9 сентября 2012 г.

А. Аманжолов
ГЕНЕЗИС ТЮРКСКОГО РУНИЧЕСКОГО АЛФАВИТА
Алматы, "Мектеп", 2003 ISBN 9965-16-204-2
Kyzlasov Alphabet TableAmanjolov Alphabet TableBook ContentsProceed to Conclusions
Введение
Самая старая надпись Тюркским алфавитом, Иссыкская надпись написаная на плоском серебряном кубке, была найдена в 1970 году в королевской могиле расположенной в Балыкчи (Иссык), Киргизском городе у озера Иссык, и была датирована 5-м в. до н.э. В могиле было тело мужчины одетого с ног до головы в великолепный костюм; кафтан, куртка, шаровары, носки и сапоги все были украшены чистым золотом, в общей сложности 4800 украшений, наибольшее количество когда-либо найденное в гробницах, за исключением фараона Тутанхамона. Вершина конуса короны, охватывающей уши и шею, имела золотыю эмблему из стрел. Меч на правой стороне пояса и нож слева были в ножнах. Красивый орнамент из животных украшал ножны, пояс и перед короны. Радиоуглеродный анализ определил возраст находок как пятый век до н.э. Какой был мир в 5-ом веке до н.э.? Мы знаем об археологических открытиях, где датирование почти всегда несколько спекулятивное, и реконструкции древних Греческих карт, и взгляды Месопотамских и Китайских записей. Из Месопотамских, Китайских и Греческих текстов, из археологических находок из курганов, и из надписей, мы можем углядеть что-то о кочевых народах Средней Азии 5-го в. до н.э. Различные толкования графики и содержания надписи свидетельствуют о скудности находок и потенциал для исследований.


Лист других изображений, изданий и попыток прочтения, клик здесь

Линки

А. Аманжолов
ПРОТОТЮРКСКАЯ РУНОПОДОБНАЯ НАДПИСЬ НА СЕРЕБРЯНОЙ ЧАШЕЧКЕ

Фото из http://www.lostlanguages.com/saka.htm
by Dr. Selahi Diker
Весной 1970 года на окраине города Иссык, что в пятидесяти километрах к востоку от Алматы, археологами Академии наук Казахстана был раскопан один из так называемых царских курганов сакского времени (руководитель — кандидат исторических наук К. А. Акишев, начинатель - Б. Н. Нурмуханбетов). Под курганом в бревенчатом срубе было обнаружено захоронение знатного воина в дощатом гробу. Шлем, кафтан, шаровары и сапоги воина были украшены золотыми пластинами и бляхами с изображениями снежного барса, лошади, горного козла и архара, выполненными в скифском зверином стиле. При похороненном человеке было оружие - меч с золотой рукояткой.

В том же срубе находилась различная посуда (до тридцати предметов): прямоугольной формы деревянные блюда, тонкостенные глиняные сосуды, орнаментированные чаши из серебра и бронзы, серебряная ложка (ее ручка выполнена в виде головы птицы с длинным клювом) и, наконец, серебряная чашечка с загадочной руноподобной надписью (см. уточненную прорисовку).


Рендиция Ираниста С. Рябчикова
http://public.kubsu.ru/~usr02898/sl6.htm

Прототюркская руноподобная надпись
 на серебряной чашечке из кургана
5—4 вв. до н. э., р. Или
Уточненная Прорисовка автора


(Sergei V. Ryabchikov: imaginative interpretation uses a classical Slavono-Indo-Arian-Minoan Linear A (B) - Türkic etc language, with a major dose of undeclared Türkic borrowings like loshad' 'horse', burya 'storm', Sivka-burka 'fairytale horse')
Рендиция Ираниста С. Рябчикова
http://public.kubsu.ru/~usr02898/sl6.htm 
Весь инвентарь захоронения поступил для обработки в отдел археологии Института истории, археологии и этнографии им. Ч. Ч. Валиханова. Осенью 1970 г. нам, наконец, представилась первая возможность непосредственно изучить предметы из иссыкского кургана, включая серебряную чашечку с надписью. По многим признакам данное захоронение относится к 5—4 вв. до н. э., как ориентировочно полагал крайне осторожный К. А. Акишев(carbon dating of Issyk kurgan).
Надпись вырезана острым предметом на внешней стороне серебряной чашечки и состоит из 26 руноподобных знаков, расположенных в две горизонтальные строки. Верхняя строка идет через центр, нижняя — по краю выпуклой поверхности чашечки. Обе строки надписи начинаются от заштрихованного прямоугольника. В верхней строке 9 знаков, в нижней - 17 знаков (включая знак, стоящий обособленно в конце строки, после поврежденной части). Эти знаки обнаруживают сходство как со знаками ранних алфавитных письменностей Средиземноморья 2, так и с древнетюркскими рунами. В какой мере это загадочное сходство подкрепляется соответствием звукового значения сравниваемых знаков? Попытаемся ответить на этот вопрос на основании нашего чтения надписи, которое приводится несколько ниже.
Палеография надписи:
1) знак  γ соответствует орхоно-енисейским знакам   γ, ср.  q в ликийском алфавите 5—4 вв. до н. э. из Малой Азии и   h в венетском алфавите (разновидность этрусского);
2) знак  а(ä) употреблен дважды, он широко представлен в тюркской рунике Таласа и верховьев Енисея в том же значении, ср. орхонский знак  а, ä;
217

3) знак  s соответствует таласскому и енисейскому руническому знаку  s мягкого слога, а также орхонскому  s~ŝ мягкого или (реже) твердого слога;
4) знаки  η (?) и  n обнаруживают родство с финикийской буквой  n и с енисейским руническим знаком  n мягкого слога (памятник No 46), а еше больше - с буквой  n в древнегреческом, карийском (Малая Азия) и некоторых италийских (лепонтийском, мессапском, пиценском, оскском) алфавитах 1 тысячелетия до н. э.;
5) знак  q соответствует орхоно-енисейским  q, ср. буквенные знаки Средиземноморья 2—1 тысячелетий до н. э. - северносемитск.  h (kh), кипрско-финикийск.  h, kh, арамейск.  h;
6) знак        u(ü), о, ö употреблен пять раз, ср. северносемитск.    w в надписях 2—1 тысячелетий до н. э., древнегреческ.   u, восточно-греческ.   u, ü, западно-греческ.  u, лидийск u (1 тысячелетие до н. э.), и тюркскую руну  öü;
7) знаки  č относятся к сфере тюркской руники, соответствуют енисейскому  č и, возможно, руническим знакам  č на таласской палочке, если опираться на предположительное чтение С. Е. Малова3;
8) знак  b мягкого слога соответствует арамейскому  b (5-4 вв. до н. э.), который восходит к северносемитскому, финикийскому  b (2—1 тысячелетия до н. э.) — ср.  b мягкого слога в енисейских надписях;
9) знаки  z тождественны руническому знаку  z таласских и енисейских надписей, руническому знаку  z орхонских надписей 8 в.;
10) знак  к наиболее близок букве  к арамейского алфавита 5-4 вв. до н. э., соответствует тюркскому руническому знаку  к, ср.  к в финикийско-арамейском алфавите 9-8 вв. до н. э.;
11) знак  b твердого слога соответствует тюркскому руническому  b твердого слога, а также древнегреческим  b (Наксос, 7 в. до н. э.) и  b (Коркира, 8 в. до н. э.);
12) знак  q(uq) употреблен дважды, соответствует енисейскому  q (перед или после o, u), знаку  kh в ретском алфавите (разновидность раннего этрусского), мессапскому  h и, возможно, родственен знаку  ка в кипрском слоговом письме;
13) знак  ï, i употреблен дважды, соответствует тюркскому руническому   ï, i,  а также особому енисейскому   ï, i,  ср. букву  i в пиценском алфавите древней Италии;
14) знак  r (?) ранее в тюркской рунике не встречался, напоминает по форме ретические (северно-этрусские) знаки   z из Сондрио (возможно, на основе фонетического соответствия r - z);
15) знак  ä определенно сближается с орхонским  а, ä.
Примечательной палеографической особенностью надписи на илийской чашечке, как и надписи на серебряном блюде с Яика, является отсутствие знаков словораздела.
В целом, палеографический анализ данной руноподобной надписи полностью согласуется с ее археологической датировкой серединой 1 тысячелетия до н. э.
Руноподобная надпись на серебряной чашечке сакского времени, как теперь можно убедиться, является тюркоязычной и читается справа налево следующим образом:
218

Транскрипция

Транслитерация и перевод
(1) аγа sаηa očuq = Aγa, saηa očuq!
"Старший брат, тебе (этот) очаг!"
(2) bäz čök boqun ičr(?)ä uzuq ...i = Bez, cök! Boqun ičrä [r?] azuq! ...i
"Чужой, опустись на колени! [Да будет] у поколения пища!"
Лексика надписи:аγа "старший брат, старший родственник по мужской линии",
ср. в уйгурских юридических документах 13 в. из Турфанского оазиса aqa "старший брат, дядя"4,
казахск., киргизск. aga "старший брат, дядя",
узбекск. oga "старший брат",
уйгурск. aga-ini "братья; старший и младший братья",
Якутск, aga "1) старший годами; 2) отец",
турецк., азербайджанск. ага "господин, начальник";

  saηa "тебе" - форма дательного падежа от местоимения sen "ты",
ср. saηa "тебе" в надписи "Памятника Тоньюкука"5;

očuq "oчаг",
ср. древнеуйгурск. očuq "очаг, печь", в "Divan lugat at-türk" Махмуда Кашгарского očuq-očaq "очаг, печь" (ДТС, с. 362);
219
bez "чужестранец, чужой, посторонний" — слово это зафиксировано у Махмуда Кашгарского в написании , и неточно прочтено baz6, вместо bez, которому вполне закономерно соответствует монгольское bər (beri) "невестка, сноха" (на этом примере можно наблюдать закон "ротацизма" и семантическое развитие слова). Ср. также киргизск. bez kiŝi "1) бесчувственный толстокожий человек; 2) замкнутый человек";

čök - форма 2-го лица единственного числа повелительного наклонения глагола čök "1) опускаться, становиться на колени; 2) опускаться, падать; 3) погружаться (в воду)", который представлен в каирской и гератской рукописях "Kutadgu Bilig", в словаре Махмуда Кашгарского и в древнеуйгурском письменном памятнике "Altun yaruk" (ДТС, с. 154), а также в современных тюркских языках;

boqun (buqun) "поколение, генерация",
ср. парные существительные bodun buqun (boqun?) "население, жители" в древнеуйгурских текстах (ДТС, с. 108, 125),
boγun "сустав, сочленение" у Махмуда Кашгарского (ДТС, с. 109),
казахск. buyn (buwun) "1) сустав; 2) поколение" (jas buyn "молодое поколение"),
каракалпакск. buüyn "1) сустав; 2) колено (составная часть чего-либо); 3) звено (цепи); 4) поколение" (γ > w)
киргизск. buun-muun "1) сустав, сочленение; 2) перен. поколение; 3) перен. потомство";

ičrä [r?] "внутри, внутрь" (ДТС, с. 202), ср. в "Памятнике в честь Кюль-Тегина"; ičrä aŝsïz taŝra tonsïz jabïz jablaq bodunta üzä olurtïm "Я воссел над ничтожным низким народом, у которого внутри не было пищи, а снаружи — одежды"7;

azuq "пища, продовольствие, провиант, корм" (ДТС, с. 73) ,
ср. турецк. azik "съестные припасы, продовольствие, провизия, пища",
казахск., каракалпакск. azyq, "провольствие, провизия, продукты питания; съестные припасы",
алтайск. azyk "запас, припасы (провизии)".

Содержание рассмотренной надписи свидетельствует о древнем поминальном ритуале, связанном с представлением о загробной жизни. Покойник, якобы, нуждался в постоянной заботе своих родственников и близких. Признаки этого ритуала обнаруживаются и в древнетюркских каменных изваяниях, изображающих покойных с чашей в правой руке, а также в пережитках сходных представлений у тюркоязычных народов, в том числе у казахов8.
Как позволяет судить предложенная расшифровка, надпись на серебряной чашечке относится к довольно ранней разновидности тюркской руники, тесно связанной с алфавитными письменностями Средиземноморья середины 1 тысячелетия до н. э. Данная надпись сделана на древнетюркском языке, на котором, по-видимому, говорили ранние кочевники Семиречья.
Рассмотренная надпись позволяет пересмотреть традиционное представление об отсутствии алфавитной письменности у ранних азиатских кочевников и дает серьезное основание для дальнейших научных поисков.
***

220
Дешифровка прототюркской руноподобной надписи на серебряной чашечке, предложенная впервые в 1971 г.9, остается непоколебленной, по причине отсутствия у идейных противников и дилетантов сколько-нибудь серьезных аргументов и научных публикаций, опровергающих данную дешифровку10.

Кроме того, в 1986 г. при осмотре бронзового зеркала из иссыкского кургана11 возникло подозрение, что на зеркале (в верхней части валикового ободка по краю диска) имеются рунические знаки  jübči (i.e. yübči)  "покровитель" (?), малоразличимые в настоящее время, вероятно, вследствие чрезмерной химической обработки.
Авторские примечания
1 Ср. Акишeв К . Курган Иссык. Искусство саков Казахстана. М., 1978, с. 38: "Синхронизация иссыкских датируемых предметов с их аналогами из соседних регионов дает возможность установить время захоронения в кургане Иссык в широких хронологических рамках VII—IV вв. до н. э. При этом еще раз напомним, что нижнюю (раннюю) хронологическую границу определяют предметы искусства, которые могут присутствовать в поздних комплексах, как реликты".
2 В качестве сравнительного материала по ранним письменностям Средиземноморья нами использованы следующие работы: Дирингер Д. Алфавит. ИИЛ, М., 1963; Jensen Н . Die Schrift in Vergangenheit und Gegenwart. Berlin, 1958; Friedrich J . Geschichte der Schrift. Heidelberg, 1966 (русский перевод: Фридрих И. История письма. M., 1979); Sevогoskin V. V. Zur Entstehung und Entwicklung der kleinasiatischen Buchstabenschriften. "Kadmos", Band VII, Heft 2, Berlin, 1968, сс. 150-173. См. также: Тайны древних письмен. Проблемы дешифровки. Сб. статей. М, 1976. Mалов С . E . Памятники древнетюркской письменности Монголии и Киргизии. М.-Л., 1959, с. 63-68.
221

4 Древнетюркский словарь. Л., 1969, с. 48. Обычно это издание обозначается сокращенно — ДТС.
5 Mалов  С . E . Памятники древнетюркской письменности. М.—Л., 1951, с. 59, 63.
6 Махмуд Кошгарий, Туркий сузлар девони (Девону луготит турк), т. III. Перевел (на узбекский язык) и подготовил к печати С. М. Муталлибов. Ташкент, 1963, с. 174; Девону луготит турк. Индекс-словарь. Под ред. Г. Абдурахманова и С. Муталлибова. Ташкент, 1967, с. 53; ДТС, с. 89.
7 Mалов   С . E . Памятники древнетюркской письменности, с. 24, 31.
8 Ср. Валиханов Ч.Ч. Сочинения (Сочинения Чокана Чингисовича Валиханова под ред. Н. И. Веселовского). "Записки Русского географического общества по отделению этнографии", т. XXIX, СПб., 1904, с. 28.
9 Аманжолов А.С. Руноподобная надпись из сакского захоронения близ Алма-Аты. "Вестник АН КазССР", 1971, No 12 (320), с. 64-66; Аманжолов А.С. Материалы и исследования по истории древнетюркской письменности. Автореферат докт. дисс, Алма-Ата, 1975, с. 48—52; Аманжолов А.С. Тюркская руническая графика, III. Алма-Ата, 1985, с. 31—39.
10 Ср. Акишев К. А. Иссыкское письмо и руническая письменность. — "Древнетюркская цивилизация: памятники письменности". (Материалы международной научно-теоретической конференции, посвященной 10-летию независимости Республики Казахстан, г. Астана, 18—19 мая 2001 г.). Алматы, 200İ, с. 389—395.
11 См. цветной фотоснимок бронзового зеркала: Акишев К.А. Курган Иссык. Искусство саков Казахстана. М., 1978, с. 113. Фоторазвертка рассмотренной руноподобной надписи на серебряной чашечке приведена там же, с. 54—55.

Комментарии: