26 апреля 2012 г.

АзерТАдж


Как уже сообщалось, 18 апреля Европейский парламент принял в Страсбурге две резолюции, содержащие рекомендации Европейскому Совету (не путать с Советом Европы, являющимся совершенно иной организацией и членом которого является Азербайджан – прим. ред.), Европейской комиссии и Европейской службе внешнеполитической деятельности по переговорам об ассоциативном соглашении Европейского союза с Арменией (рез. 2011/2315(INI)) и Азербайджаном (рез. 2011/2316(INI)).
Резолюции можно поистине назвать историческими, так как впервые подписание ассоциативных соглашений с двумя странами депутаты Европарламента напрямую увязали с прогрессом в урегулировании армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта. Армянской стороне уже не удастся, как в случае с цюрихскими протоколами, продвигать идею о «невзаимосвязанности», «параллельности» двух процессов. Теперь заключение ассоциативного соглашения станет возможным только лишь с выполнением Арменией требований данной и других (об этом ниже) резолюций Европарламента. 


Как известно, после вступления в силу Лиссабонского договора любые соглашения, заключаемые от имени ЕС, должны пройти ратификацию в Европарламентe. Это даёт возможность Азербайджану в случае невыполнения Арменией условий, содержащихся в принятой в минувшую среду резолюции, обратиться в Европарламент с просьбой заблокировать ратификацию ассоциативного соглашения ЕС с Арменией. 

Принятые резолюции (а именно пункт (b.) обеих резолюций, в которых говорится о прямой связи переговоров по ассоциативному соглашению с «существенным прогрессом в урегулировании нагорно-карабахского конфликта», включая освобождение оккупированных территорий) станут весомой документальной ссылкой при блокировании депутатами Европарламента вступления в силу соглашения между ЕС и Арменией. Таким образом, Баку впервые получает действенный и реальный рычаг воздействия посредством определенных каналов в Брюсселе на ход переговоров ЕС-Армения в зависимости от выполнения Арменией требований международного сообщества по части прекращения оккупации территории Азербайджана. Видимо, европейцам самим уже изрядно надоело бесконечное игнорирование Ереваном принятых резолюций и ссылка армянской стороны на их «рекомендательный» характер. А учитывая, что Армении, зажатой по своей собственной вине в кольце экономических санкций со стороны Турции и Азербайджана, ассоциативное соглашение необходимо, как воздух, зависимость его подписания от освобождения захваченных азербайджанских земель и признания ею территориальной целостности Азербайджана впервые документально установлена в качестве инструмента давления на непонятливый режим в Армении. 

Следует отметить, что данная ключевая поправка была внесена депутатами, сочувствующими Азербайджану в его стремлении восстановить территориальную целостность и суверенитет над его Нагорно-Карабахским регионом.

Теперь судьба ассоциативного соглашения ЕС-Армения будет напрямую зависеть от того, как последняя будет выполнять требования, обозначенные не только в принятой на днях резолюции 2011/2315(INI) по Армении, но и в резолюции Европарламента «Необходимость в стратегии Европейского Союза на Южном Кавказе» от 20 мая 2010 года, а также этапы базовых принципов Минской группы ОБСЕ, суммированные в совместном заявлении глав государств-сопредседателей в Аквилле 19 июля 2009 года. 

Кстати, сам факт ссылки в пунктах (b.) резолюций по Азербайджану и Армении на вышеназванную резолюцию Европарламента от 20 мая 2010 года имеет важное значение. Как известно, в данной резолюции Европарламент полностью поддержал территориальную целостность Азербайджана, потребовал от Армении незамедлительно вывести вооруженные силы из оккупированного Нагорно-Карабахского региона Азербайджана и прилегающих к нему районов, подчеркнул важность урегулирования конфликта в рамках норм международного права, включая принцип территориальной целостности государств, а также признал необходимость обеспечения прав беженцев и вынужденных переселенцев на возвращение в места прежнего проживания. В тексте резолюции 2010 года трижды отмечалась территориальная целостность Южнокавказских государств и ни разу не упоминалось пресловутое «право нации на самоопределение», являющееся, как известно, единственным аргументом налбандянов и шаваршов, да и то истолковываемое ими, как говорили в бытность в Баку сами жe армяне, уж слишком «по-армянски». Следует отметить, что армянские лоббисты попытались внести в текст резолюции поправку о праве народов на самоопределение. Тогда докладчик Евгений Кириллов напомнил, что в таком случае она будет распространяться и на Грузию. Аргумент сработал, и большинство депутатов отвергло предложение о включении поправки о праве наций на самоопределение в текст резолюции. Пункт D преамбулы резолюции 2010 года содержал ясный сигнал в адрес Еревана о необходимости прекращения практики удерживания в изгнании азербайджанского населения Нагорного Карабаха и окрестных районов в качестве «политического инструмента в конфликте», а в переводе с дипломатического языка – в качестве заложников до определения окончательного статуса Нагорного Карабаха. Таким образом, два года назад Европарламент отверг довод Армении о необходимости проведения сперва референдума и только потом возвращения беженцев и IDPs в свои дома, чётко определив очёредность выполнения этапов мирного плана. В пункте 8 резолюции 2010 года Европарламент, говоря о возвращении изгнанных людей в Нагорный Карабах, назвал их «внутренне-перемещёнными лицами», а не «беженцами», что согласно Женевской конвенции 1951 года стало очередным признанием со стороны Европарламента Нагорно-Карабахского региона в качестве составной части Азербайджана.

20 мая 2010 года стало «чёрной датой» в истории армянской дипломатии. По прошествии двух лет немного приоткроем завесу над закулисными играми Еревана и сообщим, что накануне Э.Налбандян неоднократно звонил самым высшим чинам в Евросоюзе (например, Штефану Фюле), а также официальным лицам ряда стран (напр., Франции и Болгарии) и слёзно умолял их повлиять, чтобы обсуждение резолюции было снято с повестки дня или хотя бы перенесено на более поздний срок. Но депутаты Европарламента проявили твёрдость и принципиальность, заслушали доклад болгарского депутата Евгения Кириллова, провели дебаты и приняли резолюцию. Поэтому об этом документе двухгодичной давности сегодня в Ереване как-то не принято вспоминать. И тем более важно, что ссылка на эту резолюцию вошла в принятые на прошлой неделе резолюции по Армении и Азербайджану (пункт (b.) обеих резолюций), в которых отмечено, что подписание ассоциативного соглашения с ЕС обусловлено тем, в какой степени стороны конфликта (a это больше касается Армении) будут выполнять требования, обозначенные в том числе и в резолюции от 20 мая 2010 года. (Подробно о резолюции от 20 мая 2010 года см. интервью главы представительства Азербайджанской Республики в Европейском Союзе, посла страны в Бельгии Эмина Эюбова АзерТАдж: http://www.azertag.gov.az/ru/newsarchive?mod=1&date=2010-5-22&id=3780&partition=2)

Обращает на себя внимание также и то, что в пунктах (b.) резолюций по Армении и Азербайджану содержится упоминание также совместного заявления глав государств-сопредседателей Минской группы ОБСЕ, сделанного не в Довилле, как наверняка хотелось бы армянам, а в Аквиле. Помнится, армянская сторона устроила вселенское ликование по поводу Довилльского заявления от 26 мая 2011 года, в то время как Аквильское заявление от 10 июля 2009 года, в котором содержится требование возвращения семи районов Азербайджану и определение в будущем окончательного ПРАВОВОГО ("legal") статуса Нагорного Карабаха, больше отражает суть переговорного процесса и позицию посредников. Дело в том, что слово "legal" (по отношению к окончательному статусу), которое так часто пропускают в армянской интерпретации, имеет ключевое значение. Оно означает, что будущий статус Нагорного Карабаха должен быть не только «окончательным», но и «правовым», то есть достигнут, не выходя за рамки правового поля. Таким полем является Конституция Азербайджана, поскольку, что бы ни говорили в Ереване, Нагорный Карабах признан всеми международными организациями и государствами, кроме Армении, как составная часть Азербайджана. И поэтому «правовым» окончательный статус посредством голосования может быть только при условии согласия центрального правительства, как это произошло в Южном Судане. Это ключевое слово армянские депутаты, ликующие по поводу содержащейся в резолюции ссылки на Аквиль, предпочитают на замечать, что, собственно, не наша беда.

Продолжая анализировать пункт (b.) двух резолюций, хочется еще раз отметить важность наличия в тексте слова "linked" («связанный»), обусловливающего дальнейший ход переговоров по ассоциативному соглашению демонстрируемым сторонами «существенным прогрессом в урегулировании нагорно-карабахского конфликта». Следует добавить, что установление Брюсселем прямой связи между судьбой ассоциативного соглашения и прогрессом в урегулировании армяно-азербайджанского конфликта даёт дополнительные козыри Анкаре. Отныне Европе будет трудно критиковать Турцию и настаивать на том, что цюрихский процесс и карабахское урегулирование – два разных процесса. Турции будет, чем парировать.

В этом же пункте содержится перечисление некоторых элементов базовых принципов, требующих более подробного анализа. «Общая демилитаризация и отвод снайперов от линии соприкосновения» – положения, вполне устраивающие Азербайджан. Демилитаризация в широком смысле означает не просто сокращение вооружения, но и прекращение оккупации и вывод войск за государственную границу, после чего линия соприкосновения совпадет с государственной границей. После вывода вооруженных сил Армении за государственную границу и общей демилитаризации можно будет отвести и снайперов. Поэтому Азербайджан поддерживает данное положение.

В пункте (b.) Европарламент вновь обозначил прилегающие к Нагорному Карабаху районы именно как оккупированные, а не просто «подконтрольные армянским силам» (о слове «освобождённые» и вовсе смешно говорить – пусть его одиноко используют армянские дипломаты, не замечающие процессов и настроений в мире). Одновременно потребовал вывода оттуда армянских сил и возвращения этих районов под контроль Азербайджана. Последнее представляется очень важным, так как армянская сторона на переговорах в рамках Минской группы неоднократно пыталась закрепить в предложениях вариант вывода своих войск из семи районов при условии передачи их не Азербайджану, а миротворческим силам. Как видим, Брюссель однозначно потребовал освобождения оккупированных прилегающих районов и их возвращения не каким-то третьим силам, а именно Азербайджану. Это очень важное положение.

В пункте (b.) чрезвычайно важным является также словом "at first" («сперва»), относящееся к выводу войск из оккупированных районов, прилегающих к Нагорному Карабаху. Тут необходимо заметить, что данное слово имеется лишь в азербайджанской резолюции, а в армянской оно отсутствует. Его можно интерпретировать двояко: 1) вывод армянских сил из прилегающих к Нагорному Карабаху оккупированных районов станет первым этапом ("at first"), после чего должно произойти освобождение непосредственно Нагорного Карабаха; 2) подчеркивается поэтапность урегулирования, первым звеном которого ("at first") является безусловный вывод армянских сил из прилегающих районов и уже потом – все остальные элементы, включая, в самом конце (!), проведение голосования. Как бы ни интерпретировалось данное слово, предложенное в качестве поправки литовским депутатом Витаутасом Ландсбергисом, любая из двух вариантов трактовки полностью отражает позицию азербайджанской стороны и вряд ли добавляет радости армянам. Одобрение депутатами данной поправки означает, что большинство членов Европарламента поддерживает поэтапность урегулирования конфликта, при котором вывод оккупационных войск является первым этапом. А то, что это слово не вошло в армянскую резолюцию, является чисто процедурным вопросом.

Пункт (b.) вновь подтверждает право беженцев и вынужденных переселенцев на возвращение в свои дома, однако на сей раз возвращение, незаметно для глаз, увязано с одновременным вводом в регион миротворческих сил. Если постараться прочитать между строк, то речь в данном пункте, очевидно, идет о возвращении беженцев и IDPs не в 7 прилегающих районов, а непосредственно в Нагорный Карабах. Дело в том, что резолюция призывает Армению передать 7 районов именно Азербайджану, а не кому-то еще (например, миротворцам, как того желала бы армянская сторона). После передачи 7 районов под азербайджанский контроль вынужденные переселенцы из этих районов, разумеется, беспрепятственно вернутся в свои дома, и Европарламенту в этой связи нет особой необходимости отдельно оговаривать и подтверждать их право на возвращение, которое с выводом армянских сил и передачей этих районов под азербайджанский контроль само собой состоится. Очевидно, говоря о праве IDPs на возвращение в свои дома, Европарламент в первую очередь имеет в виду ту часть вынужденных переселенцев, чьё возвращение, в отличие от агдамцев или зангиланцев, произойдет не столь гладко, а потребует серьёзных гарантий безопасности со стороны миротворцев – т.е. азербайджанскую общину Нагорного Карабаха. Именно азербайджанцам из Нагорного Карабаха, в отличие от вернувшихся в свои дома и оберегаемых Азербайджаном агдамцев, физулинцев или лачинцев, потребуется защита со стороны международных миротворческих сил. Таким образом, резолюция подтверждает требование о возвращении прилегающих районов Азербайджану (вместе с разумеющимся возвращением сюда местного населения), а также возвращения вынужденных переселенцев в остальные районы, куда должны будут войти с целью обеспечения их безопасности также миротворческие силы – т.е. в сам Нагорный Карабах. Иными словами, из пункта (b.) логически следует, что на первом этапе ("at first") семь районов должны быть возвращены Азербайджану, а миротворцы войдут туда, где с их стороны потребуется обеспечение безопасности остальной части возвращающихся вынужденных переселенцев – т.е. в Нагорный Карабах. Данная формулировка в тексте двух резолюций чётче отражает суть переговорного процесса и существенно сужает интерпретационнoе поле армянской пропаганды.

Совершенно новым элементом в данном пункте является то, что впервые в международных документах по армяно-азербайджанскому конфликту использовано слово "genuine" («подлинные», «истинные») в отношении международных миротворческих сил. Тем самым Европарламент выразил свое принципиальное отношение к неоднократным попыткам армянской стороны добиться в ходе переговоров в рамках Минской группы ввода в регион не подлинно международных сил, а миротворцев из одной страны... Использование в резолюциях слова «подлинные» по отношению к «международным силам» полностью отразило позицию мирового сообществa, не желающего повторения на суверенной территории еще одного Южнокавказского государства печального «миротворческого» опыта в Южной Осетии и Абхазии.

Еще одним очень важным словом в пункте (b.) является "agreed" («согласованные») в отношении условий проведения юридически обязывающего голосования. Европарламент дал ясно понять, что он не станет поддерживать проведение и признавать итоги еще одного несогласованного (то бишь самовольного, неконституционного) голосования, как это однажды имело место 10 декабря 1991 года (армяне до сих пор не могут внятно объяснить, почему мир так и не признал итогов этого так называемого «референдума»). И несмотря на то, что в формулировке по определению окончательного статуса Нагорного Карабаха куда-то выпало слово "legal" («правовой»), внесение в данный пункт слова "agreed" («согласованные») в отношении условий проведения голосования однозначно подчеркивает, что юридически обязывающую силу результаты волеизъявления будут иметь только в случае, если условия голосования будут согласованы между сторонами. Пусть Наира Зограбян, которая ликует по поводу ссылки на Аквильское заявление и называет наш текстовой анализ «геббельсовским», обратит внимание на слово "agreed" и задумается над тем, что бы оно означало.

Следует сообщить, что в ходе внесения поправок в текст резолюций армянские лоббисты упорно пытались включить в формулировку по части юридически обязывающего голосования в самом конце пункта (b.) хитроумную фразу «его населения» ("by its population"), ограничив тем самым участие в плебисците жителями одного лишь Нагорно-Карабахского региона. Напомним, впервые этот казус появился 26 июня 2010 года, когда главы государств-сопредседателей Минской группы ОБСЕ распространили совместное заявление, а на официальных сайтах американского Белого дома и российского Кремля появились тексты, соответственно на английском и русском языках с очевидными разночтениями (см. сообщение АзерТАдж: http://azertag.com/ru/newsarchive?mod=1&date=2010-6-28&id=5940&partition=2). В ходе пресс-конференции в Берлине, состоявшейся через несколько дней после принятия совместного заявления президентов, министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедъяров, отвечая на вопрос корреспондента АзерТАдж, пояснил, что в международной практике в случае разночтений за основу берется английский текст. В английском же тексте фразы «его населения» нет и не было. К слову сказать, ошибка в переводе до сих пор висит на сайте Кремля: http://news.kremlin.ru/ref_notes/623Пусть висит. Это явная ошибка, и никакой роли она не играет. Как бы то ни было, попытка армянских лоббистов внести данную поправку в пункт (b.) потерпела неудачу. Евросоюз в своих резолюциях по Азербайджану и Армении настоял, чтобы условия голосования были предварительно согласованы между сторонами, а Баку никогда не согласится на нарушение Конституции страны.

И, наконец, чрезвычайно важным положением в пункте (b.) является подтверждение Европарламентом поэтапного урегулирования конфликта, при котором освобождение прилегающих к Нагорному Карабаху районов должно стать первым этапом, о чем свидетельствует фраза "at first" («сперва», «на первом этапе»), а определение окончательного статуса Нагорного Карабаха – самым последним этапом, о чем свидетельствует фраза «с целью создания подходящих и согласованных условия для» ("in order to create suitable agreed conditions for"), вставленная после перечисления этапов, но прямо перед словами об определении статуса Нагорного Карабаха. Таким образом, данная фраза, разводящая по разные стороны большинство элементов мирного плана и вопрос голосования, однозначно подчёркивает, что определение окончательного статуса произойдёт в самом конце, после того как будут выполнены все перечисленные этапы и создадутся «подходящие и согласованные условия для будущего юридически обязывающего выражения воли». Следует сообщить общественности, что армянские лоббисты предприняли отчаянную попытку заменить слово «с целью» ("in order to") на запятую, чтобы в будущем иметь возможность спекулировать насчет очередности этапов и требовать проведения голосования до освобождения территорий и возвращения беженцев. Однако депутаты Европарламента отвергли эти попытки и настояли на сохранении данной фразы, подчеркнув тем самым, что голосование по поводу статуса Нагорного Карабаха будет самым последним этапом, логически вытекающим из выполнения предыдущих элементов.

Мы не случайно вместо беглого прочтения пункта (b.) подробно остановились на его анализе. При составлении, обсуждении и принятии подобных документов депутаты обсуждают, думают, спорят над каждым словом, каждой запятой. Каждая буква, каждая формулировка имеет свою логику и требует внимательного осмысления. Один только этот пункт является победой общеевропейских ценностей над доктриной территориального расширения путём применения силы и проведения этнических чисток. Впрочем, принципиальная позиция Евросоюза в отношении армяно-азербайджанского конфликта нашла свое отражение и в других пунктах резолюций по Азербайджану и Армении.

К примеру, пункт (v.) резолюции по Азербайджану, в котором речь идёт о беженцах и IDPs, содержит важную поправку относительно права на возвращение, восстановления прав на собственность и права на личную безопасность – "those rights should be unconditionally respected and provided without any delay" («эти права должны быть безоговорочно соблюдены и реализованы без задержек»). Смысл данной поправки заключается в том, что возвращение беженцев и IDPs в места прежнего проживания не может быть поставлено в зависимость от определения окончательного статуса Нагорного Карабаха или осуществлено после голосования. Европарламент подчеркнул безусловность данного права, лишив тем самым армянскую сторону возможности спекулировать по поводу очерёдности выполнения элементов мирного урегулирования.

О беженцах и вынужденных переселенцах говорится также в пунктах (c.) и (i.) азербайджанской резолюции. То есть, помимо пункта (b.), который, фактически, полностью повторяется в армянской резолюции (за исключением слова "at first"), в азербайджанской резолюции вопрос беженцев и вынужденных переселенцев содержится в трех других пунктах – (v.), (c.) и (i.). На этом фоне обращает на себя внимание отсутствие в армянской резолюции отдельных пунктов о беженцах, что отражает позицию Европарламента относительно попыток приравнять армянских беженцев из Азербайджана к азербайджанским IDPs из Нагорно-Карабахского региона. Брюссель, тем самым, даёт понять, что не считает армянских беженцев из Азербайджана эквивалентом карабахских азербайджанцев.

B пункте (N.) преамбулы резолюции по Азербайджану Европарламент однозначно подтвердил поддержку суверенитета и территориальной целостности Азербайджана, а «право на самоопределение», которое армянская сторона пытается «впихнуть» в международные документы каждый раз при упоминании территориальной целостности государств, Европарламент многозначительно заменил ссылкой на Заключительный Хельсинкский Акт 1975 года, отметив, что остается приверженным решению региональных конфликтов на основе принципов хельсинкского документа. Тем самым Европарламент, поддержав территориальную целостность Азербайджана и одновременно не упомянув о праве на самоопределение, открыто намекнул Еревану, что тот переступает все границы в своей вольной трактовке международного правa по части самоопределения народов, a в процессе урегулирования армяно-азербайджанского конфликта самоопределение не должно нарушать целостность территории Азербайджана, как того требует статья VIII Хельсинкского Акта, упомянутого в данном пункте вместо «права нации на самоопределение».

Словно предвидя абсурдное толкование армянскими политологами и государственными чинами понятия «территориальная целостность Азербайджана», Европарламент в пункте (p.) резолюции по Азербайджану внёс пояснение, что после заключения с ним ассоциативного соглашения оно будет распространяться на ВСЮ территорию государства ("the Agreement, once concluded, applies to the whole territory of Azerbaijan"). К слову сказать, в аналогичном пункте (p.) резолюции по Армении подобного пояснения нет. Тем самым Европарламент сходу дал понять, что под территориальной целостностью Азербайджана он понимает ситуацию до войны, а не после, и не воспринимает всерьёз утверждение руководителей Армении о том, что, дескать, Нагорный Карабах еще при живом СССР «легально» вышел из состава Азербайджана. Содержащаяся же в данном пункте ссылка на Устав ООН – организации, Совбез которой в своих 4 резолюциях неоднократно и недвусмысленно использовал фразу «Нагорно-Карабахский регион Азербайджана» – ясно подтверждает, что под территорией Азербайджана Европарламент понимает всю его территорию, с которой государство было принято в ООН, включая его Нагорно-Карабахский регион. Таким образом, выразив в пункте (N.) преамбулы резолюции поддержку территориальной целостности Азербайджана, в пункте (p.) Европарламент подчеркнул, что ассоциативное соглашение после его подписания распространится на всю его территорию, включая его Нагорно-Карабахский регион.

Если верить армянским фантазиям о том, что территориальная целостность Азербайджана не нарушена, а «карабахский народ» самоопределился «согласно» нормам международного права и в «полном соответствии» с Законом СССР от 3 апреля 1990 года, то с чего это вдруг Европарламенту понадобилось особо оговаривать, что ассоциативное соглашение будет распространяться на всю территорию Азербайджана, а в резолюции по Армении этого не указывать? Очевидно, в Европе все эти бредни армагитпропа не воспринимаются всерьёз, а Нагорно-Карабахский регион продолжает считаться территорией Азербайджана.

В обеих резолюциях однозначно признается, что сторонами конфликта являются Армения и Азербайджан. Об этом открыто говорится в пункте (d.) резолюции по Азербайджану и пунктe (u.) резолюции по Армении: «рассмотреть вопрос присутствия ЕС в Минской группе ОБСЕ как меры по усилению вовлечения ЕС в урегулирование конфликтамежду Арменией и Азербайджаном» ("consider the presence of the EU in the OSCE Minsk Group as increasing the EU’s involvement in the resolution of the conflict between Armenia and Azerbaijan"). В пункте (v.) армянской резолюции также открыто говорится, что конфликт – между Арменией и Азербайджаном ("need for the earliest peaceful settlement of the conflict between Armenia and Azerbaijan"). Это очередной удар по смехотворным измышлениям армянской пропаганды о том, что якобы Будапештский саммит ОБСЕ 1994 года «признал НКР равнозначной стороной конфликта» только лишь на основании того, что под майским соглашением о прекращении огня на одной из трех копий стоит подпись какого-то полевого командира. Трактовать с помощью подобных «казимировских», «захаровских», «ступишинских» изворотов и жонглирований можно что угодно, но не международные документы, в которых формулировки обозначены предельно чётко. Так уж и станет формат переговорoв внезапно «трехсторонним», только потому что кто-то под воздействием халявой тутовки под лупой разглядел в Декларации Будапештского саммита ОБСЕ 1994 года еле заметную зацепку и поспешил поделиться своей «эврикой» с наливателями сей «халявы»! Вот сейчас широко распахнутся двери, и в зал переговоров торжественно под звуки фанфаров пригласят Бако Саакяна! Как бы не так! А то, что Евросоюз не хуже этих «адвокатов сепаратистов» может определить, кто является сторонами конфликта, для них ничего не значит. Потому никто больше и не обращает внимания на их эпизодическое появление на армяно-российских мероприятиях и выступления на страницах информационных агентств с изрядно подмоченной репутацией на давно устаревшие темы с бесконечным повторением старых и многократно разгромленных постулатов.

Армения и Азербайджан в качестве двух сторон конфликта обозначены также в пунктах (r.) резолюции по Азербайджану и (t.) резолюции по Армении. В обоих пунктах в отношении Армении и Азербайджана использовано слово "both" («оба»), что подчеркивает, что сторон конфликта – две, и никакой третьей стороны Европарламенту не известно. При этом в пункте (r.) резолюции по Азербайджану содержится поддержка работы, проделанной сопредседателями Минской группы ОБСЕ и «сторонами», после чего тут же следует фраза "both Azerbaijan and Armenia". 

Обращает на себя внимание также пункт (r.) резолюции по Армении, в котором Европарламент призывает Армению и Азербайджан предпринять меры по укреплению доверия на линии соприкосновения. Важность данной формулировки заключается в том, что, во-первых, к укреплению мер доверия вновь призваны Армения и Азербайджан, а не какая-то третья «сторона». А во-вторых, Армения упоминается не в связи с государственной границей, а в связи с линией соприкосновения, что однозначно определяет ее как сторону, имеющую непосредственное отношение к линии огня. И отводить своих снайперов с линии огня, наряду с Азербайджаном, должны не какие-то мифические силы, а именно Армения. Как видим, Европарламент однозначно признал, что линия фронта разделяет Азербайджан не с какими-то мифическими «карабахскими силами», а именно с Арменией как государством! Подобная формулировка также документально оформлена впервые, и после этого мы не будем упускать возможности ссылаться на эти две резолюции.

Таким образом, данные пункты еще раз подтверждают, что миф о «НКР» как равнозначной стороне конфликта не нашел распространения дальше внутриармянского общества и отдельных «адвокатов» в Москве в среде отставных дипломатов, уволенных преподавателей МГИМО, некоторых депутатов Госдумы и других.

Что же касается самих карабахцев, то в пунктах (q.) азербайджанской и (t.) армянской резолюций Европарламент, хоть и косвенно, но всё же подтвердил актуальность «Бейкеровских правил», упомянув вместе армянскую и азербайджанскую общины региона, и использовав в отношении них формулировки "all the sides involved" («все вовлеченные стороны») в азербайджанской резолюции и "all sides" («все стороны») в армянской резолюции. Таким образом, в документах еще раз однозначно подчеркнуто, что статус армянской общины Нагорного Карабаха равнозначен статусу азербайджанской общины. Напомним, «Бейкеровские правила» определили Армению и Азербайджан в качестве основных сторон конфликта ("principal parties"), а две общины Нагорно-Карабахского региона были признаны в качестве заинтересованных сторон ("interested parties"). Хотя в текстах двух резолюций «Бейкеровские правила» открыто не называются, формулировки в данных пунктах означают признание Европарламентом актуальности предложенного в 1992 году формата и вошедшего в основу переговорного процесса под эгидой ОБСЕ. В этих же пунктах Европарламент призвал обе общины к прямым контактам между собой с целью установления мер доверия. Если Ереван будет по-прежнему запрещать армянам Нагорного Карабаха приходить на встречи с азербайджанской общиной, то Баку обратит внимание мировой общественности на невыполнение армянской стороной требований Европарламента, обозначенных в данных пунктах резолюций.

В принятой по Армении резолюции Европарламент впервые признаёт эту страну в качества государства-агрессора. Слово «агрессор» не используется открыто. Однако сам факт, что в пункте (G.) преамбулы армянской резолюции Европарламент отмечает, что «оккупация территорий, принадлежащих третьей стране, является нарушением международного права», является признанием самого факта оккупации Арменией территории Азербайджана. Исходя из положений резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 3314 (XXIX) от 14 декабря 1974 г., согласно которой «агрессией является использование одним государством вооруженных сил против суверенитета, территориальной целостности или политической независимости другого государства или в любой иной форме, несоответствующей Уставу ООН» (см.: http://www.un.org/documents/ga/res/29/ares29.htm), признание Европарламентом факта оккупации Арменией территорий, принадлежащих третьей стране (Азербайджану), подводит ее под выработанное ООН определение государства, совершившего акт агрессии.

Серж Саргсян, согласно пункту (G.) преамбулы резолюции Европарламента 2011/2315(INI) от 18 апреля 2012 года и статье 1 приложения к резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 3314 (XXIX) от 14 декабря 1974 года «Определение агрессии», вы – президент государства-агрессора. Так и запомните! 

Пункт (r.) резолюции по Армении призывает эту страну прекратить отправку своих призывников для прохождения военной службы в Нагорный Карабах. Тем самым Европарламент отверг армянские бредни о «непричастности» вооруженных сил Армении к конфликту с Азербайджаном, как, впрочем, и пропагандистский миф о некоей «армии обороны Нагорного Карабаха». Ценность данного пункта заключается в том, что он нокаутирует аргумент Еревана о том, что, дескать, 4 резолюции Совета Безопасности ООН не имеют отношения к Армении, так как в них, видите ли, не оговаривается, кто конкретно является «оккупирующей силой» ("occupying forces"). Резолюция Европарламента ставит все точки над i в этом вопросе: исходя из признания Европарламентом факта дислокации вооруженных сил Армении на территории другого государства (пункт (r.) резолюции) и оккупации Арменией части территории «третьего государства» (пункт (G.) преамбулы), оккупирующей силой, к которой адресованы 4 резолюции Совета Безопасности ООН, логически является Армения.

В пункте (H.) преамбулы резолюции по Армении Европарламент ссылается на «вызывающие глубокую озабоченность сообщения о незаконных действиях армянских войск ("Armenian troops") на оккупированных азербайджанских территориях, такие как регулярные военные манёвры, обновление тяжёлой военной техники и личного состава и углубление оборонительных эшелонов». И вновь под «армянскими войсками» подразумеваются ВС Армении, а не отряды карабахских армян. Когда в международных документах пишут Armenian, в это слово вкладывают политическое значение, а не этническое. Следовательно, в данном случае речь идёт об Армении как государстве, а не отрядах, укомплектованных из этнических армян. 

Пункт (z.) резолюции по Армении призывает «расследовать [в этой связи] сообщения о проводимой армянскими властями политике строительства поселений с целью увеличения армянского населения в оккупированных территориях Нагорного Карабаха». В комментариях отечественных экспертов, прозвучавших за последние несколько дней после публикации текста резолюции, данный пункт отмечался, но делалось это несколько поверхностно, без фокусирования внимания на двух чрезвычайно важных элементах. Во-первых, слово «власти» ("authorities") однозначно возлагает ответственность за проводимую политику незаконного заселения именно на Армению, а не на ее ханкендинских марионеток. Дело в том, что слово "authorities" в терминологии таких авторитетных международных организаций, как Европарламент, может иметь отношение только к признанным официальным структурам. Использование Европарламентом слова "authorities" лишает возможности армянской стороны спекулировать на том, что Армения не названа по имени. Да, она не названа. Но слово "authorities", имеющее официальное значение, указывает на то, что под словами "Armenian authorities" имеются в виду не «армянские власти марионеточного режима», к которым принято использовать слово «фактические» ("de-facto"), а именно «власти Армении». Во-вторых, – а это уже гром среди ясного неба для армянской стороны! – впервые в документах Европарламента фраза «оккупированная территория» отнесена не к прилегающим районам, а к самому Нагорному Карабаху! Таким образом, пункт (z.) резолюции по Армении называет Нагорный Карабах «оккупированной территорией». Кем конкретно – об этом говорилось выше.

Конечно, армянская сторона попытается придумать "face-saving" объяснение, предложив, что под «оккупированными территориями Нагорного Карабаха» Европарламент якобы понимает семь прилегающих районов. Однако всем ясно, что эти районы никогда не были частью Нагорного Карабаха и никак не могут считаться «оккупированными территориями Нагорного Карабаха». Речь, конечно же, идёт о самом Нагорном Карабахе, который и обозначен в качестве оккупированной территории.

Пункт (v.) резолюции по Армении в очередной раз подтверждает, что мирное урегулирование конфликта между Арменией и Азербайджаном должно быть основано «на принципах международного права, решений и документов, принятых в рамках этих принципов». Что это за решения и документы – всем хорошо известно. Это резолюции Совета Безопасности ООН, Генеральной Ассамблеи ООН, Совета Европы, Европарламента и других организаций, в которых подтверждается территориальная целостность Азербайджана, необходимость скорейшего освобождения оккупированных территорий Азербайджана и возвращения беженцев и вынужденных переселенцев в свои дома. Как известно, Серж Саргсян, подписавший в ноябре 2008 года Майндорфскую Декларацию, по возвращении домой оказался под огнем критики армянских «ястребов», так как подпись Армении под декларацией означала официальное признание ею юридических рамок урегулирования конфликта, обозначенных в принятых до этого решениях и документах международных организаций. Именно в силу этой массированной критики у себя дома С.Саргсян и Э.Налбандян устроили в сентябре 2011 года во время саммита «Восточное партнерство» в Варшаве настоящую истерику, отказавшись сперва поддержать итоговую декларацию саммита. Пункт 26 декларации саммита вновь, как и в Майндорфской декларации, подтверждал, что правовые рамки урегулирования конфликта определены принципами международного права и обозначены в вышеназванных «решениях и документах, принятых в рамках этих принципов» (См.: http://www.consilium.europa.eu/uedocs/cms_Data/docs/pressdata/en/ec/124843.pdf).

Дело дошло почти до скандала, когда все участники саммита выразили согласие с итоговой декларацией, и только руководитель Армении продолжал капризничать. Вo время перерыва с армянской делегацией «побеседовали» президент Европейского совета Херман Ван Ромпей, Верховный представитель ЕС Кэтрин Эштон, премьер-министр Польши Дональд Туск, еврокомиссар по вопросам внешней политики и политики соседства Штефан Фюле, которые напомнили упрямому президенту Армении, что он сам поставил подпись под аналогичными формулировками в Майндорфской Декларации. Что еще они ему сказали, история умалчивает, но после перерыва Серж Саргсян с кислым лицом объявил о своём согласии. Теперь же точно такая формулировка встречается в пункте (v.) резолюции Европарламента по Армении.

Пункты (s.) и (x.) резолюций, соответственно, по Азербайджану и Армении призывают лидеров двух государств смягчить риторику и избегать жестких заявлений ("inflammatory declarations"). Тем самым Европарламент отверг утверждения армянской стороны, что резкие заявления исходят только от Баку. Будет интересно узнать, что эти пункты в двух резолюциях стали идентичны в день голосования. Вплоть до последнего дня проект резолюции по Азербайджану содержал призыв к лидерам обоих государств – Армении и Азербайджана, а проект армянской резолюции содержал призыв... только к руководству Армении!

В пункте (u.) Европарламент призывает Еврокомиссию, Совет и службу внешнеполитической деятельности «сделать всё возможное в рамках «Восточного партнёрства» для политического и экономического сближения Армении и Азербайджана», однако в конце уточняет, что урегулирование конфликта в регионе должно стать составной частью этого процесса ("as an integral component of this"). Тем самым Европарламент соглашается с тем, что политическое и экономическое сближение между Арменией и Азербайджаном возможно лишь при урегулировании конфликта, являющимся «составным компонентом» сближения. Таким образом, в условиях нерешенного конфликта трудно будет обвинить Азербайджан в нежелании привлечь Армению к региональным проектам или установлению экономических контактов.

Особое место в резолюциях занимает роль ЕС в переговорном процессе между Арменией и Азербайджаном. Преамбулы двух документов (пункт (N.) преамбулы азербайджанской и пункт (F.) преамбулы армянской резолюций) содержат ссылку на Совместную коммуникацию Еврокомиссии и верховного комиссара ЕС по иностранным делам и политике безопасности «Новый ответ меняющемуся соседству» от 25 мая 2011 года (см.: http://eur-lex.europa.eu/LexUriServ/LexUriServ.do?uri=COM:2011:0303:FIN:en:PDF), в которой говорится о «готовности ЕС вступить в форматы, в которых он все еще не представлен, например в Минскую группу ОБСЕ». Точное повторение Европарламентом прошлогодней формулировки Еврокомиссии свидетельствует о том, что в Брюсселе не согласны с утверждением, что Франция «достойно» представляет ЕС в Минской группе, а, напротив, считают, что ЕС в Минской группе «все еще не представлен». Читателям будет очень интересно узнать, что проект армянской резолюции содержал пункт, призывающий рассмотреть опцию замены Франции Евросоюзом в качестве сопредседателя Минской группы. Несмотря на то, что в день голосования данный пункт в результате усилий французских депутатов был снят с текста резолюции, его присутствие в проекте отражает настроения в Брюсселе относительно роли Франции в переговорном формате. Пункты (d.) и (u.) резолюций, соответственно, по Азербайджану и Армении призывают Брюссель «рассмотреть вопрос присутствия ЕС в Минской группе ОБСЕ как меры по усилению вовлечения ЕС в урегулирование конфликта между Арменией и Азербайджаном», а в пункте (r.) азербайджанской резолюции содержится рекомендация «рассмотреть вопрос прямого и более активного участия ЕС в Минской группе» ("consider direct and more active participation of the EU in the Minsk Group"). Слово «прямое» (участие), фактически, означает рекомендацию включить ЕС в состав сопредседателей Минской группы, то есть на практике заменить французское сопредседательство Евросоюзом.

Пункты (q.) и (t.) резолюций, соответственно, по Азербайджану и Армении призывают обеспечить беспрепятственный доступ представителей ЕС в Нагорный Карабах. При этом в данных пунктах нет упоминания о каких-то «фактических» или иных «властях». Речь идёт просто о Нагорном Карабахе. Следует отметить, что когда в Брюсселе пару лет назад обсуждался вопрос поездки делегации Европарламента из Баку в Ереван через Нагорный Карабах, Азербайджан, проявив конструктивизм, дал, неожиданно для армян, своё согласие, указав при этом на необходимость встречи в Баку также с представителями азербайджанской общины в полном соответствии с «Бейкеровскими правилами» и одобрив въезд европейских депутатов в Нагорно-Карабахский регион с востока, то есть не со стороны Армении, а через линию соприкосновения сил. Когда же этот вопрос стал обсуждаться с Арменией, представители Европарламента долго не могли получить от них внятного ответа, видимо, потому что те пребывали в некотором шоке от согласия Баку на посещение Нагорного Карабаха депутатами Европарламента. Когда почти через неделю от армянской стороны, наконец, поступил ответ, шокированы на сей раз были уже представители Европарламента: официальные представители Армении в Брюсселе посоветовали Европарламенту держать связь не с Арменией, а... с «НКР». Такое несерьёзное предложение вызвало, мягко говоря, недоумение у представителей Европарламента.

Пункты (аа.) и (ае.) резолюций, соответственно, по Азербайджану и Армении призывают два государства ратифицировать Римский Устав Международного уголовного суда ICC, причем в армянской резолюции от Еревана требуют сделать это «без дальнейших задержек» ("without further delay"). Надеемся, это ускорит торжество справедливости и приблизит международное расследование и заслуженное наказание армянских военных преступников, повинных в совершении геноцида в селениях Ходжалы, Гарадаглы, Малыбейли, Гушчулар, Баганис-Айрым, Агдабан и др.

В пункте (y.) азербайджанской резолюции Европарламент официальное признает роль Турции в урегулировании конфликта – то, что Армения до сих пор пыталась отрицать. Кроме того, впервые документально на уровне Европарламента признано наличие у Турции обязательств в регионе ("fulfilling its responsibility in that region"). Таким образом, Армении больше не удастся требовать, чтобы Турция держалась в стороне от мирного процесса. Участия Турции в урегулировании конфликта отныне требует Брюссель и указывает на ее обязательства в регионе. Одновременно с этим, в пункте (аb.) резолюции по Армении Европарламент призываeт эту страну привести свои отношения с Ираном в соответствие с политикой ЕС в отношении этого государства, что тоже является элементом критики в адрес Еревана.

Пункт (аm.) армянской резолюции содержит повторный призыв к Армении закрыть до 2016 года Мецаморскую АЭС, так как никакая модернизация не может привести ее в соответствие с международными стандартами. Пункт (аl.) обязывает Армению развивать свой энергетический сектор в соответствии с требованиями Конвенции ООН ESPOO. Как известно, Армения является единственным государством в регионе, которое, несмотря на формальное присоединение к конвенции ESPOO, нарушает ее условия и не делится информацией с соседними странами, как того обязывает ООН. Теперь выполнять эти обязательства от Армении в документальной форме требует Европарламент.

В пункте (d.) Европарламент призывает провести независимое расследование событий 1 марта 2008 года, когда власти Армении применили силу против собственного народа. Пункт (m.) указывает на связь между реформами правоохранительных систем в странах-партнерах и мерами по борьбе с финансовыми преступлениями, коррупцией, отмыванием денег и финансовым терроризмом. Очевидно, данный пункт имеет отношение к финансовой махинации Medicaid, к которой были причастны не только армянские иммигранты в США, но и должностные лица в Армении. Пункт (n.) призывает власти Армении расследовать случаи применения пыток и нарушения прав задержанных.

В азербайджанской резолюции говорится, что «Азербайджан играет важную роль в контексте политики ЕС «Восточное партнёрство»», и отмечается уровень экономического роста в Азербайджане за последние несколько лет (пункт (А.) преамбулы).

Европарламент признает, что Азербайджан стал важным поставщиком энергоресурсов в ЕС и важной транзитной страной для энергоресурсов, в частности, из Центральной Азии. ЕС же является для Азербайджана основным энергетическим рынком. В резолюции признается также прогресс в сотрудничестве в области энергетики, включая поддержку Азербайджаном Южного газового коридора (пункт (Е.) преамбулы). 

В пункте (F.) преамбулы отмечается, что «Азербайджан играет важную роль в контексте Европейской политики соседства и вносит вклад в решение проблем энергетической безопасности Евросоюза».

Отмечается также «прогресс Азербайджана в области информационных и коммуникационных технологий (ИКТ) и электронного правления, которые увеличивают прозрачность общественного управления и помогают в борьбе с коррупцией, облегчают доступ к общественным службам и вносят дополнительный вклад в процесс демократизации в Азербайджане» (пункт (L.) преамбулы).

Подчеркивается позитивное значение избрания Азербайджана непостоянным членом Совета Безопасности ООН для сближения позиций с Евросоюзом, активная роль страны в многостороннем парламентском сотрудничестве в рамках парламентской ассамблеи Евронест, уникальное географическое положение страны в проекте по транспортировке энергоресурсов из Центральной Азии в ЕС, усилия Азербайджана в реализации транспортно-энергетических проектов Баку-Тбилиси-Джейхан, Баку-Тбилиси-Эрзурум и AGRI, участие Азербайджана в программе Инициатива прозрачной энергодобычи, призванной усилить открытость в расходовании доходов от продажи нефти и газа, а также успехи Азербайджана в осуществлении судебной реформы, внедрении технологий возобновляемых источников энергии и многие другие достижения Азербайджана.

За день до голосования в Страсбурге состоялось пленарное заседание Европарламента, с видеорепортажем которого можно ознакомиться по данной ссылке: http://www.europarl.europa.eu/ep-live/en/plenary/search-by-date?start-date=20120417&end-date=20120418&date=20120417&format=wmv&askedDiscussionNumber=12

Были заслушаны доклады Аннели Яаттеенмяки (Jäätteenmäki Anneli) по Азербайджану и Томаса Поребы (Tomasz Piotr Poręba) по Армении. В ходе дебатов депутаты потребовали от Армении прекращения оккупации азербайджанских территорий, в чём можно убедиться, послушав выступления участников пленарной сессии.

Таким образом, резолюции Европарламента по переговорам об ассоциативном соглашении ЕС с Арменией и Азербайджаном стали очередным вкладом в копилку международных документов, отражающих справедливую позицию Азербайджана в развязанном Арменией территориальном конфликте. Они еще раз подтвердили признание Европарламентом Армении в качестве государства-агрессора и оккупирующей силы, а Нагорного Карабаха – в качестве оккупированной территории Азербайджана, и дали понять Еревану, что ему не видать сближения с ЕС без освобождения Нагорно-Карабахского региона и прилегающих районов соседнего государства. Текстовой анализ однозначно подтверждает данное заключение. 

Не случайно армянские СМИ упорно молчат о принятых документах, а имеющиеся редкие сообщения (напр.http://www.arminfo.info/russian/politics/article/19-04-2012/15-23-00) стыдливо утаивают все позорные для армянской стороны формулировки. Словно, ничего не произошло и Нагорный Карабах не признан оккупированной частью Азербайджана...

И только одно армянское издание, озаглавив свой материал «Ложка дёгтя», обвинило дипломатов страны в «некомпетентности», а также в том, что те не в полной мере потрудились, чтобы предотвратить включение «опасных» для Армении формулировок в текст резолюций (http://www.yerkramas.org/2012/04/19/rezolyuciya-evroparlamenta-po-armenii-i-azerbajdzhanu-ocherednaya-lozhka-degtya/). Считаем необходимым успокоить это издание: дело не в дипломатах и их профессионализме. На самом деле Ереван предпринял беспрецедентное лоббирование с целью недопущения принятия всех этих формулировок. Мы не будем раскрывать всех деталей и закулисных игр. Просто сообщим, что усилия с армянской стороны были предприняты действительно невиданные, поистине беспрецедентные! Были задействованы все ресурсы, как людские, так и финансовые. Мы даже располагаем информацией, кто и кому звонил, кто приезжал и с кем встречался! Масштаб давления и лоббирования со стороны армянской дипломатии и смежных сил был просто невиданный (тем более приятно иметь такие замечательные резолюции после таких громадных усилий Еревана по их предотвращению). Армянские дипломаты сделали все, что могли, поэтому не надо их строго судить, даже за то, что в действительности принятые резолюции для армянской стороны – даже не «ложка дёгтя», а, скорее, «бочка дёгтя, в которой ложка мёда».

Дело не в дипломатах, а в ценностях. Несмотря на все эти усилия, депутаты Европарламента проявили здравый смысл, трезво и грамотно оценили ситуацию, сложившуюся за 20 лет конфликта, сопоставили ее с общеевропейскими ценностями и твёрдо выразили своё принципиальное отношение к вопросу, назвав вещи своими именами. Спасибо им за это!

Комментарии: