности название горы Гаргалар-Дашы является искажением более древнего названия Гаргарлар-Дашы (Гаргарские Камни). Со временем название тюркского племенного образования гаргар в народной памяти предалось забвению, утеряло свое значение и среди населения данная топонимика транскрибировалось в  Гаргалар-Дашы. Так же произошло с названиями топонимов связанных с племенным образованием Караманлы в разных местах Азербайджана, которые сегодня озвучиваются как Гахраманлы.

Еще одним свидетельством того, что данный регион в древности назывался Гаргар, является название области Южного Азербайджана Gärgär на, против Джульфы и Мегри, на том берегу Араза. Про скифские (древнетюркские) племена гаргарейцев подробно мы расскажем в XII и XIII частях нашего исследования под названием «Саки Сисакана и Арана». Эти прототюркские племена действительно оставили огромный исторический след на территории Передней Азии, Анатолии и Кавказа, и по, этому следует о них поговорить в отдельном материале. 


Возвращаясь к камням Гаргалар-Дашы нужно отметить, что на них высечены пиктографические и тамгообразные знаки, среди которых особо интересен один камень с небольшим текстом тюркским руническим шрифтом на прототюркском языке. Именно этот камень с надписями во время оккупации армянскими вооруженными формированиями села  Нювади и Зангиланского района покойный Гамза Вали вывел из блокадного региона, чем оказал огромную услугу для истории Азербайджана и всей тюркологии.  Отмечу, что в разных регионах Азербайджана действительно в малом количестве сохранились отрывочные древнетюркские надписи руническим шрифтом.  С некоторыми из них исследуя наскальные изображения Гобустана, и Абшерона столкнулся автор данной работы. Визуальный осмотр и содержание самих этих отрывочных надписей дает основание утверждать, что они относятся разным прослойкам древней эпохи. В будущем мы постараемся также уделить внимание читателей и исследователей на эти небольшие тексты отмеченные проторуническими силлабическими символами.

Само  Нювадинское письмо было изучено Гамзой Вали и другими исследователями, фонетически воспроизведено, прочитано и переведено. Если последовательность знаков, строк и определение символов является точным, или хотя бы приблизительно правильным то фонетическое воспроизведение текста  примерно является правильным. Но, по моему глубокому убеждению, в самой интерпретации текста допущены некоторые не точности, чего будет в этой статье отмечено. Хотя полностью объективно мне судить сложно, так как сам камень я не изучал и могу делать выводы только по снимку, где часть знаков не очень четко просматриваются. Поэтому получить полный эстампаж надписи пока, что для меня является невозможным. В этом материале приводятся фотография камня и также прилагаются таблицы тюркских рун.

В самом начале я отмечу только те символы, которые смог определить по снимку и в первую очередь приведу чтение этой части текста. Однозначно, что многие символы на камне соответствуют Орхоно-Енисеским рунам, но при этом датируются более ранним периодом. Потому, что надпись по своему содержанию больше слоговая, чем Орхоно-Енисейские тексты. Кроме того не имеются разделительные знаки, что свидетельствует о периоде прототюркского времени, которому относится наскальные изображения и письмена. Отмечу, что разделительные знаки также не имеются в Иссыкской надписи (V-VI в.), что стало причиной разной интерпретации надписи. 

При визуальном осмотре выясняется, что Нювединская надпись состоит минимум из трех строк, где верхняя центральная и правая части первой и нижняя правая часть третьей строки разрушены временем и по этой причине, воспроизвести полностью текст является невозможным делом. Вторая строка прочитывается почти полностью, но и там имеются разрушения. Кроме этого на камне видимо имеются еще тамгообразные знаки, которые наверно, являются автографами бедизчи, то есть автора надписи. По снимку мне удалось воспроизвести частично верхнюю и полностью вторую строку. Напомню, что по древнетюркскому правописанию рунические надписи воспроизводились в направлении справа налево.



Первая строка: как выше отмечалось правая часть камня, где начинается первая строка, повреждена и возможные символы, имеющиеся некогда там, для нас потеряны окончательно. Первый с правой стороны читаемый символ соответствует тюркскому гласному знаку O/U . Хотя перед ней вроде имеется другой рунический знак, который из-за повреждения поверхности камня определить не рискую. Сама руна O/U, начиная с прототюркских времен, в стилизации особо не претерпело изменения. Хотя на этом камне она немножко похожа на знак N. Второй символ справа соответствует звонкому G, который мог иметь разные модификаций в форме . Уже Орхонские и Енисейские ее формы имеют легкие отличия в воспроизведении. Если в Орхонских и частично в Енисейских надписях эта руна направлена в правую сторону, то среди Северо-Кавказских и Европейских тюркских рунических текстах она больше повернута в левую сторону. То же самое замечается в Нювадинской надписи. Но по орфографическим законам Орхонских текстов этот знак отмечается только после мягких гласных звуков. Третий знак соответствует звуку Z, который также имел несколько модификаций в виде  . Обычно этот знак употреблялся в конце слова и стоял рядом со всеми видами гласных. После идет пробел, и не совсем поддающийся определению знак. Из-за повреждения верхней части камня, данный символ сложно определить. Возможно это руна iÇ. Дальше отмечен древнетюркский символ eR/iR ,  обычно следующий после мягких гласных. Любопытно, что этот символ составляет лигатуру с идентичным звуком второй строки. Дальше в направлении справа налево отмечены несколько символов, которые к сожалению по снимку я не могу идентифицировать.
Вторая строка: Здесь с правой стороны опять же отмечается символ соответствующий древнетюркскому руническому знаку O/U. Второй знак следующий за ним идентичен со звукомN , следующий всегда после твердых гласных. Третий символ соответствует гласному    - Ü/Ö. Четвертый идентичен знаку,   - который в прототюркский период озвучивался как iÇ, а в древнетюркский просто как Ç, но всегда с мягкими гласными. Данные грамматические особенности позволяет без разделительных знаков отделить слово ON от слова ÜÇ. После опять же проходит гласная O/U. Дальше шестой символ второй строки является тюркский рунический знак отражающий глухую согласную K, имеющий в текстах тоже несколько модификаций в форме  . В Орхоно-Енисейских текстах данный звук обычно отмечается только с мягкими гласными, хотя здесь она присутствует после гласного O/U. Седьмой символ второй строки является изображением согласного S   , идущий после мягких гласных. Восьмым опять же является вышеприведенный N. Девятым следует eR/iR с лигатурой идентичного знака первой строки. Десятый символ соответствует звуку N, которая уже выше была приведена. Одиннадцатым символом является фрикативный звук aNÇa/eNÇe . Двенадцатый символ по всей вероятности является согласным D (T), который изображался парными волнообразными линиями  стоящий рядом с твердыми гласными. В конце строки у края левой кромки камня символ идентичен с Орхонским  İ-I , который иногда читался как Ä. Но я убежден, что здесь отмечен не гласная İ-I а согласная P  , которая фиксировалась в основном только в конце слова. Просто стрелка шапки перевернута. Подобные моменты, когда руны могли изображаться в зеркальном отображении, в тюркских рунических текстах иногда замечается. Различия частично обусловлены географическим регионом и временным периодом запечатления самих надписей.


Остальные символы я не рискнул идентифицировать, хотя некоторые знаки визуально как-то сходили на определенные рунические знаки. Надеюсь, как-нибудь возникнет возможность исследовать сам камен полностью. 

И так у меня получилось идентифицировать по снимку четыре знака первой строки и тринадцать второй. В Нювединской надписи имеются не значительные орфографические различия по сравнению с Орхонскими текстами. Например, как уже выше я отмечал руна глухая K и звонкая G в Орхоно-Енисейских текстах следуют только с мягкими гласными, когда у нас здесь они отмечаются рядом с O/U.

В результате выстраивается такой текст:
Первая строка (читается справа налево): 
Вторая строка: 

В итоге:


OGuZ (Iç?)...eR... 

ON ÜÇ OK ESäN eRiN NÇe DaP......

В первой строке пока, что четко прочитывается только oguz, которое является названием тюркского родоплеменного объединения. er в отдельности переводится как муж, воин, но опять-таки видимо после этой руны имеются другие знаки. Вторая строка начинается c on üç ok, которую перевели как тринадцать стрел и, по моему убеждению, не совсем правильно. В этом месте текста on имеет другое значение, нежели тюркское числительное десять. Прототюркский on кроме значения цифры десять нес в себе еще такие сакральные значения как целость, невредимость, сохранность (1), в целости и сохранности (2), находиться в правде, в правдивой стезее (3). Действительно круглая цифра десять символизировало целостность, завершенность. Здесь это слово образовывает предложение, где высказывается намерение, пожелание и приветствие. Üç Ok это союз «Трех Стрел», который состоял из двенадцати огузских племен. О, Трех Стрелах и их идентичности СиСакану и Сюнику, которые проходят у Моисея Хоренаци мы более подробно говорили в III и IV частях работы Саки Сисакана и Арана.

Слово esän с древнетюркского также переводится как здоровый, невредимый (4). Еще в ранних тюркских переводах Корана это слово заменяет арабское Салам. Оно же подобно прототюркскому on с давних времен употребляется также как приветствие. А слово erinc/erindz переводится как покой, блаженство, благое расположение духа (5). В тексте он употреблен в дательном падеже. Слово dap (tap) является глагольным корнем с сакральным смыслом и переводиться как найти (6) и поклоняться, предаваться (7). В данном предложении употребляется в императиве.

Как видно термины on, esän и erinc в древнетюркском языке имеют близкие сакральные значения. Теперь приведем приблизительный смысловой перевод той части текста, которую удалось мне определить:


Огуз (внутренний ?)...муж...

Мир! Три Стрелы, будь невредимым и предавайся блаженству!

Или;


Огуз (внутренний ?)...муж...

Мир Трем Стрелам! Будь в сохранности и предавайся блаженству!

Из содержания уже становится ясным, что текст несет в себе сакральную нагрузку. Возможно, является частью какого-то гимна, или молитвы. Видимо сама местность Гаргалар-Дашы когда то было храмовой территорией. Вообще наскальные рисунки прототюрков всегда изображались на храмовых территориях.


Продолжение следует.





ИСТОЧНИКИ:

  1. ДРЕВНЕТЮРКСКИЙ СЛОВАРЬ, АН СССР, Ленинград-1969, изд. Наука: стр. 367
  2. KIPÇAK TÜRKÇESİ SÖZLÜĞÜ, TÜRK DİL KURUMU YAYINLARI, Ankara-2007; стр. 205.
  3. там же.
  4. ДРЕВНЕТЮРКСКИЙ СЛОВАРЬ, АН СССР, Ленинград-1969, изд. Наука: стр. 183.
  5. там же, стр. 178-179.
  6. там же, стр. 525.
  7. там же, стр. 533.


Эльшад Алили

1 коммент. :