6 марта 2011 г.


Информационно-аналитический портал Www.Gulustan.Ws

Я выглядываю в круглое окошко (вертолёта) и буквально отшатываюсь от неправдоподобно страшной картины. На жёлтой траве предгорья, где в тени ещё дотаивают серые лепёшки снега, остатки зимних сугробов, лежат мёртвые люди. Вся эта громадная площадь до близкого горизонта усеяна трупами женщин, стариков, старух, мальчиков и девочек всех возрастов, от грудного младенца до подростка… Глаз вырывает из месива тел две фигурки — бабушки и маленькой девочки. Бабушка, с седой непокрытой головой, лежит лицом вниз рядом с крошечной девочкой в голубой курточке с капюшоном. Ноги у них почему-то связаны колючей проволокой, а у бабушки связаны ещё и руки. Обе застрелены в голову. Последним жестом маленькая, лет четырёх, девочка протягивает руки к убитой бабушке. Ошеломлённый, я даже не сразу вспоминаю о камере…
Российский телерепортёр Юрий Романов

Юрий Романов, оказавшийся 27 февраля 1992 г. вместе с оператором Чингизом Мустафаевым на поле, усеянном изуродованными трупами ходжалинцев, запомнил в санитарном поезде  девочку лет шести с перевязанной головой. В книге «Я снимаю войну» (2001) он вспоминал: «Повязка полностью закрывает ей оба глаза. Не выключая камеры, я наклоняюсь к ней: “Что с тобой, милая?” Слышу в ответ: “Глазки горят... Глазки у меня горят... Дядя! Глазки у меня горят!!!” Врач трогает меня за плечо: “Слепая она. У нее глаза выжжены окурками... Когда ее привезли к нам, из глаз торчали окурки”...». Такие съемки даром не проходят: утром Романов обнаружил на висках неизбывную седину.


Беженцы говорят, что сотни погибли во время армянской атаки… Из семи трупов, увиденных нами здесь сегодня, два были детские и три женские, у одного из тел было ранение в грудь, как видно, с близкого расстояния. У многих из 120 беженцев, находящихся на лечении в агдамской больнице, множественные ножевые ранения.
Томас Гольц Washington Post

Две группы, видимо две семьи, были убиты вместе — дети охвачены руками женщин. У некоторых из них, включая маленькую девочку, были чудовищные раны головы: фактически осталось только лицо. Выжившие рассказали, что армяне расстреливали их в упор, уже лежащих на земле.
Анатоль Ливен «The Times»

Около Агдама, на границе Нагорного Карабаха, как утверждает фотограф агентства Рейтерс Фредерика Лангень, она видела два грузовика, заполненных трупами азербайджанцев. «В первом грузовике я насчитала 35, и, похоже, во втором было столько же», сказала она. «У некоторых головы были отрублены, многие были сожжены. Всё это были мужчины, но лишь немногие были в защитной униформе».
The New York Times

«Время от времени в Агдам привозят обмененные на живых заложников тела своих погибших. Но и в ночном кошмаре такого не привидится: выколотые глаза, отрезанные уши, снятые скальпы, отрубленные головы. Связки из нескольких трупов, которые долго таскали по земле на верёвках за бронетранспортером. Издевательствам нет предела».
Корреспондент газеты «Известия» В. Белых.

Также он приводит свидетельство пилота вертолёта российских ВВС, майора Леонида Кравеца:
«26 февраля я вывозил из Степанакерта раненых и возвращался обратно через Аскеранские ворота. В глаза бросились какие-то яркие пятна на земле. Снизился, и тут мой бортмеханик закричал: „Смотрите, там женщины и дети“. Да я и сам уже видел около двухсот убитых, разбросанных по склону, среди которых бродили люди с оружием. Потом мы летали, чтобы забрать трупы. С нами был местный капитан милиции. Он увидел там своего четырёхлетнего сына с раздробленным черепом и тронулся рассудком. У другого ребенка, которого мы успели подобрать, прежде чем нас стали обстреливать, была отрублена голова. Изувеченные тела женщин, детей и стариков я видел повсюду».

По данным американского журнала «Newsweek», многие были убиты с близкого расстояния при попытке бежать, у некоторых были обезображены лица.

По мнению обозревателя журнала «Time» Джилл Смолоу, в простое объяснение, данное нападающими армянами, которые настаивают, что безвинные люди были убиты не специально, совсем не верится.

Когда вечером во вторник я прибыла в Агдам, я видела 75 свежих могил на одном из кладбищ и четыре изувеченных трупа в мечети. В полевом госпитале, устроенном в вагонах на железнодорожной станции, я также видела женщин и детей с пулевыми ранениями.
Хелен Уомак, журналист британской газеты «The Independent»

Комментарии: