6 марта 2011 г.


02.03.2009 


Лед тронулся, господа присяжные…

http://www.1news.az/politics/20090302111156055.html

Судебное заседание, прошедшее 28 февраля в здании Военного Суда по делам о тяжких преступлениях Азербайджанской Республики, наверно, навсегда запомнилось как участникам суда, так и представителям общественности.

И дело не только в том, что в тот день в Азербайджане был сделан серьезный шаг к дальнейшему созданию международного трибунала по расследованию событий Ходжалинской трагедии, но и в том, что общественности была создана полная живая картина февральской ночи 1992 года и того, что происходило с ходжалинцами в армянском плену.

Ниже, без всяких комментариев, мы приводим только некоторые отрывки из показаний ходжалинцев, выступивших на общественном судебном заседании по событиям 25-26 февраля 1992 года.


«После захвата города армянскими боевиками я, спасая свою жизнь, пытался избежать столкновения с армянскими солдатами, прочесывавшими окрестности Ходжалы с целью убить или взять в плен мирных жителей, выживших после захвата города. Стараясь пробираться лесом, я увидел на поляне армянских извергов, которые собрали в большую кучу изуродованные трупы ходжалинцев и, облив их горючим, подожгли, чтобы скрыть следы своего бесчеловечного преступления. Основная часть ходжалинцев погибла не во время ночного захвата города и не в его окрестностях, а на рассвете, когда измученные холодом и пережитым дети, женщины и старики вышли из леса на ровную местность, стремясь найти спасение у села Нахчеваник, в направлении города Агдама. Именно тут, буквально в нескольких сотнях метров от спасения, ходжалинцы попали в заранее подготовленную армянскую засаду, где сумевших избежать армянского плена беспомощных детей, женщин и стариков, как на ладони видных на открытой местности, армянские варвары стали в упор расстреливать из пулеметов».

«Нас, пленных ходжалинцев – детей, женщин и стариков, армянские бородачи привезли в Аскеран и Ханкенди, где подвергали неописуемым пыткам и оскорблениям. В Аскеране я видел иностранцев, говоривших на английском и французском, один их них управлял армянским БМП. Я наизусть помню имена и лица карабахских армян, которые пытали нас. Эти изверги старались в первую очередь переломить нам кости ног и рук и нанести увечья, чтобы мы не могли двигаться. Тут были наемники из Армении, Франции и стран Ближнего Востока».
«В Ханкенди, куда нас в февральскую стужу полураздетых, босых с перевязанными колючей проволокой руками и ногами доставили армянские военные, я видел боевиков не только из Карабаха и Армении, но и сирийских армян, а также из других стран. Многие из них плохо понимали друг друга, потому что говорили на различных диалектах армянского языка. Пытавшие нас армянские фашисты, кричали: «Всех вас турок замучаем до последнего вздоха!», «Вы турки – поэтому должны умереть!». Среди армянских бородачей были члены партии «Дашнакцутюн», заправлявшие остальными карабахскими армянами, многих из которых я знаю поименно».

«Армяне, пытавшие нас, говорили: «Мы ведем войну с вами турками и не знаем никакого Азербайджана и азербайджанцев, и скоро создадим на этих землях «великую Армению». Они приводили своих детей показывать нас и говорили им: «Перед вами последние турки, которых вы видите, не бойтесь их, смотрите хорошенько, потому что больше не увидите живого турка». Я сам видел трупы ходжалинцев в Аскеране, с которых сняли скальпы и выкололи глаза. Армянские изверги играли футбол отрезанной головой. На наши вопросы армянам: «Зачем так мучаете нас?!» они отвечали: «Так надо!».

«Когда нас, пленных ходжалинцев, везли в направлении Аскерана, на окраинах дорог я видел изуродованные трупы замученных жителей Ходжалы, никогда не забуду трупа моего односельчанина, которого на перекрестке четырех дорог подвесили за руки и прострелили грудь автоматной очередью крест на крест, что, кстати, армянские боевики, добивая, делали со многими пленными. К животу некоторых связанных по рукам и ногам ходжалинцев привязывали автомобильные покрышки и поджигали их, затем волоча тела, прицепленные тросами к машине или лошади по полю. Вдруг один из армян сказал, что надо отметить взятие Ходжалы и принести в честь этого жертву. На глазах у детей и женщин армянские вандалы отрезали головы нескольким нашим пленным».

«Я смог спрятаться в лесу за городом Ходжалы и когда стало светать, начал пробираться в сторону Агдама, и увидел множество изуродованных и скальпированных трупов на открытых участках местности, где армянские боевики заранее вырыли себе окопы, чтобы оттуда расстреливать ходжалинцев сумевших выбраться из города. Затем, на опушке леса, у покатого утеса над рекой Гаргар, откуда практически не было возможности убежать, я увидел десятки трупов жителей Ходжалы – детей, женщин, которые попали в эту заранее подготовленную армянскую засаду. Далее, на нескольких квадратных метрах лежали изуродованные трупы еще тридцати ходжалинцев, которые не смогли пробраться через ледяную реку и попали в руки армянских бандитов. Только теперь, по прошествии многих лет, я понял, что армяне умышленно загнали и уничтожили жителей Ходжалы на этой полянке у реки Гаргар. Как выяснилось, именно тут была устроена массовая резня ходжалинцев со стороны армян в 1905 и 1918 гг. Армяне помнили это и умышленно устроили третий геноцид Ходжалы – в 1992 году на этом же месте».

«Тучи стали сгущаться над Ходжалы еще в августе 1991 года, когда постепенно армянские военные группировки отрезали наш город от внешнего мира. До февраля 1992 года к нам еще прилетали вертолеты, доставлявшие продукты, но никакой военной поддержки для обороны города со стороны центральных властей так и не было организовано. К 20-м числам февраля, армяне при поддержке бронетехники и артиллерии 366-го российского мотострелкового полка стали сжимать кольцо вокруг Ходжалы. Нам стало известно, что, напав на Ходжалы, армяне намерены «отметить» годовщину Сумгайытских событий 1988 года. В ночь на 25 февраля 1992 года, в 10-11 направлениях началась массированная армянская атака на город, сопровождавшаяся плотным ракетным обстрелом. В суматохе, среди убегавших из своих домов ходжалинцев, я смог найти из всей семьи только своего младшего10-летнего сына, взвалил его себе на плечи и постарался вместе со всеми выйти через лес к реке Гаргар. Но преклонный возраст не позволил мне следовать за остальными и я с ребенком на спине упал с высокого отвесного ущелья, повредив при этом свои руки и босые ноги. Я решил спрятаться с ребенком тут, но заметил, что ребенок ранен и у него идет горлом кровь. Сын умер в моих объятиях.

Оцепеневший от ужаса и холода, я встретил рассвет, прижимая к себе труп ребенка. В таком виде на меня наткнулись два армянских бородача, которые, не внемля моим просьбам, выбили ударами ног у меня из объятий тело сына, связали мне ноги и поволокли в Аскеран. Там после допросов и пыток меня бросили в подвал, переполненный пленными ходжалинцами. Тут я нашел труп моего старшего сына, служившего в отряде самообороны Ходжалы. Когда я бросился со слезами обнимать труп сына, ворвались армяне, которые стали жестоко избивать меня. Я потерял сознание, когда мне стали вырывать плоскогубцами зубы. Я провел в таком состоянии, с перебитым костями и переломанными гниющими ногами 50 дней, несколько раз пытался покончить с жизнью, наконец, меня обменяли на пленного армянина и я был доставлен в Баку. Тут я шесть месяцев провел на больничной койке, и наши врачи чудом спасли от ампутации мои ноги».

Рассказанное выше является только одной каплей той невыносимой драмы, которая имела место при захвате азербайджанского города Ходжалы. Во время общественного судебного заседания один из ходжалинцев, дававший свидетельские показания, рассказывая об изощренных пытках, учиненных армянскими фашистами над ним, не выдержал и упал в обморок от волнения и психологического стресса, несмотря на то, что с этих ужасных событий прошло уже 17 лет. Пришлось остановить судебное заседание, вызвать «скорую» и своими усилиями, прямо в зале суда, вывести ходжалинца из сильнейшего эпилептического приступа. В конце заседания, ходжалинцы обратились к судейской коллегии: «Мы, выжившие в ту ночь жители Ходжалы, требуем от международного сообщества справедливого суда и наказания армянских фашистов, совершивших беспрецедентные по жестокости преступления при захвате нашего города и наказания тех, кто убил, подвергая нечеловеческим пыткам пленных ходжалинцев».

По итогам этого общественного судебного заседания по трагедии Ходжалы, решено продолжить судебное разбирательство, и в перспективе намечено проведение нового заседания, принципиальным отличием которого станет то, что в это раз скамья подсудимых не будет пустовать (на этом заседании на скамье подсудимых были книги, содержащие описание армянской террористической идеологии). В ближайшее время азербайджанская и международная общественность, станут свидетелями иного судебного заседания, на котором ходжалинцы смогут давать показания, смотря в глаза своим врагам.

Отмечу, что судебный процесс, прошедший 28 февраля в здании Военного Суда по делам о тяжких преступлениях, был организован Центром защиты прав беженцев и вынужденных переселенцев Азербайджана, в рамках проекта «Общественный трибунал», при финансовой поддержке Совета по господдержке НПО при президенте АР. Это благое дело удалось сделать совместно с Военной прокуратурой, Министерством юстиции и при поддержке службы помощника президента Азербайджана по вопросам обороны непосредственной, без поддержки которых нереально было бы собрать все необходимые материалы и свидетелей для судебного процесса.

Ризван Гусейнов

Комментарии: