14 апреля 2011 г.

Нечистыми руками чистые дела не делаются. От «рук» в политике зависит слишком многое.    
                                  
Али Апшерони      

При первом же упоминании имени Кардинала Ришелье, на протяжении длительного времени почти у всех ошибочно возникали негативные ассоциации, связанные с образом политика – злодея, мастера чёрных и закулисных интриг, с помощью которых, он фактически при наличии короля сосредотачивал бразды правления в своих руках.

Однако, столь субъективное мнение о Ришелье сложилось не потому, что он плохо служил своему отечеству, а потому, что вокруг него всегда раздувалась несправедливая пропаганда. По словам издателей «Мемуаров» великого кардинала, «Негативные черты великого сына Франции были с романтическим преувеличением описаны Виктором Гюго, Альфредом де Виньи и Александром Дюма. К несчастью, в какой-то мере по произведениям этих писателей молодёжь открывает для себя историю Франции» Впрочем, уже сам Людовик XIII, кардиналом которого Ришелье являлся, отдал ему должное: «Никто не послужил Франции, как он». Действительно, для Франции Ришелье это не только создатель централизованного государства, но и отец масштабных преобразований, - в области политики, военного дела, науки и образования, - превративших страну на долгие десятилетия в ведущую державу «Старого света».   

В истории каждой страны были, есть, и несомненно, будут «свои Ришелье». Азербайджан в этом плане не составляет  исключения. Одной из таких ярких фигур политической истории Азербайджана является  Фазлаллах  Абул-Хайр Рашид  ад - Дин Хамадани (1240-1318). В силу отсутствия серьёзных изысканий посвящённых биографии этой личности, о детстве Рашид ад-Дина известно только в общих чертах.

Родился он между 1240 и 1247 – годами  в Хамадане (Южный Азербайджан) в семье учёных-врачей. Известно, что, будучи в окружении учёных будущий политик получил превосходное образование, изучив медицину, основы права и философии. Середина XIII столетия ознаменовалась образованием на территории страны могущественного монгольского государства Хулакидов (Эльханидов), которое в период своего столетнего существования, являло собой грозную силу для всего ближневосточного региона.

С момента образования империи Хулакидов, монгольские цари усердно привлекали на государственную службу талантливых и хорошо образованных молодых кадров из местных азербайджанцев, с помощью которых власти надеялись создать своеобразный мост между собой коренным населением. Например, визирем первого монгольского хана Азербайджана Хулагу, от кого и берет своё название империя Хулакидов, был гений средневековой азербайджанской и мусульманской науки Насреддин Туси (1201-1271). В период второго ильхана – Абага хана (1265-1282) на государственную службу  поступил Рашид ад – Дин.

Долгое время он работал по специальности, то есть занимал пост придворного врача. Однако со времён правителя – реформатора Газан – хана (1295-1304), Рашид благодаря своему таланту и эрудиции продвигается до самых высших эшелонов власти. В 1298 – году он получает назначение на пост визиря, и вскоре оказывается не только главным советником молодого монгольского правителя, но и первым после него лицом в государстве.  Находясь у кормила власти, Рашид ад-Дин с первых дней показывает себя ярым сторонником централизованной и сильной власти, всячески пресекая попытки политического и административного произвола со стороны кочевой монгольской знати и местной феодальной верхушки.

Однако, предпринимая жёсткие меры в отношении феодалов, визирь хорошо понимал, что между пришельцами, то есть монголами и местным населением – азербайджанцами, существует глубокая идеологическая рознь, на почве которой в любой момент могут вспыхнуть беспорядки.

Кроме того, первые не являясь мусульманами, по статусу ставили себя намного выше коренного населения, и в своих поступках руководствовались традициями предков. Азербайджанцы же требовали уважения к исламу и местным нравам, наотрез отказываясь, мириться с языческими идеалами завоевателей. В такой непростой для страны ситуации, от политического руководства страны требовалась крайняя компетентность и осторожность. Ведь, не раз идеологическая пропасть между вышеуказанными группами, накаляла  политические страсти в стране.
Например, в годы правления предшественника Газана – хана, Абага – хана со стороны было организовано несколько неудачных покушений на правителя, в знак протеста по отношению внешней политики государства, которое тесно взаимодействовало с крестоносцами против мусульман.

Казалось бы, положение безвыходное, однако политический талант Рашид ад-Дина всё-таки находит золотую середину между конфликтующими сторонами. Он решается на масштабные реформы законодательного и административного характера, не имеющие до этого себе подобных.
По инициативе визиря Газан – хан издаёт целый кодекс законов, касающихся  всех сфер общественной, военной и политической деятельности, которые объединяли в себе наилучшие, черты исламского права  и прогрессивные детали языческих традиций монголов. Данный политический ход был действительно мудрым и дальновидным.

Ведь, благодаря этим реформам, власти одной пулей  убивали сразу двух зайцев; с одной стороны находили «золотую середину» между противоборствующими, с другой – обеспечивали стабильное развитие, экономический прогресс в стране, улучшая эффективность механизмов управления.

Результаты реформ не заставили себя долго ждать, в стране наступили желанный покой и политическая стабильность. Были введены справедливые налоги, которые благоприятствовали развитию торговли и сельского хозяйства.

А самое главное, усилиями Рашида была восстановлена оросительная система Азербайджана, разрушенная в период монгольских походов. Данный шаг вновь вернул Азербайджану статус хорошо развитой сельскохозяйственной страны на всём мусульманском Востоке.

Долгое время очень многие историки считали эти реформы плодом политического таланта самого Газан-хана, отбрасывая в сторону гений его визиря. Однако, выявления личного архива визиря, по – мнению И.П.Петрушевского пролило свет на имя истинного инициатора столь положительных для империи изменений: «С тех пор, как стала известна «Переписка» Рашид ад-Дина, можно с полной уверенностью утверждать, что общий план реформ Газан-хана и их проведение в жизнь было делом рук самого Рашид ад – Дина». Большинство современных историков, солидарны в том, что «именно Рашиду и его совместной с Газан-ханом реформаторской деятельности обязано государство Ильханов (именно так называлась империя Хулакидов) ещё несколькими десятками лет существования».

В управлении государственными делами Рашид был дальновидным и крайне требовательным в отношении всех высокопоставленных чиновников, в том числе и к родному сыну Махмуду, занимавшему должность правителя области Керман. Из письма адресованному им сыну очевиден грозный тон истинного визиря и упреки в адрес жадного чиновника, который экономит на нуждах народа:

«Цель написания этого письма заключалось в том, что этот сын протянул руку насилия над жителями и поселенцами города Бама и в тигле жадности поставил их на огонь нужды… Из доходов с наших поместий и с земель, которые расположены в вилайете Бам, пусть выдадут им столько, сколько они захотят, семян, стоимость рабочего скота, пособие и провизию, чтобы они спокойно занялись бы обработкой и возделыванием земли и помянули бы нас добрыми молитвами».

Наладив эффективную деятельность государственной машины, а также обуздав чиновничий беспредел, Рашид ад-Дин взялся за развитие образования и науки. Благодаря  стараниям, материальной и административной поддержке главного визиря в древнем азербайджанском городе – Тебризе был учрежден не имеющий до тех пор аналогов научно-образовательный комплекс, который располагался в специально выделенном городке, и назывался именем своего основателя – «Рашидиййя».

В состав комплекса входила также огромная лечебница, лекари которой занимались не только врачеванием, но и проводили научно-исследовательскую деятельность с участием молодых врачей. Из переписки Рашид ад-Дина отчётливо видно, что главный визирь  пристально следил за деятельностью комплекса и заботился даже о самых незначительных деталях, вплоть до поставки лечебных масел и т.д.

Это начинание является одним из значительных научно-образовательных проектов за всю историю средневековья, и по значимости его можно сравнить с открытием комплекса «Низамиййя» в Багдаде  в период правления Сельджуков, и учреждением Академии наук Франции, по инициативе великого Ришелье.

Благодаря таланту и умению общения с авторитетными религиозными деятелями, истинными учеными-богословами и дервишами Рашид ад-Дин значительно уменьшил напряжение в религиозном вопросе, а также свёл на нет попытки радикальных провокаций со стороны фанатически настроенных кругов.

Главный визирь постоянно назначал отдельные пенсии авторитетным дервишам и богословам, которые в своих проповедях пытались примерить интересы государства и желания верующих. Рашид  ад-Дин хорошо понимал уровень влияния богословов на сознание масс, называя их «властителями людей этого мира», и поставил их потенциал на путь служения государственных интересов.

Однако, вне всяких сомнений, что наиболее значимая заслуга Рашид ад –дина, заключается в его деятельности направленной на усиления местной, азербайджанской политической элиты. Рискуя не только, карьерой, но  и жизнью он прямо под носом у монгольской знати оказывал материальное и политическое содействие влиятельным кругам местной аристократии.
Правда, эта поддержка чаше всего оказывалась духовным авторитетам, которые в свою очередь под знаменем ислама объединяли вокруг себя азербайджанских феодалов. Наиболее ярким примером такого сотрудничество является близкая дружба главного визиря с основателем крупнейшего суфийского ордена той эпохи – шейхом Сафи ад-Дином Ардабили (1252-1334). Историки считаются эти два известных азербайджанца, были не только большими друзьями, но идеологическими братьями.

По мнению И.П.Петрушевского двое сыновей визиря впоследствии стали мюридами шейха, орден которого периодически получал открытую и тайную материальную поддержку от Рашид – ад-Дина. Мудрый визирь понимал, что монгольская власть в Азербайджане обязательно рухнет и к моменту её заката азербайджанская знать должна располагать соответствующей мощью для захвата власти и восстановления национальной государственности. Религиозны ордены, в роде  «Сафавиййя», были наилучшими и безопасными прикрытиями, а в дальнейшем - эффективными путеводителями для реализации поставленной цели.

История показала, что искусный политик и на сей раз не ошибся в своих расчетах, и не прошло даже 200 лет как, представители некогда усиленного визирем ордена «Сафавиййя» не только превратился в локомотив для тогдашней политической элиты страны, но и стали создателями первого централизованного в истории Азербайджана государства – империи Сефевидов.

Рашид – ад-дину на протяжении почти 20 лет своего визирата удавалось с успехом поддерживать в стране мир и покой. Однако, его деятельность не устраивала крупных монгольских феодалов, которые всячески противились политике жёсткой централизации. Они горели желанием «убрать» визиря со сцены при первой же возможности, и такая возможность представилась им в 1316 – году, когда после смерти хана Олджайту в стране возникает политический хаос. Кочевая знать, монгольского происхождения во главе с Амир Чобаном в союзе с политическим противником Рашид ад-Дина вторым визирем Тадж ад – Дином Али – шахом, добиваются отстранения главного визиря от дел. В 1318 – году он вместе со своим сыном Ибрагимом, придаётся мучительной казни, будучи обвинённым в отравлении покойного хана Олджайту.

Однако оппозиция опоздала, великий политик успел реализовать свои намерения и к моменту его казни азербайджанская феодальная группировка значительно усилилась. Неслучайно, что спустя 10 лет под влиянием азербайджанской знати покойный визирь был оправдан, а его сын Гийас ад-Дин получает назначение на пост визиря, продолжая линию покойного отца. Данное назначение, должно рассматриваться как серьёзная идеологическая победа азербайджанской знати над монгольскими феодалами.

Ведь, новый визирь был воспитанником ордена «Сафавиййя» и одним из активных мюридов Сефи ад-дина Ардабили. Это был триумф настоящего политического стратега, даже смерть которого, не помешала его целям воплотиться в жизнь!

За годы своего правления искусный политик – Рашид, не взирая не на что, сумел подготовить своих продолжателей как среди политических, так и идеологических кругов Азербайджана, которые спустя короткое время после смерти «великого наставника», блестяще реализовали поставленные им цели.

Прошло всего 30 лет, и империя Хулакидов рухнула. А монгольская верхушка, под давлением усиленной местной знати принимает ислам. Рашид ад-Дин всё сделал так, что у монголов не оставалось выбора, единственным путём спасения для них оказалось принятие ислама и объединение с местной знатью.
Азербайджанцы, располагавшие на тот момент, соответствующей идеологической и военной мощью, сразу бросаются восстанавливать национальную государственность, притом с довольно удачным исходом. К середине XIVстолетия, на территории Азербайджана формируются такие племенные союзы - государства как Кара-коюнлу и Ак-Коюнлу, которым было суждено отразить натиск другого великого завоевателя тюркского мира Амира Тимура (1336-1405) и изгнать из страны его приемников.

А уже в начале XVI века с образованием Сефевидской империи Азербайджан, наряду с Османской Турцией становится одним из двух силовых центров мусульманского мира. Ко двору Азербайджанских царей друг за другом прибывают послы ведущих стран Европы, с мольбой о союзе против османов. С уверенностью можно заявить, что у истоков этих успехов стоял Фазлаллах Рашид ад –Дин искусный мастер политической стратегии и истинный патриот своей родины.
История запомнила Рашид  ад-Дина не только как яркую политическую фигуру, но и как талантливого историка, оставившего будущим поколениям фундаментальный труд – «Джами ат-Таварих» («Свод летописей»), ценные материалы которого проливают события на историю монголов и тогдашнего мусульманского Востока, в том числе и Азербайджана.

Историки, придерживаются мнения о том, что якобы кумиром Рашида, в вопросах государственного управления был великий визирь сельджукской империи Низам аль-Мульк (XI век),  автор трактата о политике – «Сийасет-наме».

Судьба распорядилась так, что им обоим пришлось бороться за централизацию государства, совершенствовать устаревшее законодательство, противостоять религиозному фанатизму и быть убитыми политической оппозицией. Однако, одна, единственная, но и самая важная черта отличает их друг от друга.

В отличии от Низам аль-Мулька, начинания которого в результате его смерти остались незаконченными, идеи Рашида были успешно реализованы даже после его трагической гибели. И всё это благодаря вовремя проделанной им политической и идеологической работе. Для Рашида никогда не существовал сегодняшний день, его волновали будущие годы и грядущие столетия, что и позволило ему стать в один ряд с такими глыбами политического искусства как Ришелье, Мазарини, Талейран, Бисмарк и др.

К сожалению, в отличии, от европейцев, мы до сих пор не смогли организовать своему соотечественнику достоянную «пиар-компанию».   
                                                     
Эльдар Амиров

Комментарии: