6 марта 2012 г.


Интервью с известным албанистом,  член-корреспондентом НАН Азербайджана, профессором Фаридой Мамедовой

- В какой степени верным является суждение, что современные азербайджанцы, прямые потомки кавказских албан?

- Да, мы являемся потомками в том числе и кавказских албан, поскольку азербайджанский народ сложился из трех мощных основополагающих этно-культурных пластов: кавказоязычного, тюркоязычного и ираноязычного. Об этом подробно указано в моей книге «Кавказская Албания и албаны».

Однако отмечу, что азербайджанский народ является не прямым потомком албан, их прямыми потомками являются удины, которые сохранили верность этническому самосознанию албан, сохранили албанский язык, культуру, религии и в какие другие церкви их не зазывали, они не отказались от своей веры.

Когда в 1836 году царская Россия упразднила Албанскую Апостольскую Церковь, для удин-албан построили в Гяндже православную церковь, с тем, что они должны пойти туда, если не хотят идти в Армянскую церковь. Но албаны-удины этого не сделали и в знак протеста этой российской политике некоторая часть их, отправлялись даже в Грузию, где приняли грузинское православие. Это был единственный знак протеста, на который они были способны в ответ на то, что упразднили их веру.

А другая часть оставшихся в Карабахе албан, вынуждена была пойти в Армянскую церковь.
Однако остальные 90% албан приняли Ислам, поскольку не желали принимать армянскую или православную веру. Принявшие Ислам албаны в процессе этногенеза стали составной частью азербайджанского народа.

Кавказская Албания – исторически самое раннее государство на территории Азербайджанской республики, народ и государство которого являются правопреемниками всего культурно-исторического наследия Кавказской Албании. Недавно было 2500-летие албанской государственности, в связи с чем были проведены мероприятия и международная научная конференция, благодаря высокой гражданской позиции чести и самоотверженности академика Арифа Мирджалаловича Пашаева.


Албанская культура и этнос, хоть и трансформировались с принятием албанами Ислама, тем не менее азербайджанский народ является носителем этой культуры созданной в результате преемственности различных религиозных систем человечества. Другими словами истоки нашей культуры берут свое начало и в зороастрийской, и в иудейской, и в мусульманской среде, в этом и есть своеобразное богатство албанской культуры. Именно поэтому азербайджанский народ может творить и джаз, и мугам, ашугскскую музыку, делать любой синтез, поскольку берет истоки и черпает вдохновение в богатом наследии своей культуры. 

- Видели вы своими глазами надпись албанского правителя Гасан Джалала в Гандзасарском монастыре о том, что этот комплекс возведен им для его албанского народа, что полностью опровергает попытки армян присвоить этот памятник албанской культуры?

- Надпись в Гандзасаре я видела в 1978 году, когда была там вместе с азербайджанскими учеными, при сопровождении карабахских армян  именно с этой целью. Я ехала туда, уже зная о существовании в Гандзасарском монастыре этой надписи, сделанной по приказу Гасан Джалала, где в частности сказано: «… Я построил этот собор для моего албанского народа» (по албанск. - им агуваниц азгн). Мне привозили эстампажи (копии с надписей) Гандзасарского собора, это были громадные кальки, на которых технологией с использованием угля были сделаны копии с надписей Гандзасара, в том числе и вышеупомянутой главной надписи Гасан Джалала.

Поэтому когда я ездила в Гандзасар, то уже знала о существовании этой надписи, исследованной, переведенной и описанной ученым Санкт-Петербургской Императорской Академии Наук И.А. Орбели еще в начале 20 века.

- Что послужило причиной вашей поездки в Гандзасарский монастырь в НКАО (Нагорный Карабах)?

- В 1978 году мне позвонил видный архитектор и историк Давуд Ахундов, который все сведения относительно армянской жизни получал из первоисточников – от своих высокопоставленных друзей в Ереване.  Так вот, Давуд Ахундов узнал от своих друзей в Ереване, что в Баку побывал армянский католикос Вазген I, который здесь в Совмине получил разрешение на реставрацию Гандзасарского собора, что Вазген по этому поводу отслужил службу в Армянской церкви Баку и поделился этой новостью с армянской паствой. По этому поводу Д.Ахундов спросил мое мнение – чтобы это значило? Я сказала, что это значит только одно – надо на корню это пресечь и не допустить самовольной, неконтролируемой реставрации Гандзасара, в результате которого армянские «реставраторы» уничтожат и сфальсифицируют албанские надписи монастыря.

Я обратилась по этому поводу к академикам Играру Алиеву и Зие Буниятову, поставила всех на ноги, в результате чего академики связались с Минкультуры Азербайджанской ССР, где нам ответили, что никто не берет на себя ответственность утверждать, что Вазген был в Баку, а тем более взял разрешение в Совмине. Тогда мы лично обратились с запросом в Совмин, где никто не взял на себя смелость сказать был тут или нет Вазген?

Видя, что никто не подтверждает визит Вазгена в Баку и в Совмин, академик Играр Алиев, решил, что не стоит волноваться и прекратил выяснение, и тогда я ему сказала, что сама готова ехать в Гандзасар, на что он дал добро. Я сказала Играру Алиеву, что сейчас за 15 минут докажу то, что Вазген приезжал в Баку и был в Совмине. Я пишу заявление о том, что еду в командировку в Гандзасар, спускаюсь с заявлением, для получения командировочных в бухгалтерию, где работают несколько армян. Как оказалось, они в тот период были активными прихожанами Армянской церкви и знали все новости. Я чувствовала, что они непременно отреагируют, когда узнают, куда я еду. И действительно, увидев мое заявление, армяне в один голос стали говорить: «Ой, как хорошо! А вы знаете, что Гандзасар это наш монастырь!». Затем армяне из бухгалтерии мне рассказывают все про визит Вазгена в Баку, то, что он получил в Совмине разрешение на реставрацию Гандзасара и по этому поводу собрал армян в местной церкви, где отслужив молебен, поделился с ними этой новостью. Вазген сказал, что «это безобразие, что Гандзасар разрушается», что его надо реставрировать и скоро все это будет сделано на основе разрешения из Совмина Аз. ССР. 

Тогда я говорю одной из армянок в бухгалтерии: «Жанна, Вы не могли бы со мной подняться к Играр муаллиму и рассказать все это ему?», на что Жанна отвечает: «Конечно!».
Она все это вновь повторила при Играре Алиеве, которому стало очень неприятно и он звонит Минкультуры и в итоге принимается решение послать делегацию специалистов и фотографа в Гандзасар.  Я ставлю условием, чтобы со мной был фотограф со вспышкой и всеми техническими приспособлениями, поскольку собор полутемный и обязательно хочу, чтобы фотограф не был армянином. Дело в том, что армянские проделки и козни я на себе до этого испытывала многие годы, будучи в Ленинграде, где работала в архивах, собирая материалы по албанистике. Поэтому понимала, что армянская сторона будет чинить нам всяческие препятствия и создавать проблемы во время поездки в Гандзасар.

Мне сказали, что с нами поедет известный и лучший из фотографов -  Рубенчик, однако поздно ночью, в канун нашей поездки, Рубенчик мне звонит и сиплым голосом говорит, что сильно заболел гриппом. Он сказал, что вместо себя посылает молодого талантливого фотографа, который в Гандзасар приедет не с нами, а отдельно сам и даже раньше нас. Я удивилась тому, что фотограф не едет с нами и спросила: «А он не армянин?», на что Рубенчик обиженно ответил: «Нет! Какая же Вы националистка!».  Мне все это не понравилось, но искать кого-то, уже не было времени.

- Какие события произошли в Гандзасаре – имели место препятствия с армянской стороны?

- Я беру с собой в эту поездку кавказоведа Рашида Геюшева и Ворошила Гукасяна (удин по национальности, лингвист и специалист по албанским надписям) и еще несколько специалистов. Рано утром мы выехали в Карабах и прибыли в Ханкенди (бывш. Степанакерт) к 9 часам утра, где долго ждали фотографа, чтобы ехать дальше в Гандзасар. А фотограф явился уже перед закатом, оказался армянином, да еще и без вспышки. С самого начала нашего приезда, как только мы прибыли в Ханкенди и объяснили цель нашей поездки, областные армянские власти переглянулись и сказали, что уж лучше завтра туда ехать, а сегодня нас будут угощать и оказывать всякие почести здесь. 

Я почувствовала, что нас хотят задержать и так оно и оказалось. Местные армяне знали, что завтра начнется сильный ливень, который продлится несколько дней. А пока светило солнце, нас угощали и всячески потчевали в Ханкенди, но я старалась торопить нашу делегацию и объясняла, что надо сегодня все успеть и до вечера уже быть в Гандзасаре. Только после обеда мы выехали, и прибыли в село Ванг (Ванклу), где уже были разложены яства, напитки, вина, резали баранов и готовились нас тут долго угощать. Я поняла, что готовится длинное застолье и надо как-нибудь его избежать, чтобы дотемна попасть в Гандзасар. Мне сказали, что не волнуйся – вот он на горе Гандзасар, и мол никуда он от нас не денется.

Тут во время застолья мы разговорились с местными жителями Ванклу, а хорошо знавший армянский язык Рашид Геюшев, стал говорить им, что это наш собор, это памятник албанской культуры и т.д. На это местные армяне сказали, что «ничего подобного, что к ним недавно приезжал католикос Вазген I, поэтесса Сильва Капутикян, писатель Зорий Балаян, президент Академии Наук Армянской ССР Виктор Амбарцумян и другие высокопоставленные лица, которые убеждали нас, что мы армяне. Поэтому чтобы вы не говорили - мы вам не поверим».

Тогда я говорю им: «опираясь на антропологию видно, что вы не армяне, у которых головы сзади приплюснуты бывают». Они меня спрашивают: «Почему?», я им: «Да потому, что в армянских семьях новорожденный ребенок спит в одной позиции лицом кверху, а мы, кавказские народы, переворачиваем детей и направо и налево, чтобы форма головы у них был круглая, симметричная».

Они опять отпираются, что мол все равно «мы особые армяне». Уже стало темнеть, я забеспокоилась и тороплю наших подняться в Гандзасар. Тем временем Рашид муаллим спрашивает у местных: «а кто охраняет этот важный памятник истории?», на что из толпы вышел один человек и сказал: «Я сторож». Тогда Рашид стал у него интересоваться, а за свой труд этот сторож получает зарплату или помощь от католикоса Вазгена или еще кого из Армении? Сперва сторож отпирался, утверждал, что ничего не получает, но потом, после изрядного подпития, сказал: «прошу Вазгена не трогать – он со своего пальца подарил мне большое золотое кольцо с бриллиантами». Ращид сказал: «Не верю – это все сказки!», на что сторож пошел и принес это дорогое кольцо. Тогда Рашид сказал сторожу: «А ведь за такой подарок ты тоже должен оказывать какое-то внимание Вазгену?», на, что сторож сказал, что охотится на джейранов и маралов, которых отвозит Вазгену.

Уже стало конкретно темнеть, мы ждем фотографа, и когда он приходит, то становится видно, что он армянин, к тому же без вспышки и вообще слабо разбирается в деле. Тогда меня успокоил один из членов нашей делегации и  сказал, что они сделают факелы, которые не хуже вспышек осветят полутемный храм. Мы сделали несколько больших факелов и взяли с собой про запас ведро керосина, после чего поднялись в Гандзасар. Местное население с хмурыми лицами вместе с нами вошло в храм, где я веду всех к надписи, находящейся лицом к нам, если зайти с центрального входа и повернуть направо.

Я с большой легкостью отыскала нужные места в надписи, где в середине текста как раз на уровне моего роста я прочла громко вслух для всех: «им агуваниц азгн» (для моего албанского народа). Мы подошли к жителям Ванклу собравшимся у входа в храм, и я спросила: «неужели вам неинтересно, вы же армянские буквы знаете, а там написано для «моего албанского народа»». Часть жителей Ванклу, хмуро подошла к надписи, и я показала им эти слова, после чего жители отошли в сторону и стали долго что-то тихо обсуждать. А мы пошли дальше по храму, где меняя факелы, продолжали читать надписи. Вместе с нами ходил и армянский, так называемый фотограф, который в руках ничего не имел и не фотографировал.

Мы вышли во внутренний двор Гандзасара, где находилось захоронение всех албанских патриархов гандзасарских и многих знатных людей из рода Гасан Джалала, живших и умерших за рубежом, но перезахороненных тут. Я спрашиваю у собравшихся местных жителей: «неужели вы никого из них не знаете, и у вас нет связей с их родственниками, живущими за рубежом?». Они мне говорят, что здесь бывала Ирен Меликова (французский тюрколог и востоковед), которую я знаю, и часто спрашивала, была она тут или нет? Это меня удивило, потому, что она мне всегда отвечала что нет, никогда не бывала в Гандзасаре и мол была бы рада со мной посетить его. Кстати, она опубликовала в известном французском журнале мою статью про Гасан Джалала.

Я дальше спрашиваю: «Так неужели тут среди вас нет родственников и потомков албан, восходящих к роду Гасан Джалала?». Я вижу, что уже лица у многих жителей Ванклу перестали быть хмурыми и вперед выходит молодой человек, который говорит, что он из рода Гасан Джалала. Он предлагает подняться наверх в соседнее село в гости к его 98-летней бабушке, которая может многое рассказать про своих предков и албанское наследие. Однако, к сожалению, у нас не было ни магнитофона, ни фотоаппарата, к тому же шел проливной дождь, и мы не поднялись к бабушке, хотя этот молодой человек предлагал остаться и переночевать у них.   
 
Этот молодой человек сказал, что их бабушка всегда напоминает всем им, что: «запомните, мы не армяне и никогда не были армянами и не роднились с ними и наш гасан-джалаловский род лишь изредка роднился с курдами». Мы удивленно переглянулись и еще раз пожалели, что нет времени и возможности остаться и подняться к этой бабушке. Мы потом выяснили, что говоря о курдах, эта бабушка имела ввиду братьев Иване и Захаре Мхаргрдзели, которые были у царицы Тамары один военачальником, а другой визирем. Согласно И.А.Орбели отец, мать и жена Гасан Джалала из рода Иванэ и Захаре.

Благодаря этому роду, албанский правитель Гасан Джалал смог сохранить политическую власть и влияние в этом регионе в тот непростой период. Благодаря родственным отношениям с родом Иванэ и Захаре, Гасан Джалал и другие владетели албанские могли рассчитывать на благосклонность и опору азербайджанских правителей.

Отмечу, что титул мелика у албанских правителей появился в 15 веке в период правления азербайджанского Государства Кара-Коюнлу, а именно в правление Джахан-шаха. Тогда карабахские владетели явились к Джахан-шаху в знак почтения и признания его власти, и сказали, что род Гасан Джалала разбился на пять дочерних линий. Они просили Джахан-шаха дать им всем титул, чтобы пресечь распри между пятью дочерними родами и получить прямую поддержку от Государства Кара-Коюнлу. Тогда Джахан-шах и дал титул мелика (от слова мюлк – «владение») всем пяти феодальным владетелям из рода Гасан Джалала. После этого к каждой из пяти фамилий стал прилагаться титул мелик, и появление этого термина в Азербайджане связано с Джахан-шахом.

- Вам известно, что ныне после оккупации армянскими ВС Нагорного Карабаха все-таки проведена полная «реконструкция и реставрация» Гандзасарского монастыря и других албанских храмов, в результате которой стерты и изменены все «неугодные» надписи и доказательства албанского происхождения этих памятников?

- По этому поводу я хочу вспомнить некоторые факты, когда в советское время я была в Ленинграде, то помню, что известный кавказовед Камилла Васильевна Тревер переписывалась с американским исследователем Робертом Хевсеном (Хьюсеном), ученый армянского происхождения Хьюснян. Тогда мне Тревер сказала, что Хевсен точно знает то ли в Гандзасаре, то ли в Карабахе где-то есть тайник, в котором спрятаны албанские рукописи, утварь и имущество албанских меликских родов. Я об этом написала тогда Рашиду Геюшеву в Баку, который организовал облет на вертолете окрестностей Гандзасара и Нагорного Карабаха. Были обнаружены несколько глубоких потаенных пещер высоко в горах, но в них ничего такого не нашли. Но я знала, что и армяне ищут где-то в стенах старых строений или в пещерах спрятанные албанские реликвии и манускрипты Гасан-Джалаловского рода. Возможно по наитию Роберта Хевсена, армянские «кладоискатели» после захвата Нагорного Карабаха и разрушили часть построек Гандзасара и окрестностей в поисках албанских реликвий. 

До начала распада СССР и оккупации азербайджанских земель, армянские священники все время что-то рыли и искали в арменизированных албанских храмах в Кельбаджаре и других местах Карабаха, а также и Ордубаде. Так что «поработали» над албанским наследием армянские историки и фальсификаторы дико и практически уничтожили все, что связано с Кавказской Албанией.

Когда в советское время я в Ленинградском рукописном Фонде нашла рукопись Моисея Каланкатуйского, хранившуюся в папке под номером Ц-59, то прочла в описании этой рукописи, что ее описала и сюда сдала Русудана Рубеновна Орбели – племянница И.А.Орбели, которая возглавляла Архив востоковедов и Кавказский кабинет ЛО ИВ АН СССР. Я ее застала, она работала, и я общалась с ней, отмечу, что сам И.А. Орбели был из рода Аргутинских-Долгоруких.

- Вы сказали, что на протяжении долгих лет армянские ученые создавали Вам проблемы в исследовании рукописей и хроник, относящихся к албанам?

- Отмечу, что армянские ученые и разного рода функционеры создавали постоянно мне проблемы в исследованиях. Организовывал обычно все это Карен Юзбашян, работавший в Ленинградском отделении Института востоковедения Академии наук СССР. Его подручные заранее узнавали, в каком архиве, фонде Ленинграда или другого города я собираюсь работать, и чинили всякие препоны для этого. В Ленинградском рукописном Фонде, архиве Н.Я.Марра и архиве И.А.Орбели больше всего чувствовалась «армянская оборона», но благодаря академику Зие Буниятову, его связям и помощи других добрых людей, мне удалось проводить исследования в этих фондах. В 1970-ых я поехала для работы в Ленинградский рукописный Фонд, где заведующей была Майя Пайкова. Дело в том, что Зия Буниятов имел обыкновение, будучи за рубежом в известны европейских и иных рукописных фондах, делать копии с редчайших и бесценных средневековых рукописей и дарить одну копию Ленинградскому рукописному Фонду. Поэтому Майя, считала, что в неоплаченном долгу перед Зией Мусаевичем, который сказал, что она поможет, если мне будут там чинить препятствия.

Приехав в рукописный фонд, я попросила найти архивы Русуданы Орбели, где особняком лежала рукопись Ц-59 купленная И.А.Орбели в Джульфе в 1910 году. Эта была «История албан» Моисея Каланкатуйского. Дело в том, что Зия Буниятов советовал мне издать критический текст Моисея Каланкатуйского, и поэтому я обрадовалась, что нашла оригинал рукописи. Я попросила заведующую сделать копию с этой рукописи, были подготовлены все необходимые справки и разрешения, после чего рукопись с курьером была послана для копирования. Мне оставалось подождать пока это будет сделано, и я решила пойти в архив Н.Я. Марра, где также хранится много редких рукописей. Здесь ко мне приставили армянку архивариуса, которая отмечала все, что я брала, а затем мне сказали, что у меня отберут все пометки и личные записи, которые я сделала, работая тут! Я очень расстроилась, поскольку поняла, что кто-то проговорился К.Юзбашяну, так и оказалось – одна из моих знакомых якобы ненароком рассказала Юзбашяну о моих намерениях приехать работать в архивах Ленинграда.

- То есть, по инициативе армянских функционеров, Вам изначально перекрыли возможность исследовать рукописи, доступные любому другому ученому?

- Да. Однако мир не без добрых людей, у одной моей знакомой отец работал на ответственной должности, был высоким военным чином и благодаря его протекции мне разрешили после особой проверки уносить с собой все мои записи в архиве Марра. Прошло несколько дней и мне сказали, что я могу прийти в рукописный фонд и забрать копию с рукописи «История албан» Моисей Каланкатуйского. Мне звонит Майя и рассказывает, что у нее были большие проблемы с Юзбашяном, который допекал ее, угрожал увольнением, в случае если будет сделана копия для меня, но к чести Майи она даже рискуя потерять работу, не послушала Юзбашяна и сделала копию для меня. Она сказала, что тогда пошла тогда директору Института Востоковедения АН СССР Ю.А. Петросяну, который тоже поддержал Юзбашяна и сказал, что не надо давать Фариде Мамедовой копии рукописей. Майя тут расплакалась и сказала Юзбашяну, что «Зия Буниятов постоянно дарит нам копии с бесценных рукописей, и что в ответ мы не можем дать ему копию с одной нашей рукописи?». Майя напомнила ему, что везде и у нас практикуется выдача копия рукописей, но Ю.Петросян сказал, что «всем можно, но ей (Фариде Мамедовой) нельзя давать копий».

Вообще советское, да и российское кавказоведение востоковедение и особенно архивы изначально находились под контролем людей с фамилией на «-ян» и фактически для российской науки до сих богатейшую историю и культуру народов Востока и Кавказа формирую сплошь армянские ученые, исследователи с подачи армянских же функционеров в разных архивах.

В итоге благодаря мужеству Майи эта рукопись все-таки была отправлена на копирование для меня и Майя сказала, чтобы я срочно пришла за копией пока еще чего не произошло. Я быстро пришла в рукописный фонд забрала копию, поблагодарила Майю и побежала покупать билет на самолет в Баку. Иду я по Невской и думаю, дай вернусь и проверю что там мне дали в копии рукописи, вдруг мне подсунули что-то другое. Возвращаюсь, проверяю в рукописном фонде по номерам и по тексту – выясняется, что мне дали копию с грузинской рукописи! При этом номер у нее тот же, что и у рукописи Моисея Каланкатуйского! Я понимаю, что Юзбашян что-то сделал в самый последний момент и видимо Майя об этом и не подозревает.

Я осталась в Ленинграде, утром прихожу в рукописный архив к Майе и показываю ей то, что мне там дали. Майе стала плохо, выясняется что, кто-то поменял рукописи местами и наклеил на них ярлыки и номер наоборот. То есть, ярлык и номер грузинской рукописи наклеен на рукопись Моисея Каланкатуйского и наоборот. Майя вспоминает, что после моего визита сюда в архив заходил Юзбашян, которому нужна была какая-то тут рукопись. Майя начинает искать рукопись Моисея Каланкатуйского и говорит, что если Юзбашян самовольно вынес ее из архива, то она поднимет шум на всю Академию наук. Однако Майя вспоминает, что вынести рукопись Юзбашян не мог, потому, что когда он выходил из архива, то столкнулся лицом к лицу с Маей, и она помнит, что в руках у него ничего не было.

- Значит именитый армянский ученый и советский деятель Карен Юзбашян, украл и подтасовал древнюю албанскую рукопись?

- Так оно и есть. Я и Майя начинаем искать в архиве среди рукописей – но там нет уже Моисея Каланкатуйского, в ужасе она начинает лихорадочно поднимать рукописи по всем отделам архива, нет ее и под номером грузинской рукописи, ярлык и номер которой был наклеен на копию, выданную мне как Моисея Каланкатуйского. И тут мне приходит в голову поискать среди полок с рукописями, находящимися прямо у выхода из архива. И мы находим эту рукопись М. Каланкатйского, втиснутую в одну из полок у выхода, с приклеенным к ней ярлыком и номером грузинской рукописи! Видимо Юзбашян переклеил ярлыки на рукописях и втиснул рукопись Моисея Каланкатуйского в одну из полок у выхода, чтобы в следующий раз спокойно и быстро вынести ее из архива!

Слава Богу, нам все-таки удалось сделать копию с рукописи Моисея Каланкатуйского и спасти ее саму от армянского «ученого» вандализма. По приезду в Баку на ученом совете в Академии наук я рассказала о перипетиях с этой рукописью в Ленинграде и проблемами, которые чинили мне армянские ученые.

С тех пор я особое внимание уделяла тому, чтобы никто не знал о том, куда я еду, какие исследования и где провожу, ибо эта информация сразу же доходила по армянской почте «кому надо» и мне чинили всякие препоны. Мне потом звонила Майя и сказала, что рукопись спасена и несмотря на то, что она приобретена Орбели еще в 1910 году никто с ней еще не работал и я первая кто ее исследует. То есть над этой рукописью еще не «поработали» армянские исследователи, в связи, с чем они и были обеспокоены. В итоге, как вы знаете, выяснилось, что книга Моисея Каланкатуйского полностью опровергла устоявшуюся в науке мысль, что армяне древнее население Кавказа и что Кавказская Албания всего лишь часть «великой Армении». Благодаря этой рукописи мы узнали, что армяне являлись всегда другим этносом, не имеющим общего с албанами.  После выхода труда Зия Буниятова относительно труда Моисея Каланкатуйского  с армянской стороны началась бешенная критика и нападки, но опровергнуть его доводы армянская наука так и не смогла и Зия Буниятов становится членкором Академии Наук Аз. ССР.

- Еще, с какими проблемами Вам пришлось сталкиваться со стороны армянских ученых, заправлявших в советских архивах и фондах?

- В 1960-70-ые гг. я приезжала в Ленинград работать в архивах. Как-то раз тут меня встретил академик Струве и знакомит с Анаит Периханян, чтобы она стала моим преподавателем древних языков. Периханян, покуривая из длинного мундштука, спрашивает меня: «Какие древние языки Вы знаете: греческий, латинский, древнеармянский, грузинский, пехлеви?». Я ее перебиваю, мол, не утруждайте себя, если бы я знала все эти языки, то не пришла бы к Вам. В итоге Периханян сделала так, чтобы не преподавать мне, чему я была очень рада – это мое счастье, что мне удалось избежать ее опеки и в итоге мне дали другого преподавателя древних языков.

Эта Периханян, якобы из просвещенного рода из Карабаха, который в 1905 году уехал из Шуши в Россию, и она взяла имя своей бабушки Пери ханум, как фамилию, чтобы скрыть свои корни. Возможно она и арменизированная албанка, поскольку откуда у армян может быть персидское имя Пери?

Как-то раз собираются вместе Анаит Периханян, Карен Юзбашян, Парурйр Мурадян и другие армянские «светила» и при мне, нисколько не стесняясь, говорят, что больше не допустят оплошности, благодаря которой Зия Буниятов стал членкором АН Аз. ССР и говорят, что «мы пойдем по другому пути – просто не дадим ему степень».

Я сижу в это время занимаюсь древнеармянским, и Периханян поворачивается ко мне и говорит: «Вы поняли Фарида, что и Вас ожидает? Чтобы Вы и не смели критиковать труды по этой теме!». Я мысленно подумала: «Спасибо – теперь то я точно знаю, что надо делать». Вообще большую часть своих изысканий и находок я сделал благодаря вот таким выпадам со стороны армянских ученых.

Работая в этом рукописном фонде, я часто заходила в Кавказский кабинет, возглавляемый Кареном Юзбашяном, и где постоянно сидела А.Периханян. Тут я как бы невзначай говорила, что на основе армянских источников, в первую очередь Моисея Хоренского выходит, что Армянская церковь создана не 301 году, а в 314-318 гг. Или, захожу к ним и говорю, что: «а Вы знаете, что армянского государства на Кавказе вообще не было?». Как всегда Периханян поворачивается к Юзбашяну и возмущенно произносит: «Карен?!» - мол, ты ей эти рукописи дал. На что он смущенно отвечает что «нет – это она сама». Далее я объясняю, то почему я так считаю, и Юзбашян бывает вынужден признать, что также некогда считали великие кавказоведы, в частности Л.М. Меликсет-Бек. То есть такие известные кавказоведы как Меликсет-Бек признавали ошибочность многих постулатов и датировок армянской истории.

Как-то раз в том же кабинете, во время моих занятий древнеармянским, сидит Периханян и другие армянские ученые, и она, как всегда покуривая, говорит мне: «Чтобы Фарида тут не доказывала, никогда ей не удастся доказать почему армянская элегия Давтака на имя албанского царя Джаваншира 8 века написана акростихом. Ведь акростих перевести на другой язык исключено». Я взяла ее слова на заметку и стала изучать акростих и элегию Давтака. Акростих этот такой вид поэзии, когда ты хочешь посвятить стих кому-то, но не хочешь, чтобы об этом знали другие и шифруешь его имя по одной букве в каждом четверостишье. К примеру, чтобы зашифровать имя Оля ты пишешь:

О – я букву обожаю
Л – забыть я не могу
Я – всегда я вспоминаю

Далее я выяснила, что акростих носит не только характер символов, но и обычно может содержать все буквы алфавита языка, на котором он написан. Дело в том, что элегия албанского поэта Давтака акростихом сохранилась в армянском переводе, где идет 19 куплетов четверостишьем – на первые 19 букв армянского алфавита по четверостишью, а после 19 куплета, идет по одной или две-три строки вместо четверостишья. То есть гармония ритма нарушается, и дальше строчки идут с целью показать все 36 букв армянского алфавита.

А когда я в руки взяла рукопись Моисея Каланкатуйского из архива Орбели в Рукописном фонде, то там нашла оригинал элегии Давтака и теперь для сравнения мне нужна была рукопись Каланкатуйского хранящаяся в Матенадаране (Армения). С этой целью я восемь раз приезжала в Матенадаран и каждый раз мне ее не давали, и выходил, глава рукописного фонда, который говорил: «рукопись больна», то есть находится в реставрации. Ясно, что все это время они исправляли рукопись, подтирали, уничтожали «неугодные» места и в итоге привели ее в такое состояние, что уже ее невозможно было демонстрировать, поскольку сразу бы обнаружились следы множественных «реставраций» по-армянски.

- Наверное бедную рукопись Каланкатуйского всю залили Ереванской водой и от не за километр от Матенадарана несло хлоркой и растворителями?

- (Смеется). Однозначно так, это старая армянская традиция работы с первоисточниками
Таким образом, в течение 2 с половиной лет, задерживалось написание рецензии к моей книге о рукописи Моисея Каланкатуйского, являвшейся кандидатской работой.

Однако Зия Буниятов настаивал на том, что пока мы живы, надо изучить полностью рукописи Моисея Каланкатуйского и издать критический текст по этому поводу. З.Буниятов пошел к президенту Академии Наук Аз. ССР Гасану Абдуллаеву, который написал президенту Академии Наук Арм. ССР Виктору Амбарцумяну официальный запрос предоставить для изучения мне хранящуюся в Матенадаране рукопись Моисея Каланкатуйского. Целых два года шла переписка Гасана Мамедбагировича с Амбарцумяном, а рукопись так и не дали.  

Мы уже совсем потеряли надежду получить рукопись из Матенадарана, когда Зия Буниятов однажды мне сказал: «Фарида если бы ты смогла сделать генеалогию рукописи Моисея Каланкатуйского, я бы на ее основе запросил рукопись из зарубежных фондов и библиотек Европы». Я радостно отвечаю, что первая глава моей кандидатской как раз и состоит из генеалогического описания этой рукописи и того где еще она хранятся кроме Матенадарана и Ленинградского рукописного фонда.

- То есть благодаря составленной Вами генеалогии рукописей Моисея Каланкатуйского удалось найти и получить ее варианты, хранящиеся за рубежом?

- Составление генеалогии рукописи это адский труд, который отнимает уйму времени и сил. Следует согласно всем имеющимся источникам и научным трудам описать, где и в какие периоды были сделаны различные рукописные варианты одного манускрипта, в каких архивах они хранятся, и показать, которая из этих рукописей самая старшая и которые сделаны позже с нее или других версий. Согласно составленной мною генеалогии, было видно, что рукопись Моисея Каланкатуйского хранится также в Британском Музее и в Парижской Национальной библиотеке. Зия Буниятов выписал эти данные и дал запрос в зарубежные архивы и через месяц-полтора нам пришел ответ и копии рукописей оттуда. И после этого у нас на руках копии четырех рукописей «История агван» Моисея Каланкатуйского, из которых две восходят к армянской редакции, а две другие более-менее сохранились в албанском первозданном варианте, в частности та которую приобрел И.А.Орбели  в Джульфе в начале 20 века.

В этой рукописи я стала изучать элегию Давтака, которую А.Периханян мне называла неопровержимым доказательством того, что это армянский труд. И я вижу, что в албанской рукописи элегия полная и гармоничная, состоит из 19 четверостиший, тогда как в других рукописях, подвергшихся армянской редакции, элегия состоит из 36 четверостиший – по числу букв армянского алфавита. Также относительно смысла текста - в албанском оригинале все 19 куплетов разные и не повторяются, тогда как в армянской версии, после 19 куплета одна и та же мысль опять повторяется в нескольких куплетах.

Затем я обращаюсь к известным московским поэтам и спрашиваю – обязательно чтобы, когда пишешь акростихом, были использованы все буквы алфавита? Они мне отвечают, что нет, не обязательно все буквы алфавита шифровать акростихом, все зависит от задумки автора, и он может выбрать те буквы, которые считает нужными. При этом мне объяснили, что если переводится, допустим акростих с английского оригинала на русский, то соответственно используются уже кириллица а не английский алфавит, чтобы читатель русский понял – важна не буква, а дух произведения передать в переводе.

И тогда я поняла, что изначально акростих в элегии Давтака был из 19 куплетов, а в армянской редакции его перевели и сделали из 36 куплетов, чтобы показать все буквы армянского алфавита и доказать, что якобы это армянский труд, а не албанский. Ведь при переводе с стихов на другие языки теряется первоначальный строй и гармония текста. Именно поэтому в армянской редакции и переводе элегия Давтака потеряла гармонию и смысл, ведь албанский автор написал 19 куплетов и все, а армянскому переписчику пришлось тужиться, и чтобы выйти из положения он растянул перевод на 36 куплетов – якобы по числу армянского алфавита.

- Чем еще можно доказать, что армяне и албаны разные этносы?

- Отец армянской истории Моисей Хоренский (автор 8 века, а не 5 века как ложно утверждают армяне) страшно опозорил армян, поскольку его книга кончается главой «Плач по армянскому народу». В этой главе он пишет, что армянские владетели и лишили свой народ государственности, постоянно предавая свой народ, прислуживая империям, жертвуя судьбой армянского народа и т.д.

То, что албаны и армяне разные этносы можно понять, прочитав у Моисея Хоренского фразу «вечно лживые албанцы», что подтверждает, что для него это чуждый и к тому же нелюбимый этнос.

Теперь посмотрим, что пишет отец албанской истории Моисей Каланкатуйский, отмечая, что албаны потомки рода Иафета. В Первой Книге, Главе 2, Каланкатуйский пишет, что от Торгома произошли гайи (хайи) и  всего (еще) 15 народов. А от кетарийцев, живущих в странах северных, родственных с кетурианами, происходят албаны. То есть хайи и албаны из разных колен. И везде эти народы даются отдельно, и Каланкатуйский пишет, что, когда албанский царь Джеваншир одерживал победы над арабами, византийцами или иными захватчиками, то армянские нахарары (феодалы) ему сильно завидовали. Каланкатуйский пишет, что нельзя Джеваншира сравнить с другими правителями, тем более с какими-то армянскими владетелями. Это еще раз подтверждает, что армяне и албаны, разный к тому же враждебно настроенные этносы.

- Что Вы можете сказать о трудах Якобсона А. Л. «Из истории армянского средневекового зодчества (Гандзасарский монастырь XIII в.)» и «Гандзасарский монастырь и хачкары: факты и вымыслы», где он утверждает, что в Гандзасаре сплошь армянские памятники?

- Якобсон полностью находился в плену у армян и не считал нужным изучать никакие источники кроме тех, что ему давали армяне. Он пишет, что «Гандзасар - шедевр армянской архитектуры, не имеющий аналогов в армянской архитектуре». Это же полный нонсенс! То есть Якобсон сам признает, что Гандзасар не имеет аналогов в армянской архитектуре и лукаво замалчивает, почему же это так. Он умышленно не углубляется в вопрос, чтобы не быть вынужденным признать албанскую принадлежность Гандзасара.  
К тому же Гандзасар построен в 12 веке, в тот период, когда в Азербайджане была стабильность и ренессанс культуры мусульманских и христианских народов. Именно тогда и правит Гасан Джалал, который строит Гандзасар, появляется целая плеяда албанских летописцев: Мхитар Гош, Вартан Аравелци, Киракос Гянджинский (Гандзакеци), Смбат Спарапет, Хетум, который один из албанских переселенцев из Гянджи в Киликию (Малая Азия), где было создано албанское княжество, ныне приписываемое армянам.

Что интересно – все армянские историки, лингвисты и исследователи единодушно утверждают, что этот период – 11-13 вв. был в армянской культуре периодом застоя, когда ничего не было сотворено. Дело в том, что в это время армянская знать и патриархи, боясь сельджуков, обращаются к византийскому императору с просьбой дать им земли далеко на Западе, дарят все имущество Византии и даже город Ани, лишь бы быть подальше от арены сельджукско-византийских столкновений. В этот период армяне бегут далеко на Запад, в Киликию, к Средиземному морю и на Балканы и им совсем не до творчества, а тем более на Южном Кавказе. То есть в период Ренессанса албанской культуры в 12-13 вв., армянский язык и культура не могли быть преобладающими в регионе даже части Малой Азии, а не то чтобы Кавказа.

Сами же армяне отмечают, что вся литература и рукописи, которые у них ныне есть, были переведены и изданы в 19 веке на армянский язык. А теперь всех этих вышеперечисленных албанских авторов, сохранившихся в армянском позднем переводе, ныне выдают за изначальный древний армянский оригинал. То есть весь период албанского средневекового Ренессанса приписывается армянам, а оригиналы албанских рукописей или уничтожены или хранятся в Эчмиадзине и Матенадаране.

Первым кто обратил на это внимание еще в советское время, был Зия Буниятов, который отмечал, что «Судебник» Мхитара Гоша издается как «Армянский судебник». Также труд албанского летописца Киракоса Гянджинского (Гандзакеци) написавшего Историю монгольского завоевания Кавказа,  армяне перевели и издают как «Историю Армении».

- Что интересно все это армяне делали безнаказанно и даже при полной поддержке советской исторической науки?

- Кавказоведение еще со времен царской России с конца 19 века было постепенно отдано в руки армянских ученых, а в советское время вообще не осталось никого, кто бы мог уличать армян в фальсификациях истории. В советское время вместо кавказоведения уже было армяноведение, которое вершило судьбу и историю кавказских народов по своему усмотрению

- Что Вы можете сказать о большом труде американского исследователя, армянина Роберта Хевсена (Хьюсена или Хьюсняна), который красочно описал историю армян от пророка Ноя и до наших дней и дал атлас карт того периода?

- В помпезном издании Р.Хевсена 2002 года, в разделе Исторических атласов содержится 286 карт с «древнейших времен до 21 века». Для создания этой книги были вовлечена масса армянских научных центров при американских ВУЗах, чтобы оправдать «все чаяния армянского народа», как говорится в предисловии книги. То есть издатели книги пытаются с первых страниц поразить читателя затратами на издание, его оформление и количеством разных имен, чтобы скрыть суть книги, состоящей из множества сфальсифицированных карт и источников. Это своего рода объемная цветная тара с целью пустить пыль в глаза читателям. Труд Р.Хевсена - это армянский ответ на мои исследования, доказавшие ложность армянских исторических претензий на кавказские земли.

К примеру, карты в атласе Р.Хевсена не соответствуют историческим реалиям и нарисованы в прямом смысле по капризу армянских заказчиков. Этот труд Хевсена не претерпел критики и не выдержал мнения известных исследователей кавказоведов, поэтому изначально не может претендовать и на толику достоверности. К тому же автор книги – Р.Хевсен вовсе не специалист по кавказоведению, а по русоведению и Ближнему Востоку. Также Хевсен высказывает благодарность советским историкам А.Арутюняну и С.Еремяну, суждения и труды которых он использовал в своей книге.

Однако следует отметить, что А.Арутюнян и С.Еремян еще в советское время отказались от этих своих суждений. В 1984 году на конференции в Тбилиси с участием ученых АН СССР, Азербайджана, Армении и Грузии, после обоснованной критики со стороны азербайджанских ученых относительно истории и ареала расселения армян, А.Арутюнян и С.Еремян признали ошибочность своих суждений и отказались от них. На этой конференции с участием ведущих кавказоведов СССР, армянские ученые были вынуждены признать, что их концепция армянской истории устарела, и они отказываются от нее. Фактически на этой конференции, советская наука признала, что ошибочно все эти годы локализовала в средневековый период ареал расселения армян на Кавказе. Было доказано, что даже империя Тиграна Великого, краткосрочно в течение 30 лет существовавшая в 1 в. до н.э. не распространялась на земли Кавказа, а только Малой Азии. То есть было признано, что армяне не являются насельниками Кавказа и переселены сюда поздний период. (Ф.Мамедова «Кавказская Албания и албаны»,  стр 199-200).

- Много говорят о том, что найдены в старых рукописях адреса 10 албанских храмов в Иерусалиме, что известно по этому поводу?

- Французский кавказовед Бернар Утье (удин по национальности) искал эти албанские церкви и их архивы. И он выявил несколько манускриптов, в которых написано, что это труды, изначально написанные на албанском языке и переведенные затем на армянский. У нас благодаря этим манускриптам сейчас на руках вся информация об албанских церквах Иерусалима, к тому же Бернар Утье поехал туда и уточнил информацию и месторасположение некоторых албанских храмов. 

Ризван Гусейнов специально для www.erevangala500.com

18 коммент.

Древние тексты читаются не по нашей логике, а по логике тех, кто эти тексты написал. А эти тексты написали древние мудрецы и поэтому все они закодированные. Понят их можно только в том, случае, если знать древние тайны. В статье "Армения навечно дана азербайджанским (тюркским) бекам" (сайт: http://gilarbek.blogspot.com/, со звуком : http://www.youtube.com/watch?v=tKqVmkPWYFs ), я доказал, что нынешние армяне никогого отношение не имеют древним источникам.

Reply

Гиларбек - спасибо за интересные мысли - хоть и спорные в некоторых местах но очень интересные в целом. Думаю особое внимания следует уделить изучению культурного и духовного наследия в частности и тюрок-христиан Кавказа и Малой Азии. Это слабоизученная тема, тем более, что в связи с поэтапным принятием тюрками Ислама, ими была потеряна связь со своим христианским (несторианским, монофизистким, павликианским и др.) наследием. Скоро выйдет одна из моих статей из этой серии. Также моими друзьями снят научно-документальный фильм "Сары гялин" по этой теме и переведен на три языка, вот русская версия http://www.youtube.com/watch?v=t3hJxO0gUME&list=UUmgTxfb1HZE1heOm7QOXLJw&index=5&feature=plcp

Reply

Да какой степени человек должен быть оторван от реальности и элементарной порядочности, чтобы написать такую ерунду.Эта дама (по фотке - дядя) одержима арменофобией...

Reply

Kak mozhet narod kotoriy v 21 veke sostavlaet vsego-to 10 tisyach, mozhet pretendovat na Kafkazskuyu Albaniyu. A skolko ix bilo 1000 let nazad? Tut uzhe matematikom ne nuzhno bit. A toponimi udin, udullu, udular imeetsa v Rossii, v Azerbaydzhane i v Italii, to est tam gde pobivali turki! Ja soglasen udini zhili v Kafjazskoy Albanii, no glavnim narodom vse taki bili turki!

Reply

Статья, конечно, чушь! Никакие "азербайджанцы" не являются прямыми потомки кавказских албан! Прямыми потомками кавказских албан являются лезгинские народности, нынешние: лезгины, табасараны, агулы, рутулы, цахуры, крызы будухи, арчинцы, удины, хиналуги. Многие другие лезгинские народности ранее были уничтожены монголами, арабами, персами, туркменами с Алтая (современными "азербайджанцами") и т.д. Позднее турки ("азербайджанцы") приступили к ассимиляции коренных лезгинских народностей. Данный процесс полным ходом продолжается и сейчас - в паспортах им меняют национальность, меняют фамилии на тюркский лад, говорить на родных языках запрещено...

Надпись в Гандзасаре «имагуваницазгн» состоит из трех лезгинских слов: «им» + «агуван» + «ицазгн» = «это» + «агван» + «посадил; построил». Надпись в Гандзасаре «имагуваницазгн» может понять каждый неученый (!) лезгин. Слово «сажать» по лезгински будет «ицун» (гл.) / «ицаз» (гл. вр. ф.), «ицана» (гл. прош. вр.). Слово «строить, построить» по лезгински будет «эцегун» (гл.) / «эцегиз» (гл. вр. ф.), «эцегна» (гл. прош. вр.). «Имагуваницазгн» - это древнелезгинский язык или наречие его субэтноса - агванцев (албанцев). Так что рано делать выводы и говорить: «Я построил этот собор для моего албанского народа». Там написано: «это построил агуван» или «это построено агувану». Точка.

Reply

Умник - чушь с националистических лезгинских сайтов ты тут выводишь... никаких ссылок и доказательств не даешь своей лабуды.. запомни что половина народностей кого ты назвал лезгинами себя таковыми не считают и язык их не относится к лезгинскому, это удины, цахуры, будухи, хиналугцы и др. которые вовсе себя не считают лезгиноязычными. Их туда зачислили в советское время чтобы легче было управляться - придумали шахдагскую подгруппу куда включили те народы, которых не было времени и желания классифиицровать и ввели шахдагскую подргуппу в лезгинскую группу языков...

Почитай что об этом пишет Википедия: "Подавляющее большинство лезгинских языков имеют диалекты, которые порой различаюся весьма сильно (вплоть до отсутствия взаимопонятности), ср. северный и южный диалекты табасаранского, собственно агульский и кошанские диалекты агульского, мухадский и борчинско-хновский диалекты рутульского.
К лезгинской группе относился и мертвый агванский (кавказско-албанский) язык; в настоящее время можно считать доказанным, что он представляет собой древнее состояние удинского языка.
Географически и лингвистически к языкам лезгинской группы близок хиналугский язык, однако большинством исследователей он рассматривается в качестве самостоятельной ветви нахско-дагестанских языков, которая генетически не является более близкой к лезгинской группе, чем к какой-либо другой. Специфические хиналугско-лезгинские изоглоссы скорее всего обусловлены значительным влиянием лезгинского и шахдагских языков". http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9B%D0%B5%D0%B7%D0%B3%D0%B8%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B5_%D1%8F%D0%B7%D1%8B%D0%BA%D0%B8

а глупую сказку о том что все тюрки с Алтая только неучи распространяют.. наука говорит что тюрки вышли из Малой Азии, распространились по всей Евразии и создали рекордное количество империй за всю историю человечества. Тоже самое подтверждает Тора и Библия, которые причисляют тюрок к потомкам Яфета - сына пророка Ноя, ковчег которого сел в Малой Азии ..с ним в ковчеге были его сыновья в том числе и Яфет, которому согласно библейским сказаниям Ной после потопа отдал обширные земли в Азии, и на Кавказе

Особенно умилил "перевод" албанского текста в Гандзасаре на лезгинский лад :)) ты серьезно веришь в эту лапшу? или думаешь мы не знаем лезгинского языка. Я на всякий случай уточнил у лезгин - они долго смеялись, на лезгинском строить значит "расна" или "иведжа", чтобы скрыть свою ложь, какой то умник списал все на "древнелезгинский язык" - а ты знаешь, понимаешь, читаешь на этом "древнелезгинском"? Вместо того чтобы стаивть здесь ссылки с сайта Садвала и других националистических организаций читай книги и серьезную научную литературу...

Reply

Простите что вмешиваюсь в вашу "высокоинтеллектуальную" беседу, но вбейте в гугл транслейт
следующие два слова իմ и ազգն. Посмотрите транслитерацию и перевод на любой из знакомых вам языков, да хоть русский ... без всяких возвращений к корням, этимологиям и пр ... :)
Счастья вам!

Reply

анонимный спасибо за "сверинтеллектуальность" - осталось тебе немного, всего лишь обосновать что грабар является сугубо языком хайским, а этого еще ни один светила не смог сделать... это все равно что утверждать, что латынь является родным языком для всех народов, которые приняли католицизм, или арабский для всех народов кто принял Ислам. Понимаешь - церковный язык не является родным, ка раз таки наоборот..из церковного языка сформировался хайский, айсорский, удинский и другие языки народов, принявших григорианство..

Reply

Спасибо Вам Р.Гусейнов! А Фариде ханум памятник при жизни поставить надо. Крепкого здоровья и долгих лет Вам обоим!

Reply

Благодарю! Желаю счастья, здоровья и процветания :))

Reply

Где можно поподробнее почитать ,о том что эти языки сформировались из церковного? А айсоры вы имеете ввиду ассирийцев? У них язык сформировался задолго до церквей и они не григорианцы... можно дать ссылку?

Reply

Ризван Гусейнов, зачем вводите народ в заблуждение по поводу лезгинского глагола «эцигун»? Посмотрите любой словарь и увидите, что он означает именно «строить». «Расун» чаще употребляется в значении «изготавливать» и вообще редко употребляется. «Иведжун» никогда не слышал, скорее всего, малоизвестное диалектное слово. Судя по всему, гандзасарская надпись на самом деле существовала, иначе зачем было её придумывать на лезгинском языке? Для меня это открытие.

«Имагуваницазгн»
Им (это) агуваниц (Агувану) азгн (построили) – это построили для Агувана. Агуван происходит от лезгинского слова «агъа» (нижний) + окончание –ан, то есть «страна, лежащая внизу, в низменности». Поэтому Кавказскую Албанию следует называть Агуван, о чём свидетельствует гандзасарская надпись.

Reply

Асанте - не надо бросаться пустыми репликами.. выше уже эту тему поднимали.. нет ничего подобного что вы указали, ни один ученый не подтверждает выдумки лезгинских сайтов, несомненно в числе албанских племен были и лезгинские народы, но высасывать из пальца факты не надо.. какое еще "агьа" (нжний) - если Хачен и Нагорный Карабах являются одной из самых высоких точек региона?

Reply

Армяне, вы всё равно пришлый сброд хаев, и что бы вы не говорили, что бы вы не уничтожали, как видите правду уничтожить нельзя, вы живёте на нашей земле только потому что, это хотели русские правители. Вы натуральные цыгане, вас разбросало по всему миру, и, где бы вы не были, вы о себе оставляете неприятное впечатление. Вам позор перенести ничего не стоит, потому что вы от роду позорники - хаи!

Reply

Приветствую всех, особо неких лезгинских комментаторов. Пишет вам лезгин (полукровный), который также знает на лезгинском.
Прежде всего хотел выяснить выше написанный коммент:

"Агуван происходит от лезгинского слова «агъа» (нижний) + окончание –ан, то есть «страна, лежащая внизу, в низменности». Поэтому Кавказскую Албанию следует называть Агуван, о чём свидетельствует гандзасарская надпись. "

Многоуважаемый аноним, вы ничего не путаете?
"«агъа» (нижний) + окончание –ан"

-Слово нижний на лезгинском языке не "агъа", а "агъуз", к примеру "агъуз пад" (нижняя сторона), а окончание "ан" в этом слове тем более делает слово еще не понятным и не дает никакое значение на лезгинском языке.
А сама слово "агъа" тюркизм в лезгинском языке, что и на лезгинском, а также обще тюркском языках означает "вождь, правитель, старина и т.".

"Позднее турки ("азербайджанцы") приступили к ассимиляции коренных лезгинских народностей. Данный процесс полным ходом продолжается и сейчас - в паспортах им меняют национальность, меняют фамилии на тюркский лад, говорить на родных языках запрещено..."

- Я сам из Хачмазского района, с. Ялама, учился в Яламирнском среднем школе им. Генерала Махмуда Абилова. В школе были русский и азербайджанский секторы и в обеих секторах проходили отдельно лезгинский язык для ученикам школы, независимо от национальности. Да и еще почти все учителя, а также директоры школы были и данный момент является лезгином. Кстати к теме это не только в Хачмазе так, также в других районах Азербайджана где компактно расселены лезгины.
А также в Азербайджане издаются газеты и журналы на лезгинском языке такие как: Самур, «Кусар», «Ени самух» и «Алпан», литературный журнал Чирагъ.
Многие образованные лезгины активно участвуют в политической и социальной жизни Азербайджана.
Что еще нужно нац. меньшинству для проживание в стране?
Обвиняете азербайджанцев в ассимляции народа (абсурд), а сами у себя в "демах" (свадьбы) поете азербайджанские песни, переводите их на лезгинский язык и выпускаете диски в Дагестане лезгинских песен.
Нет уж, это уже слишком, такие "лезгины" как ты анонимский являются предателями своего народа, несете вражду между народами, причем с азербайджанцами (без какой либо основы) !

Reply

спасибо Раиль - в том то и беда что часть тех кто здесь пишет от имени лезгин на самом деле являются армянами или же никогда не были в Азербайджане

Reply

Дааа....нашли бы и шумеро российски пласт и горя бы не знали.Индейцы Америки ваши,чукчи,буряты все ваши.Осталось мощнейший пласт приструнить все в ажуре.А ведь как гордо звучало совокупное имя ваших племен....кавказские татары...а то пласт,пенопласт...

Reply

Вардан, я вижу вы очень довольны и армянский народ горя не знает благодаря найденным пластам истории соседних народов ) завидуйте молча, а еще лучше работайте во славу своего гайканского племени

Reply