16 марта 2012 г.


Какова будет долгосрочная политика России в отношении постсоветских стран, расположенных на пространстве Большого Ближнего Востока после возвращения в Кремль Владимира Путина? Какие вызовы несет этим странам и, прежде всего Азербайджану, эскалация напряженности вокруг Ирана, рассчитывающего на поддержку Кремля в своем жестком противостоянии с Западом и Израилем?  Какую политику будет строить Баку со своими соседями на Севере и Юге, чтобы обеспечить себе устойчивое развитие и сохранить стабильность в южно-кавказском регионе?
Эти темы постоянные эксперты редакции обсуждают на традиционном заседании нашего «Круглого стола»:
Елена Касумова, доцент кафедры политологии Академии Госуправления при Президенте Азербайджана
Ризван Гусейнов, политический аналитик, журналист
Александр Васяк, генерал-майор, военный эксперт
Алексей Синицын, главный редактор NET-FAX - NET-ФАКС




Елена Касумова, доцент кафедры политологии Академии Госуправления при Президенте Азербайджана:
-  Сегодня любой политический феномен рассматривается с позиций вызовов и рисков для собственных национальных интересов. Но, главное, при таком анализе не стать заложником излишних опасений, если не сказать предрассудков. И в Азербайджане, и на Западе есть эксперты (тот же глава центра Stratfor Джордж Фридман), которые заговорили об «угрозе с Севера», возникшей для Баку после президентской победы Владимира Путина. Вряд ли подобная угроза  может приобрести реальные черты даже в случае возобновления карабахского конфликта. Тем более, что против его силового сценария однозначно выступают все геополитические игроки региона - Россия, Турция, США, Иран, ЕС. Такую консолидированную позицию можно не принимать в моральном или правовом контексте, но в политическом - Азербайджан и Армения, как  стороны конфликта,  не могут ее игнорировать.
Гораздо обоснованнее такие опасения азербайджанского экспертного сообщества: Кремль будет оказывать на Азербайджан мощное давление для включения его в проект создания Евразийского Союза, к которому в Баку пока относятся, скажем так, скептически.
Наверное, Владимир Путин в исторической перспективе видит себя «собирателем» постсоветских земель. Но пока виртуальный Евразийский Союз - это совсем не СССР. Путин - все-таки прагматичный политик. Он должен прислушаться к позиции реалистов, кратко сформулированной Евгением Примаковым: на повестке дня - лишь обстоятельное построение российско-белорусско-казахстанского союза, за рамки которого категорически нельзя выходить. А это значит, что Москва еще долго  будет не готова оказывать на Азербайджан давление с целью вовлечения его в юридически оформленные интеграционные процессы.
Баку давно и четко обозначил свои политические приоритеты. Москва их приняла, удовлетворившись тем уровнем партнерства, который есть на сегодняшний день. Поэтому я не вижу ни нарастающей конфронтационной угрозы в отношениях между двумя странами, ни, к сожалению, возможности прорыва в карабахском урегулировании, который мог бы инициировать Кремль.
Ну, а что касается отношений с ИРИ, то вновь подтвержденную позицию Баку - Азербайджан никогда не будет плацдармом для военных игр против Ирана - должны исключить все возможные спекуляции на тему участия АР в т.н. «антииранской коалиции». Это - очень ясный политический мессидж Тегерану, который, несмотря на всю свою политическую турбулентность, просто обязан кардинально пересмотреть собственную политику в отношении азербайджанского соседа.               
Ризван Гусейнов, политический аналитик, журналист:
- Одним из стратегических направлений для РФ является Южный Кавказ, бассейн Черного и Каспийского морей, ставший важным энерготранзитным, экономическим и геополитическим узлом на карте Евразии. Учитывая то, что лидером Южного Кавказа является Азербайджан с  70% экономики всего региона, не трудно прогнозировать, что официальный Баку продолжит политику, направленную на поддержание стабильности, которая позволяет стране успешно развиваться и играть серьезную роль в регионе.
Азербайджан находится во взрывоопасном регионе, где граничит с Арменией, оккупировавшей около 20 % азербайджанских земель, с Россией, которая состоит в военном союзе с Арменией и с Ираном, поставившим своей целью уничтожение азербайджанской светской государственности. Учитывая то, что в ближайшие годы Запад во главе с США предпримет серьезные шаги для свержения нынешних властей Ирана, соседнему Азербайджану, в котором официальный Тегеран видит «пособника США и Израиля», следует основательно готовиться к форс-мажорным вариантам развития ситуации в регионе. Азербайджан серьезно оценивает потенциальные внешние угрозы, наращивает свою военную мощь, модернизирует и оснащает современным вооружением армию. Своим стратегическим партнером в этой сфере Азербайджан считает соседнюю Турцию, но также закупает новейшее вооружение у Израиля и ряда стран СНГ, которые принимают активное участие в оснащении азербайджанской армии и расширении возможностей его ВПК. Немалая доля здесь принадлежит и России, где приобретаются новые системы ракетного оружия, боевой авиации и бронетехники. 
В отличие от Грузии, выбравшей четко прозападную модель развития, и Армении, являющейся «форпостом России на Южном Кавказе», Азербайджан стремится развивать партнерские отношения как с Вашингтоном, так и с Москвой, выстраивая внешнюю политику на основе собственных интересов. То есть, официальный Баку готов сотрудничать и поддерживать проекты, которые приносят выгоду и стабильность  как Азербайджану, так и всему региону в целом.
Многие склонны называть Россию, Казахстан и Азербайджан неким остовом будущей евразийской модели, которая позиционируется как альтернатива западному, европейскому пути развития. Насколько верно данное суждение покажет время, а также то, как и с кем будет выстраивать свою политику «новый-старый» президент РФ В.Путин. Если на Южном Кавказе он будет ориентирован на Армению, с которой Азербайджан находится в состоянии военного конфликта, то ни о никакой устойчивой стабильности и создании евразийской модели говорить не придется.
Александр Васяк, генерал-майор, военный эксперт:
- Все прекрасно понимают, что уровень военного сотрудничества является серьезным индикатором статуса политических отношений между государствами. Азербайджан закупает у России самые современные виды оружия, а Москва рассматривает Баку как одного из самых надежных партнеров на оружейном рынке. Надо полагать, что договор о пролонгации деятельности Габалинской РЛС, которая, кстати, принадлежит Азербайджану, будет подписан, а, значит, планка военно-технического сотрудничества между двумя странами будет  поднята еще выше. Один этот факт уже снимает многие опасения в отношении внешней политики Кремля на азербайджанском направлении. Но есть и другие аспекты российско-азербайджанского взаимодействия, на которые необходимо обратить внимание.
К примеру, экспертам известно, что твердая позиция России по сирийской проблеме, а я целиком ее связываю с В. Путиным, вызывает резко негативную реакцию у монархий Персидского Залива, особенно у Катара, пытающегося перехватить у Саудитов лидирующую роль на «арабской улице». Более чем реально, что шейхи и эмиры предпримут попытку дестабилизации российского Северного Кавказа, направив сепаратистам и салафитам новые финансовые потоки, а возможно, и другую помощь, включая людские ресурсы. Для Кремля жизненно важно, чтобы Азербайджан не стал своеобразной логистической и тыловой базой для этих деструктивных сил. Я уверен, что Москва весьма ценит эффективные усилия Баку в сфере безопасности, которые не только направлены на сохранение светского характера азербайджанского государства, но и полностью укладываются в контекст борьбы с международным терроризмом. Поэтому уверен, что в Кремле не будут искать какой-то надуманный повод для обострения российско-азербайджанских отношений. Для этого нет никакого серьезного мотива.
В отношении с Ираном официальный Баку сделал очень важный шаг, вновь подтвердив свою принципиальную позицию - Азербайджан не предоставит свою территорию для нападения какой-либо страны на Иран. Может быть, я повторюсь, но я глубоко уверен, что это тот предел удовлетворения политических притязаний Тегерана, на который может идти азербайджанское руководство в соответствии со своим пониманием собственных национальных интересов. А все остальное - отношение Азербайджана с Израилем, США, религиозными общинами внутри страны - это прерогатива самого Азербайджана и Тегеран не должен выдвигать каких-либо требований в отношении Баку. Я думаю, что в Исламской республике начинают с пониманием относиться к такой позиции Азербайджана.
Алексей Синицын, главный редактор NET-FAX - NET-ФАКС:
- Я уверен, что официальный Тегеран снизит уровень своих бесконечных претензий к Баку. Многие слышали об информации, что аятолла Хаменеи через своего главного разведчика Хайдара Мослехи сумел договориться о «правилах игры» с арабскими монархиями. Иран, якобы будет развивать свою ядерную программу исключительно в целях самообороны и в шаге до обладания ядерным оружием он остановится. Монархии Залива должны принять такую политику, а Иран взамен сведет к минимуму свою активность в «шиитских зонах» арабских государств. Если такой факт имеет место, то подобная политическая сделка могла быть осуществлена только с одобрения Вашингтона, а, значит, опосредованно  и Тель-Авива, который в отношении Тегерана разыгрывает с Белым Домом увлекательную сценку из подростковой жизни: «Держите меня, а то я его сейчас убью». Но тогда и в отношении Азербайджана, дающего Ирану гарантии того, что азербайджанская территория не будет использована против него, ИРИ необходимо пересмотреть свою политику. Гарантия отсутствия «северного фронта» против ИРИ - очень серьезный аргумент, чтобы Иран перестал вмешиваться во внутренние дела Азербайджана.                
Ну, а что касается отношений с Россией, то Баку, конечно, ждет от Москвы подвижек в разрешении карабахского кризиса. Мне кажется, что Путин обладает достаточной политической волей, чтобы придать процессу карабахского урегулирования новое качество. Ведь он является горячим приверженцем принципа нерушимости границ.
Ну, и подводя итоги, замечу, ситуация в регионе не приобрела стабилизирующих трендов и наверняка изменится после президентских выборов в США. Если проецировать политические приоритеты республиканских законодателей на возможную политику президента-республиканца, то возникает ощущение, что очень скоро мир вернется к временам холодной войны. Но останется ли в Белом Доме старый хозяин или там появится другой человек, мы все равно будем иметь дело с новой реальностью,  на вызовы которой предстоит искать ответы всем  политическим игрокам нашего неспокойного региона.  

Комментарии: