29 августа 2012 г.


В Баку возвращается американский посол, на этот раз многоопытный, прекрасно знающий регион политик - Ричард Морнингстар. С началом его деятельности подавляющее большинство экспертов связывает активизацию США на пространстве всего каспийского бассейна, а не только в Азербайджане.
Конечно, исход грядущих президентских выборов может развернуть американский политический вектор, но стратегические прерогативы США не потерпят серьезных изменений ни при демократической, ни при республиканской администрации. А вот, что касается геополитической тактики американцев, то в ее гипотетическом контексте возникает много вопросов, которые наши эксперты обсуждают на традиционном заседании редакционного «Круглого Стола».



Елена Касумова, доцент кафедры политологии Академии Госуправления при Президенте Азербайджана:
- Все события, развернувшиеся на евразийской дуге нестабильности, проходят под знаком пресловутой «арабской весны», которая вспыхнула неожиданно на ее западном фланге - от Туниса до Сирии. Но восточнее этих стран, в том числе и в регионе каспийского бассейна, никаких политических катаклизмов не произошло. Фактор внутриполитического напряжения, конечно, присутствует, но «революций» - арабских, цветных, сетевых и прочих - в обозримом будущем не предвидится, если они не будут навязаны и профинансированы извне. Самыми мощными возможностями для продвижения подобных революций обладают, конечно, Соединенные Штаты. Ни они, ни кто-либо другой, не были инициаторами «арабской весны», но они сразу же постарались взять ее под тотальный контроль. Тактика, как мы видим, разнообразна - от успешной натовской боевой операции «Объединенный защитник» в Ливии до безуспешной гуманитарной «SMS»-революции в Египте. Однако, результат всюду оказывается одинаковым: к власти из подполья приходят религиозные радикальные силы, с которыми даже американцам очень трудно вести диалог, не то, чтобы их контролировать. К тому же, «арабская весна» не перекинулась в Иран и пробуксовывает в Сирии. События, разворачивающиеся в этом сегменте «дуги напряженности», могут втянуть в большую войну многих игроков, включая те же США, что  сегодня объективно противоречит их интересам.
Поэтому, США не будут увеличивать степень евразийского хаоса. Политические режимы от Турции до Пакистана достаточно стабильны и Вашингтону совсем невыгодно их расшатывать.  Думается, что американцы, нисколько не сомневаясь в своем праве на безоговорочное лидерство, сейчас действительно находятся в поиске «дипломатических, социальных, экономических, политических инструментов для решения новых сложных мировых геополитических проблем». Я цитирую госпожу Клинтон по ее программной статье в журнале New Statesman, вышедшей под весьма символичным названием «Искусство умной силы» (The Art of Smart Power). Эта «умная сила» не подразумевает немедленных бомбардировок Ирана, чье ядерное досье стало для США самым большим внешнеполитическим вызовом. А именно это надо учесть всем сопредельным с Ираном государствам.
Ризван Гусейнов, политический аналитик, журналист:
 - Оценивая внешнеполитические приоритеты Азербайджана и векторы их развития, уже стало традицией определять их по уровню и состоянию ирано-азербайджанских отношений, которые, как лакмусовая бумажка, демонстрируют любые изменения в раскладе сил на Южном Кавказе и Каспии. Несомненно, что нарастающая напряженность в ирано-азербайджанских отношениях неразрывно связана с тем, что официальный Баку в последнее время все чаще «сверяет часы» не с Москвой, а с Вашингтоном. Время покажет, является ли это очередным необходимым геополитическим и геоэкономическим маневром или же исходит из долгосрочных планов Азербайджана.
 Однако для такого поворота, несомненно, есть причины. Во-первых, многолетние инициативы и попытки лидерства России в разрешении армяно-азербайджанского конфликта ни к чему, кроме потери времени, не привели. Это очень беспокоит официальный Баку, тем более, что жизнь показывает - Россия не способна маневрировать и менять свою внешнюю политику как на Южном Кавказе, так и в других регионах, где в последнее время происходят инициированные США «весны» и «демократические» революции. То есть, Россия жертвует раз за разом своими стратегическими интересами в странах Северной Африки, Ближнего Востока, а теперь и в Прикаспийском регионе, поскольку уже непонятно  из чего состоит российская поддержка Ирана в столкновении с Западом.
 Учитывая эти реалии, Азербайджан под давлением фактов, прагматично идет к более активному и глубокому сотрудничеству с США в геополитической, энерготранзитной и иных сферах. Дальнейшая устойчивость этого выбора официального Баку определится по итогам событий в Сирии и особенно, когда станет ясно, что смогут сделать США в соседнем Иране, который, несомненно, является конечной целью, инициированного Западом революционного вихря от Магриба до Ближнего Востока,  от Средиземного моря, Персидского Залива и до Каспия, где проходят мировые энерготранзитные артерии, а значит и жестко сталкиваются интересы ведущих держав.
Александр Васяк, генерал-майор, военный эксперт:
-  Сейчас о неизбежности войны США и Израиля с Ираном политологи заговорили с особенным энтузиазмом. В этой связи очень многие военные эксперты убеждают публику, что США только и думают о том, как максимально «милитаризировать Каспийское море». Но ведь любые военные расчеты - это расчеты рисков, а они сейчас неприемлемы ни для американских флотов в регионе, ни для самого Израиля, потери которого в случае нанесения ответного удара могут быть чрезмерны. Речь идет только о чисто военных рисках, а ведь есть же ещё и такие вызовы, как взлет нефтяных цен, активизация проиранских сил в Ливане, Бахрейне, той же Саудовской Аравии. Надо еще взвесить, что является большей угрозой Израилю - иранская ядерная программа, к военной составляющей которой Иран пока не приступал, или нынешняя ближневосточная конфигурация сил, не уступающих Тегерану в своей ненависти к Тель-Авиву. А именно эти силы приходят к власти в пограничных с Израилем государствах.
Но даже если иранский кризис продолжится в силовой фазе, каспийская акватория никак не станет театром военных действий против Тегерана. Кстати, возможности США в милитаризации Каспия ограничены геополитическими реалиями, а прикаспийские государства и без всяких американцев продолжают курс на усиление своих военных флотов. Это - тренд нашего неспокойного времени, ему можно только следовать, но изменить его невозможно.
Я уверен, что у США нет резона стремиться к военному присутствию в каспийском бассейне или расширять его в Центральной Азии, тем более, каким-либо силовым образом участвовать в разрешении застарелых конфликтов на постсоветском пространстве. Все страны, находящиеся на нем, несмотря на сложные взаимоотношения с соседями, позиционируют себя стратегическими партнерами Вашингтона. Для США это едва ли не идеальная позиция и выбирать себе более близкого союзника только для того, чтобы усиливать давление на Россию или Китай - нет никакого политического смысла. Не забывайте, что война в Афганистане еще не закончена, будущее Ирана туманно и никакая американская администрация не будет сейчас осложнять отношения с постоянными членами СБ ООН.
Алексей Синицын, главный редактор NET-FAX - NET-ФАКС:
Наверное, уже не столь актуально имеет ли «арабская весна» заокеанское происхождение или это - огромный взрыв массы накопленных в арабских странах противоречий. Важно другое. Действительно, большинство государств, расположившихся на «дуге напряженности» восточнее Средиземноморья, все чаще, как выразился коллега, «сверяют часы» с Вашингтоном, а не с Москвой. Возможно, дело здесь в том, что концептуальная позиция России почти не просчитывается. Кто ответит на вопрос: с какой целью надо было «сдавать» Ливию и «нерукопожатого» полковника, чтобы потом «упираться» в сирийском конфликте? И надолго ли хватит этого упорства?
Мне кажется, что само существование иранской и, в меньшей степени, афганской проблемы исключают один из худших для региона вариантов развития событий: США, во всяком случае администрация Обамы, не будут продвигать экспорт исламских или «цветных» революций в прикаспийском регионе. Конечно, Соединенные Штаты будут приветствовать тренд антииранских настроений в любой геополитической точке, тем более, что Тегеран сам охотно дает повод для их появления. Но, теряя управление «арабской весной», приводящей к власти суннитских радикалов, Вашингтон не готов сейчас пойти на военный конфликт с Ираном. А досужие домыслы, что Израиль может самостоятельно предпринять воздушную атаку иранских ядерных объектов, даже обсуждать не стоит.
События на Большом Ближнем Востоке разворачиваются таким образом, что именно Иран может стать противовесом, геополитическим фактором, сдерживающим стремительно растущие амбиции монархий Персидского Залива и центральноазиатских фундаменталистов. Именно  поэтому антиамериканский, антизападный, агрессивный Иран может еще долго оставаться одним из ключевых игроков запутанных ближневосточных игр. Такую неожиданную перспективу необходимо учитывать политическому истеблишменту прикаспийских государств.

Комментарии: