22 ноября 2010 г.


20.11.2010 13:40



Эксклюзивное интервью 1news.az с командиром ряда войсковых спецподразделений, принимавших участие в Карабахской войне, полковником ВС Азербайджана Мамедом Гадировым.

20 ноября 1991 года в результате теракта, совершенного армянскими террористами, тепловой ракетой был сбит вертолет «МИ-8» вблизи села Гаракенд Ходжавендского (Мартунинского) района. Тогда погибло 22 человек, экипаж вертолета и пассажиры - выдающиеся деятели государства и правительства Азербайджана, наблюдатели из России и Казахстана, летевшие в НКАО на встречу с руководством карабахских армян с целью достижения мирного разрешения разгоравшегося Карабахского конфликта. К сожалению, до сих пор не выяснено конкретно, кем из армянских бандитов был совершен этот кровавый теракт, в результате которого погибли достойные представители азербайджанского народа, известные российские и казахские миротворцы.

В сбитом тепловой ракетой вертолете «МИ-8» находились Госсекретарь и народный депутат Азербайджана Исмайлов Т.К., заместитель премьер-министра АР, депутат парламента Гаджиев З.С., госсоветник Президента, депутат Асадов М.Н., генеральный прокурор Гаибов И.И., депутаты Джафаров В.Д. и Мамедов В.Т., заведующий отделом аппарата Президента АР Мирзоев О.М., первый заместитель министра мелиорации и водного хозяйств Намазалиев Г.Г., прокурор Нагорно-Карабахской Автономной Области (НКАО) Азербайджанской Республики Плавский И.А., начальник отдела Министерства Национальной Безопасности по НКАО Иванов С.С., начальник УВД НКАО генерал-майор чрезвычайного положения НКАО Жимкин Н.В, помощник госсекретаря АР Мамедов Р.М., сотрудники Азтелерадио Мустафаев А.М., Гусейнзаде А.И и Шахбазов Ф.И., наблюдатели от РФ генерал-майор Лукашов И.Д. и подполковник Кочарев В.М., первый замминистра ВД Казахстана генерал-майор Сериков С.Д., направлявшиеся в указанный регион с миротворческой миссией. Все пассажиры и экипаж погибли. Именно после этой трагедии армяно-азербайджанский конфликт бесповоротно вступил в «горячую» фазу боевых действий.

- Мамед муаллим, вы в те годы принимали активное участие в организации защиты азербайджанских земель от армянских оккупантов и в частности формировали силы самообороны в Ходжавендском направлении. Будучи кадровым советским офицером, вы смогли наладить наблюдение и получение информации о передвижении армянских бандформирований в этом направлении, что значительно облегчало ответные удары азербайджанской армии. Какая оперативная информация была собрана относительно теракта 20 ноября вблизи села Гаракенд, где был сбит вертолет с представителями руководства Азербайджана, миротворцами из России и Казахстана?

- В 1991 году я был назначен ответственным за организацию обороны Мартунинского, ныне Ходжавендского направления линии фронта, конкретно сел Амираллар, Муганлы и Куропаткино, которые имели стратегически важное значение. Мой батальон отвечал за оборону этой местности.

- Как вы узнали о том, что в этом направлении стали проникать армянские международные террористы?

- Еще в начале 1991 года, будучи военным комиссаром Бейлаганского района, я частенько ездил в этом направлении Мартунинского района, поскольку знал, что оттуда может исходить наибольшая угроза со стороны армянских бандформирований для райцентра Бейлаган. Уже тогда местное население сел Амираллар, Муганлы и Куропаткино создавало отряды самообороны, и я принял активное участие в этом процессе. В том числе мною была налажено получение оперативной информации о передвижениях врага и ситуации на армянской стороне, посредством имевшихся связей между местным азербайджанским и армянским населением Ходжавендского района. Азербайджанские крестьяне и пастухи переходили на сторону занятую армянским войсками, где посредством наблюдения и контактов с местными армянами, недовольными разжигаемым из Еревана военным конфликтом узнавали обо всех важных событиях.

В конце августа – начале сентября 1991 года мне доложили, что по информации армянских жителей в регионе появился полевой командир некий Аво (Монте Мелконян – ред.), приехавший сюда из Еревана. Затем мы узнали, что Аво прибыл в регион из-за рубежа и был встречен среди армянского населения Ходжавенда с недовольством.

- То есть местное армянское население пыталось сопротивляться прибытию в регион международных террористов вроде Аво?

- Дело в том, что тогда местное армянское население еще надеялось на мирное разрешение конфликта и видело угрозу в прибывавших из-за рубежа бородатых «федаинах», которые, проливая кровь азербайджанцев, тем самым углубляли военное противостояние. Эти «бородачи» не раз изгонялись самими же местными армянами, такая же судьба постигла сперва и Аво, который был вынужден покинуть Нагорный Карабах из-за нажима местного населения. Он совершал серии терактов в регионе и затем возвращался в Ереван.

Одной их целей Аво, по всей видимости, было углубление армяно-азербайджанского противостояния и он начал подготовку крупного теракта, который мог бы повлиять на события в регионе. Аво стал получать оперативную информацию о передвижениях азербайджанской стороны и его отряд заранее знал о том, какие полеты или поездки готовятся в НКАО. Ему в этом помогали армянские чиновники в НКАО. Подрыв вертолета «Ми-8» с членами азербайджанского руководства, российскими и казахскими миротворцами на борту, произошел в ноябре, когда по нашим сведениям Аво с небольшим отрядом «бородачей» находился в регионе, и мы понимали, что он опять прибыл сюда не просто так, а для выполнения конкретной операции. Дело в том, что Аво к этому времени запугал местных армян, кое-кого из недовольных он жестоко убил, кого-то демонстративно наказал и тем самым смог запугать местных армян. После этого Аво вынудил местных армян участвовать в его операциях и оказывать всестороннюю поддержку его кровавым планам.

- Можно сказать, что Аво в этот период стремился достичь беспрекословного повиновения себе, для того чтобы вынудить местное население выполнять его кровавые задания?

- Я считаю, что подрыв азербайджанского правительственного вертолета 20 ноября 1991 года стал первым крупным терактом, совершенным Аво. Для уничтожения вертолета была проведена серьезная тактическая подготовка и использованы тепловые ракеты, доселе неизвестные в регионе. Мы поняли, что эта кровавая операция подготовлена и осуществлена не местными армянскими крестьянами – хотя и не без их помощи, а опытным боевиком, обладавшим опытом участия в войне и знавшим это ремесло. Затем Аво вновь исчез на некоторое время из Ходжавенда.

- Какие меры вы приняли для пресечения деятельности отряда Аво?

- Как я уже отметил, еще в начале 1991 года, мы начали создавать отряды самообороны в Ходжавендском районе и костяком отряда в селе Муганлы стали сыновья Мовсума Гусейнова – известного и уважаемого аксакала. Его пять сыновей, среди которых были и Ибад Гусейнов, (уничтоживший в июне 1993 года Монте Мелконяна в селе Муганлы), были прирожденными бесстрашными бойцами, получившими в свое время хорошую выучку в рядах советской армии. Братья Гусейновы собрали из местных жителей отряд, который готовили к участию в боевых действиях по всем правилам военной науки. Уже тогда я особо выделил молодого Ибада Гусейнова, недавно вернувшегося из службы в советской армии, где он хорошо изучил профессию разведчика и диверсионной деятельности. Ибад прекрасно владел боевыми искусствами, восточными единоборствами и всеми известными видами современного оружия.

Затем я выбрал Ибада как командира разведгруппы, и он совершил бесчисленное количество вылазок в тыл врага, где не только уничтожал живую силу противника, но и приносил важные сведения о дислокации, передвижениях и планах армянских бандформирований. В ноябре 1991 года я приступил к созданию Бейлаганского батальона самообороны в который вошли молодые ребята Бейлаганского района и отряды из Ходжавендского района, в том числе отряд братьев Гусейновых из села Муганлы. Одним из опытных бойцов был пожилой Мамедъяр-киши, который прекрасно знал каждую кочку в Ходжавендском районе и имел много знакомых среди местных армян. Он часто бывал на армянской стороне, где от местного населения приносил ценную оперативную информацию. Именно Мамедъяр-киши от армян впервые узнал о прибытии в регион Аво и отслеживал его передвижения.

- Значит, местные армяне были хорошим источником информации для Мамедъяр-киши относительно личности Аво?

- Да, именно ему армяне рассказали, что в Ходжавенд прибыла группа «бородачей» числом 12-15 человек, возглавляемая Аво. Армянские осведомители говорили, что «бородачи» прибыли из Ливана, Франции и других стран и отличаются особой жестокостью, в том числе и к местному армянскому населению.

После ноября-декабря 1991 года мы стали особенно тщательно отслеживать передвижения отряда Аво и его визиты в наш регион. Я сам в бинокль не раз наблюдал наличие на армянских постах не только «бородачей», но и наемников других национальностей, в том числе и негров. Хочу особо отметить, что в период, когда еще не распался Советский Союз, иностранные наемники и террористы на армянской стороне уже участвовали в боевых действиях в Нагорном Карабахе. Этих бандитов привозили при содействии руководства Советской Армении под патронажем зарубежной армянской диаспоры, о чем мы узнали намного позже. А ведь это происходило при советском строе и очень досадно, что советское руководство «проморгало» факт наводнения Нагорного Карабаха заезжими армянскими «бородачами» и иностранными наемниками, которые и стали основной причиной разжигания боевых действий между армянами и азербайджанцами.

Ситуация вышла из-под контроля советского и тогдашнего азербайджанского руководства, и нам приходилось самим заниматься вопросом нахождения и уничтожения приезжих армянских террористов. Благодаря кропотливым усилиям, сбору разведданных и смелости наших бойцов, было уничтожено немало иностранных наемников, воевавших на армянской стороне.

- В итоге такая же незавидная участь настигла и международного террориста Монте Мелконяна…

Да, пожалуй, одной из важнейших операций стала поимка и ликвидация международного террориста Аво Монте Мелконянав июне 1993 года, со стороны молодого азербайджанского разведчика Ибада Гусейнова - в его родном селе Муганлы Ходжавендского района. Уничтожение Аво полностью расстроило планы армянской стороны относительно дальнейшей оккупации азербайджанских земель. Аво обещал армянам дойти до слияния Куры и Араза и оттуда выйти в направлении Ширвана и других центральных районов Азербайджана. Но плана Аво не суждено было сбыться, а после его ликвидации армянской наступление навсегда захлебнулось в Ходжавендском направлении и наши отряды самообороны, выкинули армянских оккупантов далеко назад и до сих пор удерживают территории Ходжавендского района, фактически являющиеся единственной точкой бывшего НКАО, находящейся под контролем азербайджанской стороны.

Мы, боевые офицеры и участники Карабахской войны, с нетерпением ждем часа, когда снова сможем своим военным опытом и жизнями послужить делу восстановления территориальной целостности Азербайджана. Вне всяких сомнений этот час наступит и тогда азербайджанская армия будет гнать армянских оккупантов до тех пор, пока это будет нужно.

Ризван Гусейнов


Полковник Гадиров: «В 1986-87 годах я докладывал руководству о своих подозрениях по поводу 366-го МСП в Ханкенди»

28.12.2010 10:12 http://1news.az/interview/20101228100458867.html

Эксклюзивное интервью 1news.az с командиром ряда войсковых спецподразделений, принимавших участие в Карабахской войне, полковником ВС Азербайджана Мамедом Гадировым.

- Будучи в советское время в Карабахе на различных военных должностях, вам удалось получить много информации и документов, подтверждающих то, что армянская сторона еще до начала Карабахского конфликта усиленно готовилась к нему.

- Корни армяно-азербайджанского, Нагорно-Карабахского конфликта и подготовки его военной фазы со стороны Армении и ее зарубежной диаспоры уходят в советский период начала 80-х годов прошлого века. Тогда ни армянский, ни азербайджанский народы не подозревали, какие планы относительно региона строит зарубежная армянская диаспора, которая по своим каналам уже знала о начавшемся процессе распада СССР. Такие советские деятели как академик Аганбегян, (являвшийся близким другом и соратником Михаила Горбачева), еще в советское время тесно сотрудничали с армянской зарубежной диаспорой и выполняли ее поручения. Тогда, в советское время, по долгу службы я лично сталкивался с некоторыми фактами, связанными с антисоветской подрывной деятельностью академика Аганбегяна, армянских генералов и чиновников, но только много позже я понял, какую цель все они преследовали.

- То есть деятели, чиновники, военные армянской национальности уже тогда открыто осуществляли в случае распада СССР подготовку проекта «Великая Армения»?

- Армянские деятели намного раньше всех нас знали о прогнозах распада СССР и начали открыто готовиться к новой ситуации, которая должна была возникнуть в случае развала Союза. У меня в архиве есть немало фактов и материалов, анализируя которые можно увидеть, что влиятельные армянские деятели и чиновники руководствовались в своей деятельности фактором возможного распада СССР и готовились к этому. Именно по совету зарубежной армянской диаспоры было решено спровоцировать развал СССР методом разжигания межнациональных конфликтов и первым удачным «пробным шаром» стал Карабахский конфликт. Немалую роль в разжигании конфликта сыграли армянские террористы, подготавливаемые в различных точках мира, в основном за счет советских же денег. Переброска их в регион армяно-азербайджанского конфликта еще в советское время позволила накалить обстановку и добиться начала открытых военных действий против Азербайджанской ССР.

- Вы сказали, что имеете немало фактов подтверждающих сказанное, можете привести некоторые из них?

- Могу рассказать интересные факты, которые прольют свет на последующую негативную роль 366-го мотострелкового полка (который в феврале 1992 года участвовал в захвате азербайджанского города Ходжалы и геноциде его жителей) – только функции у него тогда еще были иные, раньше это была войсковая часть в составе Гянджинской дивизии. В 1986-87 гг. я был заместителем комиссара РВК Физулинского района и руководил вопросами материального обеспечения войсковых частей и мобилизации, находящихся в запасе военнообязанных. В частности я отвечал за обеспечение в/ч расположенных в НКАО, в Ханкенди (тогда Степанакерт) и через мои руки проходила документация, связанная с вопросами обеспечения военнообязанными и ресурсами и я ездил постоянно по этим в/ч. Подразделения и в/ч Советской Армии направляли нам запросы относительно своей комплектации, того, в каких военных специалистах и вооружении они нуждаются.

С 1986-87 гг., расположенный в Ханкенди 366-ой МСП стал обращаться с запросами на поставку артустановок, бронетехники и военных специалистов, которые вроде по назначению этому полку не требуются. Дело в том, что структура этого полка и задачи, поставленные перед ним, не соответствовали тому, что начало поставляться туда. Ведь сперва это был всего лишь отдельный батальон химзащиты Степанакертского гарнизона Советской Армии, который постепенно превратили в мотострелковый полк. Согласно документам и запросам я увидел, что на базе 366-го МСП формируется реактивный дивизион, дивизион тяжелых гаубиц, противотанковый дивизион, два танковых батальона, поставляются БМП и снаряжение, не соответствующее структуре мотострелкового полка.

Мне стало любопытно, для чего это им нужно, и как-то раз мой знакомый, русский офицер из РВК в Степанакерте (Ханкенди) раскрыл мне причины дополнительной комплектации и усиления 366-го МСП. По словам офицера, из Баку из штаба 4-ой армии в Степанакерт назначили ответственным генерала Асланяна, которого я знал с негативной стороны, как человека не любящего азербайджанский народ еще задолго до этого. Асланян был из карабахских армян, родился в Гадруте.

- А чем обосновывалось такое боевое усиление и новая комплектация 366-го МСП?

- Обосновывалось это тем, что якобы Степанакерт и НКАО находятся близко к Ирану и Турции, в связи с чем надо создать войсковые подразделения, способные оперативно отреагировать на возможную агрессию со стороны этих государств на СССР. Якобы в случае возможного удара со стороны натовской Турции усиливаемый 366-ой МСП в составе Гянджинской дивизии должен будет первым выдвинуться к турецкой границе и принять на себя удар. Такова была официальная версия причины усиления и новой комплектации 366-го МСП в глазах центрального московского руководства, автором которой, видимо, и стал генерал Асланян из штаба 4-ой Бакинской армии.

Однако любой мало-мальски грамотный и знакомый с картой местности офицер поймет, что в горной и труднопроходимой местности Нагорного Карабаха создание усиленного передового полка не имело никакой тактической пользы. Этот полк не смог бы в случае необходимости развернуться и выдвинуть свою бронетехнику и артустановки к турецкой границе, и эти функции намного эффективнее выполняла сама Гянджинская дивизия. Как стало ясно намного позже, основной целью усиления 366-го МСП было размещение большего количества современной техники и вооружений в Степанакерте (Ханкенди).

- И при каких обстоятельствах вы впервые познакомились с Асланяном, который как становится теперь ясно, заранее комплектовал 366-ой МСП как ударную группировку в Нагорном Карабахе?

- В 1983-84 гг., в Азербайджане проводились крупные артиллерийские учения на полигоне в Гараэйбате. По стране шла учебная мобилизация ресурсов и военнослужащих запаса, часть которых перебрасывалась в Гараэйбат для выполнения учебной задачи по разворачиванию тыловых частей и армии. Я тогда, будучи капитаном, впервые познакомился с Асланяном, и у нас получился сильный конфликт. Дело в том, что мы ждали ресурсов и мобилизованных для выполнения учебной задачи, однако я заметил, что какой-то высокопоставленный офицер взял на себя функции направляющего и делал все, чтобы военнослужащие запаса не попали на учения и застряли в пути. Фактически это привело бы к провалу учений, проводимых на союзном уровне, и в итоге Азербайджан в отчетах в Москве был бы указан как небоеспособная и ненадежная страна.

Однако я вступил в перепалку с Асланяном, послал его куда подальше и направил ресурсы и автобусы с мобилизованными в нужном направлении, что позволили нам вовремя развернуть армию и выполнить задачу, поставленную союзным руководством.

- А что затем стало с 366-ым МСП, который начал от имени союзного руководства реорганизовывать генерал Асланян?

- То есть я выяснил, что с 1986-87 гг. все тот же генерал Асланян инициировал изменения структуры, комплектации и предназначения 366-го МСП. К 1988 году в этом полку большая часть офицеров уже была армянской национальности, и с этого года Асланян переподчинил полк таким образом, что мы перестали иметь доступ к инспекции и получению информацию о дальнейшей его комплектации. Затем начались первые митинги армянских сепаратистов в НКАО, и я тогда уже понял, какую опасную роль в регионе могут сыграть советские войсковые подразделения, укомплектованные в большинстве армянскими офицерами. Мне стало ясно, что против азербайджанского народа готовятся события, которые ничего хорошего не сулят.

- А вы пытались как-нибудь оповестить, докладывать руководству Азербайджанской ССР о том, что творится с 366-ым МСП?

- Да, конечно, и неоднократно. В 1986-87 гг. я докладывал и писал рапорты об этом своему руководству, в частности генералу Гасымову, которому рассказывал о своих подозрениях и сомнениях по поводу процесса усиления 366-го МСП. Насколько я знаю, генерал Гасымов докладывал об этом, куда надо в Баку, руководству, но ему там отвечали, что это «не ваше дело и идите своими делами занимайтесь». Тогдашнее руководство Азербайджана не понимало или не желало понимать происходящего, чувствовалось то, что нет Гейдара Алиева, который тогда уже был отдален от руководящих постов в Москве, а в Азербайджане шли кадровые перестановки с целью удалить грамотных специалистов, некогда им назначенных. Именно после того как Гейдар Алиев был удален от занимаемых постов в руководстве СССР, начались первые попытки армян вывести НКАО из состава Азербайджана.

А когда начались армянские провокации и теракты в Карабахе, свою негативную роль начали играть подразделения Советской Армии, находившиеся под контролем армян, в частности усиленный 366-ой МСП, задолго до этого готовившийся к войне против мирного азербайджанского населения региона.

Ризван Гусейнов

Комментарии: